home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19


Погожее осеннее утро портило только одно — мысль о том, что теперь она графиня.

Люси села на огромной кровати под балдахином и потянулась. Вчера она не успела как следует разглядеть свои покои. В комнате царила полутьма, и на душе Люси тоже было мрачно. Ее настроение не мог улучшить даже солнечный свет, пробивавшийся в спальню сквозь широкую щель в неплотно задернутых шторах.

Обстановка комнаты тонула в густой тени.

Встав с постели, Люси подошла к окну и раздвинула шторы. Яркий солнечный свет на мгновение ослепил ее, а когда глаза немного привыкли, у Люси перехватило дыхание от вида, открывшегося из окна ее взору. В Уолтеме усадебный дом окружала холмистая местность, на которой располагались возделанные поля, окруженные живыми изгородями. Ландшафт там напоминал стеганое одеяло. От него веяло уютом и спокойствием.

Природа Корбинсдейла, напротив, казалась дикой, суровой. На горизонте вздымалась цепь скалистых гор, а внизу раскинулся лесной массив, прорезанный узкой тесниной. Всюду виднелись огромные валуны, похожие на зубы гигантского дракона.

Этот ландшафт как будто бросал вызов Люси. Он требовал, чтобы его тщательно исследовали. Разве могла она отказаться от столь заманчивого искушения?

Недолго думая, Люси надела платье для верховой езды и подошла к столу. К собственному удивлению, она увидела на нем бархатный кошелек и записку. Взяв кошелек, Люси убедилась, что он полон монет. Записку, как оказалось, написал мистер Эндрю, управляющий имением. Из нее она узнала, что кошелек предназначается ей и что в нем лежат деньги на карманные расходы. Люси должна была каждый месяц получать такую сумму.

Люси высыпала монеты на стол и, пересчитав их, ахнула. Сумма в три раза превосходила ту, которую давал ей Генри за весь год. Люси глубоко задумалась. Большинство женщин на ее месте были бы рады получить столь щедрое содержание. Но Люси не знала, что делать с такой огромной суммой. Она понятия не имела, сколько шляпок и лент можно купить на эти деньги.

Голос экономки вывел ее из задумчивости.

— Доброе утро, миледи.

Встрепенувшись, Люси повернула голову и увидела в дверном проеме миссис Грин.

— Надеюсь, вы хорошо отдохнули? — поклонившись, продолжала экономка.

Она посторонилась, давая дорогу служанке с серебряным подносом в руках. На нем был завтрак для Люси. Служанка прошла в комнату и поставила поднос на стол.

— Его светлость предупредил, что вы можете пожелать просмотреть счета, — сказала миссис Грин. — Если вам будет угодно, я вернусь через час с хозяйственными книгами.

Люси поняла, что ей срочно нужно бежать отсюда. Молча кивнув, она дождалась, когда разодетая в кружева матрона покинет комнату, схватила с подноса пару булочек и отправилась на поиски приключений.

Она незаметно покинула дом и направилась к конюшне. Судя по всему, Джереми не было в усадьбе. Иначе он услышал бы ее шаги и не позволил одной выйти из дома. «Вряд ли Джереми будет против моей небольшой прогулки верхом, — думала Люси. — Ведь я воспользуюсь дамским седлом». Однако обойдя почти все стойла, она так и не нашла своего коня Чертополоха.

Когда она обратилась к одному из конюхов с просьбой показать, где стоит ее конь, тот подвел ее к красивому белому мерину с крутым, словно высеченным из мрамора крупом и заплетенными в гриву яркими лентами.

— Вот ваш конь, миледи, — сказал конюх. — Его сиятельство распорядился, чтобы Парис был отдан в ваше личное распоряжение.

Люси поджала губы. Мало того, что Джереми подсунул ей деньги на личные расходы и пытался засадить ее за хозяйственные книги, он еще поменял ее любимого Чертополоха на какого-то расфуфыренного коня! Это было уже слишком!

