home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19


Джулиан бездумно погрузился в ощущения, которых не знал ранее. Они были превыше удовольствия. Лоно Ребекки оказалось тесным и жарким, оно словно было создано для его наслаждения. Она не смущалась плотскими земными чувствами, не чуждалась пота и трения двух тел друг о друга. Она ласкалась и льнула к нему, побуждала к дальнейшим движениям, заботясь о собственном удовольствии.

И когда наконец оно ее настигло, лицо ее осветилось радостью чудесного блаженства. Джулиан дал себе волю, содрогаясь над ней, повторяя снова и снова свои выпады, пока не вышел из нее в последний момент. Пик его собственного экстаза нахлынул, затопил и смыл последние его сомнения и нерешительность.

Он опустился на локти, не желая вжимать ее в постель. Но влажный жар ее тела, ее груди продолжали манить. Он не мог припомнить, как выровнять дыхание, и грудь его мучительно ныла от усилия.

А Ребекка продолжала дразнить его и терзать горячими шаловливыми пальчиками. Когда ее большие пальцы нежно прошлись вокруг его сосков, он застонал и задвигался вдоль ее бедра.

Она лукаво улыбнулась ему:

— Теперь я наконец узнала, что за толчки мы слышали в той ночлежке.

Он хрипло рассмеялся.

— Ты же знала, что они занимались сексом.

— Но я не вполне понимала, что именно они делают. Он свалился на бок рядом с ней, положив на нее руку и прижав ногой ее бедра.

— Держишь меня в плену? — пробормотала она, и в голосе ее слышалось проказливое веселье.

— А это необходимо?

— Нет. Здесь точно не от чего бежать.

Вытерев рубашкой свое семя с ее бедра, он, мельком взглянув на Ребекку, понял, что она смотрит на него как-то неуверенно.

— Что-то не так? — спросил он, ласковым поглаживанием успокаивая ее.

Она задрожала, когда его руки дошли до ее груди. Полузакрыв глаза, она прошептала:

— Я все жду, когда ты рассердишься.

— И не собираюсь, — откликнулся он, замерев. — Однажды приняв какое-то решение, я никогда ни о чем не жалею.

Она сразу расслабилась в его руках, и ее ладони стали ласкать его. Джулиан даже вздохнул от удовольствия.

— Ты говорила, что не пойдешь замуж, Ребекка, но это не меняет тот факт, что ты моя.

Она слегка насупилась, и Джулиан попытался кончиками пальцев разгладить складку, залегшую у нее между бровей.

— На сегодня, — промолвила она.

Он пожал плечами, неготовый разрушать спорами их мирную удовлетворенность происшедшим. Она может думать что хочет, но она была девственницей, и он нарушил ее невинность. Эту правду ей не отменить. Он, конечно, предпринял некоторую предосторожность, но возможность зачатия ребенка нельзя было исключить. Однако он не стал портить момент, напоминая ей об этом. Но они все равно поженятся. Он улыбнулся и закрыл глаза.

— У тебя очень самодовольный вид, Джулиан, — обвинительным тоном произнесла Ребекка. — С чего бы это?

— У тебя не было никаких других любовников.

— Хм… Какое это имеет значение?

— Мужчине нравится знать, что никто другой не прикасался к тому, что принадлежит ему.

— Ты начинаешь меня раздражать.

Джулиан открыл один глаз.

Она хмурила брови.

— Почему ты раздражаешься? — поинтересовался он.

— Не думай, Джулиан, что ты получил право решать, что мне делать.

— Не раздражайся, — улыбнулся он. — Когда мужчине достается девственница, он не может не думать о том, каким чудесным, приятным вещам ее научит.

Ребекка прикусила губку, но не могла скрыть удовольствие, которое доставили ей его слова.

— Значит, у тебя было много девственниц?

— Ты первая.

— А сегодняшняя драка тоже была у тебя первой? Он подпер голову рукой, а второй шаловливо пробежался по ее животику.

— Ты меня отвлекаешь, — проговорила она.

— Нет, просто не могу держать руки вдали от тебя. А насчет драки… Нет, это у меня не первая. Я много лет учился боксировать, но не попадал в настоящую драку с тех пор, как повзрослел.

— А ребенком ты много дрался?

— Иногда.

Она задержала его ласкающую руку.

— Какая у тебя была причина драться? Ты не производишь впечатление драчливого.

— Но другие были задиристы и драчливы. А я не люблю отступать.

— Это я заметила, — сухо промолвила она.

Он фыркнул.

— Другие мальчишки… они тебя дразнили?

Он отобрал у нее свою руку и снова стал ласкать изгиб ее груди.

— Ребекка, это было так давно.

— Если они дразнили тебя из-за проблем твоей семьи, это просто ужасно. Где же были их родители?!

Тут дыхание ее стало прерывистым, потому что его руки не прекращали свой чувственный поиск.

— Дети не могут всегда находиться под присмотром, — ответил он. — Впрочем, ты, наверное, этого не знаешь.

Он лениво обвел пальцем ее сосок, и веки Ребекки затрепетали.

