home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Вернувшись в постель, Сюзанна сказала себе, что ей больше не нужно переживать из-за лорда Райклифа. Ведь они договорились держаться подальше друг от друга. И если повезет, то они оба будут так заняты, что она вряд ли увидит его до ярмарки летнего солнцестояния.

Но она забыла про церковь.

На следующее утро он был там. Сидел прямо через проход от нее, на расстоянии четырех или пяти футов.

И сегодня он был выбрит. Эту деталь она отметила в первую очередь. Хотя и во всем остальном он был просто ошеломляющим — ослепительным в своей парадной форме, сверкавшей в лучах золотистого света, вливавшегося в верхние ряды окон. Галуны и пуговицы на его мундире сияли так ярко, что даже становилось больно глазам.

Он перехватил ее взгляд, и Сюзанна со вздохом уткнулась в свой молитвенник, решив не думать о нем. Однако не думать не получалось, и в течение всей службы она или слишком поздно вставала, или слишком рано садилась. В результате она прослушала проповедь мистера Кина, даже не зная, какой теме та была посвящена.

Сюзанна не могла не глядеть на Брэма украдкой всякий раз, когда можно было найти тому оправдание — была ли это воображаемая муха, пролетающая мимо, или внезапное и непреодолимое желание размять шею. Конечно, такая она была не одна. Все остальные прихожанки тоже на него поглядывали. Но Сюзанна была уверена, что она единственная, у кого эти запретные беглые взгляды были связаны со скандальными воспоминаниями.

Когда же наконец прозвучал призыв к молитве, она прикрыла глаза и мысленно воскликнула: «Боже, сохрани меня! Избавь от этого несчастья!»

Нет сомнения, ею овладел самый опасный вид безрассудной страсти. Ах, почему она влюбилась именно в него?! Почему у нее не возникли нежные чувства к священнику, как это бывает со многими невинными барышнями? Ведь мистер Кин был молод, учтив и одевался очень модно… А если ее манили грубая сила и жар, то почему она не посещала, например, кузнеца?

В глубине души она знала ответ. Эти мужчины никогда не бросали ей вызов, а вот Райклиф… О, это был совсем другой человек. И приходилось признаться самой себе, что именно к нему ее влекло.

Когда служба закончилась, Сюзанна собрала свои вещи и приготовилась бежать домой. Папа редко появлялся в деревенской церкви, но иногда присоединялся к ней за обедом по воскресеньям, особенно часто в тех случаях, когда у них были гости.

— Мистер Кин! — позвала она, приближаясь к кафедре. Толпа расступилась, и Сюзанна увидела, что викарий с кем-то беседует. — Мистер Кин, мы с отцом будем рады, если вы сегодня присоединитесь к нам за обедом.

Викарий повернулся, и она увидела его собеседника.

Это был лорд Райклиф.

Проклятие! Но теперь слишком поздно менять курс. Викарий поклонился, и Сюзанне пришлось сделать реверанс.

— Так вы придете к нам на обед, мистер Кин? — Взглянув налево, Сюзанна холодно добавила: — Лорд Райклиф, мы будем рады также и вам.

Викарий улыбнулся:

— Благодарю вас за любезное приглашение, мисс Финч, но сегодняшний призыв добровольцев…

— Сегодняшний? — Сюзанна была озадачена. — Я не знала, что лорд Райклиф собирался сделать это сегодня.

Кин в смущении откашлялся.

— Но я вообще-то… Я только что объявил об этом с кафедры.

— Правда? — Она покосилась на лорда Райклифа. — Ах да, конечно, мистер Кин, я слышала.

— Итак, мисс Финч, наш добрый викарий не может принять ваше любезное приглашение, — проговорил Райклиф. — Он собирается стать добровольцем.

— Я?.. — По-видимому, это сообщение было новостью для мистера Кина. Он густо покраснел. — Что ж, хорошо, я… Да, пожалуй. Но не знаю, прилично ли для священнослужителя присоединяться к милиции. Мне нужно подумать. — Он нахмурился и уставился на свои руки. Потом вдруг просиял. — О, знаю! Давайте спросим у мисс Финч…

Раздражение Райклифа, в очередной раз услышавшего эти слова, было очевидным. Сюзанна же с улыбкой произнесла:

— Я полагаю, что лорд Райклиф правильно рассуждает. Став добровольцем, вы, мистер Кин, послужите отличным примером для остальных. Так что я была бы вам весьма признательна, если бы вы…

— Тогда я буду добровольцем! — воскликнул Кин. — Да, обязательно, если вы думаете, что так правильно, мисс Финч.

— Да, я так думаю. — Она повернулась к Райклифу. — Разве вы не рады услышать это, милорд?

