home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13


— И ты ничего не нашла? — разочарованным тоном спросила Гвен, когда подруги по очереди смотрелись в большое зеркало, стоявшее в спальне Эбигейл.

— Ничего. — Интуиция подсказывала ей, что искать нужно в спальне герцога. Но сейчас ей не до этого.

Горничная Мэдингли-Корта совершила чудеса с их платьями. Но еще большее чудо она сотворила с их волосами, уложив их в высокие прически георгианской эпохи, замысловато украшенные цветами и лентами. На самом верху прически Гвен, ей даже удалось поместить птичье гнездо согласно моде тех времен, после чего подруга заявила Эбигейл, что готова выкрасть талантливую девушку и увезти с собой в Лондон.

— Значит, там ничего не было, кроме старинной одежды? — продолжила Гвен.

— О, я нашла множество старых расходных книг и тетрадей по учету слуг, но ни одной записи личного характера. Хотя у меня, было, мало времени перед тем, как…

— Перед чем? — спросила Гвен.

Эбигейл покачала головой. Она не представляла, как можно рассказать даже лучшей подруге о том, какую постыдную вещь она совершила, нарушив все правила приличия.

— Перед тем, как мне нужно было спуститься к обеду, — сказала Эбигейл.

Гвен стукнула ногой, и искусственная птица в ее прическе вздрогнула как живая.

— О, пожалуйста, Эбби! Не думай, что сможешь скрыть от меня правду.

— Я… я… — Она закрыла лицо руками. — О, Гвен, туда поднялся герцог, и я позволила ему поцеловать меня.

Гвен обняла ее за плечи:

— Это был всего лишь поцелуй. Ты наверняка уже не раз целовалась со своими поклонниками.

Эбигейл покачала головой, а потом подняла на Гвен мокрые от слез глаза.

— Ни разу. Я не очень-то нравлюсь мужчинам.

— Или твой отец напугал самых отчаянных из них. — Гвен игриво усмехнулась. — Ведь герцогу ты очень нравишься.

— Не думаю. Он просто сидел на моем платье, и я упала на него, пытаясь подняться с пола.

— Сидел на твоем платье? Эбигейл уныло махнула рукой:

— Мы просто спрятались, чтобы его сестра не застала нас наедине друг с другом.

— Но он хотел тебя поцеловать.

Эбигейл почувствовала, что ее щеки залились румянцем.

— Уверена, в такой ситуации он поцеловал бы любую женщину. Я упала ему прямо на колени.

— Прямо на колени? — воскликнула Гвен, но тут же прикрыла рот рукой и посмотрела в сторону приоткрытой двери. — Значит, ты думаешь, что он поцеловал бы эту напыщенную леди Мэй или кислую леди Теодосию?

Эбигейл не сразу нашлась, что ответить, потом, наконец, сказала:

— Что ж, он не стал бы их целовать, но лишь потому, что боится, как бы его насильно не женили. А со мной ему бояться нечего.

— Если бы вас застали вдвоем, последствия для него были бы точно такими же, как если бы его обнаружили с кем-то из этих двух девушек. Так что твое объяснение не выдерживает никакой критики. Герцог поцеловал тебя, потому, что хотел этого, и в тот момент ему было наплевать на последствия.

— В тот момент, — подчеркнула Эбигейл. — Даже ты понимаешь, что обычно он ничего подобного не чувствует.

— Я хотела сказать, что в тот момент он больше не мог сдерживать чувства, которые испытывает к тебе все время.

Эбигейл в отчаянии уставилась на Гвен, и в итоге на ее глазах выступили настоящие слезы.

— О, Гвен, прекрати! Он не может испытывать ко мне ничего подобного. Лучше пусть это будет временная страсть, чем что-то более глубокое. Я и так виновата перед ним. Если я заставлю его еще сильнее страдать, если причиню зло его семье…

— Хватит, — ласково одернула ее Гвен. — Ты стала очень близка к герою своей будущей статьи. Разве правила запрещают это?

Эбигейл с несчастным видом покачала головой.

— Тогда перестань тревожиться. Мэдингли не нужно твое сочувствие. А ты должна думать о собственных проблемах.

«Герцог как раз и стал моей самой главной проблемой», — подумала Эбигейл.

