home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 22


И ей непременно все удалось бы, если бы Джереми не опоздал к обеду.

Сидя в большом зале замка, Люси барабанила пальцами по пустой тарелке, предназначавшейся Джереми. Ее попеременно охватывали то беспокойство за мужа, то злость на него за то, что он так долго не возвращается. Он никогда не пропускал время обеда. Но сегодня Джереми где-то сильно задержался.

А ведь именно на этот вечер Люси возлагала большие надежды.

Разработав хитроумный план, Люси как-то за завтраком упомянула о том, что хотела бы пригласить гостей, и предложила устроить званый обед в пятницу. Джереми был приятно удивлен ее предложением. Вызвав экономку, он приказал ей строго следовать всем указаниям Люси.

Возможно, устроенный ею обед не совсем соответствовал представлениям Джереми о празднике в графском замке. Но ее сейчас волновало другое.

Где он мог быть? Люси попыталась сосредоточиться на этой мысли, но ей не давали покоя сновавшие вокруг слуги и звон столовых приборов.

Люси улыбнулась. Оглушительный гвалт, стоявший за столом в этот вечер, отзовется эхом в мрачном замке, разбудит его от дремоты, оживит атмосферу, нарушит холодную, гнетущую тишину.

Судя по всему, гости остались довольны вечером. Полчаса назад она отказалась от мысли дождаться Джереми и пригласила всех к столу. Нельзя было дольше испытывать терпение сотни голодных людей, они могли воспринять столь долгую задержку с подачей обеда как издевательство.

Несмотря на то, что Люси впервые устраивала такое мероприятие, она знала, как должна вести себя гостеприимная хозяйка.

Стол в парадном зале ломился от яств, простых и сытных. Здесь стояли блюда с жареным мясом, вареным картофелем, пирожками с мясом дичи, пудинги, колбаса, хлеб, свежее сливочное масло. Сидевшие за столом взрослые и дети, казалось, были в восторге от такого обилия пищи. Служанки едва успевали выносить новые блюда и подливать в кружки гостей крепкое пиво.

Увидев подходящую к ней Хетту Осборн, Люси была приятно удивлена.

— Я счастлива, что вы смогли прийти к нам сегодня! — громко сказала Люси, стараясь перекричать шум.

— Это мой отец! — напрягая голосовые связки, крикнула Хетта, показав на сидящего за столом седовласого человека в очках и черном сюртуке.

Он поклонился, и Люси в ответ сделала реверанс, слегка приподняв юбку нового платья. Портниха закончила его лишь вчера. Это был наряд из алого, как мак, шелка, отделанный по талии золотой тесьмой, с глубоким квадратным вырезом.

— А где Альберт и Мэри? — спросила Люси.

— Они не придут, — ответила Хетта. — Альберт просил вам кое-что передать на словах. Он сказал: «Пусть ее высочество со своим приглашением идет в…»

Шум в зале заглушил голос Хетты.

— Я не расслышала, что вы сказали!

— Тем лучше, — промолвила Хетта и, подойдя вплотную к Люси, прокричала ей в ухо: — Хорошо, что нам удалось выбраться к вам сегодня! Боюсь, что этот вечер не обойдется без травм!

Люси засмеялась. Арендаторы были навеселе. Она надеялась, что обилие пищи и пива смягчит их сердца. Сытые крестьяне обычно становятся более благодушными и дружелюбнее смотрят на господ.

В этом и состоял план Люси.

Когда все наелись, слуги стали отодвигать столы, освобождая середину залы.

— И что нас ждет теперь? — спросила Хетта.

— Игры, а потом танцы.

— Вот как?

— Соревнования в силе и ловкости, поднятие гирь и все такое.

Слуги установили в конце зала соломенные тюки под висевшими на стене охотничьими трофеями старого графа. Затем двое лакеев внесли мишени, а третий — луки и стрелы.

— Вы собираетесь устроить соревнования в стрельбе из лука? — вскричала Хетта. — Здесь, в закрытом помещении?

— Ну не можем же мы разрешить им стрелять здесь из ружей!

Хетта с ошеломленным видом взглянула на хозяйку дома.

— В следующем году, — сказала Люси, — мы устроим большой праздник урожая на природе и уж тогда постреляем от души. Там будут столы с угощением под навесами, палатки со сладостями для детей и игры с обручами на свежем воздухе.

Гости, взволнованно гомоня, толпились в зале вдоль стен. Люси тщетно искала глазами в толпе Джереми, но его не было. Вздохнув, она вышла в центр зала. По ее задумке, эту часть вечера должен был проводить муж.

Толпа затихла. На Люси были направлены сотни глаз. Она откашлялась, чувствуя волнение. Теперь Люси жалела о том, что не выпила вместе со всеми немного эля для храбрости.

