home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6


Кристофер удивленно уставился на мисс Шоу. Не может быть, чтобы эта девушка предлагала ему использовать ее. Неужели она согласна стать объектом сплетен, а потом и жалости, когда он в итоге выберет не ее? Чепуха.

Хотя Кристофер совсем ее не знал, ему казалось, что она слишком умна, чтобы не догадываться о последствиях.

Почему вдруг она предложила ему сделать вид, будто он ухаживает за ней? Что за этим кроется?

Хотя Кристофер удерживал ее у стены, мисс Шоу не выглядела испуганной. В ней чувствовались искренность и храбрость, которые восхищали его и в то же время вызывали подозрения.

Она решила, что разгадала его, побыв с ним под одной крышей всего сутки? По своей наивности мисс Шоу доверяла ему, и зря. Он мог сделать с ней что угодно, и все поверили бы его версии произошедшего. Боже, он мог бы даже покуситься на ее невинность.

Но она стояла перед ним и дерзко предлагала свою помощь.

Кристофер обнаружил, что думает о том, как прозвучало бы от этой девушки настоящее любовное предложение. Какое-то время он молча смотрел на нее. Мисс Шоу нельзя было назвать классической красавицей, и она это знала, поэтому ее манеры были искренними и открытыми. Видимо, она привыкла, что мужчины не обольщаются на ее счет, а принимают ее такой, какая она есть.

И были еще эти глаза, темно-карие, светящиеся изнутри золотом. Мужчина мог утонуть в них, забыть обо всем. Ее глаза казались все больше и больше, и Кристофер вдруг понял, что слишком близко наклонился к ней.

Он выпрямился и отошел от нее, устыдившись своего поведения. Он опять чуть не поцеловал ее, хотя ничего о ней не знал. Пусть она даст ему слово, что у нее нет, намерения выйти за него замуж.

Кристофер не считал себя привлекательным, хотя в юности имел глупость так думать. Когда речь идет о замужестве с герцогом, жених рассматривается в качестве довеска к землям и состоянию, к изысканным домам, разбросанным по нескольким странам, и, конечно, к титулу герцогини. Кристофер давно распростился с мыслью о том, что женщина может искренне полюбить его, полюбить бескорыстно. С него достаточно, если они с женой будут ладить в жизни и в постели.

Мисс Шоу откашлялась и сказала:

— Видимо, мое предложение повергло вас в шок, вы даже потеряли дар речи.

Он с трудом сдержал улыбку.

— Я просто раздумывал над последствиями такого шага.

Эбигейл нахмурилась:

— Пока вы раздумываете, не перейти ли нам в другое место? Не то я сейчас опять начну чихать.

— Простите, что я захватил с собой всего один носовой платок.

Он указал рукой на противоположную стену. В ней находился отлично сохранившийся проем в виде арки, за которой когда-то начинались другие покои. Кристофер был там с леди Мэй и леди Теодосией, но дальше они отказались идти. Он провел мисс Шоу сквозь проем, а потом вверх по лестнице еще в одну комнату. Там уже давно не было крыши, часть стены обвалилась, и все пространство было залито солнцем. Перед ними расстилался сельский пейзаж — неровные квадраты пастбищ и фермерских земель, окруженных живыми изгородями.

— Прекрасный вид, — сказала мисс Шоу. — Эта земля принадлежит вам?

— Почти вся. Кроме, может, полоски у горизонта вон в том направлении.

Эбигейл улыбнулась, но не посмотрела туда, куда он указывал. А Кристоферу очень хотелось, чтобы она подняла голову, тогда он мог бы заглянуть ей в глаза.

Ему нужно обуздать эту нелепую, несвоевременную страсть. Он никогда не спал с женщиной своего круга и не собирался изменять этому правилу сейчас, тем более с невинной девушкой, гостившей у него в доме.

— Почему вы предложили мне притвориться, будто я ухаживаю за вами? Ведь когда я наконец выберу себе жену, все станут вас жалеть?

— И даже насмехаться надо мной, — спокойно добавила Эбигейл.

— Неужели вас не волнует, как отреагирует на это ваша семья?

— Мои родные живут в Дареме, ваша светлость. Они не вхожи в светское общество и редко бывают в Лондоне. Даже если до них дойдут слухи об этом, они будут приятно удивлены, узнав, что за мной ухаживал герцог.

— А как насчет ваших чувств? — спросил Кристофер. Мисс Шоу подняла, наконец, на него глаза.

— Вам незачем беспокоиться о моих чувствах. Моя жизнь очень скучна, и этот эпизод будет для меня настоящим приключением. Я вернусь домой, выйду замуж за доброго сельского сквайра, такого же простого, благоразумного и неприметного, как я.

