home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

— По понедельникам у нас всегда загородные прогулки.

Сюзанна шагала с сестрами Хайвуд по тропинке. Они вместе брели позади большой группы — леди шли гуськом, и из-за разноцветных муслиновых платьев казалось, что над дорогой взошла радуга.

— Как прекрасна долина Даунлендс в это время года. Когда мы достигнем вершины хребта, откроется великолепный вид. Это все равно что находиться… на вершине мира.

Слава Богу, что у нее имелись запланированные мероприятия. После вчерашнего… волнения на площади и еще одной беспокойной ночи Сюзанна была рада отвлечься. Она шла энергично и целенаправленно, дыша полной грудью.

— Полевые цветы просто прекрасны!

Шарлотта сорвала лаванду и начала вертеть ее в руках.

Минерва, которая шла рядом с Сюзанной, проговорила:

— Мисс Финч, вы же знаете, как я не хочу походить на свою мать, однако… Вы действительно уверены, что эта физическая нагрузка полезна для здоровья Дианы?

— Абсолютно. Физическая нагрузка — это единственное, благодаря чему она окрепнет и станет более сильной. — Сюзанна коснулась руки Дианы. — Мисс Хайвуд, как только возникнет хоть какой-то намек на усталость, сразу же сообщите мне. Мы остановимся и отдохнем.

Девушка кивнула в знак согласия. А Сюзанна полезла в карман и достала крохотный пузырек с крышечкой.

— Вот видите? У меня есть для вас специальная настойка. Держите ее всегда в своей сумочке. Но учтите: она слишком крепкая, чтобы принимать ее каждый день. Надо пить только тогда, когда вы почувствуете, что она действительно вам необходима. Наливайте настойку в крышечку, это необходимая доза. Аарон Доус специально сделал ее в своей кузнице. Он так ловко делает подобные мелочи…

Мисс Хайвуд приняла пузырек.

— А как это называется?

— Неофициальное название — полевой хвощ. Звучит довольно просто, но его способность раскрывать легкие поистине уникальна. Это растение обычно растет в более теплых странах, но наша прибрежная погода достаточно мягкая, так что мне удалось вырастить его здесь.

— Вы сами приготовили эту настойку?

— Да, — ответила Сюзанна. — Ведь я фармацевт-любитель.

Минерва с опаской посмотрела на бутылку. Потом отвела Сюзанну в сторону и тихо сказала:

— Простите, мисс Финч, но моя сестра и так сильно страдала. Я не могу доверить ее здоровье любителю.

Сюзанна улыбнулась и взяла девушку за руку.

— Я знала, что полюблю вас, Минерва. Вы абсолютно правы, защищая свою сестру, и я не должна была описывать свою работу подобным образом. Точно так же и вы не должны говорить, что вы геолог-любитель. Почему мы, женщины, так часто преуменьшаем свои достижения?

— Не знаю… Мужчины всегда хвастаются своими.

— Точно. И тогда давайте похвастаемся друг перед другом. Я занимаюсь тщательными научными исследованиями в области фармацевтики уже несколько лет. Я делаю лекарства для многих гостей и жителей деревни, и у меня есть основательная причина полагать, что при астматическом приступе содержимое этого флакона сможет принести вашей сестре некоторую пользу.

— В таком случае я полагаюсь на ваш опыт. — Минерва тоже улыбнулась. — Что же касается хвастовства… — Взглянув на других леди, она замедлила шаг. Теперь они шли далеко позади основной группы. — Вы умеете хранить секреты? Так вот я первая и единственная женщина — член Королевского геологического общества.

Сюзанна в восторге ахнула.

— Как вам это удалось?!

— Я скрыла от них, что я женщина. Я для них просто — М.Р. Хайвуд, и все мои взносы делаются через письменную корреспонденцию. Область моей специальности — окаменелости.

— О-о… тогда вы в нужном месте. Эти меловые холмы заполнены какими-то странными образованиями, а бухта… Дождитесь завтрашнего дня и сами все увидите.