— Я в восторге! — отозвался Брэм.

Когда они вышли из церкви, Сюзанна была поражена. Она не видела так много людей на площади с прошлогодней ярмарки в праздник Святой Урсулы. Пока звонил церковный колокол, все больше и больше жителей деревни выходило из церкви. Еще больше было фермеров и пастухов, которые пришли из ближайших деревень. Но собирались ли они присоединиться к милиции или просто пришли поглазеть? Скорее всего они сами пока этого не знали.

Сюзанна повернула к дому, пробираясь сквозь толпу на площади. Внезапно Салли Брайт яростно схватила ее за рукав.

— Мисс Финч, пожалуйста!.. Мне нужна ваша помощь! Мама вне себя!

— Что случилось? Малышка Дейзи заболела?

— Нет-нет, это из-за Руфуса и Финна. Негодяи! Они собираются записаться добровольцами в милицию лорда Райклифа.

— Но они слишком молоды, — заметила Сюзанна. — Им нет даже и пятнадцати.

— Да, знаю. Но братья собираются солгать и сказать, что они соответствуют требованиям. И кто сможет их остановить? — Девушка покачала головой, и ее белокурые локоны тревожно подпрыгнули. — Только представьте Руфуса и Финна, которым выдали мушкеты. Да это прямо-таки… Предзнаменование Судного дня. Мама не знает, что делать.

— Не переживай, Салли. Я поговорю с лордом Райклифом.

Она поискала Брэма в толпе. Высокий, крупный, одетый в красное — его не трудно было найти. Да, вот он, наблюдает за мужчинами, расставляющими столы. Это были возницы экипажей, которых она видела вчера.

Оставив Салли на площади, Сюзанна приблизилась к нему.

— Лорд Райклиф…

Он собрал пачку бумаг и отвел ее в сторону.

— Мисс Финч, разве вы не должны быть… где-нибудь еще? Что там у вас сегодня по расписанию?

— Сегодня воскресенье. У нас нет никакого расписания на этот день. Но я буду рада оставить вас в покое, после того как поговорю.

Он пронзил ее взглядом.

— Я думал, что мы заключили соглашение… Я держу своих мужчин подальше от ваших леди, а вы держитесь на расстоянии от меня, разве не так? Вы не соблюдаете правила, мисс.

— Прервем сделку на минуту. Только один раз.

— Только один? — Он презрительно фыркнул, перебирая бумаги. — А сейчас, в церкви?

— Хорошо, дважды.

Он сложил бумаги и пронзил ее взглядом.

— Вы вторгались в мои мысли, по крайней мере, полдюжины раз за вчерашний вечер. Когда я не сплю, вы продолжаете появляться передо мной. Иногда вы едва одеты. Вы можете найти этому какое-нибудь оправдание?

— Но я… — Сюзанна смутилась. — Я не стала бы появляться…

Идиотский ответ.

— Гм… — Он в задумчивости посмотрел на нее. — Не стали бы… если бы что?

Сюзанна сдержала возглас раздражения. Он пытался отделаться от нее хамским образом. Осторожность советовала ей уйти, но совесть не позволяла сдаваться. От нее зависело спокойствие женщин семьи Брайт.

— Мне нужно поговорить с вами о близнецах Брайт, — сказала она. — О Руфусе и Финне. Их сестра сказала мне, что они собираются стать добровольцами, но вы не должны им позволить.

Брэм изобразил удивление.

— Ах, не должен?

— Они слишком молоды. А если они скажут вам иное, то солгут.

— Почему я должен поверить вам, а не им? Я собираюсь сформировать милицию, и мне нужны все добровольцы, каких я только смогу собрать. Мисс Финч, я дал вам слово относительно вашего отца — и все. Что же касается милиции, то я буду принимать решения сам, без вашего участия. Довольствуйтесь управлением всеми женщинами деревни, а я буду присматривать за мужчинами.

— Но Руфус и Финн еще мальчики.

— Если они присоединятся к милиции, я сделаю из них мужчин. — Брэм осмотрел толпу. — Мисс Финч, я собираюсь обратиться к добровольцам. Если вы не хотите вступить в милицию, то вам лучше удалиться с площади и присоединиться к дамам. Именно там ваше место.

Не зная, как выразить свое возмущение, Сюзанна сделала реверанс и отступила.

— Как скажете, милорд.

— Ну что? — спросила Салли. — Он уступил здравому смыслу? Он согласился?

— Не думаю, что этот человек вообще когда-нибудь уступал здравому смыслу. — Сюзанна в раздражении расправила перчатки. — Но не переживай, Салли. Я заставлю его согласиться. Мне только нужно позаимствовать несколько вещей из магазина.