— Неприметного? — Кристофер едва поборол желание взять ее за подбородок и повернуть лицом к себе. Ему совсем не нужно знать, какая мягкая и теплая у нее кожа. — Вы не кажетесь мне неприметной.

Эбигейл смутилась от этого неожиданного комплимента.

— Но он все равно будет простым и благоразумным, — немного кокетливо произнесла девушка.

Кристофер опять рассмеялся. Странно, что он позволяет себе подобные вольности с девушкой, которую едва знает. Горький опыт вынуждал его все время быть начеку. Хотя мисс Шоу заявила, что он ее совершенно не интересует, ему не следует терять бдительности. Ведь он пока так и не понял, что ей от него нужно.

— Я подумаю о вашем предложении, мисс Шоу, — сказал, наконец, Кристофер.

— Пожалуйста, будьте так любезны. — Эбигейл кивнула.

— Вам тоже следует подумать над его последствиями, — заметил Кристофер.

— Я уже подумала.

— Я буду часто брать вас за руку. — Он вложил ее маленькую, затянутую в перчатку ладонь в свою руку.

Девушка облизнула губы. Больше она ничем не выдала своего волнения.

— Об этом я тоже подумала. Я буду смотреть на это как на весьма ценный опыт, который понадобится мне, когда я вернусь домой и стану искать себе мужа.

Кристофер в изумлении уставился на нее:

— Меня никогда еще не использовали в качестве пособия, на котором отрабатывают умение очаровывать женихов.

— Вы только так думаете, — заметила девушка и подмигнула ему.

В сердце Кристофера зажегся огонь, но он поспешил его погасить.

Герцог подвел Эбигейл к Гвен, и взгляды обратились на них. Эбигейл отнеслась к этому совершенно спокойно, мысленно радуясь тому, что ей удалось придумать отличный план, как, не вызывая подозрений, быть рядом с герцогом и разговаривать с ним.

Эбигейл не лгала, когда говорила ему, что ей безразлично мнение света. Из тех людей, что собрались в поместье, она будет видеться дальше лишь с Гвен. В Лондоне ее и остальных гостей разделяет такая пропасть, будто она действительно живет не в столице, а на другом конце страны.

Эбигейл позволила Гвен увести ее немного в сторону от других, потому что это не противоречило сценарию, который она сейчас разыгрывала.

— Почему ты вернулась с герцогом? — спросила Гвен. — Я видела, как он ушел туда с двумя другими девушками.

— Он покинул их ради меня. — Эбигейл рассказала ей о том, что произошло в замке. Эбигейл не могла объяснить, что она чувствовала, когда герцог прижимал ее к стене, а сам нависал над ней. Она не находила слов, чтобы описать охватившее ее смятение и трепет.

— Ты придумала отличный способ, как держаться рядом с ним, — сказала Гвен, восхищенно глядя на подругу.

— Ты рано обрадовалась, — сказала Эбигейл, наблюдая, как к герцогу бросились леди Мэй и леди Теодосия. — Он пока не дал своего согласия.

Но в этот момент его светлость повернулся и пристально посмотрел на девушку. Эбигейл возликовала: герцог не откажется от ее помощи и будет целиком в ее распоряжении. Ей удастся узнать о нем все. Чем еще им заниматься вдвоем, если не разговаривать?

Но тут Эбигейл подумала о том, чем занимаются мужчина и женщина, оставшись наедине, и содрогнулась. Нет, такое ей не грозит.

— Ты замерзла? — спросила Гвен. — Дать тебе шаль?

— Спасибо, не надо, — ответила Эбигейл и отвела глаза. — Не думаю, что мы тут долго пробудем. Кажется, леди Элизабет хочет что-то сказать.

Леди Элизабет остановилась в центре поляны и сложила руки на груди. Все смолкли.

— Я привела вас сюда, — улыбаясь, начала леди Элизабет, — потому что в этом месте началась письменная история семьи Кэбот.

Она указала на руины позади нее, которые отражались в пруду — двойной образ дикого и отдаленного прошлого, в котором Кэботы уже были дворянами.

— Примерно четыреста лет назад мой предок стал графом Честертоном. Этот титул носит мой брат, но как только у него появится внук, он отдаст его ему.

Все рассмеялись, а Эбигейл попыталась представить себе несмышленого младенца с таким титулом.

— Честертон был рыцарем, подданным короля Генриха V. Он прославился в битве при Азенкуре против французов в 1415 году. За это ему были дарованы титул и земля, на которой он построил замок. — Она весело взглянула на руины позади, но тут же посерьезнела и заявила: — Я показала вам его, поскольку некоторые считают, что привидение родом из того далекого прошлого, когда тут правил первый граф.

— А привидение появляется именно в этом месте? — спросила леди Мэй.