— Нет. Я почти не играла с другими детьми. А кто… научил тебя… что драками ничего не решить?

Она не желала прекращать свой допрос, Джулиан склонился над ней и подул на розовый сосок. Тот сморщился и затвердел, а Джулиан испытал удовлетворение, какое мог сравнить лишь с удачной покупкой новой компании… как бы странно это ни звучало. Он лизнул потемневший кончик груди, словно это был сладкий леденец. Она застонала и прошептала:

— О да. А можем мы снова все повторить?..

Но он был настроен немного обождать. Он ласкал и дразнил ее грудь.

— Джулиан, пожалуйста… Мне нужно… большего!..

Он рассмеялся, прижимаясь ртом к ее коже, и позволил своей руке раздвинуть ее бедра и начать чувственное исследование. Она была нежной и влажной, и такой горячей. Он едва удерживался от того, чтобы не вонзиться в нее. Она хотела узнать все и сразу? Что ж он научит ее всему.

Нежными касаниями он ласкал чувствительный вход в ее тело, погружая и вынимая из него пальцы, и испытывал невыразимое удовольствие от ее стонов и всхлипов… итого, как она льнет к нему. Он наблюдал за выражением ее лица, когда подарил ей еще один оргазм, а затем уложил ее на себя так, чтобы она оседлала его бедра. Ее волосы каскадом падали на их тела… в точности как он представлял это в своих фантазиях. Теперь она сидела на нем, растерянная и заинтересованная, и в зеленовато-карих ее глазах светилось любопытство.

Ее тело приняло его восставший член, и Джулиан выгнулся ей навстречу и потянулся ладонями к ее груди.

— О-ох! — выдохнула она. — Разве можно заниматься любовью таким образом?

Он усмехнулся:

— Посмотрим, что ты сумеешь предпринять… в такой позиции.

— Тебе больно?

— Нисколько, — хрипло отозвался он. — Но чем дольше длятся твои упражнения, тем скорее я потеряю над собой контроль.

— Ох, нет… не потеряешь. — Она чуть приподнялась, а Джулиан взялся за ее бедра и рывком глубоко погрузился в нее. И оба ахнули от восторга.

— О да! — выдохнула она, закрыв глаза и запрокидывая голову.

Блаженство, написанное на ее лице, рассыпавшиеся по груди локоны придавали ей вид эротичный и отчаянный.

— Это мне придется совершать все движения? — невинно поинтересовалась она.

Он чуть не подавился восклицанием, когда она приподнялась и он почти целиком вышел из нее.

— У-ух! — вскрикнула она. — Прости…

Вновь оказавшись в ней, Джулиан испустил дрожащий вздох. Ребекка вскоре поймала ритм и стала дразнить его своими движениями. Она наклонялась вперед и лизала его соски, а он от отчаяния только выгибался ей навстречу.

Она отвела его руки от своих бедер.

— Не торопи меня, Джулиан. Теперь моя очередь изучать тебя.

Никогда раньше не был он с женщиной, которая бы так заботилась о его удовольствии и хотела бы узнать о нем все. Когда она ласкала его, он чувствовал себя счастливейшим человеком на земле. Наконец его поглотило безумное желание, и он выгнул бедра в стремлении к ней. Она стала приподниматься и опускаться вверх-вниз, наблюдая сверкающими глазами за его реакцией.

Он почти сразу потерял самообладание, содрогаясь и постанывая, и поспешил выйти из нее, чтобы пролить семя на ее бедра. И снова он вытер все своей рубашкой, а она задумчиво созерцала его действия, но вопросов не задавала. Наконец он расслабленно откинулся на постель рядом с ней, раскинув руки и закрыв глаза.

Она хихикнула и прилегла ему на грудь.

— Это было здорово! Я теперь должна удалиться?

Он, не думая, пробормотал:

— Не покидай меня.

Она замолчала, а он, уже сожалея о сказанных словах, приоткрыл веки, чтобы увидеть выражение ее лица.

— Я не собираюсь уходить из комнаты, — наконец проговорила она.

— Да уж, лучше этого не делай, — с облегчением промолвил Джулиан, надеясь, что она не прочла в его словах больше, чем он намеревался ей пока сообщать.

Утром, почти на рассвете, им доставили купальную бочку с горячей водой. Это был жест благодарности от беременной служанки Доры. Ребекка наблюдала, как кухонные мальчишки маршируют с ведрами мимо насупленного Джулиана. Она все еще лежала в постели, натянув простыню до подбородка. Впрочем, ей было совершенно все равно, сколько народа увидит ее почти раздетой, если при этом ей доставляют горячую воду.

Она оказалась в воде раньше, чем Джулиан успел закрыть за мальчишками дверь. Испустив вздох наслаждения, она жалела только о том, что бочка недостаточно глубока и нельзя погрузиться в нее целиком.

Она ожидала, что Джулиан в это время чем-нибудь займется, но вместо этого он подтянул стул поближе и уселся напротив, словно ее купание было главным развлечением дня. Его интерес заставил ее покраснеть. Она была голой, а он почти голым. Ей было странно, что это ее смущает, хотя, если подумать, это было вполне естественно.

