home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 23


Ребекка не представляла, куда ее собираются заточить. И явно не ожидала оказаться в этой почти научной библиотеке, с кожаными креслами, несколькими письменными столами и стенами книг.

Она была рада наконец остаться одна после целого дня, проведенного в карете с мужчиной, который жадно не сводил с нее глаз, словно ожидая какого-то знака, чтобы на нее накинуться.

Любопытно, что обещал ему Уиндебанк? Она содрогнулась при мысли об этом. Чтобы отвлечься, она подошла к окнам, выходившим в обширный парк. Это был чудный мирный вид с живыми изгородями, за которыми простирались поля и вспаханные земли, подготовленные к посеву.

И все-таки это была тюрьма. Ее протащили по пустынным коридорам и поместили сюда, немедленно заперев за ней дверь. На ее крики о помощи никто не откликнулся. Окна не открывались — она это сразу проверила, — так что оставалось только ждать, прислушиваясь к бурчанию своего голодного желудка, и стараться не впасть в панику.

Это было легче сказать, чем сделать. Все происходящее казалось ей каким-то кошмаром. Она вновь оказалась беспомощной и зависящей непонятно отчего… Когда-то она думала, что такого больше с ней не случится. Она считала, что научилась владеть собой, а теперь этот Уиндебанк вновь пробудил в ней страх. Импозантные стены смыкались вокруг нее. Она посмотрела на кочергу, прислоненную у камина, и подумала, что, если положение станет отчаянным, ею можно будет воспользоваться как оружием.

Наконец она услышала щелчок замка и, высоко подняв голову, повернулась к двери. В комнату вошел пожилой мужчина… один… и закрыл за собой дверь. Он был худощав, с темными волосами, седеющими на висках, впалыми щеками, обрамленными длинными бакенбардами, и умными блестящими глазами.

— Вы, должно быть, мисс Лиланд? — невозмутимо произнес он, словно она приехала на чай с его женой.

— А вы, наверное, мистер Уиндебанк?

Его губы изогнулись в улыбке.

— Как я вижу, мой племянник говорил обо мне.

Не было смысла притворяться, что она не знает, почему оказалась здесь.

— Трудно не заговорить о вас, когда вы убиваете людей. — Она поверить не могла, что эти слова вылетели из ее рта, но жалкие мольбы не повлияли бы на этого человека. Она надеялась лишь на то, что ей удастся занять его разговором и молить о скором — и безопасном — появлении Джулиана.

На лбу пришедшего углубились морщины.

— Вижу, вы переходите прямо к делу. Храбрая девушка! И возможно, глупая.

Она пожала плечами:

— После того, что вы уже сделали, я понимаю, что нет смысла просить вас отпустить меня. Вы используете меня, чтобы заманить Джулиана в ловушку. Но он не настолько глуп, чтобы явиться сюда одному.

— Разумеется, дорогая моя, он явится сюда один. Он знает, что стоит на кону.

— Моя жизнь? — рассмеялась она. — Я для него обуза, сэр. Я вынудила его взять меня с собой. Он сейчас, наверное, чувствует облегчение, что больше не должен обо мне заботиться.

В улыбке Уиндебанка не было и тени шутливости.

— Мы с вами оба знаем, что Паркхерст очень серьезно относится к своим обязанностям и обязательствам. Он не успокоится, пока вы не будете в безопасности. Он сделает все, что для этого необходимо, — добавил он угрожающе.

Ребекка снова чуть не задрожала, но взяла себя в руки.

— Хотя, судя по вашему наряду, — он с отвращением передернулся, — не слишком он о вас позаботился. Не так мастерски, как всегда.

— Верьте во что хотите. Если вы так уверены в успехе, тогда скажите мне правду. Неужели оно того стоило? — поинтересовалась она, разводя руками. — Гоняться за нами, убивать людей из-за какой-то драгоценной безделушки…

— Вы ее недооцениваете, мисс Лиланд.