— Но что, если нашему притворному роману пришел конец? — вслух спросила она. — Как он может доверять мне после этого поцелуя?

— Если Мэдингли — настоящий джентльмен, то чувствует себя виноватым в том, что между вами произошло.

— И из-за этого перестанет общаться со мной. Как я тогда узнаю то, что мне нужно?

— Я не сказала, что он начнет тебя избегать. По правде, говоря, Эбби, не думаю, что он сможет это сделать. Ты его заинтриговала.

— Потому что он чувствует, что я что-то скрываю от него. Но я слишком далеко зашла и теперь не могу отступить. Пока я не разгадала его тайну, но точно знаю, что она есть.

— Да ты борец! — воскликнула Гвен, обнимая ее. Эбигейл перевела дух и сказала:

— Я хочу поближе сойтись с его сестрой. Мне показалось, что она — одна из тех девушек, у которых что на уме, то и на языке.

— Один светский сезон — и она научится держать язык за зубами, — с сарказмом заметила Гвен.

— Значит, мне повезло, что я встретила ее сейчас. — Эбигейл посмотрела в зеркало, окинув критическим взглядом грудь, выпирающую из глубокого квадратного выреза. — Может быть, мне стоит вставить в декольте побольше кружева?

— Трусишка. Неужели ты не хочешь, чтобы он смотрел на тебя, не в силах отвести взгляд, чтобы забыл обо всех своих сомнениях и продолжил ваш притворный роман? Кстати, если ты перешьешь платье, то оно потеряет свой исторический вид.

Эбигейл рассмеялась:

— О, Гвен, ты так добра ко мне!

— Ну, любить тебя совсем не трудно.

Эбигейл улыбнулась, но мысленно сказала себе, что скоро ей придется солгать лучшей подруге. Гвен не должна знать о том, что она собирается во время бала обыскать спальню Мэдингли.

Когда Кристофер появился на пороге Голубой гостиной, то порадовался, что Элизабет выбрала местом для веселья ее, а не бальный зал на втором этаже. Гостей было меньше двадцати, и танцы в таком огромном помещении выглядели бы несколько нелепо.

Из гостиной убрали ковры, зажгли тысячи свечей, и сейчас она выглядела уютно и в то же время празднично.

К его радости, некоторые мужчины все-таки передумали насчет костюмов и появились в панталонах до колен, с напудренными волосами. Это очень порадовало Элизабет, и она вся светилась от радости.

Все дамы надели наряды прошлого века, волосы тоже были уложены по моде того времени.

Эбигейл едва была видна под высокой замысловатой прической, но Кристофер не мог не заметить ее грудь, чуть не выпадавшую из глубокого выреза платья.

На декольте Эбигейл обратили внимание многие. Но лишь один Кристофер знал, каково это — чувствовать, как ее грудь прижимается к телу, как из головы исчезают все мысли, а сердце трепещет от желания заключить ее в объятия и покрыть поцелуями.

А теперь грудь Эбигейл была наполовину обнажена и походила на два сочных плода, которые так и просились в его ладони. Кристофер не мог отвести от нее глаз.

Но что в этом страшного? Ведь он и должен вести себя так, словно Эбигейл сразила его наповал.

И тогда Кристофер направился туда, где Эбигейл стояла рядом с леди Гвен, и низко поклонился им обеим. Эбигейл в ответ присела в изящном реверансе, и он чуть не задохнулся при виде того, что открылось ему в этой позе.

— Мисс Шоу, — сказал Кристофер, когда она выпрямилась, потом спохватился и поздоровался с ее подругой: — Мисс Гвен.

Она спрятала улыбку под веером. Его поведение показалось Эбигейл забавным.

Кристофер утратил чувство реальности. Он не мог признаться даже себе самому, что его мать оказалась права. Ему нужно было постоянно напоминать себе о том, что Эбигейл на самом деле не такая, какой кажется, что ее внешность — еще одна маска, как и ее старинное одеяние.

— Вы обе прекрасно выглядите, — с улыбкой произнес Кристофер.

— Спасибо, ваша светлость, — поблагодарила Эбигейл.

— Это у вас птичье гнездо, леди Гвен? — спросил он, не в силах сдержать смех.

— Оно искусственное, ваша светлость.

