home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3


Ребекка храбро шагнула в перегретый бальный зал. Она была благодарна сестре и кузине за то, что они не стали сильно задерживаться позади, и их объявили одновременно с матерью. Толпа гостей едва взглянула в их сторону, и разговоры ни на миг не прервались.

— Смотрите: никто ничего не знает, и всем мы безразличны.

Начало вечера она провела, убеждая Сюзанну и Элизабет не отказываться от посещения бала и других развлечений. Не могут же они запереться навсегда в городском особняке семейства Мэдингли. Она раньше и подумать не могла, что они такие робкие. Да-а, она многое узнала за последние два дня…

Элизабет взяла ее за руку и повела прочь от толпы. Леди Роза затерялась среди гостей, но Сюзанна следовала за ними.

Элизабет нырнула за кадку с большим растением и потянула сестер за собой.

— Я знаю, что ты думаешь, Ребекка, но он навестил меня сегодня днем!

— Ты это уже говорила. — Ребекка уперла руки в бока. — Ты провела всю жизнь рядом с Питером Дерби. Он с детства был другом твоего брата. И человек он неплохой.

Сюзанна тихонько фыркнула.

Бросив на сестру предостерегающий взгляд, Ребекка напомнила им:

— Он повзрослел, как и все мы. Ты прекрасно с ним справишься, Элизабет. Из всех троих мужчин он, по-моему, обойдется с тобой самым деликатным образом.

— Что это значит? — тревожно распахнула глаза Элизабет. — Как обошелся с тобой лорд Паркхерст?

Сюзанна торопливо вклинилась между ними и понизила голос:

— Он провел с ней наедине около четверти часа. Мама чуть в обморок не упала от волнения.

— Надеюсь, ты сказала ей, что это все пустое, — сердито промолвила Ребекка. — И ничего это не значит. Может, он и граф, но слишком скучный и чопорный…

— Скучный? — Сюзанна выхватила из ридикюля очки и, водрузив их на нос, осмотрела Ребекку внимательным взглядом, словно та лежала перед ней на анатомическом столе.

Ребекка попыталась сдержать краску, заливавшую ее щеки, но безуспешно.

— Ты меня слышала.

— Мне не нужно тебя слышать, потому что у меня есть глаза, чтобы все видеть! — с нажимом произнесла Сюзанна. — Я видела, как он смотрел на тебя прошлой ночью. А сегодня он поторопился отделить тебя от других.

— Он пытался заглянуть в мои мысли, чтобы узнать правду… для своего дурацкого пари.

— Это верно. Мужчины на многое способны пойти, чтобы выказать себя перед другими, — заметила Сюзанна.

Ребекка закатила глаза и обратилась к Элизабет:

— Это она хочет напомнить нам, насколько она нас старше… и опытнее. Однако я тоже уже несколько лет, как покинула детскую и вращаюсь в свете. Конечно, я болела, но это было давно…

— Нет, не так и давно, — мягко поправила ее Сюзанна. — Всего несколько месяцев назад у тебя была лихорадка.

Ребекка отмахнулась от напоминания, хотя мысленно сознавала, что это неприятное событие изменило ее.

— Всего-навсего простуда. Вы все зря так переволновались.

Сюзанна и Элизабет обменялись встревоженными взглядами.

— Прекратите! — воскликнула Ребекка, раскидывая руки. — Ну почему вы не можете просто наслаждаться жизнью? Ничего такого эти трое мужчин не могут нам сделать!

— За исключением того, что разоблачить все, — тихо промолвила Элизабет. — Если об этом узнает мой брат…

— Не узнает! — простонала Ребекка. — Ни твой, ни наш, если мы будем вести себя осторожно. — Но они собираются выслеживать нас! — настаивала Сюзанна. — Я… я не говорила вам раньше, но я видела мистера Уэйда.

Элизабет ахнула:

— Неужели? У него же такая репутация… я знаю, что есть дамы, чью репутацию погубило общение с ним!