— Спасибо за то, что вы пришли сюда, — начала она. — Для нас большая честь принимать вас здесь, в Корбинсдейлском замке. Надеюсь, вам понравилось угощение.

Ответом ей были восторженные аплодисменты и гул одобрения.

Люси улыбнулась:

— Я приношу извинения за то, что его светлость задерживается. Но он скоро будет и присоединится к нам. А пока давайте немного развлечемся. Сначала мы проведем соревнования, а потом потанцуем. Начнем со стрельбы из лука, победитель получит награду.

Люси достала маленький кошелек и потрясла им. Услышав звон монет, толпа радостно загудела.

— Кто отважится испытать свое искусство стрелка? — спросила Люси.

— Я! — вызвался рослый парень с густой рыжей бородой и вышел вперед из толпы.

Толпа с ликованием приветствовала его. Гости начали скандировать фамилию парня:

— Хэнсон! Хэнсон!

Затем несколько смеющихся молодых людей вытолкали в центр зала худощавого юношу — второго участника турнира. Третий вышел сам. Это был темноволосый коренастый мужчина мрачного вида в перчатках без пальцев.

— Отлично! — воскликнула Люси и подняла руку, призывая всех к тишине.

Она отдала распоряжение слугам, и те раздали луки и стрелы участникам соревнования.

— Мишени находятся там, — сказала Люси, кивнув на тюки с соломой, к которым уже были прикреплены круглые размеченные мишени. — Каждый участник имеет право выпустить три стрелы. Кто окажется самым метким, тот получит кошелек с монетами.

Мужчины заняли позиции и приготовились стрелять.

— Но, миледи, — вдруг заговорил человек по фамилии Хэнсон, — мне кажется, кошелек — недостаточная награда меткому стрелку. Как вы думаете? — обратился он к толпе, и она загудела, выражая согласие с ним. — Награду нужно подсластить!

Гости разразились оглушительными аплодисментами. Люси нахмурилась.

— И что же вы предлагаете?

— Победитель должен быть вознагражден по заслугам, — заявил Хэнсон с похотливой усмешкой. — Я думаю, он заслуживает вашего поцелуя!

Толпа снова возбужденно завопила и стала скандировать его имя.

Рыжебородый парень потряс кулаком в воздухе. Люси окинула критическим взглядом участников турнира. У нее не было никакого желания целовать их. Однако она не знала, как выйти из затруднительного положения. Люси боялась показаться невежливой и обидеть своих гостей, поэтому решила отделаться поцелуем в щеку.

Взглянув на Хэнсона, она увидела вызов в его глазах. Люси никогда в жизни не пасовала. Вот и сейчас она готова была принять его.

— Хорошо! — вскинув подбородок, сказала она.

Толпа заревела так мощно, что, казалось, сейчас обрушится крыша старого замка.

— Стрелять будете по моему сигналу, — предупредила Люси и, сложив ладони рупором, крикнула: — Пли!

Две стрелы вонзились в соломенные тюки далеко от яблочка мишени. Люси удивленно взглянула на третьего участника турнира, темноволосого коренастого мужчину, который запоздал со стрельбой.

Неожиданно он наклонился назад и пустил стрелу вверх и немного вправо. Она полетела к стропилам, и гости испуганно ахнули. Толпа начала разбегаться. Люди толкались локтями, боясь, что стрела, чего доброго, вонзится в них.

Раздался истерический женский крик.

Однако стрела, достигнув зенита дуги, со свистом устремилась вниз и вонзилась в глаз одного из чучел животных, распложенных у стены.

Гости тут же зааплодировали удивительной меткости стрелка. Несколько человек устремились к нему и похлопали его по спине, выражая свое восхищение.

Хэнсон тут же взял вторую стрелу и выстрелил из лука. Она вонзилась по оперение в бок еще одного охотничьего трофея — чучело огромного слона. Арендаторы взвыли от восторга.

Теперь уже все трое участников схватились за луки. Люси не на шутку встревожилась. Ей, конечно, было наплевать на собрание охотничьих трофеев старого графа, но она боялась, что люди поранят друг друга.

— Джентльмены! — закричала она. — Остановитесь! Однако ее никто не слушал. Коренастый темноволосый арендатор пустил стрелу прямо в пасть кабана, и голос Люси потонул в оглушительных криках одобрения.

Люси решительным шагом направилась к Хэнсону. Ей казалось, что этот человек способен утихомирить разбушевавшуюся толпу.

И она была права. Хэнсон махнул рукой, и шум стих.

— Вы должны прекратить стрельбу, — потребовала Люси. — Пока кто-нибудь не пострадал!