— Прикажете оседлать Париса, миледи? — угодливо спросил конюх.

— Нет, не нужно.

Кипя от гнева, Люси в сердцах пнула нижнюю доску перегородки. С другой стороны стойла кто-то тут же нанес по ней ответный удар. Заинтригованная Люси подошла к следующему стойлу и увидела великолепного молодого черного жеребца. Он беспокойно фыркал и энергично бил копытами. Ноздри жеребца раздувались. Люси протянула руку к его морде, и он ткнулся в ее ладонь влажным носом.

«Монстр», — прочитала Люси на маленькой табличке, прибитой к столбу стойла, и с довольным видом улыбнулась.

— Оседлайте мне вот этого. Я выбираю его, — распорядилась она.


Достигнув каменистого, усыпанного галькой берега, Джереми пустил лошадь шагом. Извилистая река текла по узкой долине, кое-где ее ровное течение прерывали невысокие пороги. В этом месте возникали небольшие водовороты. На другом берегу возвышались скалы, поросшие деревьями с искривленными стволами.

Это были места, хорошо знакомые Джереми. И все же теперь он смотрел на них другими глазами.

Джереми уже испытал странное чувство, когда этим утром осматривал вместе с Эндрю восточный участок своих земель. Казалось бы, собранный с полей урожай ячменя ничем не отличался от прошлогоднего. Кроме парочки новых ирригационных каналов, Джереми не заметил существенных изменений. И все же Корбинсдейл казался ему не таким, как прежде.

Джереми понимал, что появившийся у него новый взгляд на вещи был как-то связан с женитьбой, с тем, что он привез в поместье молодую графиню. Он вовсе не испытывал по этому поводу оптимизма. Все-таки брак — дело непростое, не сводится к постельным утехам. Джереми предстояло в ближайшем будущем решить немало сравнительно новых для него проблем. Именно поэтому он смотрел сейчас на окружавший его знакомый ландшафт по-новому.

Джереми не мог теперь постоянно думать о давней трагедии. Ведь в доме появилась Люси, молодая жена. Ее надо приобщить к хозяйству, помочь освоиться, поддержать морально. Возможно, теперь он сможет примириться в душе с Корбинсдейлом и перевернуть навсегда страницу горестного прошлого.

Внезапно внимание Джереми привлек громкий треск. Он взглянул на высокий обрывистый противоположный берег, и у него упало сердце. Джереми показалось, что он вернулся в свой давний кошмар и вновь переживает события, произошедшие двадцать лет назад.

— Люси! — воскликнул Джереми, не веря своим глазам.

Нет, он не мог обознаться. Это была она! Люси взбиралась вверх по крутой скале. На ней была знакомая бархатная амазонка, ветер играл каштановыми завитками ее непокорных волос.

Джереми застонал.

— Люси! — снова крикнул он и направил коня в реку. Она не слышала его. Вскоре Люси исчезла за выступом скалы. Джереми не на шутку испугался. Если она упадет с такой высоты вниз на валуны, то непременно разобьется.

Джереми стал быстро переправляться через реку. Сердце его бешено колотилось. Подняв глаза, он снова увидел Люси и оцепенел. Она поднималась вверх, к скиту. Это была древняя постройка, ютившаяся на скалистом уступе. Скит возвели монахи Корбинсдейлского аббатства для уединенных молитв и затворнической жизни.

Он был сложен из камня и почти сливался со скалой. Казалось, что эта постройка была ее частью: тонкий дымоход устремлен ввысь, в небеса, два небольших застекленных окна казались черными от грязи. Непосвященным эта постройка могла показаться безобидной романтической диковинкой, исторической достопримечательностью края. Люси, по-видимому, не устояла перед искушением осмотреть ее.

Когда-то Джереми тоже считал скит безобидным и вел себя, как и Люси, неосмотрительно. Однако теперь он знал, какую опасность таило в себе это роковое место.