— Это преувеличение, — сказала Ребекка, хотя заметила, как напряглась Сюзанна. Ее сестра любила притворяться очень светской и осведомленной, но она много лет уклонялась от общения с мужчинами и посвящала свое время занятиям наукой, настаивая, что счастлива этим. Однако после возвращения брата и его удачной женитьбы Сюзанна осознала, что еще может найти свое счастье.

Ребекка не верила в то, что нуждается в замужестве, но подозревала, что Сюзанна верит. Не отвратит ли ее вновь от общества это злосчастное пари?

Нет, этого Ребекка не допустит ни за что!

— Где ты видела мистера Уэйда?

— В парке. Я после ленча отправилась покататься верхом, — нерешительно начала Сюзанна. — Хотела бы я, чтобы ты была со мной. Ты ведь знаешь, что научиться ездить верхом тебе не поздно…

— Пожалуйста, не надо! Мы уже не раз обсуждали эту тему, — нетерпеливо оборвала ее Ребекка. — Что там насчет мистера Уэйда?

— О… ничего особенного. У меня с собой был альбом для этюдов, и он увидел его… и настоял посидеть со мной, пока я рисую.

— И ты это позволила?! — задохнулась от возмущения Элизабет.

— Он был… настойчив. И мы ведь находились в публичном месте, — поспешила добавить Сюзанна. — Я рисовала цветы, а он лежал на траве у моих ног. Это было… так странно.

— Звучит очень волнующе, — решительно промолвила Ребекка. — Он завидный жених, из хорошей семьи. Его брат — виконт Уэйд.

— Этот виконт слепой, — проговорила важным тоном Элизабет, словно сообщая подругам неизвестную им ранее важную новость, — он друг нашего кузена Дэниэла, который говорит, что тот абсолютно нормален, но…

— Мы отклонились от темы, — с досадой перебила ее Ребекка.

— О, виновата, — пожала плечами Элизабет. — Я просто не могу сейчас мыслить логически.

— Я хорошо тебя понимаю! У меня такое же ощущение! — горячо откликнулась Ребекка и опять повернулась к Сюзанне. — Что-нибудь еще произошло? Пытался мистер Уэйд выяснить подробности создания картины?

— В общем-то нет. Казалось, он… зачарован всем происходящим. — Она покраснела, но взгляд ее был устремлен не на Ребекку, а куда-то поверх ее плеча. — Что ж, это пари заставило графа Паркхерста выбраться из своего кокона.

Ребекка круто обернулась и попыталась разглядеть зал через ажурные листья пальмы. Графа она заметила сразу. Да и как можно было не заметить его высокую, мощную фигуру, которой вечерний костюм придавал лишь внешний налет цивилизованности. Она содрогнулась, почти желая не испытывать такого жгучего интереса к нему.

Еще его можно было легко заметить, потому что рядом вышагивали два абсолютно одинаковых высоких темноволосых молодых человека. Они двигались с юношеской неуклюжестью, сплошные длинные ноги, руки и пылкие глаза.

— Это его братья? — поинтересовалась Элизабет.

— Он упоминал о них, — кивнула Сюзанна. — У них такой вид, словно они никогда раньше не бывали на балу.

— Возможно, — задумчиво проговорила Ребекка. — Им ведь еще восемнадцать.

— Сущие дети, — вздохнула Сюзанна. — Кажется, днем лорд Паркхерст очень досадовал на них. И это настроение у него вроде бы не прошло.

Ребекка пристально наблюдала, как граф, хмурясь, что-то выговаривал братьям. Однако они, не глядя на него, живо рассматривали разодетых женщин.

— Интересно, где их мать? — спросила Ребекка.

— Я не помню, чтобы видела ее в последнее время, после того, как вышли замуж две сестры лорда Паркхерста, — ответила Сюзанна.

— Сколько же всего детей в их семействе? — осведомилась Ребекка, стараясь, чтобы в голосе не прозвучало жгучее любопытство.

— Еще одна сестра. Школьного возраста.

— А он старший и отвечает за всех, — покачала головой Элизабет.