Какое-то время они шли молча, поскольку дорога становилась более крутой и более узкой, и все дамы были вынуждены идти одна за другой.

— А вот и замок! — воскликнула Шарлотта, стоявшая на цыпочках выше по тропинке. Она махнула букетом полевых цветов в сторону руин. — Это так романтично, не правда ли? Особенно на фоне моря.

— Да, — согласилась Сюзанна, глядя в землю.

Она прекрасно знала, насколько живописен этот вид, но пыталась держать замки и романтику в двух разных плотно закупоренных бутылках на своей мысленной полке.

— Ваша очередь, мисс Финч, — прошептала Минерва, держась позади. — Разве у вас нет секрета?

Сюзанна вздохнула. У нее действительно имелся секрет — скандальный секрет, к которому был причастен лорд Райклиф, поцелуи в арсенале… и множество эмоций, в которых она не могла разобраться. Ей было жаль, что она не могла довериться Минерве. Но мужчины и окаменелости — это разные вещи.

Они повернули и чуть не налетели на других дам. Теперь все стояли на краю возвышенности и в немом изумлении смотрели вниз, на долину.

— Боже мой! — воскликнула Вайолет Уинтерботтом. — Разве это не замечательное зрелище?!

— Да, конечно… — Кейт Тейлор вздохнула.

— Но что это там? — пробормотала Сюзанна, выходя вперед. — Снова убежали коровы мистера Ярборо?

— Нет-нет, это животные совсем иного рода, — усмехнувшись, сказала Кейт.

Тут до Сюзанны донеслись звуки — барабанная дробь, пронзительный визг флейты и ржание лошади. И она наконец посмотрела вниз.

Мужчины! Они были внизу, к северу от замка. Ей было трудно отличить одного от другого, и, возможно, она не смогла бы определить, кто из них мистер Фосбери, а кто — кузнец. Но Брэм, как обычно, выделялся из толпы. На сей раз не только потому, что был самым высоким, а его мундир самым ярким, но и потому, что он сидел верхом на лошади, благодаря чему мог оценивать четкость строя. Пока все маршировали, он направлял лошадь по кругу, чтобы руководить своими солдатами.

Он казался очень искусным наездником, сильным и энергичным. Ах, как жаль! Ведь именно эти качества Сюзанна считала привлекательными в мужчине. Она никогда не переживала из-за своего крайне неудачного сезона в Лондоне, потому что столичные джентльмены были сплошным разочарованием. Совершенно бесполезными бездельниками. Она обнаружила, что ей гораздо легче уважать людей, которые чем-то занимались.

— Кажется, у них не очень хорошо получается, не правда ли? — Вайолет прикрыла глаза рукой.

Кейт рассмеялась:

— Они делают одно и то же! Маршируют туда и обратно, выстроившись в линию. Много раз. От одного края луга до другого. Затем они останавливаются, разворачиваются и повторяют это снова и снова. — Она обратилась к Вайолет: — Сколько уже раз?

— Я перестала считать после восьмого.

— Мы не должны подглядывать за ними, — сказала Сюзанна.

— Почему? — Кейт посмотрела на нее с удивлением. — Разве они не готовятся к смотру — чтобы все их увидели?

— Все равно… Давайте продолжим нашу прогулку.

— Вообще-то, мисс Финч, — сказала Диана, — я чувствую, что уже немного запыхалась. Возможно, короткая передышка поможет мне.

— О, разумеется. — Не в силах спорить, Сюзанна разложила свою шаль и села на склоне холма. Другие леди поступили точно так же.

И ни одна из дам даже не потрудилась притвориться, что будет собирать полевые цветы или наблюдать за птицами. Все они смотрели вниз, на луг, — их внимание было приковано к этой отвратительной муштре.

Сюзанна очень переживала… Она согласилась держать своих леди подальше от мужчин Брэма, но физическое расстояние между ними в данный момент не могло развеять ее опасений. То, что мужчины были так далеко, позволяло дамам, не стесняясь, таращиться на них и сплетничать.

— О, я узнаю вон тот яркий зеленый сюртук. Это, должно быть, мистер Кин.