— Это хорошо, — сказал Кристофер, — а то вас могут вдруг посетить непрошеные маленькие создания, которые, кстати, переносят клещей и кучу других насекомых.

Кристофер заметил, что, заслышав его смех, многие гости обернулись в их сторону. Они смотрели на него удивленно, поскольку он очень редко проявлял свои эмоции. Что ж, пусть смотрят, именно это ему и нужно.

На возвышении в углу небольшой оркестр заиграл кадриль. Кристофер повернулся к Эбигейл:

— Позвольте вас пригласить на танец.

Сначала Эбигейл слегка удивилась. После того, что произошло между ними на чердаке, Эбигейл боялась снова оказаться так близко от него.

И все же она улыбнулась и протянула ему затянутую в перчатку руку.

— С удовольствием, ваша светлость.

Они встали в линию с другими парами. Это был не тот танец, где мужчина все время держит даму в объятиях, и потому Кристофер мог спокойно разговаривать с Эбигейл, Они менялись партнерами, кланялись, выполняли замысловатые па, а потом возвращались друг к другу. Кристофер чувствовал, как напряжение Эбигейл постепенно исчезает. Она двигалась очень легко, не замечая, что на нее с восхищением смотрят молодые люди, как будто впервые увидели, насколько она хороша.

Кристофер удивился тому, что это заставляло его нервничать. Они всего раз поцеловались, и он уже ревнует ее к возможным поклонникам? Какая нелепость.

Когда танец закончился, Кристофер пошел за пуншем для Эбигейл. Его путь пролегал через небольшую группу гостей. Он обменялся парой слов с несколькими из них и был вынужден выслушать лорда Суортбека, который набрался храбрости и решил подробно рассказать ему о достоинствах своей дочери, леди Мэй. Кристофер знал, что союз между их семьями может всем принести много блага. Леди Мэй явно понимала, что такое великосветский брак, потому что сама была дочерью маркиза. Но Кристофер не мог отвести взгляд от Эбигейл все время, пока с ним говорил лорд Суортбек. Ему нравилось, как она поднимала вверх голову, разговаривая с более высокой леди Гвен. И что на ее щеке, когда она улыбалась, появлялась ямочка. Раньше он этого не замечал.

Потом Кристофер увидел, как Эбигейл поздоровалась с его сестрой, которая остановилась, чтобы поговорить с двумя подругами. Скоро они болтали и смеялись, а Кристоферу становилось все более не по себе. Кто знал, во что она может впутать Элизабет? Одно дело, когда с Эбигейл общается он сам, и совсем другое — его неопытная сестра.

— Мэдингли?

Кристофер вздрогнул и понял, что Суортбек уже давно зовет его.

Маркиз сказал ворчливо:

— Только не говорите мне, что вы тоже постоянно думаете об этом привидении. Честное слово, жена и дочь буквально помешались на нем.

— Нет, дело не в этом, — сказал Кристофер. — Я просто в растерянности. Мне нужно принести пунш сразу нескольким дамам, и если я быстро не выполню этого, то попрекам не будет конца.

— Женщины, — сказал Суортбек, качая головой. — Да уж, пощады от них не жди.

Если женщины в его семье ведут себя подобным образом, ему следует исключить леди Мэй из списка возможных невест.

Когда Кристофер подошел к трем молодым дамам, неся только два бокала с пуншем, потому что хотел, что бы Элизабет покинула эту компанию, они хохотали до упаду.

— Значит, вам просто нужно научиться, лучше целиться, — говорила Эбигейл, вытирая глаза платком. — Вы не против, если я стану вашим учителем?

Элизабет обняла себя за плечи, пытаясь унять смех. — Когда я выпускаю стрелу, она летит куда угодно.

— Это точно, — сказала Гвен, и они снова рассмеялись.

— Но я с радостью взяла бы у вас урок, мисс Шоу, произнесла Элизабет.

— Зовите меня Эбигейл.

— Что я пропустил? — спросил Кристофер, подавая пунш леди Гвен и Эбигейл. Он старался быть любезным, но это было ему нелегко.

— Эбигейл будет учить меня стрельбе из лука, — заявила Элизабет, тряхнув головой, явно ожидая, что он станет ее отговаривать.