Рыжебородый парень нагло ухмыльнулся и окинул Люси с ног до головы таким взглядом, что у нее мурашки по спине поползли.

— Хорошо, миледи. Но означает ли это, что вы готовы подарить поцелуй?

Толпа арендаторов снова взревела. Крики и пронзительный свист сотрясали стены замка. Люси побагровела от гнева. Хэнсон подошел к ней, и рев гостей усилился. Люси решила не сдаваться. Ничто не доставило бы наглецу большего удовольствия, чем ее испуг. Он был обычным сельским хулиганом, а Люси знала, как обращаться с такими. Страх жертвы только раззадоривал их. Видя, что жертва сохраняет самообладание, они обычно быстро теряли интерес.

Хэнсон выпятил губы и стал причмокивать ими. Это были отвратительные звуки. Люси поморщилась. Если он всегда так делал перед поцелуем, то она не завидовала миссис Хэнсон.

Однако толпа не разделяла ее чувства отвращения. Гости продолжали кричать и топать от нетерпения ногами. «Только не показывай ему своего страха!» — заклинала себя Люси.

Но тут вдруг раздался оглушительный грохот. Хэнсон вздрогнул.

Арендаторы оцепенели. В зале стало тихо. Взоры всех присутствующих обратились туда, откуда прогремел выстрел. Повернув голову, Люси увидела в арочном проеме вход в залу Джереми. Он держал на плече ружье.

Потрясенные гости взглянули в противоположную сторону, где вился едкий дымок. Когда он рассеялся, все увидели, что пуля поразила голову огромного тигра, чучело которого стояло на полке над камином. Во лбу зверя зияла круглая дыра, похожая на третий глаз.

Джереми опустил ружье и прошел на середину зала. Его шаги по каменному полу гулко отдавались эхом под высокими сводами. Остановившись, он вперил ледяной взгляд в Хэнсона.

— Отойди от моей жены, — ровным голосом, в котором, однако, слышалась угроза, произнес он, а затем повернулся к толпе. — Убирайтесь из моего дома.

Никто не шелохнулся. Все смотрели на графа, затаив дыхание.

— Немедленно! — рявкнул он.

После этого приказа людей как ветром сдуло. Через минуту Джереми и Люси уже были одни в зале.

Люси окинула мужа взглядом. Его всегда до блеска начищенные сапоги для верховой езды сейчас были в грязи. Она заметила, что рубашка Джереми была помятой и влажной. Запах сырой шерсти говорил о том, что темно-синий сюртук тоже пропитался влагой. Шейного платка на Джереми не было, в вороте рубашки виднелись завитки волос, на подбородке выступила щетина.

Глаза Джереми холодно смотрели на жену. Но она не робела под его взглядом.

— Что, черт возьми, ты себе позволяешь? — спросила Люси.

— Я предотвратил бунт, — процедил Джереми сквозь зубы. — А вот что ты здесь устроила?

— Я старалась расположить арендаторов к нам! А ты ворвался сюда как ненормальный и все испортил!

Джереми хрипло расхохотался. Отойдя к стене, он положил ружье на пол.

Люси сжала кулаки от досады. Ее взгляд упал на тигра.

— Как тебе удалось сделать столь меткий выстрел?

— Разве это так сложно?

— Но ты всегда плохо стрелял! Ты не мог с шести шагов попасть в фазана!

Джереми, не удостоив ее ответа, молча повернулся и вышел из зала.

Люси, задохнувшись от негодования, бросилась за ним.

— Не уходи от меня! — воскликнула она, поднимаясь вслед за ним по лестнице. — Ведь я твоя жена, как ты сам только что весьма доходчиво объяснил нашим гостям!

Они вошли в их общую гостиную. Джереми направился было к двери, ведущей в его покои, но Люси опередила его и загородила дорогу,

— Люси, — едва сдерживая раздражение, промолвил Джереми, — не трогай меня сейчас.

— Почему? Ты испепелишь меня гневным взглядом? О, не делай этого, дорогой, я могу упасть в обморок от страха!

Джереми мрачно смотрел на нее. Мокрые волосы свешивались на лоб. Перед ней стоял разъяренный мужчина, высокий, черноволосый, очень привлекательный.

У Люси сжалось сердце.

— Джереми, где ты был? Я надеялась, что ты вернешься к обеду. — Она дотронулась до влажного отворота сюртука. — Я так волновалась… Я сходила с ума от беспокойства…


Она сходила с ума от беспокойства…

Джереми недоверчиво покачал головой. Вряд ли Люси понимала значение этой фразы.

