home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

Глядя как мисс Финч спускается по каменистому склону, Брэм говорил себе, что смотрит на нее… только ради ее же безопасности. Но он обманывал самого себя. По правде говоря, он был очарован ею, вернее — ее фигурой. И он знал, что сегодня вечером будет мечтать об этой девушке.

Проклятие!.. День прошел совсем не так, как он планировал. В это время ему уже следовало ехать к казармам Брайтона, чтобы готовиться к отъезду в Португалию и вступлению в войну. А вместо этого он неожиданно стал… графом. И застрял в этом разрушенном замке, чтобы превратить его в копию военного лагеря. Но хуже всего, что он страдал от вожделения к женщине, которую не мог получить. К которой даже не мог прикоснуться, если он действительно хотел когда-нибудь вернуть себе должность командующего.

Как будто почувствовав затруднения кузена, Колин рассмеялся.

— Что смешного? — пробурчал Брэм.

— Только то, что ты свалял большего дурака, чем думаешь. Разве ты не слышал раньше про Спиндл-Коув?

— А почему мне должно быть знакомо это название?

— О, тебе обязательно нужно найти время для посещения клубов. Что ж, позволь просветить тебя. Спиндл-Коув, или бухта Старой девы, как мы ее называем, — это курортная деревушка. Хорошие семьи отправляют сюда своих хрупких, как цветы, дочерей, чтобы они подышали тонизирующим морским воздухом… или решили какие-нибудь свои проблемы. Мой друг Карстэйрс отправил сюда сестру прошлым летом, когда она слишком уж влюбилась в конюха. Именно поэтому твой план относительно милиции обречен на провал. Семьи посылают сюда своих дочерей и подопечных, потому что здесь безопасно. А безопасно здесь потому, что нет мужчин. Отсюда и название — бухта Старой девы.

— Но не бывает деревень без мужчин…

— Ну… есть, конечно, несколько слуг и лавочников. Но нет настоящих мужчин, понимаешь? Карстэйрс нам об этом рассказал. Он не мог поверить тому, что увидел, когда приехал, чтобы забрать свою сестру. Поверь, женщины здесь — мужененавистницы и…

Но Брэм уже не слушал кузена — он провожал взглядом мисс Финч, удаляющуюся все дальше и дальше. Она была похожа на закат, а ее волосы цвета расплавленной бронзы сияли все ярче. Наконец она скрылась за утесом, и как только она исчезла, Брэм успокоился. Повернувшись к кузену, он спросил:

— Ты что-то сказал?..

— Мы должны убраться отсюда, Брэм. Убраться, пока нас всех тут не кастрировали.

Брэм с усмешкой взглянул на кузена.

— Значит, ты предлагаешь уехать только потому, что в деревне полно старых дев? С каких это порты начал жаловаться на излишнее количество женщин?

— Но они не просто старые девы. Они… они непокорные. И слишком образованные.

— О-о… какой ужас… Да, конечно, я в состоянии проявить твердость во время атаки французской кавалерии, но не смогу справиться с образованной старой девой, так?

— Брэм, ты сам увидишь, что это за женщины.

— Женщины не моя забота.

За исключением одной, которая не жила в деревне. Она жила в Саммерфилде и являлась дочерью сэра Льюиса Финча. И даже мысли о ней были под запретом, хотя он подозревал, что в постели мисс Финч превратится в настоящую гейшу.

Чтобы не думать о постели, Брэм вытащил фляжку из нагрудного кармана и сделал бодрящий глоток виски.

— Женщины не моя забота, — повторил он. — Я здесь для того, чтобы обучить местных мужчин. И где-то они есть. Рыбаки, фермеры, лавочники, слуги. А если то, что ты говоришь, верно, если энергичных женщин здесь больше… Ну, тогда мужчины захотят поиграть мускулами и показать себя, вот так-то.

