home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8


После ужина мужчины решили весь вечер провести в бильярдной. Эбигейл встала в углу гостиной, наблюдая за дамами. Одни вынули вышивание, другие прогуливались парами по комнате, некоторые склонились над книгой.

Потом она заметила, что хозяйка дома осталась одна и смотрит на нее. Эбигейл выпрямилась, и вдруг, к ее удивлению, герцогиня жестом пригласила ее подойти к ней. Эбигейл подошла.

Герцогиня предложила ей сесть рядом на софу.

— Вам нравится гостить у нас, мисс Шоу? — спросила она. Едва заметный акцент хозяйки дома звучал интригующе, выделяя ее, среди других дам.

Наверное, ее непохожесть на других англичанок была одной из тех черт, которые привлекли к ней ее будущего мужа?

— Вы сделали все, чтобы мое пребывание тут было прекрасным, ваша светлость.

Они обменялись улыбками.

— Ваш дом теплый и гостеприимный, — продолжила Эбигейл. — Он не может не понравиться.

— Я мало знаю о вас, мисс Шоу, мне известно лишь, что вы живете в Дареме. Леди Гвендолин мне сказала.

Эбигейл коротко и довольно быстро рассказала лживую историю своей жизни в качестве дочери джентльмена на задворках светского общества.

— Значит, вы никогда раньше не встречались с моим сыном? — Герцогиня пристально посмотрела на нее.

— Только мельком в Гайд-парке. — Эбигейл решила вызвать пожилую даму на откровенность. — Лорд Мэдингли был очень добрым и внимательным. Он всегда так ведет себя с незнакомыми девушками? Я слышала, в юности он был не таким выдержанным.

— Да, не таким, — сухо согласилась герцогиня.

— Но это всего лишь слухи, — поспешила добавить Эбигейл.

— Основанные на фактах, мисс Шоу. Когда-нибудь у вас будут свои дети, и вы поймете, что в молодости люди порой ведут себя слишком беспечно, считая, что с ними не может произойти ничего плохого.

На лице пожилой женщины промелькнуло выражение печали и тут же исчезло.

— Но теперь он взрослый человек и весьма уважаемый, — заметила Эбигейл. — Полагаю, ничего страшного с ним в юности не произошло. — Эбигейл умолкла, ожидая продолжения рассказа герцогини.

Но герцогиня лишь улыбнулась и покачала головой. Вдруг Эбигейл осенило: что-то страшное случилось с другим человеком. И в этом был виноват герцог.

Об этой истории не писали в газетах. Эбигейл прочла все статьи касательно семьи Мэдингли, начиная с самого рождения герцога. Значит, происшествие было настолько ужасным, что его постарались замять. Видимо, слухи о подкупе тоже имели под собой основания.

К ним подошли леди Суортбек и леди Гринвич. Эбигейл воспользовалась этим, чтобы откланяться и уйти. В голове у нее вертелись тысячи предположений. Она направилась к незанятому столику, вынула из сумочки блокнот и стала писать.

Кристофер стоял в дверном проеме гостиной, опершись плечом о косяк и скрестив руки на груди. Его пока никто не замечал, и он мог свободно наблюдать за происходящем.

Кристофер пришел в тот момент, когда мисс Шоу разговаривала с его матерью, видел печаль на ее лице. О чем они говорили? Что бы это ни было, общение с ней побудило мисс Шоу достать блокнот и писать там что-то с безумной скоростью. Герцогу стало не по себе. Интересно, что она пишет?

Многим мужчинам все равно, о чем думают женщины. Но в ее желании выразить мысли словами было что-то интригующее. Может быть, потому, что Кристофер сам поступал точно так же, как мисс Шоу.

