home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21

Рекс нашел Клифа на верхнем этаже дома, в комнатах, которые тот занимал вместе со своей женой и двумя детьми. Алексей сидел за секретером и старательно выводил одну за другой буквы письма, в котором извинялся перед леди Берроу. Его отец с суровым видом стоял над ним, сложив руки на груди. Ариэлла уютно устроилась в кресле перед камином и, как обычно, читала. Но когда Рекс остановился в проеме открытой двери, девочка подняла взгляд от книги, посмотрела на него и улыбнулась. Из спальни, тоже улыбаясь, вышла Аманда. Ее зеленые глаза ярко блестели от радости.

— Как там Бланш? — спросила она.

Рекс молчал, не решаясь ответить. Он настоял на том, чтобы Бланш ушла в одну из комнат для гостей: было хорошо видно, что ее нервы сильно напряжены и силы на пределе. Усталость отражалась на ее лице и в глазах. Она согласилась и упала на кровать, как только Рекс привел ее в эту комнату, и это доказало, что он был прав. Но теперь он знал, что Бланш не сумасшедшая. Время излечит ее от болезни. И она носит под сердцем его ребенка. Она должна стать его женой.

Рекс так волновался за нее, что не мог как следует думать о его и Бланш будущем и о ребенке, который у них появится. В первую очередь он должен позаботиться о том, чтобы Бланш отдохнула. Во вторую очередь — о том, чтобы она вылечилась от душевной травмы, нанесенной бунтом. Он хотел бы ускорить ее выздоровление, но был совершенно уверен, что не может этого сделать. Однако из-за ребенка они должны пожениться как можно скорее. И как раз для этого ему пригодится его брат Клиф.

— Она какое-то время неважно себя чувствовала и теперь отдыхает в одной из гостевых комнат. А я надеялся на время украсть у тебя мужа.

Аманда внимательно взглянула на Рекса, и он понял, что она борется со своим любопытством.

— Кради, только верни потом обратно, — пошутила она и спросила: — Бланш будет ужинать с нашей семьей?

— Нет, — ответил Рекс, не желая, чтобы Бланш еще раз напрягала свои нервы. Он знал, что она боится приступа воспоминаний и, кроме того, ей стыдно, что в светском обществе ее считают сумасшедшей. Тем более ей будет стыдно этих слухов перед его семьей.

Ему не терпелось увезти ее из Лондона. Он не мог дождаться минуты, когда получит почетное право обнимать и утешать ее, заботиться о ней, обеспечивать ее тем, что ей нужно, и защищать ее от всего и всех.

Он не мог дождаться минуты, когда расскажет ей о Стивене.

Клиф широкими шагами подошел к брату, внимательно и с любопытством вглядываясь в него своими голубыми глазами. Рекс указал рукой на коридор. Братья вышли туда, и Клиф закрыл за ними дверь комнаты.

— Мне нужно, чтобы ты оказал мне услугу, — без предисловий сказал Рекс. Сейчас он был рад, что его брат — странный человек и чудак.

— Ты ее получишь.

Рекс и не ждал отказа.

— Прежде чем я выскажу свою просьбу, ты должен мне поклясться, что то, что произойдет после этого, останется только между нами. Никто, кроме нас, не должен про это знать, даже твоя жена.

Глаза Клифа стали шире.

— Мне это очень любопытно, но я не люблю иметь тайны от моей жены. Честно говоря, я никогда ничего не скрывал от нее и не хочу делать это впервые сейчас.

— Скрывать придется временно и лишь из-за того, что Бланш больна.

Клиф помрачнел. Он коснулся ладонью руки брата и спросил:

— Что я могу сделать, чтобы помочь тебе, Рекс, и помочь ей? Разумеется, я клянусь тебе молчать.

— Я желаю, чтобы ты поженил нас, — сказал Рекс.

Сначала Клиф оцепенел от изумления. Потом до него начал доходить смысл этих слов.

— То есть вы с ней все-таки женитесь, но хотите сделать это тайком?

— Ты можешь говорить тише?

— Значит, ты хочешь, чтобы я поженил вас на моем корабле?

— Клиф, Бланш больна. Она не выдержит официальную свадьбу и прием после свадьбы, это для нее слишком сильное напряжение. В любом случае брак будет тайный. Для Бланш будет легче, если мы сможем заключить его здесь рядом, в гавани. Я надеялся, что женюсь в течение недели, — объяснил Рекс и пристально посмотрел на брата.

Клиф ответил ему таким же пристальным взглядом и спросил:

— Чем она больна?