Как только Брэм оказался в центре внимания, он решил выкинуть женщин — всех женщин! — из головы. Оглядывая толпу, он увидел нескольких парней, которые были так же молоды, как и близнецы. Он отметил также безнадежно старых, седых и беззубых. Заметил и горстку рыбаков и фермеров, которые вполне подходили по возрасту. Был тут и кузнец, делающий украшения — он стоял около викария. А из кухни кондитерской вышел Фосбери, еще не снявший передник и весь обсыпанный сахарной пудрой.

Брэм стиснул зубы. Вот из этих якобы мужчин он должен создать безукоризненно подготовленную боевую силу. Или — конец его военной карьеры. Тогда он останется в Англии — побежденный, хромой, бесполезный, жалкий… Да-да, побежденный во всех отношениях.

— Доброе утро вам всем! — сказал Брэм, повысив голос, чтобы все его услышали. — Большинство из вас знает, что я Райклиф. Древний титул был восстановлен и передан мне, и теперь я здесь для того, чтобы укрепить и защитить замок. В связи с этим я призываю мужчин взять в руки оружие. Мне нужны здоровые мужчины в возрасте от пятнадцати до сорока пяти лет.

Брэм ненадолго умолк, потом вновь заговорил:

— Пусть все вспомнят, что Англия находится в состоянии войны. Поэтому мне нужны солдаты — храбрые мужчины, готовые сражаться. Если среди вас есть мужчины, желающие бросить вызов врагу, пусть выйдут вперед. Если тут есть мужчины, которые хотят использовать силу, данную Богом, чтобы послужить благородному делу, пусть они выйдут, пусть докажут, что они настоящие мужчины.

Брэм снова сделал паузу, ожидая услышать возгласы одобрения.

Но ответом ему было молчание. Весьма благожелательное, но все же молчание.

Что ж, пафосные речи никогда не были сильной стороной Брэма, однако у него оставался еще один неоспоримый аргумент. Он оправил мундир и объявил:

— Тренировка и обучение продлятся месяц. Униформа, огнестрельное оружие и прочее — все это будет предоставлено. И — внимание! Будет и жалованье. Восемь шиллингов в день.

Последние слова подполковника вызвали живейший интерес. Ведь восемь шиллингов — это было больше, чем плата за полную рабочую неделю для большинства собравшихся на площади.

Шепот восторга прокатился по толпе, и несколько мужчин вышли вперед.

— Становитесь в строй, — сказал им Брэм. — Лорд Пейн вас зарегистрирует, а капрал Торн снабдит всем необходимым.

Возникло подобие давки, когда мужчины бросились к столу регистрации. Но Финн и Руфус Брайт в результате оказались первыми.

Брэм тотчас присоединился к своему кузену, став у стола. А тот сказал:

— Имя…

— Руфус Рональд Брайт.

— А я — Финеас Филипп Брайт.

Колин тут же записал имена.

— А дата рождения…

— Восьмое августа, — ответил Финн, покосившийся на брата. — Тысяча семьсот девяносто во…

— Седьмого, — закончил Руфус. — Нам больше пятнадцати.

Брэм смерил мальчиков строгим взглядом.

— Вы уверены, парни?

— Да, милорд. — Финн вытянулся и приложил руку к сердцу. — Мне больше пятнадцати лет. Пусть дьявол меня заберет, если я лгу вам, лорд Райклиф.

Брэм вздохнул про себя. Без сомнения, Сюзанна была права. Мальчики откровенно лгали. Они были именно мальчиками, а не мужчинами. Он внимательно посмотрел на чистые лица близнецов, которые еще многие годы не будут знать бритвы. Но если у них день рождения действительно в августе, то их настоящее пятнадцатилетие наступит через несколько месяцев. Брэм взглянул на очередь мужчин позади близнецов и быстро пересчитал их. Получилось около двадцати. Очень плохо… Ему требовалось набрать как минимум двадцать четыре человека.

— Ну? — спросил Колин, глядя на кузена.

— Ты слышал парней? Им больше пятнадцати, ясно?

Мальчики усмехнулись и, закончив отвечать на вопросы Колина, перешли к столу Торна для обмеров и получения огнестрельного оружия. Брэм даже не почувствовал укола совести, увидев мушкеты в руках мальчишек. Если они не знали, как обращаться с оружием и стрелять, значит, пришла пора научить их.

Один за другим мужчины подходили к Колину, сообщая свои имена, возраст и другую необходимую информацию. Затем они переходили к Торну, который записывал их размеры для пошива формы и выдавал оружие. Спустя несколько часов у Брэма заныло колено. Затем боль начала пульсировать. Еще через какое-то время проклятый сустав уже кричал от пронзительной боли.