Он спрыгнул с лошади и, оказавшись по колено в ледяной воде, побежал к прибрежным скалам.

— Люси! — сложив ладони рупором, закричал он. — Люси, что ты, черт побери, творишь?!

На этот раз она услышала его и повернула голову на голос. Джереми тут же мысленно обругал себя идиотом. Ее нельзя было отвлекать. Люси могла оступиться.

Внезапно из-под ее ноги сорвался камень, и Люси зашаталась, потеряв опору. Джереми похолодел. Однако Люси успела ухватиться за выступ скалы

— Стой там и не двигайся! — приказал Джереми тоном, не терпящим возражений, и стал быстро карабкаться вверх по скале.

Он молил Бога только об одном — чтобы Люси выполнила его простую команду.

И вот наконец он добрался до нее. Джереми тяжело дышал, чувствуя, что его бьет сильная дрожь от страха за жену. Однако Люси вовсе не выглядела испуганной.

— Привет, Джереми, — мило улыбаясь, промолвила она. — Какой дивный денек сегодня, правда? Давай поднимемся вон туда!

И она кивнула в сторону скита.

— Нет!

Люси была удивлена неожиданной резкостью, с которой было произнесено это слово. Джереми отругал себя за несдержанность.

— Постройка слишком ветхая, — более спокойным тоном сказал он, — и может в любую минуту рухнуть.

Его доводы звучали неубедительно. Каменный скит выглядел довольно крепким.

— О, я уверена, что этот домик не представляет для нас никакой опасности, — возразила Люси. — Он же возведен из камня, не так ли? И судя по всему, стоит здесь уже целую вечность. Вряд ли он рухнет от того, что мы заглянем в него.

Джереми сурово нахмурился и постарался придать голосу стальные нотки:

— Я сказал — нет!

Люси надула губы. Выражение лица Джереми смягчилось.

— Клянусь, там нет ничего интересного, — стал уговаривать он жену. — Но если тебе так сильно хочется осмотреть эту постройку, то обещаю, что ты сделаешь это позже. Сначала я прикажу Эндрю посмотреть, в каком состоянии она находится. Сюда долгие годы никто не поднимался.

А точнее, двадцать один год. Когда-то Джереми и Томас играли здесь в свои детские игры. Скит был конечным пунктом их тайных походов. Они играли в войну и приключения короля Артура. Но однажды, когда они отправились сюда в поисках сокровищ, произошла беда, и домой вернулся только один из братьев.

Услышав громкое ржание, Джереми взглянул вниз, на каменистый берег реки и увидел черного жеребца, сорвавшегося с привязи. Конь мчался к лесу.

— Ты приехала сюда на этом коне? — в ужасе спросил он жену.

— Я хотела оседлать Чертополоха, но, по-видимому, моя лошадь недостаточно хороша для графини.

— Удивительно, что Монстр не сбросил тебя, — промолвил Джереми, окинув жену внимательным взглядом. — Кто тебя сопровождал

— Ты имеешь в виду тех двух конюхов, которые увязались за мной и в конце концов безнадежно отстали? Они мне надоели, и я дала им денег, приказав вернуться домой. — Люси самодовольно усмехнулась. — Я использовала для их подкупа деньги, которые ты мне оставил на личные расходы.

— Понятно. Без сомнения, ты обеспечила их средствами к существованию на всю зиму, — сказал Джереми, помогая жене спуститься со скалы. — Поскольку я вынужден их уволить. Люси, ты не должна выходить из дома без сопровождения. Я запрещаю тебе также садиться на лошадей, кроме тех, которые я для тебя сам подберу. Если ты не выполнишь эти условия, то будешь сидеть под замком.

Люси хмыкнула:

— Ты не посмеешь держать меня взаперти в своем замке, словно грозный муж из какой-нибудь мелодрамы!

— Ты так думаешь? — Джереми свистнул, подозвав к себе коня. — Я прекращу играть эту роль, Люси, только в том случае, если ты перестанешь вести себя так неосмотрительно.