— Возможно, здесь его чувство ритма будет лучше, чем во время пения в церкви.

Кто-то толкнул Сюзанну локтем.

— Смотрите, лорд Райклиф спешивается!

Сюзанна решила не смотреть.

— Он берет мушкет у одного из них! Наверное, хочет показать, как им нужно пользоваться.

Сюзанна напомнила себе, что приняла решение не смотреть. Былинки под кончиками ее пальцев были гораздо интереснее. А вот здесь очаровательный муравей…

— Что это за маленькое пушистое существо бежит за ним по пятам? Собачка?

Черт побери! Теперь-то она просто должна посмотреть! Ее лицо озарила широкая улыбка.

— Нет, это любимый ягненок его милости. Малыш следует за ним повсюду. Он назвал его Диннер[8].

Все леди рассмеялись, и Сюзанна смеялась с ними, зная, как разозлится Брэм, когда его станут дразнить. Но странность была в том — и это слегка ее смущало, — что она была абсолютно уверена в его реакции.

— О!.. — Шарлотта прижала руку к сердцу. — Они снимают сюртуки.

— И не только их! — подхватила одна из дам.

И действительно, мужчины прекратили свои упражнения и сначала сняли пиджаки, затем жилеты и наконец шейные платки.

— Зачем они это сделали? — спросила Шарлотта.

— Они напряженно работали, — ответила Диана. — Возможно, им стало слишком жарко.

Кейт рассмеялась.

— Здесь тоже становится жарко!

— Это не из-за жары, — сказала Сюзанна. — Просто их сюртуки разных цветов. А лорд Райклиф хочет, чтобы все они выглядели одинаково. Тогда они будут действовать как одно целое.

Шарлотта выхватила очки из рук Минервы и поднесла их к глазам.

— Господи, я ничего не могу разобрать!

— Дурочка, — сказала Минерва, нежно толкнув свою младшую сестренку. — Ведь у меня дальнозоркость. Мои очки помогают только тогда, когда надо рассмотреть предмет, который близко. Но почему ты так суетишься из-за нескольких мужчин в рубашках? И вообще с этого расстояния все они всего лишь расплывчатые пятна.

Все за исключением Брэма. Даже с такого расстояния Сюзанна могла прекрасно разглядеть его.

— Мы должны возвращаться в деревню.

Она решительно поднялась на ноги, стряхнула траву с юбки и аккуратно сложила свою индийскую шаль.

Вайолет тут же возразила:

— Но, мисс Финч, мы еще не достигли…

— Сегодня мы прошли довольно много, — перебила мисс Хайвуд.

Все дамы молча встали, завязывая ленты шляпок и готовясь идти домой.

— Ну, что скажете, мисс Финч? — Кейт улыбнулась, услышав барабанную дробь. — Интересно, сколько раз он заставит их пройти туда и обратно?

Сюзанна скорее всего не смогла бы назвать Кейт точную цифру, но она знала верный ответ:

— Пока они не научатся делать все правильно.

— Они никогда не научатся, — пробормотал Торн. — Все они чертовски безнадежны.

Брэм тихо выругался. Он потратил весь вчерашний день, пытаясь научить этих мужчин маршировать по прямой. Когда же они собрались во вторник утром, он решил упростить задачу. Никакого строя — просто маршировать в определенном ритме. Левой, правой, левой…

Но маршировать гораздо легче с барабанщиком, который мог бы задавать ритм, а Финн Брайт, казалось, родился без чувства ритма. Не говоря уже о пронзительных визгах флейты Руфуса.

Несмотря на все это, им так или иначе удалось преодолеть расстояние от замка Райклиф до крутых утесов у другого конца бухты.

— Скажи им, чтобы расслабились, — приказал Брэм Торну. — Посмотрим, смогут ли они просто… постоять некоторое время, не упав на задницу.

Брэм и сам отчаянно нуждался в отдыхе. Он осмотрел бухту. Замок находился довольно далеко, а он не привел с собой коня…

— Так это и есть шпиндель?

