home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

Извинившись перед отцом и его гостем, Сюзанна удалилась в свою комнату. Там она кое-как пригладила взъерошенные волосы и сменила порванное и грязное платье на новое, из голубого муслина. Затем надела перчатки такого же цвета. Отчитав Гертруду более резко, чем бедная служанка заслуживала, она прошла в Красную гостиную и присоединилась к спутникам подполковника Брэмвелла.

Проходя, она украдкой взглянула в зеркало холла. Ее внешний вид был более или менее восстановлен, чего нельзя было сказать о самообладании. «Кто же он, этот красивый бомбардировщик овец? — спрашивала себя девушка. — И что ему нужно от отца?» Ей хотелось надеяться, что это всего лишь визит вежливости. Однако она вынуждена была признать, что Брэмвелл не походил на человека, наносящего светские визиты.

Служанка принесла поднос, и Сюзанна приказала поставить его на столик из красного дерева с ножками в форме рыбин с длинными усами.

— Чай, джентльмены? — спросила она, потянувшись за чайником.

Разливать чай — вот чем ей сейчас следовало заняться. Чайная церемония — движущая сила цивилизации. Она возьмет сахар маленькими серебряными щипчиками и размешает молоко крошечной ложечкой. А крошечные ложечки совершенно несовместимы с беспорядком в чувствах…

Эта мысль ее успокоила. Да, она угостит мужчин чаем и, возможно, хорошим ужином. А после этого они отправятся своей дорогой, и все вернется на круги своя. По крайней мере, в ее мире.

Лорд Пейн уже надел жилет и шейный платок и пригладил волосы, идеально вписавшись в аристократическую атмосферу дома, наполненного лакированными шкафами и дорогими вазами. Что же касается капрала, стоявшего около окна, то он был воплощением неловкости — то и дело опускал голову и смотрел на ковер с драконом, словно ожидал, что вышитый зверь может напасть на него.

— Чашку чаю, капрал? — спросила Сюзанна.

— Нет.

Ей пришло в голову, что, возможно, это было первое слово, которое она услышала из его уст. И она поняла, что капрал не тот человек, с которым можно весело поболтать. Зато такому вполне можно доверить самое сокровенное без опасения, что он когда-либо проболтается.

Она протянула лорду Пейну дымящуюся чашку, и тот, сделав поспешный глоток, с улыбкой спросил:

— «Пороховой» чай[1]? Очень хорошо, мисс Финч. Мне нравятся дамы с чувством юмора. — Лорд Пейн откинулся на спинку стула и вздохнул: — Как тут интересно… — Он указал на витрину у стены. — А что это?

— Снаряды династии Мин. Мой отец — страстный коллекционер старины, он питает особый интерес к истории вооружения. — Наливая себе чай, она объяснила: — У нас в Саммерфилде — полная эклектика. Эта комната — в китайском стиле. Но есть еще австрийская комната, а также османская гостиная и итальянская терраса. Египет и великая Александрийская библиотека — источники вдохновения для моего отца. А его средневековые коллекции размещены в Длинной галерее. Ах да… в саду есть еще и греческие причуды.

— Сэр Льюис, должно быть, великий путешественник.

Сюзанна покачала головой.

— Нет-нет, на самом деле — нет. Правда, мы всегда мечтали о путешествиях, но обстоятельства были против нас. И тогда отец перенес весь мир в Саммерфилд.

Ах, как же она любила его за это! Возможно, сэр Льюис Финч никогда не был особенно внимательным и заботливым отцом, но если он был ей действительно нужен, то никогда не подводил. Наверное, он делал все возможное для ее счастья…

— Хорошо, что вы все уже собрались, — сказал отец, выходя из кабинета. Взъерошенный, как всегда.

Сюзанна улыбнулась, борясь с искушением подойти к нему, пригладить волосы и поправить шейный платок.

Подполковник Брэмвелл следовал за отцом как грозовая туча, темная и угрожающая. И тут Сюзанна вдруг заметила, что он прихрамывает на правую ногу. Возможно, подполковник был ранен еще до того, как свалил ее на землю.

— У меня объявление, — заявил сэр Льюис, размахивая пачкой бумаг. — Поскольку Брэмвелл не испытывает энтузиазма, я решил сам сообщить хорошие новости вам, его друзьям. — Отец поправил на носу очки. — Учитывая доблесть и огромный вклад в освобождение Португалии… Сообщаю, что Брэмвеллу пожалован титул графа. У меня здесь письмо с патентной грамотой[2] от самого принца-регента. Отныне он будет известен как лорд Райклиф.