— Представляю, каким властным это его делает, — промолвила Ребекка. — Я заметила это прошлой ночью.

— Да, мне тоже показалось, что он любит командовать. — Сюзанна внимательно посмотрела на сестру. — Но ты встретила его, не уступив ни дюйма.

Ребекка пожала плечами.

— И получала от этого удовольствие, — продолжала Сюзанна несколько обвинительным тоном.

— Верно, и совсем не жалею об этом. Если мы влипли в эту ситуацию, надо как следует ею поразвлечься. Я рада, что ты рисовала с мистером Уэйдом, Сюзанна, и рада, Элизабет, что мистер Дерби навестил тебя. В конце концов, сколько раз мы можем отправляться за покупками?

Обе вздохнули и устремили взгляды на середину зала, где уже начались танцы.

— Ты думаешь, что скоро здесь появятся и двое других? — застенчиво спросила Сюзанна.

— Разумеется! — усмехнулась Ребекка. — Они тоже хотят выиграть пари. А мы должны постараться их победить.

— Я уже думала о том, как мы можем это сделать, — начала Сюзанна.

— Расскажешь нам потом, — быстро проговорила Ребекка, видя, что граф остался один: братья покинули его.

— Но…

Ребекка двинулась в толпу, но была резко остановлена Элизабет, схватившей ее за руку.

— Подожди! — прошипела она на ухо кузине.

Ребекка поняла, что чуть не налетела на братьев лорда Паркхерста. Те присоединились к группе молодых людей, видимо, своих приятелей, стоявших на краю танцевального пространства, слишком близко к месту, где они прятались.

— Я не хочу, чтобы ты сбила их с ног, — тихо промолвила Элизабет.

— Я направлюсь направо, к музыкантам, — сказала Ребекка. — А вы обе идите налево, словно только что вышли из того коридора. Тогда если нас и увидят наши матери, им в голову не придет, что мы что-то замышляем.

— Они, по-моему, всегда сразу замечают, когда мы что-то замышляем, — улыбнулась своим воспоминаниям Элизабет.

— Пусть, мы уже не маленькие девочки, — с чувством произнесла Ребекка, — но это не значит, что нам нельзя развлечься.

Перед ними группа молодых людей вдруг разразилась громким хохотом. Они весело хлопали друг друга по спине. В центре группы стояли высокие близнецы Делейни, братья графа. Казалось, именно они рассказали что-то увлекательное. Ребекка не знала их имен, что, впрочем, было не важно, так как она все равно не могла их различить.

— Мы видели эту картину, — сообщил собеседникам один близнец и подтолкнул локтем другого, который хитро захихикал.

Друзья восторженно ахнули, а за спиной Ребекки прозвучал вдох Элизабет.

— Нам нечего удивляться, — прошептала Сюзанна. — Ведь именно подслушав разговор мужчин, я впервые узнала, где висит эта картина. Вот почему я считаю необходимым изложить свой план и могу о нем рассказать…

— Ш-ш, — вымолвила Ребекка.

Один из молодых людей ворчливо заметил:

— Вы оба стали членами клуба только потому, что ваш брат — граф. Кто же смог бы возразить против его рекомендации?

— Не завидуй, — сказал кто-то из близнецов, — или мы не дадим тебе рекомендацию, когда придет время.

— Нельзя ли, чтоб это случилось поскорее? — жалобно спросил рыжеволосый и веснушчатый юноша. — А то как же мы увидим эту картину?

— Она потрясающая, — произнес первый близнец. — Совершенно обнаженная…

— Ну, там все же имеется шарф… — сказал второй. Ребекка возмущенно подумала о том же, но тут же еле сдержала смех, сообразив, что шарф не делает портрет более приемлемым.

— Вполне возможно, что она присутствует здесь! — продолжал первый близнец. — Мой брат слышал, что она дама из высшего общества. Можете в это поверить?

Они принялись вертеть головами, словно ожидая, что обнаженная леди вдруг возникнет среди танцующих кадриль.

— У нее такие розовые… — простонал второй близнец.