— Тогда объясните мне ее ценность, сэр. Насколько я знаю, она находилась у вас на протяжении последних десяти лет.

Он ничего не ответил, но морщинки около его глаз углубились от сдерживаемого смеха.

— Вы ее не продали, — продолжала Ребекка, — значит, дело не в деньгах. Тогда что? Желание обладать этой собственностью? Ваша жена не могла носить ее публично. Или вам хотелось ее иметь просто потому, что она принадлежала вашему зятю?

— Глупая причина, мисс Лиланд.

Она склонила голову набок и небрежно присела на кресло.

— Как я понимаю, алмаз был у вашей жены, пока она не отдала его.

— Он был украден, — ледяным тоном произнес Уиндебанк.

Теперь настала ее очередь улыбнуться, и Ребекка постаралась вложить в свою улыбку побольше жалости. А когда он напрягся, она поняла, что сумела его уязвить.

— Украден? Я слышала другую версию, сэр. И вы тоже услышали это прямо из уст самого Роджера Истфилда.

— Он солгал.

— А может быть, солгала ваша жена? Он резко шагнул к Ребекке, глаза его свирепо сверкнули… затем он остановился.

— Она никогда не отдала бы камень. Она всегда его ценила.

— Значит, вы украли его для жены?

— Граф не нуждался в «Скандальной леди», — махнул он рукой. — Он не собирался ее продавать, хотя ему очень нужны были деньги. Флоренс нуждалась в ней больше.

— Но она же не могла ее носить, — запротестовала Ребекка.

— Нет, она ее носила. Каждый день. Ей не нужно было, чтобы алмаз видел кто-то еще.

Ребекка ощутила неловкость и тревогу.

— Это не похоже на нормальное поведение.

— Это было вполне нормально… для нее. Алмаз ее успокаивал. Я сознавал, что он снова всплыл на поверхность. Мне нужно было его вернуть. Ей нужно было, чтобы он вернулся.

Говоря это, Уиндебанк смотрел не на Ребекку, а в окно, словно видел там что-то или кого-то.

— Почему? — мягко спросила она.

Сначала она решила, что он ей не ответит. Выражение его лица было задумчивым, грустным, и когда он начал говорить, слова полились неудержимым потоком.

— Это было что-то очень странное, то, как алмаз ее успокаивал, — говорил он, тяжело опускаясь в кресло, словно кости не могли больше удерживать его вес, — пока она могла прикасаться к нему у себя на груди, под платьем, она вполне могла себя контролировать. — Он поморщился. — Душевное и умственное состояние моей жены уже много лет… не совсем здоровое.

Ребекка молча наклонилась вперед и слушала его с неподдельным интересом.

— На протяжении многих лет она могла выглядеть вполне нормальной. Когда мы поженились, я сначала замечал лишь легкую странность и относил это на счет особенностей женского ума.

Ребекка стиснула зубы, чтобы не сказать ему все, что думает о такой нелепой идее.

— Постепенно она стала рассказывать мне о голосах… — Рот его искривился. — К тому времени у нас уже было двое детей, и я решил, что своим признанием она просит моей защиты. Она становилась сама не своя, когда голоса говорили ей, что она должна делать.

Он не стал распространяться дальше, а Ребекке не хотелось слышать подробности. Грустная повесть их жизни не давала ему права забирать жизнь у других людей. Но ей было очень жаль их детей.

— С того момента, как магараджа подарил Паркхерсту этот проклятый алмаз, все ее чувства сосредоточились на нем. И я наконец должен был достать его для нее. Это давало ей некоторую меру покоя, в каком мы все так отчаянно нуждались.

— И этим лишили покоя другую семью.

— Из-за событий, которыми я не мог управлять, — сухо произнес он, не особо распространяясь.

Наверное, она каким-то словом или звуком выразила свое презрение, потому что он вдруг навис над ней, сверкая глазами. Ей пришлось собрать в кулак всю волю, чтобы не съежиться от страха. Почему не схватила она кочергу, когда у нее был такой шанс?