Рекс немного поколебался и наконец ответил:

— Она еще не была у врача, но она не сумасшедшая, Клиф. Она больна тем же, чем я болел после войны и чем болеют многие солдаты. Я уверен, ты не знаешь, что мать Бланш была зверски убита. Это случилось, когда Бланш была ребенком, и Бланш все видела. Она лишь теперь вспоминает это убийство почти так же, как я переживал заново свои последние дни на войне сразу после того, как вернулся домой с Пиренейского полуострова. Я уверен, время вылечит ее, как вылечило почти всех, кого я знаю.

— Я не имел об этом представления, и мне жаль, что так случилось, — серьезно сказал Клиф. Помолчав, он спросил: — Есть ли причина для такой спешки, Рекс?

— Оказалось, что есть.

Братья переглянулись: они поняли друг друга без слов.

Клиф улыбнулся и хлопнул Рекса по плечу.

— Я так счастлив за вас — за тебя и за нее. Конечно, я вас поженю. Но ты понимаешь, как разочарованы будут наши женщины, когда узнают, что вы поженились тайком?

— Понимаю, но благополучие Бланш для меня важней всего.

— Вот и видно, что ты влюбился: ты говоришь как влюбленный, — озорно улыбнулся Клиф. — В конце концов, они все, даже наша мать, будут в восторге. Кроме Элеоноры. Она может никогда не простить тебя, — предупредил он.

— О нашей решительной сестре я подумаю в другой раз, — ответил Рекс. Он наконец успокоился и сейчас чувствовал огромное облегчение, хотя и не ожидал, что придется спорить с братом. Через два дня, самое позднее через неделю, он и Бланш будут женаты. И тогда он увезет ее в Лендс-Энд или в Ирландию. Ему было все равно, куда они поедут, лишь бы это была сельская местность, где будет тихо и спокойно.

Вскоре после свадьбы у них начнется медовый месяц. Эта мысль вызвала у Рекса беспокойство. Новобрачным придется на время отложить радости супружества. Он сомневался, что Бланш сейчас может думать о любовных желаниях. И сам он тоже не слишком думал о них. Он хотел только одного: чтобы с ней все было хорошо.

— Дай мне знать, когда захочешь это сделать, — сказал Клиф и снова сжал рукой плечо брата.

— Спасибо, — ответил Рекс.


Бланш медленно просыпалась, словно после большой дозы лауданума.

Она как будто плыла на мягких как пух пышных облаках и чувствовала огромное облегчение и, как ни странно, покой. После всего, что с ней произошло за последние месяцы, это было такое блаженство! Она осознала, что улыбается, открыла глаза… и обнаружила себя лежащей в незнакомой чужой спальне, в кровати с пологом на четырех столбиках.

Она удивленно взглянула на лепное украшение на потолке над кроватью — окруженную лучами звезду в лиловых, розовых, кремовых тонах — и мгновенно вспомнила, что произошло. Она в Хермон-Хаус, она и сэр Рекс собираются пожениться. Уже стемнело, и комната была полна теней, но в камине, тоже украшенном лепниной, ярко горел огонь. Ее взгляд переместился на стоявшее перед камином кресло, тоже окрашенное в светлые тона, — и встретился с прямым взглядом полулежавшего в кресле сэра Рекса.

Он выпрямился, она медленно села в своей кровати. Бланш смутно вспомнила, как сэр Рекс проводил ее в эту спальню и как она опиралась на него. Она спала поверх одеяла, но под шерстяным покрывалом цвета слоновой кости. Бланш поняла, что свалилась на кровать и мгновенно уснула. Очевидно, сэр Рекс укрыл ее. Ей стало приятно, что он заботится о ней.

Она улыбнулась. Ее сердце подпрыгнуло в груди от радости и восторга.

— Сколько времени ты здесь провел?

— По-моему, часа два, — ответил он и подошел к ней.

Значит, он охранял ее сон все время, пока она спала.

Бланш никогда не чувствовала себя такой защищенной, окруженной заботой, любимой.

— Тебе не обязательно было сидеть со мной, — тихо сказала она.

Он помедлил, не решаясь заговорить, но, наконец, спросил:

— Можно?

Она поняла вопрос и кивнула. Рекс сел на край кровати возле Бланш. И спокойно объяснил:

— Я хотел быть возле тебя, пока ты спала. Я беспокоился о тебе, но остался с тобой не поэтому. А потому, что все это время мне не хватало тебя.

Счастье переполнило ее душу. Бланш сама не заметила, как протянула руку и сжала пальцами его ладонь.

— Мне тоже не хватало тебя. Я очень тосковала по тебе.

Его взгляд потемнел.

Бланш не знала, как быть. Она подумала, что Рекс хочет обнять ее и, может быть, даже поцеловать. Она никогда ничего не хотела так сильно, как этого поцелуя. Но Рекс только улыбнулся ей. И Бланш решила, что она просто дура. Она худая и изможденная. Он видел, что она ведет себя как сумасшедшая, и никакое объяснение ей не поможет. Сэр Рекс может хотеть жениться на ней и заботиться о ней, но теперь она никак не может вызывать у него желание. Та, которую он желал, была здоровой, изящной и элегантной идеальной леди, а не полусумасшедшей, измученной и несчастной женщиной.