Когда Колин закончил с очередным рекрутом, Брэм отстранил кузена от этой работы.

— Как ты долго. Пойди помоги Торну.

Брэм уселся на складную табуретку и незаметно согнул и разогнул свою ногу под столом, пытаясь унять боль и сосредоточиться на регистрационном списке. Макая перо в чернильницу, он проговорил:

— Итак, имя?

— Финч.

Брэм замер с пером в руке — ему казалось, он ослышался.

— Ф-и-н-ч, — отчетливо произнесла девушка. — Как птица[7].

— Но, Сюзанна… Черт возьми, что вы здесь делаете?

— Сэр, я не знаю, кто такая Сюзанна. Меня зовут Стюарт Джеймс Финч, и я хочу стать волонтером в вашей милиции.

Брэм окинул взглядом стоявшую перед ним девушку. Разумеется, она была не в платье. Вместо него она надела нанковые бриджи, которые на ней удивительно хорошо сидели, а также льняную рубашку с манжетами на запястьях. На плечах у нее была куртка синего цвета, которая, что и не удивительно, прекрасно подходила к ее глазам, а на руках, конечно же, перчатки. Мужские перчатки. Не дай Бог мисс Финч появиться на публике без перчаток!

Сделав паузу, она продолжила:

— Дата рождения — пятое ноября 1788-го. И это чистая правда, клянусь Богом, милорд.

Ее волосы были заплетены в тугую «морскую» косу, и одета она была в мужскую одежду, однако все в ней было абсолютно женским. Ее голос, ее осанка… Боже, даже ее запах! Она не смогла бы одурачить и слепого.

И уж конечно, она не собиралась одурачить его, Брэма. Просто эта дерзкая девчонка хотела настоять на своем! И она собиралась сделать это перед десятками людей. Вся деревня толпилась вокруг них — мужчины и женщины, жаждавшие увидеть, как будут разворачиваться события. И все они задавались вопросом: кто же выйдет победителем?

Победителем будет именно он, подполковник Брэмвелл. А если он позволит женщине взять верх, то его никогда не будут уважать мужчины. Более того, он сам себя не будет уважать.

— Запишите мое имя, — сказала девушка.

— Мисс, вы знаете, что я этого не сделаю. Только мужчины имеют право служить.

— Но я мужчина, — заявила Сюзанна.

Брэм посмотрел на нее с удивлением.

— Неужели, мисс Финч?

— А что? — Ее голос звучал с притворной невинностью. — Вы же взяли Руфуса и Финна, поверив им на слово. Почему тогда вы не можете взять меня, поверив моему слову?

Наклонившись над столом, Брэм тихо проговорил:

— Потому что в вашем случае я знаю не понаслышке, что это не соответствует действительности. Хотите, я в подробностях расскажу всем этим людям, по какой причине я знаю, что вы женщина?

— Нет, ради Бога, — прошептала Сюзанна. И вдруг, улыбнувшись, добавила: — Но если вы заявите, что предполагаете жениться на мне… Что ж, тогда другое дело. У наших молодых леди подобное объявление вызовет живейший интерес.

Какое-то время они молча смотрели друг на друга. Наконец Сюзанна сказала:

— Если вы приняли Финна и Руфуса, то должны принять и меня.

— Ладно, хорошо, — ответил Брэм, обмакнув перо в чернильницу. Ему стало интересно, как далеко она готова зайти. — Стюарт Джеймс Финч, рожден пятого ноября 1788-го. — Он подтолкнул к ней бумагу. — Распишитесь вот здесь.

Сюзанна взяла перо и поставила изящную подпись со множеством завитушек.

— А теперь, — Брэм подал знак Торну, — мы должны снять с вас мерку для пошива униформы. Не возражаете?

— Нет, конечно. Что за вопрос?

Брэм подвел девушку к соседнему столу и вырвал сантиметровую ленту из рук Торна.

— Я сам сниму размеры с этого рекрута. — Он показал ленту Сюзанне. — Есть возражения, Финч?

— Нет-нет!

Сюзанна вскинула подбородок.

— Тогда снимайте куртку.

Она подчинилась без возражений.

И он лишился дара речи.

«О святые небеса!» — воскликнул Брэм мысленно. И действительно, кто бы мог предположить, что мужской наряд отлично подойдет Сюзанне Финч и выгодно подчеркнет все без исключения формы?

Ее где-то позаимствованный жилет не был застегнут наверху из-за пышных грудей, однако он прекрасно сидел на ней, подчеркивая тонкую талию и очаровательную выпуклость бедер. Ее бриджи в обтяжку заканчивались на коленях, а ниже были белые чулки, облегавшие изящные икры и столь же изящные лодыжки.