Леди Элизабет с улыбкой ответила:

— Не знаю. Слуги рассказывали мне, что видели привидение в доме. Но мне пока не посчастливилось встретиться с ним. — Она озорно посмотрела на брата: — Мэдингли, может, ты его видел?

Все дамы тут же уставились на него, и, хотя кто-то рассмеялся, было видно, что гости, включая Эбигейл, с нетерпением ждут его ответа. Видел ли он привидение? И если да, то способен ли признаться в этом?

— Нет, дорогая сестра, я никогда не видел ничего подобного.

Раздались разочарованные возгласы. Герцог со вздохом продолжил:

— Но камердинер моего отца рассказывал, как однажды проснулся посреди ночи и увидел нависшее прямо над ним привидение.

Леди Элизабет оживилась, а Гвен наклонилась к подруге и сказала:

— Как мило с его стороны помочь сестре.

Эбигейл это не понравилось. Не в ее интересах, чтобы герцог оказался порядочным. В то же время в чем бы Эбигейл ни уличила его, она тоже выступала в роли злодейки.

Леди Элизабет продолжила:

— Будет справедливо, если все начнут поиски в равных условиях. Итак, привидение выглядит как мужская фигура, одетая в старинный костюм. Однако неизвестно, в какое именно время носили такие одежды.

— Очень даже удобно, — сухо заметил лорд Кейн.

Эбигейл переглянулась с Гвен и едва сдержала усмешку. Ей казалось, будто они снова находятся в школе и пугают друг друга всякими страшилками.

— Привидение выглядит задумчивым, иногда — взволнованным, но опасность от него не исходит. И самое главное, — драматическим тоном добавила леди Элизабет, — в руке у него гусиное перо.

Гости оживленно заговорили.

— Может, он заколол кого-нибудь этим пером и жертва, таким образом, поквиталась с ним? — предположила Гвен. Все весело рассмеялись.

— Думаю, кровь с пера не капала, — с улыбкой ответила леди Элизабет. — Видимо, привидение составляло список покупок, когда его настигла смерть.

Эбигейл заметила, что леди Мэй и леди Теодосия снова стали докучать герцогу. Кристофер в очередной раз посмотрел на нее, Эбигейл улыбнулась ему и вскинула брови. Герцог откланялся и направился к ней. Вдруг Эбигейл поняла, почему он тревожился насчет ее чувств. Всего на одно мгновение ее захватила пьянящая радость от того, что она способна привлечь такого интересного мужчину. Но тут Эбигейл вспомнила, кто она есть на самом деле и почему герцог сейчас направляется к ней. Отношения у них чисто деловые.

Гвен, едва сдерживая смех, весело сверкнула глазами, извинилась и быстро ушла. Глядя на идущего к ней мужчину, Эбигейл на мгновение представила, что испытывала бы сейчас, если бы глаза герцога горели чувственным огнем.

Однако она прогнала прочь эту мысль, точнее, несбыточную мечту и присела в реверансе, ощущая на себе, завистливые взгляды других дам.

— Ваша светлость, — проговорила она и закусила губу, чтобы сдержать торжествующую улыбку.

— Я принимаю то, о чем мы с вами говорили.

Эбигейл чуть не спросила: «Вы имеете в виду мое предложение?» Но вовремя сообразила, что если кто-нибудь услышит эти слова, то сплетням не будет конца. Поэтому лишь кивнула:

— Рада вам помочь. Только скажите, как я должна себя вести.

Герцог с недоумением уставился на нее:

— Вы красивая девушка, у вас наверняка отбоя от поклонников не было.

Эбигейл не нужно было имитировать смущение после столь откровенного комплимента. Щеки ее залил румянец.

— Общество в Дареме очень маленькое. А герцоги ухаживают за дамами как-то по-особенному, не так ли?

Он нахмурился, и Эбигейл не смогла сдержать смеха.

— Вас так легко дразнить, вы принимаете за чистую монету все, что я вам говорю. Надеюсь, мне будет дозволено, иногда дразнить вас. Так ведь веселее.

Герцог буквально впился в нее взглядом.

— Да, но тогда, с вашего позволения, я тоже буду дразнить вас, — произнес он.

— И как же это делают герцоги?

— Скоро узнаете. Главное, чтобы все поверили, будто мы увлечены друг другом.

— Вы уже дразнитесь? — весело упрекнула его Эбигейл.

Герцог рассмеялся, и Эбигейл заметила, что братья Делейн изумленно посмотрели на них. Начало было хорошим.

Мэдингли повернулся и, кивнув ей, направился в сад. Эбигейл поняла, что ей нужно последовать за ним. Какое-то время они степенно шли рядом. Эбигейл остро ощущала его близость, а герцог молчал. Эбигейл осознала, что начинает воспринимать герцога скорее как мужчину, как объект своей статьи.

Однако Эбигейл должна вызвать его на разговор, иначе она о нем ничего не узнает.