— Клиф согласился поженить нас, — тихо сказал он.

От неожиданности Бланш вздрогнула. Ей понадобилось время, чтобы понять смысл этих слов.

— Он капитан корабля. Он может поженить нас на своем корабле!

— Вот именно! — улыбнулся Рекс. — Я был уверен, что ты не захочешь официальной церемонии, даже скромной церемонии с участием только моей достаточно большой семьи. Нам нужны только два свидетеля.

У Бланш перехватило дыхание. Она кивнула в ответ и сказала:

— Это будут Бесс и Мег. Мне нужно, чтобы они обе были там.

— Как хочешь. — Рекс помолчал в нерешительности, потом начал: — Я не хочу тебя торопить, — и снова замолчал.

Бланш покачала головой:

— Я бы вышла за тебя уже сегодня, если бы ты этого захотел.

Его глаза широко раскрылись.

Бланш поняла, что хочет выйти за него замуж как можно скорее, и почувствовала, что краснеет.

— Я понимаю, что обстоятельства у нас странные, и не намерена слишком торопить тебя со свадьбой, — прошептала она и быстро отвела взгляд.

Рекс сжал руками ее ладони.

— Бланш, ты не можешь торопить меня слишком сильно. У нас есть причина для спешки. Кроме того, я ничего так не хотел бы, как жениться сегодня, если ты сказала это всерьез.

Бланш пристально посмотрела на него.

— Ты думаешь, мы должны набраться смелости и попытаться? — взволнованно спросила она.

— Я поговорю с Клифом, — сказал он, вставая, и удовлетворенно улыбнулся. — Но я не вижу причин, которые помешали бы нам сбежать отсюда после ужина.


Все паруса были туго свернуты. Мачты и такелаж словно касались усыпанного звездами неба. Фрегат, стоявший на якоре, покачивался на блестящей черной как уголь воде. Луна была полной и сияла так, словно накалилась добела. Легкий ветерок ласкал щеки Бланш. Она стояла на пристани рядом с сэром Рексом и не верила в то, что происходит. Сегодня днем она пошла к сэру Рексу, чтобы сказать ему о своем ребенке и принести величайшую жертву, которую может принести женщина. И вдруг все обернулось так, что она становится его женой.

На главной палубе Бланш заметила несколько призрачных силуэтов. Повернувшись к сэру Рексу, она прошептала:

— Если я сейчас ущипну себя, я не проснусь?

Он улыбнулся и ответил:

— Я сейчас думал как раз то же самое. Идем. Все уже собрались.

Дрожа от волнения, Бланш кивнула, и они направились к кораблю. Уже идя по трапу, Бланш узнала среди стоявших на корабле Клифа де Варена. Его было легко разглядеть: величественная фигура Клифа выделялась среди остальных. Он был в черном костюме, но сразу было видно, что это владелец корабля. Рядом с ним стояли матросы. Большой корабль сиял огнями. Бланш мысленно помолилась, чтобы это происходило на самом деле, а не было чудесным сном.

Бесс помахала ей рукой, делая знак поторопиться, рядом с ней стояла Мег. Даже издали было видно, что горничная вне себя от волнения. Но там была еще одна женщина, и ею оказалась Элеонора де Варен. Бланш радостно улыбнулась ей.

Рекс тихо объяснил:

— Мне нужны были кольца, пришлось привлечь к этому делу мою неукротимую сестру.

— Мне всегда нравилась Элеонора, и я рада, что она здесь, — так же тихо ответила Бланш.

Ее сердце билось с такой бешеной силой, что она с трудом дышала. Рекс помог ей перейти на главную палубу корабля. Его рука была надежной, сильной и крепкой, поистине это была рука настоящего мужчины. «Как мне повезло!» — подумала Бланш. Она едва была в состоянии вынести такой прилив радостных чувств.

Бесс, возбужденно глядя на Бланш, быстро рассказала ей, в какое смятение она пришла, получив известие от нее.

— Когда я получила от тебя записку с просьбой встретиться с тобой на корабле капитана де Варена, я подумала, что сегодня ты действительно сошла с ума! А потом пришла Мег и сообщила, что ты в самом деле выходишь замуж за сэра Рекса! — Бесс уже обнимала Бланш. — Ну а потом Элеонора показала мне кольца, и капитан де Варен подтвердил, что это правда. Я так рада.

— А я рада, что ты рада! — поддразнила ее Бланш, засмеялась и крепко обняла ее.

Бесс даже вздрогнула, услышав ее смех.

Бланш поняла, что уже много месяцев не смеялась и ничему не радовалась. Она снова стала серьезной и тихо попросила Бесс:

— Пожелай нам счастья.