Колин, прищурившись, посмотрел на скалу при входе в бухту. Она была очень высокой, с округлой шишковидной вершиной.

— Да, наверное.

Колин презрительно фыркнул.

— Теперь понятно, почему такое название придумано высохшей старой девой. Ни один мужчина и ни одна женщина даже с минимальным опытом, взглянув на эту скалу, не назовет ее «шпинделем».

Брэм тихо вздохнул. Сегодня юмор кузена выводил его из себя. Да еще и боль в ноге… Казалось, вся нога пульсировала от боли, и он даже не был уверен, что сможет вернуться в замок. Нет-нет, он это сделает! Он приведет всех домой и не поморщится от боли.

«Боль — это хорошо», — сказал себе Брэм. Боль сделает его более сильным. В следующий раз он устроит марш-бросок еще дальше, а нога будет болеть чуть меньше.

И тут он увидел яркое мелькание внизу.

— Что это? — спросил Брэм.

— Ну, я уже давно без надлежащей практики, — ответил Колин, — но похоже, что леди.

Кузен был прав. И Брэм был уверен, что узнал высокую стройную фигуру, шагавшую вдоль берега. Потом дамы остановились, сняли свои шляпки и шали и развесили их на ветвях кривоватого низкого дерева. Как только они сняли головные уборы, Брэм увидел золотисто-красное пламя. Он узнал бы эти волосы где угодно.

Через некоторое время дамы вновь зашагали вдоль галечного берега и вскоре исчезли из виду.

— Как ты думаешь, что они там делают? — спросил Колин.

— Сегодня вторник, — сказал Брэм. — Значит, они купаются в море. — По понедельникам — загородные прогулки. По вторникам — морское купание. По средам вы найдете нас в саду…

Что ж, среда давала ему надежду. Возможно, завтра у него наконец-то появится шанс избежать Сюзанны Финч с ее чувственностью, сводящей его с ума… О Боже, он не мог не думать о том, что сейчас, где-то совсем рядом, она погрузилась в воду.

Близнецы Брайт отложили барабан и флейту и присоединились к мужчинам, стоявшим на краю утеса.

— Бесполезно пытаться что-нибудь увидеть отсюда, — сказал Руфус. — Они прячутся, когда переодеваются в купальные костюмы.

— Купальные костюмы?

Брэм фыркнул.

— Если хотите рассмотреть их получше, спуститесь по тропинке чуть ниже горного хребта, — сказал Финн, указывая на конусообразный мыс. Когда Брэм с удивлением приподнял бровь, щеки мальчика вспыхнули румянцем. — Ну… так говорят. Я слышал от Руфуса.

Брат-близнец тотчас ударил Руфуса локтем в бок. А Брэм попросил:

— Расскажи мне об этой тропинке.

— Вон там, — указал Финн, — были ступеньки, выдолбленные в песчанике пиратами во времена нашего дедушки. Когда-то во время отлива по ним можно было подниматься от моря до самого утеса. Теперь там тропинка, потому что ступени разрушены. Но спуститесь немного вниз, и откроется самый лучший вид на бухту.

Брэм нахмурился.

— А ты уверен, что никто не сможет подняться на самый верх? Ведь шпионы или контрабандисты могут представлять реальную угрозу. — Он повернулся к добровольцам-рыбакам. — Вашими лодками можно воспользоваться? Я хотел бы взглянуть на этот утес с воды.

К нему бросился викарий.

— Но, милорд…

— В чем дело, мистер Кин? Ведь сегодня достаточно погожий день…

— Леди купаются, милорд. — Кин утер рукавом покрасневшее лицо. — Мисс Финч не понравится подобное вторжение.

Брэм поморщился.

— Мистер Кин, задача милиции заключается в том, чтобы защищать мисс Финч и всех жителей Спиндл-Коув от нежелательных вторжений. А что, если сейчас появится французский фрегат, держащий курс на эту бухту? Или американский капер? Вы полагаете, что они отложат вторжение только потому, что сегодня вторник? Может, вы собираетесь отложить борьбу с ними только потому, что дамы купаются в море?