Брэм подошел к воротам и с облегчением увидел приближающиеся экипажи. Он сможет отказаться от «постельных» мыслей, когда у него появится работа, которую нужно сделать. Поставить палатки, напоить и накормить лошадей, развести огонь…

Сделав последний глоток, он завинтил крышку на фляге и сунул ее в карман.

— Давай хорошо осмотрим это место, прежде чем стемнеет.

Колин молча кивнул и со вздохом последовал за кузеном.

— Тут, наверное, была цитадель, — размышлял вслух подполковник, шагая по арочному коридору.

А Колин вошел в одну из темных глухих башен.

— Каменные лестницы целы, — сообщил он. — Хотя деревянные полы, конечно, давно сгнили. — Осмотрев темные углы, он добавил: — Внушительная коллекция паутины… И… я слышу щебетание. Неужели ласточки?

— Это? — Брэм прислушался. — Нет, летучие мыши.

— Летучие мыши? Какая гадость! — Колин поморщился. — Замечательно… — Он вернулся во внутренний двор, шаркая ногами и вытирая ботинки о мох. — Тут прекрасное место для тебя, кузен.

Но Брэм знал, что принял правильное решение, отклонив предложение остановиться в Саммерфилде. Потому что тут, в замке, не будет никаких проблем, связанных с обязанностями и сдержанностью. Он никогда не чувствовал себя уютно в душных английских поместьях. Их двери были слишком низки, а их кровати — слишком малы для него. Да-да, такие дома не для него. И точка!

Однако его пустой желудок тут возразил, — мол, следовало хотя бы пообедать у сэра Льюиса.

И тотчас же послышалось блеяние ягненка.

— Смотрите! — просиял Колин. — Вот и ужин!

— Откуда он взялся?

— Пришел следом за нами, — сообщил приблизившийся Торн. — Возницы говорят, что он обнюхивал наши экипажи.

Брэм снова посмотрел на ягненка. Тот, должно быть, убежал от матери. И сейчас он опять жалобно заблеял.

— Как жаль, что у нас нет мятного соуса, — мечтательно произнес Колин.

— Мы не можем его съесть, — сказал Брэм. — Животное принадлежит какой-нибудь ферме поблизости. И его обязательно хватятся.

— Фермер никогда ничего не узнает. — Кузен с улыбкой наклонился, чтобы похлопать ягненка по лохматому боку. — Мы уничтожим все улики.

Брэм покачал головой.

— Нет, забудь свои фантазии насчет отбивной из молодой баранины. Дом фермера где-то рядом, и завтра мы найдем его.

— Но нам нужно как-то поужинать сегодня. И я не вижу какой-либо альтернативы…

Торн шагнул к огню, показав двух кроликов, которые уже были выпотрошены.

— Вот ваша альтернатива.

— Где ты их взял? — спросил Колин.

— На пустоши.

Присев на землю, Торн вытащил нож из ботинка и начал освежевывать тушки. Резкий запах крови тут же смешался с запахом дыма.

Колин уставился на капрала.

— Торн, ты удивляешь меня…

Брэм с улыбкой сказал:

— Со временем ты научишься ценить его, кузен. Торн всегда приходит с едой. На Пиренейском полуострове у нас было самое лучше снабжение в офицерской столовой.

— Ладно, хорошо, — буркнул Колин. — А теперь о другом. У меня ненасытная жажда женского общества, которую необходимо удовлетворить, — Он посмотрел сначала на Брэма, затем на Торна. — Так что же? Я думаю, вы оба тоже полны желания.

— И в Португалии, и в Испании множество женщин, — заявил Торн. Он отложил в сторону освежеванную тушку и потянулся за другим кроликом. — И здесь я уже нашел…

— Что? — пробормотал Колин. — Кого? Когда?

— Она вдова. Та, что продала нам яйца на последней заставе. И она согласилась.

Колин посмотрел на кузена, словно спрашивая: «И я должен этому верить?»

Брэм пожал плечами. Торн всегда был весьма находчив. Каждый раз на месте лагерной стоянки он выведывал местные развлечения и непременно находил себе женщину. Но не было заметно, чтобы он привязался хоть к одной из них. Или, возможно, они не привязывались к Торну.