— Конечно, я желаю вам огромного счастья! — крикнула Бесс и ласково взглянула на невесту.

Бланш посмотрела вокруг и увидела сэра Рекса и Клифа, которые спокойно беседовали.

— Сэр Рекс знает все, — прошептала она. — Он такой добрый, что человека добрее его ни ты, ни я никогда не встретим. И что еще важнее, он хорошо знаком с моей болезнью, потому что она часто встречается у тех, кто побывал на войне. Я, скорее всего, не сумасшедшая, Бесс.

Подруга потрясенно ахнула.

— От этого есть лекарство?

— Кажется, время излечивает почти всех от этого душевного расстройства, — ответила Бланш, улыбнулась ей и, повернувшись в другую сторону, обняла Мег: — Я так рада, что ты здесь!

— Сегодня великий день, миледи! Добрый вечер! — воскликнула ее рыжеволосая горничная. — Я так счастлива за вас! Я знала, что вы любите его и что он тоже любит вас!

Бланш снова услышала свой смех. Она не была уверена, что любовь сыграла какую-то роль в решении сэра Рекса, но это не имело значения. Сэр Рекс был ее якорем, и она была счастлива. А она не могла вспомнить, когда она в последний раз была такой счастливой. Во всяком случае, это было до ее отъезда из Лендс-Энда.

К ней широкими шагами подошла Элеонора.

— Я ждала, что эта минута настанет, — с озорной улыбкой заявила ее будущая золовка. — Вы и мой брат — идеальная пара. Я знала, что вы и он найдете путь друг к другу!

Бланш покраснела. Она была согласна с Элеонорой де Варен в том, что сэр Рекс действительно идеальный спутник жизни для нее. Она не могла вспомнить, почему когда-то сомневалась в этом. Она хотела быть для него идеальной парой. Может быть, она вылечится и станет идеальной женой. Бланш перевела взгляд на своего жениха. Он наблюдал за ней и каждое мгновение готов встать на ее защиту, но тоже улыбался. И Бланш вдруг ответила ему улыбкой. Он выглядел счастливым.

Сэр Рекс, громко стуча костылем, подошел к женщинам.

— Может быть, приступим? Клиф готов начать, если вы не против.

Сердце Бланш громко колотилось в груди.

— Я вполне готова.

Клиф движением руки подал знак, чтобы они вместе встали перед ним.

— Вы ведь знаете: «Прекрасная дама» как будто создана для того, чтобы соединять влюбленных, — обратился он к невесте. — Мы с Амандой поженились на этом корабле.

— Я слышала про это. Весь город знает, что она украла у вас корабль, а вы не только догнали ее, но и женились на ней. — Бланш улыбнулась. — Я не могла поверить в это, думала — люди сплетничают. Это правда?

— Истинная правда, — сказал Клиф и улыбнулся. Золотая серьга в его ухе блеснула в свете фонарей. Потом он посмотрел на Элеонору и спросил: — Ты принесла кольца?

— Конечно да! — воскликнула та.

— Тогда начнем.

Клиф взглянул на собравшихся и заговорил:

— Сегодня мы по милости Бога собрались здесь, чтобы соединить узами брака эту пару. — Он улыбнулся брату. — Сэр Рекс де Варен! Берете ли вы эту женщину, леди Бланш Херрингтон, в жены, чтобы любить и почитать ее в болезни и в здоровье, пока смерть не разлучит вас?

Бланш смотрела на красивый, волевой и очень правильный профиль своего жениха. Сэр Рекс повернулся к ней и тихо сказал:

— Да.

Его глаза сияли. Бланш улыбнулась ему.

— Леди Бланш Херрингтон! Берете ли вы этого мужчину, сэра Рекса де Варена, в мужья, чтобы любить и почитать его в болезни и в здоровье, пока смерть не разлучит вас?

Бланш ничего не хотела так сильно, как это делать.

— Да.

— Элеонора, подай, пожалуйста, кольца, — сказал Клиф.

Элеонора подала два кольца: мужское — простую полоску золота и другое, украшенное жемчужиной в оправе из бриллиантов. Сэр Рекс взял второе, нарядное, и надел его на палец Бланш. Оно было чудесное, и Бланш знала, что раньше оно принадлежало Элеоноре. Она с благодарностью улыбнулась сестре мужа, взяла в руку простое кольцо и надела его на палец сэра Рекса. Потом она подняла глаза, и ее взгляд встретился с его взглядом.

Бланш внутренне задрожала: в его глазах было столько тепла, но было и очень много мужской властности. Она очень любила сэра Рекса и решила набраться мужества и сказать ему, как много он для нее значит. Рекс улыбнулся ей так, словно чувствовал все движения ее души и знал ее самые сокровенные мысли.

— Вы можете поцеловать жену, — лукаво произнес Клиф.