Он промок в дороге до нитки и продрог до костей, но мысли о жене согревали его. Джереми надоело жить в разладе с Люси, и он принял решение провести сегодняшнюю ночь с ней. Надо было положить конец отчужденности. Однако, вернувшись домой, он стал свидетелем леденящей кровь сцены. Его дом был полон разнузданных пьяных арендаторов, которые стреляли в парадном зале. А один из них, грязный похотливый подонок, приставал к его жене.

Вот тогда-то Джереми едва не сошел с ума от беспокойства за Люси.

Но с нее, по-видимому, все было как с гуся вода. Она стояла сейчас перед ним в алом платье и смотрела на него бесхитростными зелеными глазами, ластясь, как кошка. Словно не было в этом зале пару минут назад пьяной опасной толпы. Словно ей не угрожала опасность.

Джереми хотелось схватить жену и сжать в крепких объятиях. Но он сдержал свой порыв, хотя это стоило ему большого труда.

Джереми слишком долго воздерживался и теперь боялся напугать Люси своим напором и пылом.

— Ты сердишься из-за больших расходов на званый обед? — спросила она, заглядывая ему в глаза. — Не расстраивайся, я потратила на гостей свои карманные деньги.

Какая чушь! Неужели она и вправду думала, что он сердился из-за потраченных денег? Люси так часто не понимала его, что ему порой было трудно общаться с ней.

— Люси, выслушай меня, пожалуйста. Шел проливной дождь, мост был разрушен, и я сильно промок в дороге. Мне плевать на расходы. Что же касается моего меткого выстрела… Знаешь, если я никогда не попадал в фазана, это еще не значит, что я не умею хорошо стрелять.

Люси пришла в замешательство. Она открыла рот, собираясь что-то сказать, но он не дал ей это сделать.

— А теперь, когда я ответил на все твои глупые вопросы, думаю, пришла пора ответить на мои. Что за идиотская идея пришла тебе в голову? Неужели ты вправду думала, что, собрав в нашем доме арендаторов и напоив их допьяна, ты решишь все проблемы?

Люси растерянно заморгала.

— Почему бы и нет? Я рассчитывала, что ты проявишь себя как добрый и щедрый хозяин, и тогда арендаторы поймут, что ты совсем не похож на своего отца. В конце концов они полюбят нас, и ты…

Она вдруг осеклась и поту пила взор.

— Ты ошибаешься, Люси, я очень похож на отца. И сегодня местные жители имели возможность еще раз удостовериться в этом. И они лишь утвердились в своем мнении. Пойми, эти люди пришли сегодня сюда не для того, чтобы проникнуться к нам симпатией. Они явились в надежде что-нибудь поиметь от нас. Они ели нашу еду и пили наш эль не потому, что им было приятно твое общество. Эти люди считают, что мы с тобой в долгу перед ними, что они вправе пользоваться съестными припасами и напитками Кендаллов. А также стрелять в охотничьи трофеи, когда-то принадлежавшие моему отцу. Более того… — голос Джереми дрогнул, — эти люди считали, что вправе поцеловать тебя… и… не только… потому что ты — моя жена.

Люси рассмеялась, но Джереми остановил ее.

— В этом нет ничего смешного, — промолвил он.

— Неужели? Разве с тебя убудет, если кто-то поцелует твою жену? Ведь сам ты пренебрегаешь ею! — вырвалось у Люси.

Джереми вздрогнул, придя в смятение.

— Спокойной ночи, милорд, — бросила Люси и хотела повернуться, чтобы уйти в свои покои.

Однако Джереми вцепился в ее руку.

— Не спешите, миледи, — промолвил он. — Сначала вы должны поцеловать меня. Насколько я помню, вы обещали подарить свой поцелуй самому меткому стрелку, не так ли?

У Люси перехватило дыхание.

— Да, это так…

— Ну, я жду! — потребовал Джереми.

Не дожидаясь ее ответа, Джереми обхватил лицо Люси ладонями и припал к ее губам. Люси сначала противилась его поцелую, но потом ее ладони скользнули под его сюртук, и она стала гладить Джереми по спине.

Губы Люси разомкнулись, впуская внутрь язык Джереми, и она тихо застонала. Казалось, этот поцелуй длился целую вечность.

Они медленно опустились на ковер, не разжимая объятий. Джереми задрал шуршащие шелковые юбки Люси, расстегнул брюки и вошел в нее. Люси обвила руками шею Джереми и обхватила ногами его талию, стараясь, чтобы он глубже проник в нее.

Джереми стал осыпать ее лицо нежными поцелуями, но вдруг почувствовал на губах соленый привкус. Он замер и, привстав на локтях, вгляделся в лицо Люси. Ее сотрясали рыдания.

Люси горько плакала.



Глава 21 | Богиня охоты | Глава 23