Сюзанна поперхнулась чаем.

— Что?.. Лорд Райклиф?.. Но этот титул давно устарел. Не было графа Райклифа с…

— С 1354 года — совершенно верно. Такого титула не было на протяжении почти пяти веков. Когда же я перечислил все заслуги Брэмвелла, принц-регент был рад моему предложению восстановить этот титул.

Взрыв пороха в Красной гостиной, возможно, не ошеломил бы Сюзанну больше, чем слова отца. Она кинула на офицера вопросительный взгляд. Для человека, которому пожаловали звание пэра, он выглядел слишком уж мрачным.

— О Боже, — пробормотал Пейн. — Граф?.. Но этого просто не может быть. Мало того, что он управляет моим состоянием — теперь мой кузен еще и выше меня по титулу. А что входит в это графство?

— Не так уж много. Никаких реальных земель, которые стоили бы упоминания, за исключением…

— Замка? — прошептала Сюзанна.

Помимо… ее замка?

Да, конечно, замок Райклиф ей не принадлежал, но она всегда относилась к нему как к своему. Казалось, никому, кроме нее, не была нужна эта груда развалин. Когда они вселились в этот дом, и она была ужасно слаба из-за лихорадки, папа сказал, что это ее замок. «Ты должна выздороветь, Сюзанна-Джейн, — сказал он. — У тебя есть собственный замок, который нужно исследовать».

— Сюзанна, покажи им всем модель.

Отец многозначительно посмотрел на верхнюю полку на южной стене комнаты.

— Папа, я уверена, что подполковнику не интересно…

— Теперь, он лорд Райклиф! Конечно, ему интересно. Потому что это его замок.

Его замок? Ей все еще не верилось… Почему отец ничего не сказал ей раньше?

— Покажи модель, дорогая, — настаивал отец. — Я принес бы ее сам, но только ты достаточно высока, чтобы дотянуться до полки.

С тихим вздохом Сюзанна покорно поднялась со стула и пересекла комнату, чтобы достать глиняную модель замка Райклиф, которую она сделала более десяти лет назад. Ох, иногда жизнь может быть удивительно жестокой в распределении унижений. За считанные секунды она была выставлена перед тремя мужчинами одновременно и невероятно высокой… и плохим скульптором. Что будет дальше? Возможно, отец пригласит мужчин сосчитать ее веснушки. Тогда они останутся здесь до восхода луны.

Внезапно рядом с ней оказался Брэмвелл.

— Она? — спросил он, касаясь пальцем края модели.

Сюзанна поежилась, жалея, что не может этого отрицать.

— Да, спасибо.

Пока Брэм доставал модель с полки, Сюзанна украдкой поглядывала на него. И вынуждена была признать, что титул граф Райклиф очень ему подходит. Если бы он был в кольчуге и с булавой, она с легкостью приняла бы его за средневекового воина, каким-то неведомым образом оказавшегося здесь, в наших днях. Схожесть была во всем — начиная с того, что он был весьма крупным и крепким мужчиной, и заканчивая квадратной челюстью, щетиной на щеках и усами. Двигался он не очень-то изящно, зато уверенно, а его длинные темные волосы были схвачены на затылке кожаным шнурком. И то, как он смотрел на нее перед тем поцелуем… О, это была сцена прямо из Средневековья.

Когда он достал модель замка, Сюзанна с трудом сдержалась, чтобы не сдуть с нее пыль. Очевидно, горничные тоже не могли дотянуться до этой полки.

— Разве не умница? — Отец взял модель из рук Брэмвелла. — Сюзанна сделала это, когда ей было пятнадцать лет.

— Четырнадцать, — поправила она и тут же смутилась.

Можно подумать, что в пятнадцать она сделала бы лучше.

Отец поставил модель на стол в центре комнаты, и все мужчины собрались вокруг него. Брэмвелл с недоумением посмотрел на серую диораму.

— Возможно, в это трудно поверить, — сказал сэр Льюис, — но история замка Райклиф — легенда. Говорят, его строил сам Вильгельм Завоеватель, а затем расширил Генрих Восьмой. Замок стоит на краю утеса, прямо над морем. А ниже — бухта, видите? Когда-то эта бухта была шумным средневековым портом. Тогда, в тринадцатом веке, случился страшный оползень — результат штормов или эрозии. Точно никто не знает. И половина замка рухнула в море. А то, что осталось, сейчас в руинах. Ну же, Брэмвелл… — Сэр Льюис подтолкнул офицера. — Радуйтесь! Неужели вы никогда не мечтали о замке?