Рекс наклонился ближе к Бланш, и она закрыла глаза. Его губы едва ощутимо коснулись ее губ, и ее сердце забилось чаще от волнения, счастья и радости.

— Властью, которая дана мне как капитану этого судна, я объявляю вас мужем и женой, — тихо произнес Клиф и улыбнулся.


Бланш улыбнулась своему дворецкому — Джему, и новобрачные вошли в вестибюль ее дома. Путь в карете от пристани был коротким — самое большее полчаса, и она все еще держала сэра Рекса за руку. Бланш чувствовала себя как застенчивая девочка-невеста: все нервы были напряжены, она то и дело улыбалась. От этой безумной свадьбы у нее почти кружилась голова. Она по-прежнему не могла поверить в то, что произошло: слишком это было похоже на сказку. Бланш не знала, что она должна теперь делать.

В карете она и сэр Рекс не разговаривали, но он вошел в ее карету как человек, имеющий на это право. И это право он действительно имел.

Останется ли он теперь у нее? И как они будут спать сегодня ночью — по отдельности или вместе? Бланш была совершенно уверена, что ее муж не собирается завершить их брак ни в эту ночь, ни вообще в ближайшее время. Но сама она бесстыдно желала именно телесного соединения с ним. Она чувствовала, как пылают ее щеки.

— Джем, теперь я леди де Варен. Мы с сэром Рексом только что поженились.

Глаза Джема на мгновение расширились. Потом он поклонился, улыбаясь и пытаясь скрыть удивление.

— Добро пожаловать в Херрингтон-Холл, милорд. Поздравляю вас, миледи и милорд.

Бланш прикусила губу и бросила взгляд на сэра Рекса. Он выглядел совершенно спокойным. Если он и был озабочен или обеспокоен ближайшим будущим, она не могла заметить этого по его поведению.

— Спасибо, — сказал сэр Рекс. — Завтра, ровно в восемь часов, я встречаюсь со всей прислугой.

Джем наклонил голову.

Затем сэр Рекс повернулся к Бланш:

— Может быть, мы выпьем по бокалу шампанского в честь праздника? Или ты слишком устала для этого? Я понимаю, что этот день был длинным и очень утомил тебя.

Сердце Бланш подпрыгнуло в груди. Она была слишком захвачена своими чувствами, чтобы сдаться усталости, и у нее слишком кружилась голова от того волнения, которое охватывает любую невесту в день свадьбы. Она хотела еще побыть вместе со своим мужем.

Они теперь муж и жена. Она, должно быть, самая счастливая женщина в городе.

— Конечно, я выпью с тобой шампанского.

Сэр Рекс ласково улыбнулся ей — так ласково, что в этот момент Бланш поверила, что он по-прежнему желает ее, несмотря ни на что. Он повернулся и приказал:

— Джем, пожалуйста, бутылку лучшего шампанского, которое у вас есть.

— Подать к нему икру, сэр? После лорда Херрингтона остался большой запас икры с Каспийского моря.

— Подай, если желает леди Херрингтон, — сказал сэр Рекс и улыбнулся Бланш.

Она каким-то образом сумела кивнуть. Сэр Рекс вступал в права хозяина Херрингтон-Холл так, словно родился для этой роли. Но он ведь сын Эдера. Он по рождению имеет право на власть, привилегии и богатство.

После того как Джем ушел, Мег продолжала неуверенно переминаться с ноги на ногу у них за спиной.

— Миледи, — позвала она шепотом, словно не желала, чтобы ее услышал сэр Рекс.

Бланш повернулась к ней лицом, чувствуя, что начинает нервничать. Она поняла, о чем Мег хотела спросить, но молчала, не зная, что ответить. Бланш осмелилась бросить взгляд на своего мужа — он старательно рассматривал мраморный пол.

— Сэр Рекс, где мы сегодня будем спать? Мы поженились очень быстро, и не было времени, чтобы подготовить для вас комнаты хозяина. А ваша семья, конечно, ждет, когда вы вернетесь.

Рекс взял ее за руку.

— Я хочу только одного — сделать приятное тебе. — И он поднес ее ладонь к своим губам. — А моя семья сейчас уже знает все подробности нашей свадьбы. Никто не ждет меня там, а я предпочитаю остаться здесь.

Бланш хотела, чтобы он остался, но не могла произнести слово «останься» и не могла напомнить ему, что комнаты для медового месяца можно подготовить всего за несколько часов, потому что боялась быть отвергнутой. Чтобы подготовить новые постоянные комнаты для супругов-хозяев, нужно больше времени — если, конечно, они решат жить совместно.

— Я переночую в любой из гостевых комнат, — тихо сказал он.

Бланш растерянно улыбнулась, резко отвела взгляд: она была в смятении и ужасе от того, какой выбор он сделал.