— И какого же мужчину ты собираешься пронзить стрелой?

Леди Гвен захихикала:

— Ваша сестра рассказала нам о том, как она стреляет из лука. Но Эбигейл очень терпеливая наставница.

— Ты почти совсем не танцевал, Крис, — заметила Элизабет, — кроме одного танца с мисс Шоу. Тут есть другие молодые леди.

— Я непременно с ними потанцую. — Кристоферу очень не хотелось оставлять их одних. Он заметил выражение нетерпения на лице Эбигейл. Интересно, что это могло значить? — Оставьте мне вальс, мисс Шоу.

Элизабет явно забавлялась, глядя на него, словно ей нравилось наблюдать, как ее брат глупеет из-за женщины.

Он пригласил на следующий танец леди Теодосию и вернулся к Эбигейл, чтобы станцевать с ней вальс. Обняв ее за талию, Кристофер заметил, что она старается держаться от него так далеко, как только можно.

— Я не могу позволить, чтобы мы танцевали вальс на таком расстоянии. Что подумают гости о нашем романе? — Едва слышно проговорил Кристофер, привлек ее поближе и стал вальсировать.

На очередном повороте он позволил своему бедру скользнуть между ее ног. Эбигейл гневно взглянула на него.

— Что-то не так? — спросил он, как ни в чем не бывало.

Эбигейл прищурилась, но промолчала.

Держа Эбигейл в объятиях, Кристофер мог касаться ее, чувствовать твердую и гибкую спину девушки, ее изящную руку в своей ладони. Но он так и не смог расслабиться и наслаждаться.

Музыка смолкла. Хорошо, что Эбигейл остановилась. Потому что он бы продолжал танцевать как идиот. Что это с ним?

Эбигейл понимающе улыбнулась ему и сказала:

— Другие дамы тоже хотят потанцевать с вами, Мэдингли. Вы уже пригласили меня положенные два раза.

— Эх, правила света иногда так докучают.

— Идите же, пока не разразился скандал. Кристофер едва не рассмеялся в ответ. Он уже много лет не устраивал скандалов, как бы ни складывалась ситуация.

Кристофер поклонился ей и вышел в другую комнату, где его ожидали лорд Пол и лорд Джеральд Делейн, младшие сыновья герцога Саттерли, желавшие обсудить с ним законопроект, который их отец собирался представить в парламенте.

Как только Мэдингли покинул гостиную, Эбигейл поняла, что пора и ей сбежать отсюда.

— Могу я пригласить вас на танец? — вдруг услышала Эбигейл позади себя.

Она обернулась и увидела мистера Уэсли. Эбигейл взглянула на дверь, за которой исчез Мэдингли. У нее есть еще несколько свободных минут, так неужели она обидит доброго викария?

Во время танца Эбигейл спросила:

— Вы танцевали с леди Гвен? Она грациозно двигается, не так ли?

К ее удивлению, мистер Уэсли покраснел.

— Нет, это было бы неправильно, — ответил он.

— Неправильно? — в замешательстве повторила Эбигейл.

— Она настолько выше меня по положению. Мои прихожане посоветовали мне пригласить вас.

Тут он понял, что сказал лишнее. Эбигейл ласково проговорила:

— Я знаю, все считают, что мне следует довольствоваться только вашим обществом и не смотреть на других джентльменов. Но я разговариваю и танцую со всеми. И общество не рухнет из-за этого.

— Но они мои прихожане, мисс Шоу, — терпеливо заметил мистер Уэсли.

— Я знаю. А леди Гвен — ваш друг. Почему же вы не можете потанцевать с ней?

Они оба посмотрели в ее сторону. Прелестное лицо Гвен было печальным и бледным.

— Она такая… из-за меня? — нерешительно спросил викарий.

— Да, из-за вас.

— Я не хочу, чтобы она печалилась.

Когда музыка смолкла, Эбигейл проговорила:

— Идите же, пригласите ее на танец. Он не двинулся с места.

Эбигейл повернулась и спокойно вышла из гостиной, сделав вид, будто ей нужно попасть в дамскую комнату. Но она выбрала другой коридор и заторопилась в сторону семейного крыла и комнат Мэдингли.



Глава 12 | Не дразни герцога | Глава 14