Люси нахмурилась. Джереми почувствовал угрызения совести. Он был слишком резок с женой, но ему необходимо было, чтобы она поняла, что он не шутит.

Джереми взял коня под уздцы.

— Может быть, ты займешься для разнообразия чем-нибудь… женским? Ты должна следить за расходованием денег на хозяйственные нужды, руководить прислугой. Можешь составлять меню, заняться ремонтом дома, вышивать, в конце концов! Возьми экипаж, съезди в деревню и купи себе все необходимое для рукоделия. Ради Бога, Люси, научись быть леди!

Джереми тщетно ждал ответа. Люси долго молчала, ее зеленые глаза потемнели и метали молнии, на щеках выступили красные пятна.

И вот наконец губы Люси дрогнули, она была готова дать ему отповедь. Не дожидаясь этого, Джереми схватил жену за талию и посадил на коня, а затем сам вскочил в седло.

Обняв Люси одной рукой, он сжал в другой поводья и пришпорил скакуна.

— Мы едем домой! — бросил Джереми.


В этот день супруги снова увиделись только за ужином. Войдя в столовую, Джереми окинул взглядом сервированный стол. Слуги подали жареную оленину, фаршированную утку, овощной гарнир, тушеного ягненка и соте из индюшки. Точно такое же меню было вчера, за исключением креманки со взбитыми сливками.

— Разве экономка не советовалась с тобой по поводу меню, Люси?

— Советовалась.

— Почему же ты не предложила подать какое-нибудь новое блюдо?

— Это ни к чему, — ответила Люси, усаживаясь за стол. — Вчерашний ужин мне очень понравился. Я в жизни своей не ела ничего более вкусного. Поэтому когда экономка спросила, что бы я хотела заказать к ужину, я сказала, чтобы нам приготовили те же самые блюда, которые мы ели вчера.

Люси хотела и на завтра заказать их. Она была готова есть подобный ужин каждый день.

Джереми был шокирован этим.

— Ну что, приступим? — весело спросила Люси, развертывая салфетку и раскладывая ее на коленях.

Джереми понял, что эта женщина хочет убить его. Целыми днями она будет соблазнять его своей красотой, не позволяя прикоснуться к себе, а по вечерам его будут кормить однообразной пищей, чтобы окончательно доконать.

Если ему удастся выжить после месяца брака с Люси, это скорее всего будет настоящим чудом.

Люси стала медленно есть суп, каждым движением обольщая Джереми. И он почувствовал волчий аппетит, но его тянуло вовсе не к еде. С каждым блюдом голод Джереми только усиливался. Каждый стон восхищения, слетавший с уст жены, отдавался в его паху.

Когда с десертом было покончено, Люси высунула розовый язычок и провела его кончиком по губам, слизывая остатки сливок и шоколада.

Джереми ощутил давящую тяжесть в паху. Он опасался, что может не совладать с охватившим его желанием.

Когда Люси заявила, что сегодня пораньше поднимется к себе, Джереми почувствовал облегчение. Каждый час, проведенный в ее обществе на людях, становился для Джереми настоящей пыткой.

Теперь Люси была для нею менее доступна и более желанна, чем до свадьбы. Джереми с тоской вспоминал проведенную вместе ночь. Образ нагой Люси глубоко врезался в его память. Запах ее кожи будоражил кровь Джереми. Больше всего на свете ему хотелось сейчас заняться с ней любовью.

Однако молодой муж убеждал себя, что не стоит форсировать события. Он готов подождать, пока Люси созреет и сама захочет близости с ним. Впрочем, у него не было выбора. После ссоры, произошедшей сегодня утром, он думал, что она уедет от него к брату. Но похоже, Люси решила остаться.

Джереми предстояло запастись терпением. Однако ожидание давалось ему с трудом. Поведение Люси причиняло ему страдания. А ведь они были женаты всего лишь три дня!



Глава 18 | Богиня охоты | Глава 20