— Приготовь изумрудную комнату, Мег.

Мег кивнула и помчалась выполнять приказ.

Рекс схватил Бланш за руку и спросил:

— Что-то не так?

Она встревожилась, ее взгляд метнулся к его глазам.

— Как что-то может быть плохо, если ты только что спас меня от ужасной судьбы!

— От жизни с Дэшвудом? — спросил Рекс и улыбнулся.

— Я не знаю, о чем я думала тогда!

— А я знаю, о чем я думал, — быстро произнес он, понизив голос.

Бланш взглянула в его глаза. Они смотрели на нее пристально и дерзко. В этом взгляде было столько мужской силы, что у нее ослабли колени.

— Тебя не держат ноги? — тихо спросил он, беря ее под локоть.

— Я не знаю, что я чувствую, — честно сказала Бланш. — Во мне перемешалось столько всего, у меня в уме полный беспорядок, и голова кружится. Я знаю только одно: мне стало легче. Я жила в кошмаре, но, кажется, он кончается.

— Кошмар закончился, — твердо произнес Рекс и добавил: — Я хочу, чтобы ты была счастлива.

— Я счастлива, — улыбнулась сквозь слезы Бланш. — Я очень счастлива. Но я понимаю, что ты только выполнял свой долг.

Он ласково посмотрел на нее:

— Давай сядем.

Бланш кивнула, они перешли в синюю комнату и сели на диван.

— Бланш, разумеется, я исполняю свой долг перед тобой и нашим ребенком. Но видимо, я был недостаточно убедителен, раз ты считаешь, что я женился на тебе только потому, что хочу исполнить свой долг.

Бланш не смогла улыбнуться:

— Даже если я выздоровею, я уже не та женщина, которая была твоей гостьей в Лендс-Энде.

Рекс оцепенел, услышав это.

— Дорогая, я не согласен с тобой! Ты — та же самая женщина. Ты — женщина, в которую я отчаянно влюблен. И ты выздоровеешь, тут не может быть никаких «если». Я думал, что ты не сомневаешься в этом.

— Это в Лендс-Энде я была идеальной невестой.

— Ты и теперь идеальная невеста, — твердо сказал Рекс.

— Ты когда-нибудь бываешь недобрым? — почти беззвучно прошептала она.

— Быть злым не в моей натуре, — ответил он, немного озадаченный ее словами.

Вдруг Бланш осознала, что не думала о мятеже и об убийстве своей матери с тех пор, как пришла к сэру Рексу. И вдруг снова перед ней возникли эти кровавые образы. Она увидела мертвую лошадь и изуродованное тело своей матери. Вдали появилась толпа. Бланш заволновалась, ее тело напряглось.

— Бланш, что случилось?!

Она оцепенела от страха, жалея, что подумала о том ужасном дне, и ожидая, что нож пронзит ей виски. Но боли не было.

Сэр Рекс крепко сжал ее лицо руками и попросил тихо и ласково:

— Оставайся со мной.

Но она продолжала ждать, что услышит крики матери. Она ждала, что опять станет шестилетней и окажется посреди толпы бунтовщиков.

— Сегодня такая красивая ночь, — заметил сэр Рекс.

Бланш не сразу расслышала его слова.

— Ты слышишь кузнечиков? — спросил он.

Бланш заметила его пристальный взгляд и вдруг услышала стрекот кузнечиков в саду за окном. Как только она взглянула в глаза любимого мужа, образы прошлого исчезли.

— По-моему, это были только воспоминания, — ответила она, дрожа от напряжения.

Слава богу, ее не унесло в прошлое!

Он улыбнулся так, словно они говорили о пикнике или скачках.

— Тебе понравилась церемония? Правда, она была короткой.

Бланш улыбнулась и ответила:

— Это было чудесно!

Ее муж рассмеялся:

— Не думаю, что мой брат понимал, что он делает, моя дорогая.

Бланш застыла на месте. Его смех влился в нее как теплая, ласкающая волна и омыл ее душу. Ее сердце забилось чаще, кожа стала теплее.

Сэр Рекс назвал ее «дорогая»! Бланш хотела броситься в его объятия. Она хотела гораздо большего, чем легкий поцелуй. И хотела, чтобы он снова назвал ее «дорогая».

Глаза сэра Рекса потемнели. Его ладонь скользнула по ее щеке.

— Я не знаю, смогу ли вести себя как джентльмен. Ты так призывно смотришь на меня, — тихо сказал он.

Ее сердце забилось сильно и гулко.

— Мы теперь муж и жена, — прошептала она. — Я знаю, что сейчас не слишком привлекательна, но ты не должен вести себя как джентльмен. Совершенно не должен.

Его глаза широко раскрылись, а взгляд сделался туманным.