— Повернитесь, — прохрипел Брэм.

Она повиновалась. И повернувшись, перекинула свою длинную косу на грудь, давая ему возможность рассмотреть спину… и очаровательную круглую попку.

О Боже, она была просто создана для его рук. И своим упрямством предоставила ему прекрасную возможность прикасаться к ней.

Он начал с плеч. Положил сантиметровую ленту на одно плечо и медленно протянул по спине к другому. И он не торопился, делал все очень медленно, чтобы доставить удовольствие и себе… и ей.

Ее плечи трепетали под его руками, а его сердце гулко стучало.

— Семнадцать дюймов, — произнес наконец Брэм.

Затем он измерил длину ее руки, после чего приказал:

— Выпрямитесь, Финч.

Как только она расправила плечи, он положил один конец ленты ей на затылок, прямо над воротником. Затем протянул узкую полоску сантиметра вдоль ее спины, касаясь каждого позвонка, и опустился прямо к округлостям ягодиц. И тут же послышался ее протяжный вдох, болью отозвавшийся в его паху.

— Двадцать шесть дюймов для длины мундира, — объявил Брэм. И тотчас оттянул полу своего мундира, надеясь, что никто не заметит, что его собственные размеры увеличились в одном месте на несколько дюймов (эта сцена была настолько возбуждающей, что он совсем забыл о боли в колене). — Ко мне лицом, Финч.

Сюзанна выполнила поворот кругом медленно и чувственно — как если бы они танцевали.

— Руки вверх! — приказал Брэм. — Теперь я измерю объем вашей груди.

Глаза девушки вспыхнули, и она, скрестив руки на груди, заявила:

— Полагаю, я и так знаю свой размер. Тридцать четыре дюйма.

Брэм глухо пробормотал:

— Что ж, прекрасно.

Черт, как же он хотел снова почувствовать под собой это тело. Как он тосковал по нему!

— Мы закончили? — спросила Сюзанна, надевая куртку.

— Теперь — оружие, — сказал Брэм, изо всех сил стараясь вернуть себе самообладание. — Я должен выдать вам мушкет, мистер Финч.

Он выбрал мушкет и показал его девушке.

— Вот видите? Пуля стреляет из вот этого ствола, понимаете? А в центре, вот тут — спусковой механизм. А другой конец нужно упереть в плечо. Вот таким образом.

— И все? Очень интересно… — Сюзанна потянулась за оружием. — Можно?

— Помедленнее. — Брэм шагнул к девушке. — Я покажу вам, как держать его.

— В этом нет необходимости. — Она улыбнулась. — Ваши инструкции были такими четкими…

И затем подполковник, а также Торн, Колин и все население Спиндл-Коув — все они наблюдали, как Сюзанна Финч, установив оружие на предохранительный взвод, засыпала немного пороха на полку, потом высыпала оставшуюся часть порохового заряда в ствол и забила его внутрь с помощью шомпола.

Брэм и раньше видел, как солдатские жены чистили и собирали оружие своих мужей. Но он никогда не был свидетелем ничего подобного. Сюзанна не просто знала правильную последовательность — она понимала детали. Эти женские руки в перчатках двигались уверенно и вместе с тем с волнующим изяществом. И Брэм почувствовал, что уж теперь его мужское орудие возбудилось настолько, что достигло размеров ружейного ствола.

Она вскинула мушкет на плечо, взвела курок и выстрелила холостым патроном. Оружие сильно отдало в плечо, но она даже не вздрогнула.

— Как вы полагаете, я правильно уловил суть? — спросила Сюзанна, опуская мушкет.

«Замечательно!» — мысленно воскликнул Брэм. И с трудом подавил желание зааплодировать. Он не засекал время, но предположил, что Сюзанна потратила на все не более двадцати секунд. Возможно, всего лишь пятнадцать. А ведь среди хороших стрелков бывали и такие, которым не хватало пятнадцати секунд, чтобы зарядить ружье и выстрелить.

— У кого вы этому научились?

— У моего отца, конечно. — Сюзанна пожала плечом. — Ведь большинство мужчин узнают подобные вещи от своих отцов, не так ли?

Да, большинство… мужчин. Сам Брэм узнал все о стрельбе от своего отца. Он попросил у отца охотничье ружье в подарок, как только научился говорить. И он всегда искал повод, чтобы научиться у него меткой стрельбе… Теперь эти уроки были одними из самых светлых его воспоминаний. Но интересно, как было с Сюзанной? Сидела ли она на подобных уроках рядом с сэром Льюисом? И если да, то как все это у них происходило?