Кристофер решительно вошел в гостиную, кивнул матери. Завидев его, дамы в надежде распушили перышки, но он едва взглянул в их сторону и направился прямо к мисс Шоу. Кристофер знал, что уделяет ей слишком много внимания, больше, чем нужно для их игры во влюбленных. Но он просто не мог заставить себя остановиться. Мисс Шоу склонилась над столом и была настолько погружена в свое занятие, что не заметила, как он подошел к ней. И конечно, она не знала, как выглядело ее декольте в этой позе. Грудь так выпирала из корсета, что казалось, стоит ей вздохнуть поглубже, и…

Девушка подняла глаза и увидела его. Она выпрямилась и округлила глаза.

— Ваша светлость, — сказала мисс Шоу, закрыв записную книжку и улыбаясь ему.

— Не хотели бы вы составить мне компанию?

Она посмотрела на него с еще большим изумлением, положила блокнот в сумочку и поднялась.

— Разумеется.

Кристофер указал невысокие двустворчатые двери в дальнем конце комнаты.

— Ночь очень красива. Мы можем полюбоваться луной.

Хотя мисс Шоу кивнула в ответ, Кристофер заметил смущенный взгляд, который она бросила в сторону остальных гостей.

— Не волнуйтесь, — мягко проговорил он. — Двери открыты, и нас все будут видеть.

— И вы знаете, что все будут смотреть на нас.

— Да. Но это нам только на руку, разве нет?

Она без лишних колебаний встала рядом с ним. Кристофер почувствовал на себе, пристальные взгляды всех дам в комнате.

— Вы ведете себя так, — сказала Эбигейл, — будто даже бильярд не смог удержать вас далеко от меня.

— Именно так я должен поступать согласно вашему плану.

Ее пухлые губы сложились в таинственную и очень возбуждающую улыбку.

Темнота террасы, освещенной фонарем, поглотила их, вечерний воздух ветерком подул им в лица. Мисс Шоу явно не было холодно. Она облокотилась о каменное ограждение, вдохнула полной грудью, посмотрела на ночное небо и закрыла глаза. Взгляд Кристофера опять опустился ниже, к ее полной груди, кремово-белой в свете луны. Он увидел между ними глубокую, темную ложбинку, и у него пересохло в горле от желания.

Чтобы справиться с собой, Кристофер заговорил:

— Как вы думаете, я сейчас похож на мужчину, увлеченного ухаживанием за дамой?

Мисс Шоу искоса посмотрела на него и мило захлопала ресницами.

— Вы гораздо опытнее в подобных делах, чем я, ваша светлость.

— В таком случае я должен наклониться к вам чуть ближе.

Прижавшись бедром к ограждению, Кристофер положил руку на его ровную поверхность и наклонился. Мисс Шоу не испугалась, только быстро перевела взгляд с его лица на руку, которая легла рядом с ее ладонью.

— Вы дразните меня? — спросила мисс Шоу, глядя ему в глаза. — Вас все еще забавляет мое предложение.

«Забавляет?» — не без иронии подумал Кристофер. Она будила в нем совсем другие чувства.

— Должен признаться, меня радует то, что между нами есть такой секрет. Это очень плохо?

— Ничего плохого в этом нет.

Ему показалось, или ее голос действительно дрожит? Разум шепнул ему, что надо вести себя осторожнее, но это было выше сил Кристофера.

— К тому же вы сегодня так одеты… Как я должен реагировать на ваши прелести?

— Как далеко вы намерены зайти?

— Как далеко вы хотите, чтобы я зашел?

Эбигейл судорожно перевела дыхание. Она была в шоке. Неужели этот чувственный, опасный мужчина был в то же время ответственным, строгим герцогом Мэдингли? Казалось, будто сейчас, когда их объединял общий секрет, он перестал относиться к ней как к остальным молодым леди.

Да она и не была леди, хотя герцог об этом не знал.

Или он это чувствовал? Может быть, она вела себя еще смелее, чем ей казалось?

Он был не только герцогом, но и мужчиной, а мама часто предупреждала ее, что мужчине тяжелее устоять перед голосом страсти, чем женщине. Женщина должна оставаться хладнокровной, потому что в этой игре она теряет гораздо больше, чем мужчина.