Сюзанна увидела, как огромная рука Брэма сжалась в кулак. А затем услышала хруст суставов.

— Сэр Льюис, приятно, что меня так чтят, и я ценю вашу рекомендацию, но это, — он махнул в сторону модели, — совсем не то, что я хотел бы получить. Мне не интересно играть в рыцарей и драконов.

Не обращая на него внимания, сэр Льюис ткнул указательным пальцем в западную сторону замка.

— Деревня примерно здесь, внизу, в долине. Очаровательное местечко. — Он повернулся и вздохнул. — А примерно там, где висит нефритовый медальон, находится Шербур — это северное побережье Франции.

Брэмвелл тоже взглянул на нефрит, затем снова посмотрел на сэра Льюиса. А тот хлопнул его по плечу и спросил:

— Вы хотели должность командующего, Брэмвелл? Вот и хорошо. Вам только что предоставили замок на южном побережье Англии, на расстоянии пятидесяти миль от врага. Как новый лорд, вы сформируете милицию, чтобы защищать его[3].

— Что?! — выпалила Сюзанна. — Милиция? Здесь, у нас?

Она, должно быть, ослышалась или что-то неправильно поняла. Ведь эти мужчины должны были выпить чаю, потом хорошо поужинать — и уехать. Чтобы больше никогда сюда не возвращаться. Она не могла стать соседкой… бомбардировщика овец. Господи, милиция! Но что тогда будет с девушками и меблированными комнатами миссис Николс? Ведь в Спиндл-Коув никогда не было мужчин, подобных этим. Деревня привлекала людей именно тем, что в ней отсутствовали офицеры и повесы.

— Папа, пожалуйста, не шутите так, — пробормотала Сюзанна. — Мы же не хотим впустую отвлекать джентльменов… И вы прекрасно знаете, что милиция здесь будет бесполезной.

— Бесполезной? — переспросил Брэмвелл. — Милиция отнюдь не бесполезна. Наоборот, она очень важна. И если вы не в курсе, мисс Финч, то знайте: Англия находится в состоянии войны.

— Естественно, я знаю это. Но всем также известно, что угроза французского вторжения миновала. У них нет никакого реального влияния после Трафальгарского сражения. Кроме того, силы Бонапарта так истощены после поражения в России, что он просто не в состоянии куда-либо вторгаться. В создавшейся обстановке он может лишь удерживать Испанию. Но, учитывая передвижение войск Веллингтона, даже такой контроль маловероятен.

В комнате воцарилась тишина. А Брэмвелл, нахмурившись, пристально смотрел на девушку. Наконец проговорил:

— Вы очень многое знаете о текущих событиях, мисс Финч.

— Но я же англичанка… — заметила она. — Поэтому я стараюсь быть в курсе дел.

— Если вы так хорошо информированы, то должны также знать: мы воюем не только с Францией, но и с Америкой. Не говоря уж о том, что береговая линия кишит корсарами и контрабандистами всех мастей. — Брэм повернул модель к себе. — Я удивлен, что замок Райклиф остается без охраны так долго.

— В этом нет ничего удивительного. — Сюзанна вернула модель на место. — Никто не попытается высадиться здесь на берег. Как сказал мой отец, побережье очень изменилось со времен вторжения норманнов. Оползень сформировал своего рода риф. Здесь могут плавать только самые маленькие рыбацкие лодки — да и то лишь во время прилива. Множество кораблей пошло ко дну в этой бухте. Даже контрабандистов это останавливает. Получается, что природа хорошо нас защищает. И нам здесь не нужны мужчины в форме, — добавила она, многозначительно посмотрев на подполковника.

Тут взгляды их встретились, и что-то вспыхнуло в его зеленых глазах. Она не знала, какие мысли пришли ему в голову, но могла бы держать пари, что это не были мысли о том, чтобы поцеловать ее.

— Боюсь, — сказал сэр Льюис, посмеиваясь, — что тут возможны досадные разногласия.

Сюзанна улыбнулась:

— Кто-то недоволен тем, что женщина высказывает собственное мнение, не так ли, папа? Или ты что-то другое имеешь в виду?

Отец указал на кресла, предлагая всем сесть.

— Кое в чем, Сюзанна, ты права, — сказал он, как только все уселись. — Шансы любого вражеского вторжения в Спиндл-Коув настолько малы, что могут считаться нулевыми. Однако…

Лорд Пейн поперхнулся и, закашлявшись, с грохотом поставил свою чашку на стол.

— Что случилось? — спросил Брэмвелл.