— Может, хотите увидеть, как я примыкаю штык? — спросила девушка.

— В этом нет необходимости, — пробурчал Брэм.

Он прекрасно понимал, что оказался в глупейшем положении. Решил подшутить над девушкой, разрешив ей участвовать в игре «я мужчина», а подшутили над ним самим. Потому что Сюзанна оказалась его самым перспективным рекрутом. И ему захотелось наказать ее, позволив ей завербоваться.

Но она будет слишком серьезной помехой. Помехой для всех мужчин, а для него, Брэма, тем более. Проводить с ней весь день, когда она будет в этих облегающих бриджах? Ведь он не сможет тренировать свой личный состав, не отвлекаясь на нее. А еще следовало быть решительным и строгим… Так что придется ему так или иначе уволить ее с действительной службы. Но как именно?

И тут его осенило — он нашел ответ.

— Есть еще одно, мисс… мистер Финч. Еще одно требование к добровольцам.

— Правда? И какое?

Брэм повернулся к сидевшим чуть поодаль дамам.

— Леди, я должен обратиться к вам за помощью. Мне нужно, чтобы каждая из вас нашла ножницы и как можно скорее принесла их сюда.

Женщины переглянулись. Затем возникла небольшая суматоха, когда они побежали в «Рубин королевы», чтобы перевернуть вверх дном свои туалетные столики и шкатулки. Подобным же образом было перерыто складское помещение «Всякой всячины».

Когда были найдены, по-видимому, все доступные ножницы и все дамы были вооружены ими и собрались на площади, вперед вышла Салли Брайт.

— А что вы собираетесь с ними делать, лорд Райклиф? — спросила девушка.

— Воспользоваться ими, — ответил Брэм. — В моей милиции у всех добровольцев должны быть короткие волосы. Сзади — над воротничком. И по бокам — над ушами.

Он посмотрел на Сюзанну. Та побелела как мел, и с ее лица исчезли веснушки.

Повернувшись к рекрутам, подполковник взмахнул рукой.

— Итак, леди нашли себе оружие. Мужчины, выберите себе леди.

Женщины снова переглянулись. Мужчины же, ошеломленные, отступили. Впрочем, в некоторых парах не приходилось сомневаться. Одна из женщин, судя по всему, миссис Фосбери, взяла мужа за воротник, потащила к пню и, усадив, стала щелкать над его головой ножницами. Но мужчины и женщины, не состоявшие в браке, стояли в полной тишине, стояли так, как будто ждали приказа самого Господа.

Брэм повернулся к своему кузену.

— Разве не ты всегда открываешь бал? Сделай это и сейчас.

Колин поморщился и проворчал:

— Но я не волонтер…

— Зато ты в долгах, поэтому вынужден мне подчиняться. У тебя нет выбора, ясно?

Колин медленно встал, сбрасывая жилет.

— Ладно, хорошо. Как скажешь. Итак, я первый выбираю леди. — Он сделал шаг вперед, широким, театральным жестом снял шляпу и опустился на одно колено перед Дианой Хайвуд. — Мисс Хайвуд, не будете ли вы так любезны?..

Белокурая леди покраснела.

— Э-э… да, конечно, лорд Пейн. Почту за честь.

Дамы тихонько захихикали, несомненно, рассматривая это как предложение руки и сердца. Сюзанна не сомневалась, что к полудню распространятся слухи о помолвке этих двоих. Что ж, это было бы очень неплохо. Если бы Колин и впрямь женился, то навсегда перестал бы являться проблемой для Брэма.

Невольно улыбнувшись, Сюзанна сказала:

— Милорд, предполагалось, что вы будете держать своих мужчин отдельно от моих дам, разве не так?

— Вам напомнить, кто первый нарушил соглашение? — Брэм взял со стола ножницы. — Итак, Финч, вы готовы?

Сюзанна уставилась на ножницы, широко раскрыв глаза.

— Вы сказали… над воротничком?

— Да-да.

— У всех волонтеров в милиции?

— Без исключения.

Девушка с мольбой в голосе прошептала:

— Но они еще мальчики. Финн и Руфус, я имею в виду. Их мать переживает из-за них. Попытайтесь понять.

— О, я понимаю.

Да, он понимал, что она пыталась оградить этих ребят от опасности. Но он также знал и о другой ее цели — удержать власть в деревне. Поэтому он не мог позволить ей победить. — Возможно, мы оба не хотели этого, но теперь я лорд. И тут моя милиция, моя деревня, мои правила. — Брэм протянул ей ножницы. — Стригите сами или будете острижены.