— Бланш, ты такая хрупкая, как нежный побег розы. Я не хочу причинить тебе боль или расстроить тебя. Ты уже достаточно пострадала.

Его ответ удивил Бланш. Конечно, она должна была догадаться, что для такого человека, как сэр Рекс, благополучие любимой женщины важнее всего.

— Я не сломаюсь, мой дорогой, — сказала она, но ее голос дрожал. — Я уверена в этом.

Но на самом деле она не была уверена. После той их памятной ночи любви пострадали ее сознание и чувства, а может быть, и разум.

Но она все же рискнет.

Сэр Рекс немного помедлил в нерешительности, потом взял ее за плечи и сказал:

— Ни одну женщину я не желал так сильно, как тебя, Бланш, я всегда буду желать тебя. — В его взгляде был вопрос. — Я всегда буду любить тебя.

Она изо всех сил старалась сохранять хотя бы внешнее спокойствие, потому что ее сердце едва не разорвалось от радости. Она вздохнула, отбрасывая всякие сомнения, и попросила:

— Пожалуйста, сделай это.

Его глаза стали похожи на два черных огня. Он наклонился к ней, его губы призывно потянулись к ее губам, и заключил ее в свои объятия. Она беззвучно заплакала от радости и желания, а он крепко поцеловал ее и целовал снова и снова.

Каждая частица ее тела была словно в огне, и в нем стала накапливаться горячая влага. Бланш хотела испытать взрыв наслаждения. Она так сильно хотела, чтобы ее любимый прикоснулся к ней и вошел в нее, что стонала и дрожала в его руках. Поцелуи стали более настойчивыми и смелыми, его губы начали спускаться вниз по ее шее.

Бланш услышала стук закрывающейся двери и бросила на него тревожный взгляд. Сэр Рекс взглянул туда же. Дверь, которую они, входя, не догадались закрыть, теперь была плотно закрыта. Сэр Рекс повернулся к Бланш, его глаза блестели. Бланш прижала ладонь к его щеке. Она поняла, что он по-прежнему хочет ее так же сильно, как в Лендс-Энде, и у нее стало легко на душе.

— Не останавливайся! Пожалуйста, отведи меня наверх! — воскликнула она.

Ее муж крепко прижал ее к себе.

— Ты уверена, что я не сделаю тебе больно? Бланш, у нас впереди целая жизнь.

— Я уверена, что больно не будет. Я так тебя хочу.


Он понимал, что ему будет трудно контролировать себя, но он всегда держал слово. Как бы сильно он ни скучал по ней, как бы горячо он ни хотел овладеть ею сейчас же, он не желал сделать ей больно или слишком возбудить ее.

Рекс расстегнул пуговицы на спинке ее светло-серого платья, чувствуя, что его пальцы стали неловкими, а ладони дрожат.

Бланш дышала часто и быстро. Когда платье распалось на две половины, открыв взгляду сорочку и корсет, сэр Рекс не мог устоять. Он глубоко вздохнул, наклонился и поцеловал ее между лопатками, там, где под кожей проступал позвонок. Она почувствовала, как по спине побежали мурашки.

Бланш беззвучно ахнула от удовольствия.

Его мужское естество уже напряглось до боли, но он сдерживался. Он повернул ее лицом к себе, и платье упало к их ногам. Зеленовато-голубые глаза Бланш сияли. «Какая она красивая и женственная!» — подумал он, взял в ладони ее лицо и поцеловал ее долго и крепко, а его мужское естество поднялось и уперлось ей в бедро. Она застонала.

Он потерял голову от страсти. Теперь он хотел только одного — доставить ей удовольствие.

И он прижал ее к себе, все ее тело к своему разгоряченному телу. Она застонала, а он еще крепче прижал ее к своему восставшему мужскому естеству, а потом на мгновение коснулся губами ее щеки, желая сейчас же войти в ее тело бережно, но страстно.

— Ты уверена?

— Да! — крикнула Бланш и крепко ухватилась за его плечи.

Они сбросили с себя одежду, которая еще была на ней, и всю, которая была на нем, за один миг и вместе упали на кровать, он лег на нее и раздвинул ее нежные бедра. Он сгорал от страсти, но сумел сдержаться еще на долю секунды и сказал полушепотом:

— Мне так хорошо быть твоим мужем.

Ее глаза широко раскрылись навстречу его взгляду.

Он улыбнулся и медленно ввел в нее свое набухшее мужское достоинство, глядя на то, как меняется ее лицо и разгорается огонь в глазах.

Она вскрикнула, чувствуя такой же жар и восхитительное жгучее трение. Ее щеки порозовели, глаза смотрели на него, но уже ничего не видели. Он был не в силах сдерживаться, глядя на охваченную страстью любимую женщину, и сдался, он сгорал от желания услышать, как она застонет от наслаждения, почувствовать в теле вспышку, которая принесет облегчение. Она, вздрогнув, ахнула, ее глаза широко распахнулись, и его охватила огромная радость. Он торжествовал.