— Вы росли тут, ваша светлость?

Мэдингли с любопытством взглянул на нее. Ее охватило чувство разочарования. Сейчас он скажет, что ни о каких задушевных беседах они не договаривались.

— Да, в детстве я в основном жил тут.

К своему удивлению, Кристофер почувствовал, что ему хочется отвечать на вопросы девушки. Он обычно уклонялся от таких расспросов, предпочитая знать о людях больше, чем те знали о нем самом.

Ему ничего не известно о мисс Шоу, о ее отношении к нему. Но за откровенность надо платить откровенностью.

— Мои двоюродные братья и сестры тоже жили здесь, — добавил он.

— И сколько у вас, их было?

— У тети Флоры был один сын, Дэниел Трокмортен.

— А, который недавно женился?

— Неужели об этом известно даже в Дареме? — сухо спросил он.

— Не каждый день мужчина выигрывает невесту у ее матери. Ради их же блага, надеюсь, что они счастливы.

— Это так. — Голос герцога смягчился. — Мне самому не верится, что мой брат-повеса остепенился.

— Он не такой сдержанный, как вы? — спросила Эбигейл, глядя на огромные насаждения роз и двух садовников.

— Его позабавило бы мнение, что я более сдержан, чем он. — Зачем он это сказал? Ведь он прилагает столько усилий, чтобы соответствовать образу уравновешенного человека.

— Значит, вы ведете себя по-разному в обществе и в семейном кругу, — сказала мисс Шоу. — Это обычное явление.

Кристофер не мог отвести от нее взгляда, в то время как сама мисс Шоу смотрела лишь на открывшийся перед ней пейзаж, будто сад интересовал ее больше, чем сам Кристофер.

— Значит, вы держитесь на почтительном расстоянии от общества, — сказала мисс Шоу. — Это признак скрытного человека.

— Скорее, осторожного.

— Значит, у вас есть на то причины. Это печально. Тропа, по которой они шли, теперь проходила мимо шпалер, увитых плющом и виноградом. Солнце близилось к закату, воздух становился прохладнее.

— Вы не кажетесь мне осторожным человеком, мисс Шоу, — сказал Кристофер.

Эбигейл в изумлении посмотрела на него:

— Когда нужно, я веду себя осторожно. Но здесь, среди этих аристократов? Зачем?

— Именно это меня и смущает. Я так и не понял, почему вы решили мне помочь.

— Вы, должно быть, привыкли к тому, что всем от вас что-то нужно. Мне же от вас ничего не нужно, кроме вашего общества и осознания того, что я приношу пользу. Расскажите еще о ваших двоюродных братьях и сестрах.

Кристофер знал, что порой он, ведет себя слишком подозрительно. Но мисс Шоу, видимо, просто эксцентричная личность, вот и все.

— У моей тети Розы две дочери моложе меня и один сын, Мэтью, который не так давно умер.

Солнечный луч осветил его печальное лицо.

— Мне очень жаль, ваша светлость. Как же это случилось?

— Он был офицером, служил королеве в Индии. Он умер героем, хотя это не смягчило боль его родителей. Они и вдова Мэтью недавно сняли траур. Других кузенов и кузин у меня нет.

— Дом огромный. Живя в нем, вы могли бы не видеть друг друга целыми днями.

— Нет, этого мы не могли допустить.

— Три молодых человека, почти ровесники, — стала рассуждать Эбигейл. — Вы, наверное, были сущими сорванцами, если судить по вашему кузену, мистеру Трокмортену.

— Я от него не отставал, — сказал Кристофер, вспоминая с теплотой и горечью о тех днях, о многочисленных гувернантках, которых он сводил с ума.

— Как-нибудь вы расскажете мне о ваших шалостях.

Они подошли почти к концу тропы. Кристоферу хотелось взять ее за руку, помешать ей, вернуться в мир, полный любопытных глаз. Но он всегда был осторожен с невинными леди и не собирался меняться.

Солнечные лучи слепили им глаза. Кристофер заметил, что еще несколько гостей шли по направлению к Мэдингли-Корту.

Мисс Шоу уныло ему улыбнулась.

— Я могла бы спросить, какие планы у вас на вечер, ваша светлость, но я чувствую, что вам не нравятся люди, которые вторгаются в вашу личную жизнь. Поэтому я смолчу. Возвращайтесь скорее к вашим делам, пока другие дамы вас не настигли.

— Желаю вам хорошего дня, мисс Шоу, — сказал Кристофер, кивнув ей.

Девушка пошла прочь. Он смотрел ей вслед и поймал себя на мысли, что ему хочется вторгнуться в ее личную жизнь, лучше узнать эту странную женщину. Кристофер не верил, что можно помогать просто так, без тайной цели.



Глава 5 | Не дразни герцога | Глава 7