После долгой паузы Сюзанна сняла позаимствованную мужскую шляпу и отложила ее. Заведя руки за спину, она распустила косу, затем тряхнула волосами, и они рассыпались по ее плечам пышными волнами красного золота, мерцавшего в солнечном свете и почти ослеплявшего.

Брэм почувствовал замешательство и вдруг подумал о том, что, возможно, сделал серьезную тактическую ошибку.

Но увы, было поздно. Девушка со вздохом пробормотала:

— Хорошо, ведь это всего лишь волосы.

«Всего лишь волосы?!» — воскликнул он мысленно. Нет-нет, то, что обрамляло ее лицо, никак не могло быть «всего лишь волосами». Это была живая струящаяся красота. Это была корона славы. И это было… как праведное дыхание разгневанных ангелов, так что он, Брэм, наверняка будет проклят за свою ужасную ошибку.

— Хорошо, — сказала она. — Я сделаю это сама.

И потянулась за ножницами.

— Нет.

Он покачал головой.

— Нет? — переспросила Сюзанна, пытаясь скрыть замешательство; для нее было чрезвычайно важно сохранить хорошую мину при плохой игре.

Она, конечно же, не хотела отрезать волосы — «эти волосы», как шутили ее кузины. Они вполне устраивали ее, так как это было единственное, что она унаследовала от матери. Но Сюзанна собиралась принести их в жертву, если бы это помогло спасти Финна и Руфуса… и одержать победу над ним.

«Волосы отрастут снова, — сказала она себе. — Ведь они уже однажды отросли, после того страшного лета в Норфолке». Только на сей раз Сюзанна хотела отрезать их сама. Быстро и не задумываясь, насколько это возможно. Ей казалось, она не сможет устоять на месте, если кто-то другой будет держать ножницы.

— Дайте мне их. — Сюзанна в отчаянии ухватилась за кольца. — Я сделаю это сейчас же!

Но Брэм не выпускал ножницы. И заговорил очень тихо — так, чтобы слышала только она:

— Я сделаю мальчиков барабанщиком и флейтистом. Они будут в милиции, будут посещать строевую подготовку и получать жалованье. Но они не будут вооружены. Этого достаточно?

Сюзанна была ошеломлена. Неужели этот человек готов пойти на компромисс?!

— Я… Я полагаю, что достаточно. Да.

— Вот и хорошо. Это означает, что вы снова леди?

— Да, я пойду переоденусь.

— Не так быстро. — Все еще сжимая ножницы, он бросил на нее дерзкий взгляд. — Прежде чем уйдете, обслужите меня. Так же, как это делают другие леди.

И действительно, все окружавшие их мужчины и женщины из Спиндл-Коув уже разделились на пары. Поскольку Диана занималась лордом Пейном, кузнец направился к овдовевшей миссис Уотсон. А Финн и Руфус, казалось, спорили, кем из них займется Салли.

— Вы хотите, чтобы я отрезала… ваши волосы? — пробормотала Сюзанна.

— Как я сказал — никаких исключений. — Брэм вложил ножницы в ее руку. — Давайте. Я в полном вашем распоряжении.

Сюзанна откашлялась.

— Но я полагаю… вам придется стать на колени.

— На колени?! — Он фыркнул. — Не выйдет, мисс Финч. Я лишь в одном случае стану на колени перед женщиной, но на сей раз ситуация совсем не такая.

— Вы опуститесь на колени, предлагая руку и сердце? Вы это имеете в виду?

Дьявольские искры вспыхнули в его глазах.

— Нет, не это. Совсем другое.

Сюзанна поняла намек и вздрогнула. И тут же осмотрелась. Все на площади — ее друзья и соседи — были заняты стрижкой, так что никто не обращал на них внимания.

— Но если вы не хотите стать на колени, — сказала она, приподнимаясь на цыпочки, — то как же я смогу отрезать ваши волосы? Все стулья заняты. Я, может быть, и высокая, но никак не смогу дотянуться… Ой!

Брэм обхватил ее за талию и приподнял. И тотчас же поставил ее на стол, так что она стала выше его в два раза.

— Теперь нормально?

Сюзанна молча кивнула, и он убрал руки с ее талии. Судорожно сглотнув, Сюзанна сказала:

— Повернитесь.

Слава Богу, на этот раз он повиновался.

Она взялась за его густой темный хвост, перевязанный на затылке кожаным шнурком. Волосы у него оказались пышными и мягкими. «Вероятно, это самое мягкое, что есть в нем, — подумала Сюзанна. — Стоит их отрезать, и он сразу станет угловатым и жестким во всем».

— Из-за чего задержка? — спросил Брэм. — Боитесь?