— Она грозилась покончить с собой, если не получит камень! — сказал Уиндебанк. — Зачем держать эту штуку где-то под замком, если она может принести мир моей семье? Если б только Паркхерст не… — Он оборвал себя на полуслове и медленно выпрямился. — Но все это в прошлом.

— А как насчет будущего? — тихо поинтересовалась она.

Он посмотрел на нее спокойным незамутненным взором:

— Я, разумеется, должен защитить свою семью. Моим детям нужна их мать.

— Мать, которая может причинить им вред? — с иронией осведомилась она.

— Скоро у нее снова будет алмаз, и все станет лучше. — Он говорил так, словно пытался убедить сам себя. — Но мы не можем уверенно сохранить все втайне, поскольку вам двоим все известно.

Она молчала, хотя потребность кричать… вопить была нестерпимой. Слова «Что вы намерены с нами сделать?» рвались из ее горла.

— Разумеется, все будет выглядеть, как несчастный случай, — ответил он на ее невысказанный вопрос.

— Как смерть старого графа? Глаза его задумчиво расширились.

— Полагаю, вы услышали об этом от Джулиана. Его отец всегда был трусом. Нет, мой план для вас исполнить необходимо. Вы оба исчезли из Лондона так внезапно… Будет легко заставить всех поверить, что вы исчезли вместе. И конечно, будут непредвзятые свидетели, которые это клятвенно подтвердят.

Ребекка подумала о конюхе, который отвез ее на железнодорожную станцию. Он заметил, как Джулиан последовал за ней. А дальше были бесчисленные пассажиры поезда, особенно семейство Сеймуров. Они видели их вместе. Уиндебанк сплетал изощренную ложь на основе правды.

— Вы сделали остановку по пути на север, — продолжал он, внимательно наблюдая за выражением ее лица. — Вы едва могли сдержать свои возбужденные чувства. Вы же направлялись в Гретна-Грин, совершая романтический «побег под венец».

Он замолчал, давая ей возможность что-то сказать, но она ничего говорить не стала. Его история и так развивалась вполне правдоподобно.

— А потом случилась трагедия, — объявил он, уже не глядя ей в глаза. — Нанятый вами экипаж загорелся как раз в тот момент, когда вы выезжали из конюшни. Мы полагаем, что дело было в неисправном фонаре, но разве узнаешь точно? Правду мы никогда не узнаем. Вы двое страшно обгорели, и спасти вас не удалось.

Она бросила на него взгляд, полный ярости и презрения.

— Ничего у вас не получится! Джулиан знает, на что вы способны.

— Джулиан не знает, как много моих людей поджидает его у моего дома. — Уиндебанк поднялся и спокойно одернул жилет. — Я дам вам знать, когда он появится.

С этими словами он покинул комнату, оставив Ребекку наедине с нарастающим страхом.


Прошло несколько часов, судя по часам на каминной полке и заходящему солнцу. Никто не принес Ребекке ни еды, ни питья, и она поняла, что Уиндебанк не счел нужным кормить человека, которого собирается убить. Ломая руки, она выглянула в окно. Темнота сгущалась. Возможно, Джулиан уже здесь?

Она в десятый раз попыталась открыть окно, но оно было заколочено снаружи. Может, ей следует разбить стекло и попробовать бежать… рискуя покалечиться? Но тогда чем сможет она помочь Джулиану?

Внезапно она увидела в темноте вспышку света и услышала хлопок. Ружейный выстрел? Она в ужасе зажала рот ладошкой. Неужели они станут стрелять в Джулиана, ведь Уиндебанк хочет взять его живым, чтобы вернуть алмаз.

И вновь она услышала, как за ее спиной открылась дверь. Она круто обернулась, собираясь сказать Уиндебанку, что думает о его тупых подручных, и тут же замерла в изумлении. Какая-то женщина закрыла за собой дверь. Она окинула Ребекку оценивающим взглядом. Ребекка сделала то же самое. Женщина была лет на десять старше ее, с явными морщинками, расходившимися от уголков глаз и обрамлявшими рот. Ее белокурые волосы были зачесаны в модную прическу, и платье на ней было достаточно богатым и красивым, чтобы признать в ней хозяйку дома.

