home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16


За обедом Элизабет принялась хвалить мастерство Эбигейл в стрельбе излука, и не успела опомниться, как мужчины уже запланировали провести завтра турнир. Они принялись увлеченно обсуждать правилами, в этот момент Элизабет предложила дамам прогуляться до деревни и посетить магазины. Эбигейл хотела остаться дома — у нее разболелась голова после сегодняшней встречи с Кристофером, но Гвен сжала ее руку и в волнении зашептала:

— Может быть, я смогу увидеть мистера Уэсли. Он говорил, что сегодня намерен навестить одну больную прихожанку. Мне так хочется посмотреть, как он помогает людям.

Эбигейл спрятала улыбку.

Она почувствовала, как Кристофер мельком посмотрел на нее, но не подняла на него глаз. Она была уверена, что яркий румянец выдаст ее мысли, ее волнение при воспоминании о том, что случилось, точнее, почти случилось между ними.

И как он едва не узнал правду. То, что Кристофер не стал дальше читать ее блокнот, — настоящее чудо. Как долго еще продлится такое везение?

Оказавшись в Комбертоне, Эбигейл и Гвен медленно пошли по улице, ожидая, пока гости не разбредутся по маленьким магазинчикам.

Наконец Гвен огляделась и заявила:

— Мне кажется, за нами никто не следит. Ты не рассердишься, если я сейчас покину тебя? Мистер Уэсли сказал, что будет сегодня в Роуз-Коттедже с пожилыми хозяевами дома, и он думает, им понравится мое общество. Мне так хочется им помочь!

— Иди, — сказала Эбигейл, — Я зайду за тобой, когда мы решим возвратиться.

— Спасибо, дорогая! — Гвен поцеловала ее в щеку. Эбигейл провела целый час в книжной лавке в поисках какой-нибудь книги об истории Мэдингли-Корта, когда кто-то окликнул ее. Она вздрогнула, повернулась к двери и увидела на пороге Элизабет.

— Мисс Шоу, — с улыбкой сказала Эбигейл, — вы не поверите! Наша охота за привидением становится популярной.

— Популярной? Уверена, жители деревни с интересом следят за ней, но…

— Нет-нет, я имею в виду не местных жителей, а лондонского журналиста. Он собирается приехать к нам!

В душном магазине вдруг повеяло холодом. Эбигейл постаралась скрыть охватившую ее тревогу.

— Журналист?

— Да, и из «Таймс», не меньше! Его редактор услышал о нашем привидении и о том, что мы пытаемся его найти. Он послал журналиста расспросить нас, чтобы тот написал «занимательную статью для дамской колонки» или что-то в этом роде.

Эбигейл очень хотелось поверить в это, но она подумала, что не только ей пришло в голову проникнуть в тайну прошлого Кристофера. Что же случилось?

— Элизабет, ты уверена, что он говорит правду? Что не хочет повеселить читателей, выставив нас на посмешище?

— Даже если это, правда, единственное, что он сможет сделать, — это представить нас как веселую компанию, придумавшую такой глупый способ провести время. Я пригласила его приехать к нам завтра утром.

Эбигейл хотела спросить Элизабет, подумала ли она о том, что скажет на это ее брат, но потом решила смолчать. Было уже слишком поздно что-либо менять, и она не хотела попусту расстраивать Элизабет. Эбигейл подозревала, что реакция Кристофера на эту новость и так огорчит девушку.

— Вы не знаете, где леди Гвен? — продолжила Элизабет, смотря мимо нее, как будто полагала, что ее подруга находится где-то рядом. — За нами прислали кареты.

— Я сейчас ее найду. Она навещает прихожан мистера Уэсли.

Элизабет улыбнулась и сказала:

— Кто бы подумал, что дочь графа и викарий могут заинтересоваться друг другом! А ведь я пригласила ее, полагая, что она хочет стать герцогиней!

Эбигейл приложила палец к губам:

— Тише! Между ними еще ничего не решено, поэтому прошу вас никому не говорить об этом. Обещаю, что расскажу вам, когда это произойдет.