Сюзанна схватила Ребекку за руку и рванула назад, прижав к стене.

— Хватит! — сказала она. — Ты же знаешь, что это не должно было зайти так далеко.

— Не паникуй, — умиротворяющим тоном проговорила Ребекка.

— Не паниковать?! — пискнула Элизабет. — Получается, что лорд Паркхерст рассказывал о картине своим братьям?

Ребекка неожиданно для себя самой стала его защищать:

— Они члены клуба, а картина висит там почти неделю, по крайней мере так слышала Сюзанна. Я не могу поверить, что он рассказал братьям о наших приключениях прошлой ночью. Он для этого слишком чопорный.

Элизабет возвела глаза к небу:

— Я не думаю, что ты достаточно знаешь о нем, чтобы судить о его характере.

— Он сам мне сказал, что никогда не жаждал приключений. Что может быть занудней?

Элизабет, игнорируя ее, повернулась к Сюзанне:

— Ну так расскажешь, что за идея возникла у тебя прошлой ночью?

— Конечно, — кивнула Сюзанна, — все будет в порядке.

Ребекка воспользовалась тем, что они отвлеклись, и ускользнула. Как бы ни защищала она графа, но злилась на него и испытывала большую неловкость. В конце концов; что знала она о нем, кроме того, что он обладает титулом и большим состоянием… Он вполне может оказаться лживым негодяем.

В этот момент лживый негодяй стоял в группе пожилых дам и беседовал с одной из них. Та была значительно меньше его ростом и стояла перед ним, ломая руки и оглядывая толпу.

Неужели это мать лорда Паркхерста, разыскивающая своих близнецов? Ребекка пожалела ее и пристально вгляделась в графа.

Пожалуй, проказливо подумала она, пришла пора перенести войну в лагерь противника. Она решительно направилась прямо к графу, и он, глядя над головой матери, заметил ее приближение. Если она надеялась, что он смутится или посмотрит на нее предостерегающе, то ей пришлось разочароваться. Он остался невозмутимым.

— Лорд Паркхерст, как чудесно видеть вас здесь! — воскликнула она и, хихикая, еще издали помахала ему рукой.

Ребекка заметила, что его мать узнала ее. Впрочем, леди Паркхерст тут же перевела взгляд на сына.

Граф взял руку Ребекки и склонился над ней. Слава Богу, что они оба были в перчатках, потому что он задержал ее руку в своей достаточно долго, чтобы она стала задыхаться от возбуждения.

— Как приятно видеть вас снова, мисс Лиланд! — С этими словами он повернулся к пожилой даме. — Леди Паркхерст, могу ли я представить вам мисс Ребекку Лиланд? Мисс Лиланд, это моя мать.

Ребекка присела в низком реверансе и с удовлетворением заметила, что взгляд графа нырнул в ее глубокое декольте. Она использует все доступные ей женские хитрости, чтобы одержать над ним победу, надеясь, что сестра и кузина сделают то же самое со своими противниками. Ей нужно будет неустанно напоминать им об основной задаче.

Леди Паркхерст коротко кивнула и сдержанно улыбнулась:

— Мисс Лиланд, по-моему, мы уже встречались. Я знакома с вашей матерью.

— Конечно, миледи, но мы ведь не можем ждать от мужчины подобного понимания. — И Ребекка улыбнулась графу со всей возможной наивностью.

Вдовствующая графиня вздохнула:

— Извините Паркхерста. Он не бывает в обществе столько, сколько должен был бы, что и ведет к невежеству.

По мнению Ребекки, этого мужчину давно не упрекали в невежестве. Однако он лишь выгнул темную бровь и промолчал.

Видимо, он унаследовал свой рост и размеры от отца, потому что мать его была не выше Ребекки. Волосы ее были серебристо-седыми, но они прелестно сочетались с ее серыми глазами.

— Невежеству? — откликнулась Ребекка, прикладывая руку к груди в притворном изумлении. — Только мать может упрекнуть его светлость в подобном.