Используя тряпочку для мытья лица, она полила водой верхнюю половину своего тела.

— Когда я была ребенком, мне не позволяли долго засиживаться в ванне. Так что теперь я чувствую себя порочной.

— Тогда постарайся побыстрей прочувствовать эту порочность, потому что нам пора уезжать.

— Но ведь тебе тоже надо выкупаться…

— Я воспользуюсь твоей ванной.

Она заулыбалась, наслаждаясь их интимной близостью. Джулиан не улыбнулся в ответ, и она с преувеличенной обидой надула губки.

— Мы снова возвращаемся к алмазу?

Он опустил взгляд на ее грудь, где в ложбинке, поблескивая отраженным светом, приютилась «Скандальная леди».

— Да, я хочу поскорей встретиться лицом к лицу с дядей… Чем скорее я покончу с этим, тем скорее смогу заняться тобой.

Она торопливо намылилась. Ее волосы покрылись пеной, а Джулиан уже был наготове с ведерком воды для ополаскивания.

Ребекка неохотно встала из ванны, и он закутал ее полотенцем. Она медленно осушала себя, наблюдая, как он купается. Просто смотреть на него доставляло ей огромное удовольствие. Его тело так отличалось от ее тела, такое большое, волосатое и мускулистое. И вместе с тем не такое уж большое в том самом месте в эту минуту, самодовольно подумала она, чувствуя себя невероятно опытной.

— Позволь мне стереть с твоего личика это довольное выражение, — произнес он, вставая из ванны и вытираясь полотенцем. — Хочу сказать, что твое настойчивое желание поработать служанкой могло нам очень дорого обойтись.

— Это что, твое любимое «я же тебя предупреждал»? — раздраженно нахмурилась она.

— Понимай как хочешь, — пожал он плечами. — Но все могло закончиться весьма неприятно. Что было бы, если б они навалились на меня все разом? Я тогда не смог бы тебя защитить.

— Я бы как-нибудь справилась, — поджала она губы. — Может, я даже спасла бы тебя. Знаешь, Джулиан, только потому, что мы спали с тобой, я не собираюсь вдруг становиться послушной и почтительной, чего ты, кажется, хочешь. Я настоящая, живая женщина, со своими взглядами… а не кукла, с которой ты можешь делать что захочешь.

Он уронил на пол полотенце и подошел к ней. Она откинулась, глядя на него снизу вверх, немного испуганная, но одновременно возбужденная его наготой. Сначала она подумала, что он рассердился, но нет. Вид у него был, можно сказать, игривым.

— Куколка, с которой я могу делать все, что захочу? — повторил он, толкая ее в плечо, так что она оказалась лежащей навзничь на постели.

Он попытался отобрать у нее полотенце, но Ребекка вцепилась в него изо всех сил, чувствуя ужасную неловкость, тем более что оказалась вся в лучах солнечного света.

— Я хочу увидеть тебя в такой позе, как хочу, — прошептал он, бросив попытки отобрать полотенце, но заламывая ей руки за голову. — На картине ты лежала, выгнув спину. Я помню каждый изгиб твоего тела, каждый мазок кисти, словно сам присутствовал, когда она писалась.

Она занервничала: ей совсем не нравилось, что ее сравнивают с произведением искусства.

— Ты ведь понимаешь, что там представлено то, как видел меня Роджер, то есть очень идеализированно. Я вовсе не та женщина из фантазии.

— Ты хочешь сказать, что не позировала ему?

— Вовсе нет! Но ведь это не было реальностью. Я для него была просто телом, а не реальной личностью. Как же я могу с этим соперничать?

— Но это же не соревнование, — промолвил он, сдвигая полотенце с ее животика и осторожно поправляя алмаз, чтобы он лег точно так, как на картине.

Ребекка задержала дыхание, словно оцепенев, желая, чтобы он прикоснулся к ней… и в то же время чувствуя затаенный страх… перед всем остальным.

Джулиан со вздохом выпрямился. Теперь она не могла не увидеть его явное возбуждение… но он отвернулся и потянулся за чистыми кальсонами.

— Джулиан, я должна тебя предупредить, — заявила она, садясь на постели и натягивая через голову сорочку. Она отбросила назад волосы и старалась говорить дерзко и беспечно, но при этом серьезно. — Не вздумай в меня влюбиться!

Он бросил на нее небрежный взгляд через плечо и продолжал одеваться.

Она была раздосадована его беззаботностью.

— У нас с тобой нет общего будущего, потому что у меня, возможно, вообще его нет. Я наслаждаюсь тем, что посылает мне жизнь сию минуту, но хочу чего-то большего, чем быть покорной женой.

Джулиан повернулся к ней лицом, и ей не понравилась нежность, которой светились его серые глаза.

— Ребекка, никто из нас не знает, что принесет будущее. Никогда не предполагай, что твое будет кратким.

У нее сжало горло, но она выдавила из себя:

— А ты не предполагай, что в конце концов получишь от меня то, чего хочешь.


Глава 18 | В погоне за красавицей | Глава 20