В Роуз-Коттедже Эбигейл обнаружила красавицу Гвен, дочь графа, сидевшую у постели больной пожилой женщины. Вместо того чтобы почитать ей книгу, она смачивала ее лоб водой из кувшина. Эбигейл какое-то время молчала, смотря на эту милую картину: мистер Уэсли улыбался так, словно не смел, поверить в реальность происходящего, седовласый хозяин дома смотрел на Гвен с благодарностью, а больная женщина лежала с умиротворенным выражением на лице. Наверное, ее подруга действительно понимала и ценила образ жизни, который следовало вести супруге викария. Ах, если бы мистер Уэсли тоже оценил Гвен по достоинству!

На обратном пути Гвен сначала рассказывала ей, как это чудесно — быть полезной людям, а потом вдруг заговорила о мистере Уэсли и о том, как он к ней относится. От всех этих рассуждений у Эбигейл закружилась голова.

— Кстати, это напомнило мне вот о чем! — вдруг прервала себя Гвен. — Мы с мистером Уэсли вспоминали все истории о привидении и сосчитали точно, сколько раз его видели в различных комнатах поместья. И знаешь, что мы обнаружили? Эбигейл покачала головой.

— Чаще всего его видели в гардеробной комнате герцога! Может быть, он был слугой герцога — или даже хозяином поместья. Интересно, не правда ли?

— Ты наверняка выиграешь главный приз, — сказала Эбигейл, рассеянно слушая рассказ подруги. Все ее мысли были заняты приездом журналиста. Она не могла позволить кому-то другому украсть тему ее статьи и написать о семье Кристофера гораздо хуже, чем это сделала бы она сама.

В этот же день, после ужина, Эбигейл опять увели на террасу, но сделал это не Кристофер, а его сестра. Хотя герцог был вежлив с Эбигейл, но не оказывал ей внимания, что очень обрадовало леди Мэй и леди Теодосию. А герцогиня смущенно поглядывала то на нее, то на своего сына. В общем, Эбигейл была рада сбежать из гостиной.

Облака закрыли луну, и если бы на террасе не горели светильники, девушки оказались бы в полной темноте.

— Собирается дождь, — задумчиво произнесла Элизабет, беря Эбигейл под руку.

Она кивнула, но ничего не ответила, надеясь, что девушка будет говорить дальше и проболтается о чем-нибудь важном. Но Элизабет молчала, и тогда Эбигейл спросила ее:

— Что сказал герцог насчет журналиста?

— Я ему пока ничего не говорила. — Эбигейл недоверчиво посмотрела на девушку, и она продолжила: Но в этом нет ничего страшного. Конечно, брат не любит, когда о нас пишут в газетах, но ведь это просто статья о том, как развлекается знать!

— Может быть, он не хочет, чтобы ваше поместье привлекло к себе многочисленных любителей привидений.

— Об этом я не подумала. Но я растолкую мистеру Уолтону, что мы просто веселимся. У нас нет никаких доказательств, что привидение на самом деле существует.

Эбигейл все равно мучили сомнения. Она считала, что если Элизабет не собирается ничего рассказывать брату, то это должна сделать она сама. Ей не только хотелось защитить его личную жизнь, но и убедиться в том, что только она одна собирает материал о Кристофере.

— О, вы подумаете, что я глупая, — проговорила Элизабет, когда они в молчании прошли несколько минут, — но я не могла не заметить, как… как близко вы сошлись с моим братом.

Эбигейл подумала, что сестра Кристофера совсем невинна — более невинна, чем теперь она сама.

— Мы просто друзья, — уклончиво ответила Эбигейл. Элизабет рассмеялась:

— Зная моего брата, могу сказать, что это большое достижение. Он очень замкнут.

— Но вы и ваша матушка такие открытые, — заметила Эбигейл. — Почему ваш брат так отличается от вас?

— Ну, он теперь герцог и очень серьезно относится к своим обязанностям.