— Ничего. — Пейн утер платком свой забрызганный чаем жилет. — Сэр Льюис, вы сказали… в Спиндл-Коув?

— Да.

— Так это место и есть Спиндл-Коув?

— Конечно, — кивнула Сюзанна. — А что?

— Нет-нет, ничего. Не важно. — Пейн прикрыл рот ладонью, словно боролся со смехом. — Пожалуйста, продолжайте.

— Как я уже сказал, шансы вторжения действительно ничтожно малы, — проговорил сэр Льюис. — Однако должен заметить, что надежная защита основана на проявлении готовности, а не на вероятности нападения. Подобные пункты вдоль побережья всегда были укреплены башнями, и их защищала местная милиция. Спиндл-Коув не должна оказаться слабым звеном в этой цепи.

— Папа, в нашей деревне нет ничего слабого. Все знают, что здесь совершенно безопасно. А если тут появится милиция, то репутация наших мест может постра…

— Сюзанна, дорогая, достаточно!

«Нет, недостаточно! — мысленно воскликнула Сюзанна. — Ведь этот человек пугал беззащитных овец! И он враг муслиновых платьев с оборками. К тому же он целует ничего не подозревающих женщин! Он не должен здесь оставаться. Не должен!»

Только глубокое уважение к отцу не позволило ей протестовать вслух.

А сэр Льюис между тем продолжал:

— А если быть совершенно честным, то есть еще одна причина… Видите ли, я единственный местный джентльмен. И за безопасность должен отвечать я. Герцог Танбридж несет ответственность за суссекскую милицию, и он пристает ко мне уже больше года, требуя, чтобы я продемонстрировал нашу подготовку. Так вот, я пообещал ему эту демонстрацию во время ярмарки летнего солнцестояния.

— Во время ярмарки? Но это… уже через месяц, — встревожилась Сюзанна. — И мы всегда делали из ярмарки детский фестиваль. Броня, арбалеты… Стреляли дынями в море из старого требушета[4].

— Знаю, дорогая. Но в этом году нам придется развлекать наших соседей и герцога военным представлением. Если, конечно, Брэмвелл согласится. А если он не примет титул и не возьмет милицию под свою ответственность, то эта обязанность ляжет на меня.

— Папа, вы не можете!

Одна только мысль об этом заставила Сюзанну потерять присутствие духа. Ее отец не мог отвечать за организацию милиции. Он очень постарел, и сердце его ослабло. Так что, похоже, выхода нет.

Повернувшись к подполковнику, Сюзанна сказала:

— Так как же, сэр?

Брэм пожал плечами, а сэр Льюис проговорил:

— Брэмвелл, вы возглавляли и вели в бой целые войска. Я прошу вас подготовить группу из двадцати четырех мужчин. Поверьте, я понимаю: это все равно что попросить африканского льва состоять на службе у подзаборного кота. Но должность командующего я могу предложить только вам. Только на месяц, сэр. И если у вас получится, то после ярмарки это может привести к чему-то большему. Вы меня понимаете?

— Да, кажется…

Мужчины обменялись многозначительными взглядами, и Брэмвелл — теперь лорд Райклиф, как она полагала, — надолго замолчал. Сюзанна же затаила дыхание. Полчаса назад она больше всего хотела увидеть спину этого человека… и всей его компании. А теперь вынуждена была признать, что только на него и могла надеяться.

Наконец он кивнул и, вставая, сказал:

— Если так, то я согласен.

— Отлично. — Отец хлопнул в ладоши и с улыбкой заявил: — Я напишу герцогу немедленно! Сюзанна… — Он повернулся к дочери. — Дорогая, ты любишь ходить пешком, а до ужина есть немного времени. Почему бы тебе не показать лорду его замок?

— Прошу сюда, — сказала Сюзанна.

Она провела мужчин по узкому переулку, а затем по древней дороге, поросшей травой.

Дорога была ей хорошо знакома. За те годы, что Сюзанна провела в Спиндл-Коув, она, должно быть, прошла по ней тысячу раз, поэтому знала тут все до малейших выбоин на дороге. Она не раз ходила здесь даже темной ночью, не сделав ни одного неверного шага.

Сегодня же вдруг споткнулась.

— Все в порядке?

Брэм поддержал ее сильной рукой.

— Да, конечно… — смутившись, пробормотала Сюзанна.

Оставшуюся часть пути они прошли, не проронив ни слова. Когда же наконец пересекли горный хребет из песчаника, Сюзанна остановилась.

— Итак, — сказала она, глубоко вдохнув, — вот он, милорд. Замок Райклиф!