Увидев ее удовлетворенной, он словно ослеп от восторга. Он глубоко вошел в ее горячую влагу и дал волю своему мужскому естеству. Это был раскаленный, обжигающий восторг.

— Бланш, — почти беззвучно шептал он снова и снова.

Так продолжалось долго. И когда это закончилось, он держал ее в объятиях и хрипло дышал. Немного придя в себя, он отодвинулся от нее и лег рядом: за время болезни она стала маленькой, как девочка-подросток, и он действительно боялся случайно причинить ей боль. Его дыхание все еще было неровным. Он прижал ее к груди и стал целовать ее виски и волосы.

«Моя жена. Моя прекрасная идеальная жена», — думал он.

— По-моему, я самый счастливый человек на свете, — пробормотал он.

Ее ресницы дрогнули, веки поднялись, и она ошеломленно взглянула на него. Потом изумление медленно сменила улыбка, и эта улыбка заставила его внутренне задрожать от счастья. Бланш положила свою маленькую ладонь на его широкую грудь.

Он не смог удержаться — взял эту ладонь в свою руку и поднес к губам. Его переполняла любовь. Он действительно любит ее, безумно и страстно. Каждое слово было правдой. Боже милостивый! Теперь они женаты. Бланш Херрингтон принадлежит ему.

— Как ты себя чувствуешь? — тихо спросил он.

— Чудесно, — так же тихо ответила она. А потом, к его изумлению, Бланш взяла его руку и поцеловала в ладонь. На ее лице вспыхнул очаровательный яркий румянец.

Он приподнялся и оперся на локоть. Дыхание, наконец, пришло в норму, и теперь он хотел полюбоваться ее лицом и фигурой. Хотя Бланш сильно похудела, ее стройное тело было для него невероятно привлекательным.

— Ты такая красивая, Бланш! — восхитился он и провел рукой по ее маленьким грудям.

Ее глаза широко раскрылись.

— Должно быть, это ты сумасшедший… — начала она, потом поняла, что именно сказала, и встревожилась.

Но он улыбнулся и ответил:

— А ты слишком скромная! — И его ладонь скользнула ниже — на ее тонкую талию.

Бланш неуверенно вглядывалась в его лицо.

— Я рада, что ты считаешь меня красивой.

— Я считаю тебя прекрасной, и больше не пытайся это отрицать, — нежно сказал он, поглаживая маленькую выпуклость на ее животе, в том месте, под которым рос их ребенок. Он улыбался и был вне себя от восторга. И он опять не смог удержаться: светлые завитки ее волос привлекли его взгляд.

На лице Бланш появилась чудесная улыбка.

— Не буду, если смогу быть такой же дерзкой, как ты, — ответила она.

— Насколько дерзкой? — спросил он с озорной усмешкой, потом с трудом оторвал свой взгляд от манящего треугольника внизу ее живота и перевел его на лицо Бланш.

— Ты такой красивый! — воскликнула она и провела рукой по его мощной груди. — И талантливый. — Сказав это, она прикусила губу от смущения.

Сэру Рексу ее слова были до того приятны, что он рассмеялся от удовольствия.

Бланш словно окаменела. Улыбка исчезла с ее лица, и она взглянула мимо него, словно ожидала, что кто-то чужой ворвется сюда. Рекс понял, что она снова боится воспоминаний. Его переполнила тревога за нее.

— Дорогая, ты еще не знаешь разницу между разными видами физической любви, но мы не будем торопиться. Однако я рад, что ты считаешь меня талантливым, и уверяю тебя, что тебя ждет очень много удовольствия. Я хочу, чтобы наш медовый месяц был долгим и приятным.

Ее пристальный взгляд вернулся к его глазам. Она улыбнулась и сказала:

— Но я не хотела откладывать этот процесс на другое время.

Он застыл, и все его мышцы напряглись.

— Я рад, — хрипло и отрывисто сказал он.

— Ты всегда знаешь, когда ты нужен мне, — тихо сказала она.

Он прекрасно понял, что она имела в виду, наклонился, поцеловал ее и спросил:

— Хочешь, поговорим об этом сейчас?

Она немного поколебалась и при этом снова глядела мимо него. А потом тихо шепнула:

— Нет.

Сэр Рекс внимательно посмотрел на нее и убедился, что опасность для нее миновала. Он очень легко мог немного сдвинуть центр тяжести своего тела и сделать то, чего хотел, но сказал:

— Я понимаю: ты сейчас очень устала…

— Не очень, — ответила Бланш и провела ладонью по его животу сверху вниз.

А потом она бросила на него такой соблазнительный взгляд, каким на него еще никогда не глядела ни одна женщина.


* * * | Идеальная невеста | Глава 22