Кузнец поскреб шею и пробормотал:

— Если какой-нибудь капитан будет настолько глуп, что возьмет курс на эту бухту, все мы будем бездельничать и просто наблюдать, как его судно разобьется о скалы.

— Здесь не так много скал.

Брэм взглянул вниз. Прямо под ними, у края аквамариновой воды, на берегу лежали несколько валунов. Приличного размера лодка могла бы легко пройти там прямо до края утеса.

— В любом случае, — сказал Фосбери, — сегодня на горизонте нет никакого французского фрегата. И американского капера тоже нет. Так что оставим дамам их частную жизнь.

— Частную жизнь? — эхом отозвался Брэм. — Какая еще частная жизнь? Вы все стоите здесь и смотрите на них с вожделением, в то время как они резвятся и ныряют словно русалки.

Конечно, он, Брэм, был не лучше остальных. Все мужчины молча стояли, наблюдая за дамами — теперь они одна за другой подошли к воде и быстро погрузились в нее. Над водой торчали только головы. Брэм сосчитал их. Одна, вторая, третья… Всего их оказалось одиннадцать, а мисс Финч, легко узнаваемая по цвету волос, была двенадцатой.

И Брэм вдруг понял, что был бы рад поплавать прямо сейчас. Он почувствовал, как вода окружает его, такая прохладная и чувственная… И представил Сюзанну, плавающую рядом с ним в мокрой прозрачной сорочке и с великолепными распущенными волосами.

«Сосредоточься, Брэмвелл!» — одернул он себя.

А ее белые груди с дерзко торчащими розовыми сосками… Они так прекрасно лягут в его руки…

«Сосредоточься на чем-то еще, болван!»

Усевшись на ближайший валун, Брэм начал стаскивать с себя сапоги. Избавившись от них, он закатал рукава по локоть. Одетый только в бриджи и рубашку, цепляясь за песчаную поверхность босыми ногами, он подошел к самому дальнему концу скалистой гряды, которая выдавалась над морем.

— Подожди, — вмешался Колин. — Что ты делаешь? Я ведь знаю, все идет не так, как ты планировал.

Брэм закатил глаза.

— Я просто собираюсь исследовать этот путь. Ведь все так разволновались из-за моего предложения изучить его из шлюпки.

— Я не волнуюсь, — ответил Колин. — Но, с другой стороны, я не настолько глуп, чтобы гулять по краю утеса.

— Вот и хорошо. Я думаю, мы сможем побыть какое-то время порознь.

Брэм прошел настолько далеко, насколько смог, и занялся изучением местности. Как сказали ему Финн и Руфус, до окончательного разрушения каменные ступеньки вели вниз с самого утеса. И сейчас никто не сможет подняться на этот утес без специального оборудования. Наверное, только на крыльях.

Удовлетворив свое любопытство, Брэм вскочил на валун и оказался перед мужчинами. На нем не было знаков офицерского отличия, но его властная манера поведения и голос вполне соответствовали его званию.

— Слушать всем! Когда я отдаю приказ, он исполняется, ясно? Сегодня последний день, когда я допускаю минутную слабость со стороны любого из вас. Бормотание, хмыканье, уклонение от прямого ответа и ерзание, а также слова «спросите у мисс Финч» — все это в дальнейшем будет поводом для немедленного увольнения без оплаты. Всем все понятно?

Мужчины молча закивали. Брэм же ткнул большим пальцем себе в грудь.

— Теперь я ваш лорд и командующий. Когда я говорю — маршировать, вы маршируете. Когда я говорю — стрелять, вы стреляете. И не важно, что мисс Финч думает об этом… Если я говорю — прыгнуть с этого утеса, вы прыгаете вниз с улыбкой!

Прежде чем спуститься с валуна, он в последний раз взглянул вниз, на бухту. Все леди качались на волнах прохладного и соблазнительного, кристально-синего моря. Одна, вторая, третья…

Брэм вдруг нахмурился. А затем его сердце замерло. Он насчитал только одиннадцать дам.


Глава 9 | Ночь в его объятиях | Глава 11