Поэтому, несмотря на то, что ее сердце приятно замирало в груди, Эбигейл заставила себя бесстрастно улыбнуться.

— Мне кажется, вы испытываете мою решимость, ваша светлость.

Он изогнул темную бровь. У Эбигейл перехватило дыхание. Но она не сдалась, не отступила от него, показывая, насколько волнительна для нее его близость.

— Вашу решимость? — эхом повторил Мэдингли.

Его губы, на которые она обращала слишком большое внимание, изогнулись в улыбке. Эбигейл стало немного легче, сила духа вернулась к ней. Мэдингли не станет ее целовать. Она этого не хочет! Герцог просто дразнит ее, и ей нужно показать ему, что он не имеет над ней власти.

— Вы хотите узнать, насколько тверда моя решимость, — сказала Эбигейл, — уверяю вас, ваше поведение не повлияет на мое желание помочь вам. Я не разочарую вас и не отступлю, хотя ваши матушка и сестра смотрят на нас в данный момент.

Мэдингли, видимо, только сейчас вспомнил о своем семействе. Он не вздрогнул, не напрягся, но что-то изменилось. Эта игра касалась только их двоих, он не хотел ранить близких ему людей.

— Вы слишком умны, мисс Шоу.

Он выпрямился, однако не отошел от нее.

— Итак, о чем вы так быстро писали в вашем маленьком блокноте?

Эбигейл изумилась. Интересно, он заранее решил сначала смутить ее, а потом задать такой вопрос?

— Вы следили за мной?

— Почему бы и нет? В конце концов, это вполне вписывается в мою роль.

— И в мою тоже. Я записывала возможные теории насчет вашего привидения.

— Моего привидения? — Он приподнял брови. — В которое я не верю?

— Тогда насчет вашего семейного привидения. Гвен и мистер Уэсли активно занимаются его поисками.

— Мне остается только пожелать им удачи. Мэдингли продолжал пристально смотреть на нее, и Эбигейл вдруг стало страшно. Поверил ли он ей? Вдруг он попросит почитать ее заметки? Лучше бы она вообще не приносила с собой блокнот.

— Давайте вернемся к гостям, — сказала она, стараясь не выдать своего волнения.

Он наклонился и жестом пригласил ее идти впереди. Эбигейл поняла, что ей нужно вести себя очень осторожно. Будет ужасно, если Мэдингли начнет подозревать ее в нечестной игре.

На следующее утро мужчины отправились на охоту. Эбигейл решила, что ей полезно какое-то время не видеть герцога. Она не должна забывать, что они лишь используют друг друга. Ему нужна девушка, которая будет держать от него на расстоянии потенциальных невест. А ей нужно узнать его тайну.

Пока гости спали, Эбигейл позавтракала и пошла в библиотеку. Там она обнаружила книгу по истории семьи Мэдингли, которую охотники за привидениями оставили за ненадобностью. Пролистав ее, Эбигейл поняла почему. В ней не было ни слова о древних временах, речь в основном шла о деде нынешнего герцога — о том, как он едва не лишился состояния, но потом восстановил его, тщательно просчитывая каждый свой шаг и избегая ненужного риска.

Она уже готова была отложить книгу, как вдруг наткнулась на упоминание об учителе покойного герцога. Это навело ее на мысль, что у нынешнего владельца Мэдингли-Корта тоже был учитель или гувернантка, прежде чем его отправили в Итон. Этот человек мог бы много рассказать ей о приключениях юного герцога.

Или, может быть, даже намекнуть на тот случай, когда пострадал другой человек. Эбигейл вспомнила об этом и внутренне содрогнулась. Похоже, герцога не мучили угрызения совести, во всяком случае, он никак этого не показывал. Его репутация и репутация его семьи нисколько не пострадали.

Тут у Эбигейл возникла еще одна идея, поистине фантастическая. Она может обыскать спальню Мэдингли. При мысли об этом Эбигейл залилась румянцем, однако решительно подавила смущение. Она журналист и должна хладнокровно выполнять свое задание.