А вот для него, Брэма, привязанность женщин была проблемой — ведь он офицер и к тому же богатый джентльмен.

Тут Колин выпрямился и заявил:

— Минуточку! Хорошо, я с готовностью признаю поражение, если речь пойдет о спортивной охоте, но меня не… обыграть там, где есть обеспокоенные представительницы слабого пола. Ты, может быть, не знаешь, Торн, но у меня легендарная репутация. Да, легендарная! Дай мне хоть раз спуститься в деревню. Мне наплевать, действительно ли они старые девы. В этих окрестностях я соблазню любую задолго до тебя.

— Держите ширинку застегнутой, вы, оба! — крикнул Брэм и оттолкнул ягненка, устроившегося у него на коленях. — Мы сможем выполнить задание только в том случае, если местные жители будут с нами сотрудничать. А местные мужчины не станут стремиться к сотрудничеству, если мы обольстим их сестер и дочерей.

— Что именно ты хочешь сказать, Брэм?

— Никаких женщин, ясно? Никаких, пока наш лагерь здесь. — Он бросил взгляд на Торна. — Это приказ!

Капрал, не сказав ни слова, осторожно насадил на вертел — его заменила острая ветка — две освежеванные тушки кроликов.

— С каких это пор я должен подчиняться твоим приказам? — спросил Колин.

Брэм пристально посмотрел на кузена.

— С тех пор как мой отец умер, а я вернулся с Пиренеев, найдя тебя по уши в долгах. Вот с каких. Я не упиваюсь этой властью, но в течение следующих нескольких месяцев буду управлять твоим состоянием по доверенности. Пока я оплачиваю твои счета, ты будешь делать то, что я скажу. Если только не женишься. И в этом случае ты избавишь нас обоих от большей части осложнений.

— О да, брак — прекрасный способ избавиться от осложнений.

Колин вскочил на ноги и зашагал прочь, в темноту.

— Куда ты собрался?! — окликнул его Брэм.

Колин имел право вспылить, но здесь следовало быть осторожным — ведь они еще не осмотрели весь замок и крутые утесы, что находились поблизости.

— Я собираюсь помочиться, мой дорогой кузен! Или ты хочешь, чтобы я всегда держал ширинку застегнутой?

Брэму его обязательства нравились не больше, чем Колину. Казалось смешным, что человек двадцати шести лет, виконт с молодых лет, нуждается в опекуне. Но случилось так, что Колин до двадцати семи лет находился под его ответственностью, а он, Брэм, не знал лучшего способа разрешить сложившуюся ситуацию, чем сделать из своего кузена солдата. Что ж, раньше ему приходилось сталкиваться и с менее перспективными парнями, но он справлялся… уж если Сэмюэл Торн изменился в лучшую сторону, то и любой сможет.

— Завтра мы начнем рекрутировать добровольцев, — сказал Брэм капралу.

Торн молча кивнул, поворачивая насаженных на вертел кроликов.

— Начнем с деревни.

Капрал снова кивнул. Потом в задумчивости произнес:

— Пастушьи собаки… Возможно, я смогу найти нескольких. Они пригодятся. Хотя, с другой стороны, борзые лучше для развлечений.

— Никаких собак, — сказал Брэм. Он не любил домашних питомцев. — Ведь мы здесь всего лишь на месяц.

Услышав шорох в темноте, они повернули головы. «Вероятно, летучая мышь или змея, — подумал Брэм. — Хотя скорее всего — крыса».

— Здесь нам нужна кошка, — заметил Торн.

Подполковник нахмурился.

— Нет-нет, и кошка не нужна.

Торн посмотрел на лохматое животное на коленях Брэма и с усмешкой проговорил:

— Кажется, вы обзавелись ягненком, милорд.

— Завтра ягненок отправится домой.

— А если не пойдет?

— Съедим на ужин.


Глава 3 | Ночь в его объятиях | Глава 5