Неуравновешенная хозяйка дома. Интересно, ее муж знает, что она решила познакомиться с пленницей?

— Вы, наверное, леди Флоренс Уиндебанк? — спросила Ребекка дружелюбным тоном.

— Мое ожерелье у вас? — Леди говорила без экивоков.

— Нет.

— Но вы его носили? Я могу это сказать.

И глаза, и голос были хитрыми. Затем она склонила голову набок и посмотрела в сторону, словно прислушиваясь к чему-то. Уиндебанк упоминал, что она слышит голоса. Какая грустная жизнь!..

— Я брала ожерелье на время, но теперь оно вернулось к законному владельцу.

— Оно называется «Скандальная леди». И оно мое.

Может быть, ей стоит соглашаться со всем, что будет говорить эта женщина?

Но тут Ребекке показалось, что она снова слышит выстрелы где-то вдалеке, и она содрогнулась. Нет, это ей предоставилась единственная возможность помочь Джулиану отвлекающим маневром.

— Вы помните Роджера Истфилда? — спросила она у леди Флоренс.

— Он рисовал мой портрет. — Женщина сделала грациозный пируэт. — Он сказал, что на холсте я выгляжу очаровательной.

— Уверена, что это было так, но я его последняя модель. На картине на мне «Скандальная леди».

По мере того как Ребекка говорила, глаза миссис Уиндебанк хищно щурились.

— Он сказал, что у него никогда не было натурщицы красивее меня, — продолжала Ребекка с улыбкой.

— Это неправда! — возмутилась леди Флоренс. — Скажи ей, что это неправда.

Последнее она произнесла, обращаясь в сторону к какому-то другому слушателю. У Ребекки в душе шевельнулось чувство вины, что она использует болезнь этой несчастной… но Уиндебанк приказал своим людям стрелять в Джулиана!..

— Конечно, это правда, — продолжала Ребекка, медленно приближаясь к леди Флоренс. — Я моложе и красивее. Алмаз висел у меня на груди… Роджеру это особенно нравилось.

— Прекратите! — взвизгнула леди Флоренс, тело ее напряглось, пальцы сжались в кулаки.

— Знаете, лорд Паркхерст дарит его мне.

— Никогда он твоим не будет!

— Почему? Вы же его не хотите… вы же его отдали. Испустив пронзительный вопль, леди Флоренс кинулась к ней, выставив вперед скрюченные пальцы с острыми ногтями… Ребекка увернулась, оставив между ними диван, и помчалась к двери. Та не открылась… Видно, кто-то в коридоре запер ее за женщиной.

«Так еще лучше», — решила Ребекка. Она подпустит леди Флоренс к себе, и они вдвоем со всей силы навалятся на дверь. Ребекка издала громкий вопль и, увернувшись от когтистых пальцев соперницы, схватила ее за запястья. Она старалась не сделать больно леди Флоренс, но удержать несчастную было нелегко.

Кто-то колотил в дверь за ее спиной и что-то кричал, но из-за визгливых воплей леди Флоренс нельзя было разобрать ни слова. Ребекка бросилась в сторону, увлекая хозяйку дома за собой, и в эту минуту дверь с грохотом распахнулась.

— Прекратите немедленно! — прозвучал мужской голос.

Но это был не Уиндебанк, а тот разбойник из экипажа. Ребекка снова заорала, но он, обхватив ее за талию, оторвал от пола и прижал спиной к себе. Это сделало ее уязвимой для нападения. Леди Флоренс снова кинулась к ней, и Ребекка вынуждена была ответить ей пинком.

Где находится Уиндебанк? И сколько сможет она продержаться в этой схватке?


Глава 22 | В погоне за красавицей | Глава 24