Руины замка возвышались на краю клиновидной зеленой пустоши, выступающей над морем. Четыре каменные башенки, несколько арок, обломки стен здесь и там — вот все, что осталось. А на заднем плане простирался Ла-Манш, то и дело меняющий цвет.

И снова воцарилась тишина, поскольку мужчины были очарованы пейзажем. Минуту спустя Брэмвелл спросил:

— А что деревня?..

— Вы сможете увидеть ее отсюда.

Сюзанна провела их через фрагмент арочного коридора, через открытое пространство газона, которое раньше было внутренним двором замка, а затем — к обрыву, где они смогли посмотреть сверху на бухту в форме полумесяца и на долину. Отсюда деревушка выглядела совсем маленькой и незначительной. И если ей повезет, то деревушка останется вне его внимания.

А он кивнул и сказал:

— Завтра рассмотрю ее получше.

— Ничего особенного… — Она решила оградить себя от возможных проблем. — Обычная английская деревушка, которая едва ли стоит вашего времени. Дома, церковь, несколько магазинов…

— И конечно, есть гостиница, — предположил лорд Пейн.

— Есть меблированные комнаты, — сказала Сюзанна, отводя их от края утеса. — «Рубин королевы». Но боюсь, в это время года они все заняты. Понимаете ли, летом люди приезжают сюда, чтобы насладиться морем. «И отделаться от таких мужчин, как вы», — мысленно добавила она.

— В гостинице нет необходимости. — Лорд Райклиф положил руку на ближайшую стену и оперся на нее, словно проверяя на прочность. — Мы останемся здесь.

Это заявление было встречено всеобщим молчанием.

— Здесь?.. — переспросил наконец капрал.

— Да, — подтвердил лорд Райклиф. — Здесь. Мы должны начать обустраиваться, если хотим разбить лагерь до наступления темноты. Сходи за экипажами, Торн.

Капрал кивнул и сразу же, покинув руины, стал спускаться по дороге.

— Ты же не собираешься остаться здесь? — спросил лорд Пейн. — Ты ведь видел все это…

— Да, видел, — ответил Райклиф. — И мы здесь устроим лагерь. Это именно то, что делают милиционеры.

— Но я не милиционер! — заявил Пейн. — И я не живу в лагерях.

— А теперь поживешь в лагере, — сказал Райклиф. — К тому же ты теперь тоже милиционер.

— О нет, Брэм, ты не втянешь меня в свою команду оловянных солдатиков.

— Я не оставляю тебе выбора. Тебе нужно научиться дисциплине, и это прекрасная возможность. — Райклиф осмотрелся и добавил: — Поскольку же ты любитель пожаров, посмотрим, сможешь ли разжечь огонь.

Сюзанна положила руку на рукав графа, надеясь привлечь его внимание.

— Простите, что перебиваю, — сказала она, — но в лагере нет необходимости. Мой отец, возможно, пока не сделал официального приглашения, но я уверена, что он собирается предложить вам проживание в Саммерфилде.

— Тогда передайте вашему отцу мою благодарность. Но увы, я вынужден отклонить его предложение.

— Почему?

— Я собираюсь защищать побережье. А это трудно сделать, находясь в миле от моря.

— Но, милорд, неужели вы не понимаете, что вся эта милиция только для видимости? На самом деле мой отец вовсе не боится вторжения.

— Возможно, стоило бы. — Брэм взглянул на кузена, который обламывал сухие ветви плюща, вьющегося по стене, затем отвел девушку в сторону. — Мисс Финч, не стоит офицерам проживать в одном доме с незамужней дамой. Позаботьтесь о своей репутации, если ваш отец этого не понимает.

— Позаботиться о своей репутации? — Она рассмеялась, потом, понизив голос, спросила: — И это говорит человек, который сбил меня с ног на дороге и поцеловал без разрешения?

— Совершенно верно.

Его глаза потемнели. И казалось, они говорили: «Я опасен именно так, как вы предполагаете, если не больше». И тут он вдруг выпалил:

— Мисс, возьмите свое любезное приглашение и бегите с ним домой! Когда солдаты и девушки живут под одной крышей, может кое-что произойти. И если вы случайно окажетесь подо мной снова… — Он окинул ее взглядом. — Тогда вы не сможете так легко убежать.

Сюзанна задохнулась от гнева.

— Вы просто… животное, вот вы кто!

— Всего лишь мужчина, мисс Финч. Всего лишь мужчина.


Глава 2 | Ночь в его объятиях | Глава 4