— Да, ваш брат рассказывал мне о том, как сложно ему найти подходящую девушку, на которой он мог бы жениться.

Элизабет ушам своим не поверила.

— Он говорил с вами об этом?

— Ну… да. Я думаю, ему было нетрудно сделать это, поскольку мы оба понимаем, что я не гожусь на роль герцогини.

— Но… он ведет себя так, как будто… почему же… — Элизабет всплеснула руками. — О, я не хотела ранить ваши чувства.

— Ничего страшного. — Эбигейл замешкалась, но в итоге решила, что если ей нужно завоевать доверие Элизабет, то следует раскрыть хотя бы часть правды. И ей нравилась сестра Кристофера, поэтому она хотела, как можно меньше лгать ей. — Мы с герцогом пришли к некоторому… соглашению, которое сблизило нас. Возможно, оно… оно помогает держать от него на расстоянии… некоторых дам из числа гостей.

Элизабет прикрыла рот рукой.

— О, я такая глупая. Я-то была уверена, что вы… что он… что вас могут связывать чувства.

У Эбигейл сжалось сердце при мысли о том, что она Кристоферу не пара.

— Нет, мы просто друзья. Но я не понимаю, почему герцог так замкнут, и ему нелегко общаться с людьми.

— Неужели вы этого не знаете? — удивилась Элизабет. — Ну да, в то время мы с вами были еще слишком малы, чтобы помнить о том, что тогда произошло. Эбигейл вся обратилась в слух.

— Что вы имеете в виду? — осторожно спросила она.

— Ужасную трагедию, в которой оказался, замешан Крис в юношеские годы. Все это в прошлом, двое мужчин теперь друзья.

— Когда вы сказали «трагедия», я решила, что кто-то умер.

— К счастью, все живы. Но это навсегда изменило Криса.

— Элизабет? — позвал ее мужской голос.

— Ох, это мой брат, — выдохнула Элизабет. — Он не должен знать, что мы говорили о нем.

От досады Эбигейл на мгновение потеряла дар речи и смогла лишь кивнуть. Она так близко подобралась к тайне! Видимо, Кристофер участвовал в незаконной дуэли, догадалась она.

— Мисс Шоу, — сказал Кристофер, кивнув ей. — Элизабет, ты увела ее из гостиной с какой-то целью?

— Допустим, нам надо было поговорить о привидении? — Элизабет рассмеялась, увидев скептическое выражение лица Кристофера. — А теперь я оставлю вас. Ведь увести прекрасную гостью — обязанность Кристофера, а не моя. — С этими словами Элизабет удалилась.

Эбигейл остановилась у края балюстрады и оперлась о нее.

— Похоже, сейчас пойдет дождь, — сказала она.

— Не начинай разговор с погоды, — бесстрастно проговорил Кристофер. — Ты слишком умна для этого.

— А о чем еще ты хочешь поговорить со мной? О том, что даже сейчас ты используешь меня, чтобы держать на расстоянии других женщин?

— Да, ты нужна мне для этого. Эбигейл тяжело вздохнула.

— И для много другого, о чем я стараюсь забыть, — едва слышно добавил он.

Их рукава соприкасались. Кристофер стоял слишком близко, но Эбигейл не отошла в сторону.

— Значит, я приношу тебе пользу, — сказала она. — Как романтично.

— Конечно, я тоже приношу тебе пользу. Ты сама мне об этом сказала.

— Итак, мы просто используем друг друга.

— Но я еще раз прошу тебя — не впутывай мою сестру в это… в наши взаимоотношения. Она расстроится, когда поймет, что я не собираюсь на тебе жениться.

— Я уже говорила тебе, что твоя сестра — хозяйка дома. Я изо всех сил стараюсь держать ее на расстоянии, но она очень дружелюбна.

— Я высказал тебе свое мнение. Помолчав, Эбигейл проговорила:

— Ты, наверное, хочешь посмотреть, как я завтра обыграю всех твоих гостей в стрельбе из лука.