Но пока она не готова обыскивать его личные покои. Она знает, как найти нужную информацию.

Эбигейл решила поближе сойтись с сестрой Мэдингли. Такая возможность представилась только посреди веселого смятения, вызванного, возвращением мужчин домой. Леди Элизабет планировала показать гостям дом. Она стояла в центре огромного холла с высоким потолком и дожидалась, остальных дам. Рассеянно улыбнувшись Эбигейл, девушка посмотрела через открытую дверь на мужчин, которые показались на горизонте.

— Леди Элизабет, вы прекрасно управляетесь с таким большим количеством гостей, — сказала Эбигейл.

— Меня этому обучила моя матушка, — улыбнулась леди Элизабет, — ведь я впервые принимаю гостей в качестве хозяйки.

— Мне очень понравилась занимательная тема, которую вы нам предложили. Изучать историю вашей семьи так интересно! Я хотела узнать у вас, может быть, кто-то из недавних ваших работников, которые уже не живут в доме, видел привидение? Например, учителя или гувернантки?

— Не помню, чтобы моя гувернантка рассказывала о чем-либо подобном, — задумчиво проговорила леди Элизабет. — У нас с братом был один учитель, но тот тоже ничего не говорил о привидениях.

— Они все еще живут где-то неподалеку?

— Какой интересный подход к расследованию! — в восхищении воскликнула леди Элизабет.

Эбигейл с волнением посмотрела на приближавшихся мужчин. Теперь она четко видела фигуру герцога.

— Моя гувернантка умерла молодой, бедняжка, но учитель, мистер Йейтс, живет в Комбертоне, местной деревушке. Он уже не преподает, но время от времени дает уроки тамошней детворе.

— Ага, значит, я могу поговорить с ним! — радостно воскликнула Эбигейл. — Пожалуйста, не сочтите это за излишнюю вольность, но не могла бы я попросить вас никому не говорить о моем интересе к мистеру Йейтсу?

Леди Элизабет приложила руку к груди и сказала:

— Можете не сомневаться, я буду молчать.

Они повернулись и стали смотреть на мужчин, которые уже были совсем близко. Позади них в холле стали собираться дамы. Наконец джентльмены толпой вошли внутрь, заполнив дом свежим запахом полей и глубоким мужским смехом. В их присутствии лица всех дам, казалось, засияли ярче, Эбигейл не была исключением. Мистер Уэсли принялся искать Гвен, чтобы обсудить свои последние идеи насчет привидения. Когда Эбигейл встретилась взглядом с герцогом, она будто вся вспыхнула изнутри. Мэдингли кивнул ей, а потом его отвлек лорд Суортбек.

Почему один только его взгляд заставлял ее переноситься в те моменты, когда они были так неприлично близки? Эбигейл с трепетом вспомнила, как он бессовестно поймал ее возле ограждения террасы, как лунный свет играл тогда на его волосах. Те несколько минут полностью изменили ее представления о противоположном поле. Она всегда считала, что ее работа в газете будет для нее важнее любого мужчины, но, видимо, ей просто встречались не те мужчины.

Это не означало, что она нашла своего принца. Мэдингли просто был первым, кто показал ей, что она тоже может увлечься.

После оживленной беседы о том, кто, сколько птиц подстрелил, все отправились осматривать дом. Эбигейл, Гвен и мистер Уэсли шли следом за остальной группой. Герцог встал рядом с сестрой, впереди всех. Эбигейл хорошо видела его — он был на голову выше остальных мужчин. Леди Элизабет попросила его рассказать историю постройки дома. Он заговорил, спокойно и авторитетно, хотя чувствовалось, что сначала ему не очень хотелось это делать. Эбигейл смотрела на этого сдержанного, вежливого мужчину и с трепетом вспоминала, что таилось под этой маской. Он снял ее только перед ней, и то лишь на мгновение.