— Вы мне нравитесь, мисс Лиланд, — улыбнулась леди Паркхерст и посмотрела на сына. — А она задорная, не так ли?

Он лишь хмыкнул в ответ.

Его мать испустила театральный вздох:

— Не слишком вразумительный ответ, Паркхерст. Я дала тебе шанс сделать комплимент молодой леди.

Ребекка сдержала улыбку, понимая, что в глазах она несомненно отразилась.

— Полагаю, я достаточно взрослый, чтобы знать, как это делается, — сухо произнес граф.

Обращаясь к Ребекке, его мать промолвила:

— Простите его. Он решил, что его братья требуют особо тщательной заботы, а на себя не обращает внимания.

— Значит, он очень заботливый брат, — заметила Ребекка.

— Но у него есть еще и обязанности перед графством. Лорд Паркхерст тяжело вздохнул и мягко проговорил:

— Достаточно. Мисс Лиланд хорошо понимает обязанности пэров. Мэдингли — ее кузен.

— Какая у вас славная семья, — промолвила леди Паркхерст.

Она сказала это очень громко, явно привлекая внимание сына. Ребекка прикусила губу, чтобы не рассмеяться ему в лицо. Однако этим она привлекла его взгляд к своему рту и теперь ощущала странное возбуждение, так что едва могла продолжать разговор с его матерью.

— Леди Паркхерст, позвольте мне смело предложить вам свою помощь. Полагаю, вы желаете, чтобы ваш сын потанцевал?

Граф грозно сузил глаза, но мать его была в восторге.

— Мисс Лиланд, вы очень сообразительны. Хорошенько позаботьтесь о нем.

И она оставила их наедине, едва оркестр заиграл вальс.

Лорд Паркхерст сдвинул брови и посмотрел на Ребекку с высоты своего роста.

Она, страшно довольная собой, подняла на него глаза и улыбнулась:

— Я прогнала вашу мать. Это ведь наверняка вас осчастливит.

— Нет, это вы осчастливили ее, поддержав интерес к моим отношениям с незамужними девицами.

— Вы — граф. От этого никуда не денешься. И естественно, не сбежишь от всех светских мамаш. Притом мы оба знаем, что вы не заинтересованы в браке с такой, как я, — бросила она ему вызов. — Мне не хватает моральных принципов… по вашему мнению.

Но он удивил ее, одной рукой сжав ее руку, а другой обхватив за талию.

— Давайте посмотрим, как танцуют скандальные дамы.

И он увлек ее на танцевальный пол.

У Ребекки перехватило дыхание. Ее воля была сломлена. Он был таким большим, таким мощным и властным… он крутил ее, как куколку, приседал и покачивался, проводя между движущимися парами… Она понимала, что за ними наблюдает множество глаз, в том числе члены ее и его семей. Ей нужно было бы злиться, что утратила контроль за ситуацией…

Но она не злилась. У нее кружилась голова, и она едва могла дышать. Ребекка изо всех сил пыталась скрыть, как он на нее действует, поэтому постоянно его поддразнивала.

— Лорд Паркхерст, вам следует быть осторожнее. Возможно, вы не заинтересованы в браке со мной, но все видели, что мы беседовали с матерями друг друга. Для света это означает, что мы почти помолвлены.

Джулиан только хмыкнул еще раз и круто развернул ее в танце. К изумлению Ребекки, его бедро скользнуло между ее ног, но так грациозно, что она решила, будто это ей почудилось. Она вспыхнула и уперлась взглядом ему в грудь, а не на лицо. Тогда он снова повторил свой маневр, намеренно провоцируя ее.

Ее взгляд взлетел вверх и встретился с его глазами. Его улыбка проявилась медленно, а глаза, полуприкрытые тяжелыми веками, смотрели весело и вызывающе. Он прекрасно знал, что делает. Как несправедливо, что джентльменам дозволяется приобретать больше опыта, чем леди. Это ставило ее в заведомо невыгодное положение. Ей оставалось бороться с ним только остротой своего ума.


Глава 2 | В погоне за красавицей | Глава 4