— Да, но меня ждут дела в Кембридже. Но я хорошо себе представляю, как мило ты выглядишь в пылу соревнования.

Последнюю фразу Кристофер произнес таким тоном, словно чувствовал, что за ее словами кроется нечто большее. Неужели они так хорошо понимают друг друга?

— Жаль, потому что ты увидел бы не только соревнование, но и журналиста, который приехал из Лондона, поскольку там стало известно о нашей затее с привидением. Он попросил разрешения у Элизабет.

— Журналиста? — удивился Кристофер.

— Мне самой это показалось странным. С какой стати в «Таймсе» вдруг заинтересовались каким-то привидением? Да, ты герцог, человек известный, может быть, есть еще что-то, что могло заинтересовать журналиста?

Кристофер понимающе улыбнулся:

— Ты слишком умна, Эбигейл. Ты знаешь, что у знатных людей всегда есть что скрывать. Спасибо за предостережение. Вернемся к гостям? Я слышу, там затевают игру в шарады.

— Это твоя любимая игра.

— Как жаль, что мне надо пораньше лечь спать.

Эбигейл не знала, намеренно ли он упомянул об этом, но перед ее мысленным взором тут же предстал образ Кристофера, лежащего в постели. Пугаясь собственной слабости, Эбигейл спрашивала себя: придет ли он к ней опять, чтобы продолжить урок?

Но Кристофер не пришел. Эбигейл долго не могла заснуть, пытаясь думать о том, как ей вести себя с приезжим журналистом.

Лондонский журналист прибыл сразу же после завтрака, и хотя Кристоферу очень хотелось вышвырнуть его за ворота, но он понимал, что нельзя этого делать. Ведь журналист собирается писать о его семье. Мистер Уолтон, мужчина средних лет, выглядел очень подтянутым и моложавым. Его переполняла энергия, отчего казалось, что он постоянно что-то ищет.

Он и вправду что-то искал, но что именно? Кристофер терялся в догадках. Он, конечно, не собирался беседовать с журналистом и вежливо пресек все попытки расспросить его, ссылаясь на то, что не участвует в охоте на привидение.

— Но это же ваша семейная история, ваша светлость, — уговаривал его Уолтон через полчаса после того, как приехал в поместье. Они стояли на террасе и смотрели на гостей, составлявших график соревнования. Журналист, похоже, заранее решил не отходить от него ни на шаг и постоянно делил едкие короткие замечания, явно пытаясь вовлечь его в дискуссию.

Сколько еще ему нужно будет терпеть этого Уолтона, прежде чем он сможет вежливо попросить его покинуть дом?

— Моя сестра — девушка с воображением, поэтому она решила развлечь гостей таким неожиданным образом, — заявил Кристофер. — Не понимаю, почему это так заинтересовало вашу газету.

Уолтон взглянул на него, и в его взгляде Кристофер уловил иронию. Он тут же понял, что охота за привидением была лишь предлогом. Уолтон приехал сюда, потому что Кристофер вел много разных дел в столице. Но когда журналистам нужна информация такого рода, они обычно сначала обращаются к его секретарю. Но Уолтону нужно что-то другое.

Кристофер отошел от него, чтобы почитать расписание турнира. Своего имени он там не нашел, и это его обрадовало.

— Ты уже жалеешь, что отказался участвовать? — спросила Эбигейл, стоявшая рядом с ним.

— Любишь соревноваться? Тебе так важно меня победить?

— Да, я бы хотела хоть в чем-то оказаться сильнее тебя, — сказала она, мило улыбнувшись.

— Полагаю, ты победила меня вчера.

Эбигейл приподняла брови и с завидным терпением, которым Кристофер не мог не восхититься, ждала продолжения. Он сам чуть не всю жизнь учился выдержке, но она теперь все чаще его подводила.

— Ты отвлекла меня от чтения блокнота, а потом от себя, когда принимала ванну. Ты сбила меня с толку, заставила воспылать страстью, и я забыл на время о своих подозрениях.