Затем леди Элизабет повела всех в комнаты, где показывалось привидение, — в библиотеку, кабинет герцога, большой зал. В гардеробную Мэдингли, где привидение тоже видели, гостей, разумеется, не пустили.

— Привидение появлялось только в этих комнатах? — спросила Гвен.

— Если его видели только слуги, — сказал, Уэсли, — странно, что это происходило не в их крыле.

— Да, в комнатах для слуг привидения никогда не видели, — заметила леди Элизабет. — Нам тоже это показалось странным.

Экскурсия продолжалась, и Эбигейл вдруг неожиданно для себя заинтересовалась этой новой подробностью. Привидение видели только там, где часто бывала герцогская семья. Значит, привидение, скорее всего, являлось предком Мэдингли, чем беспокойной душой какого-нибудь слуги или гостя.

Но Эбигейл напомнила себе, что она тут не для того, чтобы разгадывать тайну привидения. Она расскажет о своем предположении Гвен, и пусть они с викарием ее разгадывают. А ей нужно найти учителя Мэдингли.

После обеда гости решили прогуляться по саду. Кристофер уже собирался тихо скрыться в свою спальню, но в этот момент дворецкий доложил о прибытии дневной почты. Кристофер ожидал корреспонденции и решил остаться.

Мисс Шоу получила письмо, которое было вложено в конверт, адресованный леди Гвен. Увидев его, она смутилась и обрадовалась.

Кристофер получил сразу несколько писем. Он знал, что содержалось в большинстве посланий, но одно из них его удивило. Ему написал Майкл Престон.

Охваченный любопытством и в то же время тревогой, Кристофер не сообразил уйти к себе в кабинет. Он развернул письмо и быстро пробежал его глазами. Майкл писал, что переживает за сестру. Ему было неприятно, что Мэдлин открыто добивается расположения герцога, и он намеревался сделать все возможное, чтобы держать ее под контролем. Майкл радовался, что Кристофер уехал из Лондона, иначе Мэдлин опозорила бы себя перед обществом. Он извинялся за поведение сестры, которое доставляло Кристоферу столько проблем.

С того момента как Мэдлин открыто заявила, что намерена стать герцогиней, Кристофер понял, что покоя ему теперь не видать. Его не столько волновала собственная репутация, сколько доброе имя матери и особенно сестры, которая стала недавно выходить в свет. Будет плохо, если в такой момент всплывут его юношеские грехи.

Теперь Кристофер мог утешиться тем, что Майкл на его стороне. Он сможет держать сестру под контролем, втолковать ей, что она не получит того, на что рассчитывает. И кстати, немалую роль в этом сыграют слухи о том, что он ухаживает за мисс Шоу. Она оказалась даже полезнее, чем он думал.

Эбигейл в это время сидела на софе неподалеку и смотрела на Мэдингли. Она удивилась, когда герцог не воспользовался почтой как удобным предлогом, чтобы уйти. Он читал письмо в общем зале, и его лицо принимало все более задумчивое и сосредоточенное выражение. Эбигейл очень хотела узнать, о чем говорится в письме, но это было невозможно.

Она медленно развернула свое послание. Эбигейл не ожидала, что мама напишет ей так скоро, и это ее встревожило. Письмо было отправлено на адрес Гвен, и слуги переслали его сюда. В нем мама детально рассказывала о дальнейшем пребывании в городе мистера Уодсуорда, молодого джентльмена, которого отец прочил ей в мужья.

Ей стало не по себе. С чего мама взяла, что ей будет интересно узнать о том, как хорошо он танцует и как часто завтракает у них? Видимо, мама хочет подготовить Эбигейл к замужеству?

Эбигейл вдруг поняла, что статья уже не кажется ей таким срочным и важным делом. Она больше наслаждалась обществом Мэдингли, чем пыталась выведать его тайну. Но письмо напомнило ей о реальности. Она должна сегодня же поговорить с бывшим учителем герцога, поэтому ей нужно как можно скорее покинуть дом, причем сделать это тайком и в одиночку.



Глава 7 | Не дразни герцога | Глава 9