— Нет. — Сюзанна подняла ножницы твердой рукой. Схватив волосы другой рукой, нацелилась… и отрезала. — Ах, Боже мой… — Она поболтала отрезанным хвостом у него перед носом, а затем бесцеремонно бросила его на землю. — Какая жалость!

Брэм усмехнулся, но она уловила намек на оскорбленную гордость в его усмешке.

— Вижу, вы наслаждаетесь шансом сыграть роль Далилы, мисс Финч.

— Вам следует надеяться, что мне не захочется изображать Юдифь. В данный момент у меня в руках ножницы, и я советую вам сохранять спокойствие. Я должна сосредоточиться. — Откинув за спину свои локоны, она завязала их на затылке узлом, затем приступила к стрижке Брэма. И теперь оба молчали.

Чтобы подстричь волосы равномерно, Сюзанне приходилось пропускать пальцы сквозь густые темные пряди, и она то и дело прикасалась к ушам, вискам и подбородку Брэма.

— Может быть, будет проще, если вы снимете перчатки? — спросил он.

— Нет.

В данный момент только эти тонкие кожаные перчатки помогали ей оставаться в здравом уме.

Казалось, вокруг них витала чувственная напряженность и можно было услышать его дыхание — хриплые вдохи и выдохи. Ее пальцы в какой-то момент дрогнули, и она оцарапала его ухо лезвием ножниц. Сюзанна испугалась, но он, похоже, этого не заметил. На ухе же выступила крохотная капелька крови, и ей пришлось собрать волю в кулак, чтобы не прижаться губами к ранке.

После еще нескольких взмахов ножницами Сюзанна отложила их в сторону. Чтобы проверить, насколько прическа ровная, она провела кончиками пальцев в перчатке по его голове. Из его груди вырвался тяжелый вздох (или, возможно, стон). Причем это был не просто вздох — это было признание… На легкое прикосновение ее пальцев он отозвался выражением глубокой скрытой тоски. Все ее тело заныло от инстинктивной ответной реакции.

О Господи! О, Брэм!

— Повернитесь, — прошептала она.

Когда он повиновался, его глаза были закрыты. И теперь она видела перед собой совершенно другого человека. Этот громадный жестокий воин, ставший средневековым лордом, выглядел уязвимым, потерянным, нуждающимся в заботе. Ее заботе.

Но знал ли он, что только что выдал себя? Вчера она думала о его страстных поцелуях и о том, как он использовал любую возможность во время их общения, чтобы прикоснуться к ней. Но она полагала, что он просто пытался испугать ее, вернее, отпугнуть.

Но теперь она ясно понимала его побуждения. В этом была его тайна. Никаких травм в детстве, никаких разрушительных последствий войны. Только глубокое, невысказанное желание близости. Да он скорее умрет, чем признается! Но этот тихий тоскливый вздох его выдал. Казалось, этот звук издавал большой косматый зверь, из лапы которого вытащили колючку. Было ясно: он жаждал нежности, он изголодался по ней.

Сюзанна провела пальцами по вискам Брэма, и его кадык судорожно дернулся. Когда же она скользнула кончиком пальца в перчатке по его скуле, он внезапно открыл глаза и проворчал:

— Все, достаточно.

Задетая его резким тоном, она убрала руку.

— Итак, мисс Финч… — Отступив назад, он провел рукой по своим темным, теперь коротким волосам. — Скажите мне, как выглядят остальные мужчины?

Сюзанна оглядела площадь. Везде, куда бы она ни глянула, виднелись ослепительно белые затылки.

— Как стадо годовалых ягнят, которых недавно постригли.

— Ошибаетесь, — сказал Брэм. — Они не похожи на овец. Они похожи на солдат. На мужчин с общей целью. И скоро они у меня будут действовать как одно целое. — Он взял ее за талию и, сняв со стола, вернул обратно на землю. — Посмотрите на них внимательно. Через месяц у меня будет милиция. Они станут людьми с чувством долга. Я покажу всем вашим чопорным старым девам, что могут делать настоящие мужчины. — Уголок его рта дернулся. — Спиндл-Коув станет совсем иным местом. И вы, мисс Финч, поблагодарите меня.

Сюзанна покачала головой. Он выдал уже слишком многое, и это его грубое мужское чванство теперь не могло запугать ее. Она смахнула остатки волос с его воротника и заявила:

— Через месяц сообщество, которое я люблю, будет таким же, как сейчас. Все, что я вижу здесь сегодня, останется неизменным за исключением одного. Спиндл-Коув изменит вас, лорд Райклиф. А если вы станете угрожать здоровью и счастью моих леди, — она нежно коснулась его щеки, — я поставлю вас на колени.


Глава 8 | Ночь в его объятиях | Глава 10