— Я заставила тебя воспылать страстью? — удивилась Эбигейл. — Но я ничего такого не делала.

— Значит, ты заявляешь, что невинна?

— Вам ли говорить о невинности, ваша светлость? — Она произнесла его титул с едва заметным сарказмом, и даже такая мелочь возбудила Кристофера. Тут он заметил, что журналист наблюдает за ними.

Эбигейл проследила за его взглядом и спросила:

— Ты позволил ему остаться?

— Его пригласила Элизабет. Но он скоро уедет.

— Вряд ли его заинтересовало привидение.

— Да, я это тоже заметил, — нахмурившись, сказал Кристофер.

Элизабет попросила внимания, и турнир начался. Утреннее солнце становилось все ярче, и скоро Кристофер обнаружил, что все дамы раскрыли зонтики. Эбигейл внимательно наблюдала затем, как соревнуются мужчины, на случай если ей придется сражаться с кем-то из них. Пришел ее черед стрелять.

Эбигейл делала это очень хорошо и легко победила своего противника, мистера Тилдена.

К ней вскоре подошел журналист, и она заговорила с ним. Кристофер не стал этому противиться, но когда услышал обрывок их разговора, то понял, что касался он в основном Элизабет, и это разозлило его. Неужели Эбигейл хочет привлечь к его сестре внимание всей страны? Но зачем ей это нужно?

Когда турнир прервали, чтобы участники могли выпить лимонада, Кристофер отвел Эбигейл в сторону, намереваясь ее обо всем расспросить.

— Ты не заметил, что тобой очень интересуется мистер Уолтон? Он расспрашивает гостей не о привидении, а о тебе. Я же решила отвлечь его от этой темы.

— Мой рыцарь в сияющих доспехах. — Эбигейл улыбнулась. — И тебе не стыдно?

— А тебе?

Они посмотрели друг другу в глаза. Эбигейл едва не заставила его самого испытывать стыд. Но ведь это она лгала ему!

Эбигейл отвела глаза, глотнула лимонада и тихо спросила:

— Ты заметил, что мистер Уолтон, похоже, замышляет против тебя что-то плохое?

Кристофер бросил взгляд на журналиста, который теперь пытался поговорить с его матерью. Герцогиня вела себя с ним вежливо, но холодно, и Кристофер почувствовал, что у него кровь закипела в жилах от ярости.

— И я думаю, у него это может получиться, — добавила Эбигейл.

— Тебя ждет следующий противник, — решил переменить тему Кристофер. — Может, мне дать тебе пару подсказок, скорректировать твою позу при стрельбе? Для этого я мог бы встать позади и положить руки на твои, пока ты держишь лук.

Ее глаза распахнулись, губы приоткрылись, и какое-то время она думала не о мистере Уолтоне, а совсем о другом. Эбигейл залилась румянцем, и Кристофер живо представил себе, как встанет так близко от нее, что его грудь будет касаться ее спины, а бедра — ягодиц.

— Это нечестно, — сказала она. — Ты хочешь, чтобы я проиграла?

Эбигейл так быстро сунула Кристоферу в руку свой лимонад, что немного пролила ему на рукав. Он едва сдержал смех. Почему Эбигейл удавалось рассмешить его даже в такие моменты, когда ему следовало быть предельно внимательным?

После их разговора у Эбигейл хватило духу вести себя совершенно хладнокровно. Она победила своего следующего противника, графа Гринвича, который очень переживал, что его победила девушка. Он поплелся к своей жене, что-то бормоча себе под нос.

Остальные дамы громко аплодировали Эбигейл, и Кристофер только сейчас заметил, что Эбигейл осталась последней представительницей прекрасного пола, которая еще участвовала в соревновании. Она проиграла только в последнем туре мистеру Кейну, и то с минимальным перевесом в его пользу. Кейн взял ее за руку, представляя всем зрителям, которые аплодировали им, и Кристофер почувствовал укол ревности.

Пришло время обеда, и в парке организовали пикник. Кристофер подошел к журналисту:

— Уолтон, вы можете пообедать с нами, но после этого вам нужно будет попрощаться с сестрой и уехать. Уверен, вы собрали достаточно информации для маленькой статьи о привидении.

— Много информации не бывает, ваша светлость. Что, если я не уеду?

Кристофер с интересом взглянул на журналиста. Почему он намеренно провоцирует его?

— На такой случай у герцогов есть лакеи. Я прикажу им проводить вас до границ моего поместья. А пока наслаждайтесь обедом.

С этими словами Кристофер ушел. Он составил компанию матери, развлекая гостей старшего возраста. И лишь спустя какое-то время поискал глазами Уолтона, но того нигде не было.

Кристофер не верил, что журналист уехал, и пошел его искать. Но Уолтона нигде не было.

Не нашел он и Эбигейл.

Кристофер мысленно выругался. Неужели она опять пытается его защитить? Или решила выяснить, что на самом деле привело сюда Уолтона?

Куда Эбигейл могла пойти с журналистом? Тут Кристофер вспомнил, что ей очень нравятся развалины замка, и медленным шагом направился туда. Он даже спрятался на тропе, чтобы удостовериться, что никто не идет за ним следом. Если ему придется выпроводить Уолтона из поместья, то лучше сделать это без свидетелей.

Кристофер полагал, что они просто беседуют, но услышал их голоса раньше, чем увидел их самих. Они звучали так громко и злобно, что Кристофер невольно остановился и спрятался за поворотом тропинки.

— Не нужно лгать, — говорил Уолтон. — Я вас сразу узнал. Вы такая же аристократка, как и я.

— Не понимаю, о чем вы говорите, — холодно ответила Эбигейл.

Но Кристофер услышал в ее голосе страх, и ему захотелось броситься к ней на защиту.

Но он уже несколько дней подозревает ее. Может, Уолтон знает Эбигейл лучше, чем он?

— Вы дочь Лоуренса Шоу. Так что давайте, рассказывайте, что задумал ваш отец. Он послал вас сюда за информацией для статьи, которую может вытрясти из герцога только женщина?

Информация для статьи? Кристофер не верил своим ушам. Лоуренс Шоу? Его мозг быстро соединил все нити этой истории. Лоуренс Шоу — владелец и издатель «Морнинг джорнал».

— Я не… — начала было Эбигейл.

— Вы работаете над той же историей, что и я?

— Что вы имеете в виду? — воскликнула Эбигейл.

Кристофер услышал смятение в ее голосе, и он больше не мог отвергать правду. Эбигейл появилась тут под лживым предлогом, чтобы написать статью о нем на ту же тему, что и Уолтон.

Она сделала все возможное, включая попытку соблазнить его, чтобы быть как можно ближе к нему, и это значило, что именно он интересовал ее больше всего. Подумать только, всего минуту назад он считал, что Эбигейл пыталась его защитить! Но он ошибся. Эбигейл защищала свою статью.

— Я не собираюсь вам ничего рассказывать, — холодно сказал Уолтон. — Мы увидим, кто победит в этом деле.

И журналист торопливо направился к дому. Кристофер едва успел уйти с тропы и спрятаться за высокими кустами.

Предательство Эбигейл оказалось для него тяжелым ударом, и Кристофер стоял, пытаясь справиться с болью. Он так долго трудился над тем, чтобы заслужить уважение света, чтобы заставить людей смотреть на него как на влиятельного человека в обществе и политике, а не как на источник очередных глупых скандалов, которыми славилось семейство Кэботов.

Эбигейл хотела все это разрушить. С самого начала она со своим умом, независимостью и уверенностью в себе не очень вписывалась в светское общество. Эбигейл твердо знала, кто она и чего хочет.

Что она успела узнать?

Кристофер услышал, как Эбигейл быстро прошла мимо него, выскочил из укрытия, схватив ее за руку, дернул в прохладную тень разросшихся кустов.



Глава 15 | Не дразни герцога | Глава 17