home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6


Ребекка легко обменяла свой билет с 5.10 на 3.15. Из-за разыгравшихся нервов она уронила билет перед конторкой. Двое мужчин тут же опустились на колени, чтобы его подобрать, и она, сосредоточившись изо всех сил, поблагодарила их. Она побоялась оглянуться.

Граф Паркхерст преследовал ее.

Впрочем, она же этого хотела, не так ли? Она практически сообщила ему, что отправляется в дорогу. Ей хотелось приключений…

А потом она оказалась пленницей в собственном экипаже… ей угрожали, заставили убегать… не может быть, чтобы по его приказу. Она не могла поверить, чтобы это мог сделать пэр… или его друзья, люди, с которыми ее семья общалась всю жизнь.

Но он видел картину и алмаз. Кто еще мог связать их с ней?

Она напомнила себе, что надела украшение на бал до того, как узнала, что картина больше не находится во французском собрании. Любой член клуба мог связать ее с этой драгоценностью, услышав, что для картины позировала светская дама.

Однако преследовал ее лорд Паркхерст, а не кто-нибудь другой. Действовал ли давешний грабитель сам по себе, или они сотрудничали?

Она молила небо, чтобы у графа не оказалось билета и он не смог бы попасть на поезд. Ей нужно было сообразить, как действовать дальше.

Поезд «Лондон–Бирмингем» уже стоял, пуская пар на солнце. Мужчины и женщины торопились к своим вагонам с чемоданами или в сопровождении носильщиков с тележками. Но не она! Ребекка угрюмо улыбнулась.

Ей помогли войти в купе вагона первого класса. Она бросила взгляд назад и увидела того самого грабителя. Ребекка чуть не оступилась на подножке. При свете дня он выглядел респектабельнее, чем она себе представляла: пиджак, брюки, белая рубашка… Рабочий человек, который направляется в рабочий город. В Бирмингем или дальше, в Манчестер. Из окошка своего купе она видела, что он наблюдает за ней, хотя стоит около вагона третьего класса. Там не было сидений и только недавно сделали навесы, чтобы защитить пассажиров от погодных бедствий. Он не входил в вагон, явно ожидая, не бросится ли она бежать, раз заметила его.

Она с огорчением поняла, что он стоит плечом к плечу с другим мужчиной. Они даже разговаривали друг с другом, намекая ей, что их много. Возможно, второй грабитель поджидал приятеля у Мэдингли-Хауса, и теперь они преследовали ее вместе…

Означало ли это, что граф не замешан в попытке ограбления и похищения? Ребекка не знала, что и подумать. Среди аристократии всегда находилось малое число людей, полагавших, что титул позволяет им творить все, что захочется. В этот миг она увидела лорда Паркхерста, покидавшего кассу с билетом в руке. Она не была уверена, что он узнал, в каком она купе, но направлялся граф прямо к ней. В каждом купе было место только для шести человек. В ее купе, кроме нее, уже сидела целая семья: мать, отец и двое детей. Их одежда свидетельствовала о состоятельности. Она подумала, что они принадлежат к классу новых богатых промышленников, потому что лица их были ей незнакомы.

На скамье оставалось одно место, как раз напротив нее. Ребекка стиснула зубы, когда лорд Паркхерст открыл дверь купе и заглянул внутрь.

— Это свободное место? — вежливо поинтересовался он.

Мужчина в купе, видимо, узнал графа, потому что широко открыл глаза и кивнул, промолвив:

— Конечно, милорд.

Ребекке хотелось холодно проигнорировать их всех. Ей хотелось злобно погрызть ногти, но вместо этого она прижалась лицом к стеклу, высматривая, что делают ее преследователи. Они наверняка дождутся момента отправки, чтобы убедиться, что она не сбежала.

Она увела их от своей семьи, а что делать теперь? Не может же она ехать к старой тетушке Рианетте и подвергать опасности ее. Она надеялась, что ей в голову придет какая-нибудь блестящая мысль… но ничего не приходило. Она положила руку на грудь, где под плащом и платьем могла нащупать очертания алмаза, согретого ее телом.

Она слышала, как усаживается лорд Паркхерст, как раздался свисток паровоза. Она крепко сжала губы, испытывая истерическое веселье.

А потом что-то коснулось ее ноги, и она, дернувшись, вынуждена была оторваться от окна. Длинные ноги лорда Паркхерста вытянулись, так что его колени почти уперлись в ее, а ступни оказались у нее под юбками. Он наблюдал за ней, и ленивая улыбка играла на его губах. Она поспешно убрала руку с алмаза.

Наконец, с рывком и содроганием, поезд двинулся, направляясь к северу от Лондона. Она снова повернулась к окну. Ей не хотелось разговаривать с графом. Она не знала, что может ему сказать, не раскрывая их странной связи путешествующему рядом семейству.

По крайней мере он явно чувствовал то же самое, потому что не пытался с ней заговорить. Однако она не могла забыть о нем, так как вибрация поезда заставляла их ноги на краткое время прикасаться… А может, он это делал намеренно, желая ее нервировать? Она не могла исключить такую возможность.

Наконец отец семейства, мистер Сеймур, завязал с графом разговор о расширении сети железных дорог, и напряжение Ребекки несколько ослабло. Она плотнее закуталась в свой плащ, жалея, что нет пледа, чтобы укрыть колени. В поезде гуляли жуткие сквозняки.

Через час, после нескольких коротких остановок в Миддлсексе и Хартфордшире, дети, мальчик и девочка, заскучали, им надоело любоваться пейзажами за окном, и затеяли ссору друг с другом. На следующей большой остановке из вагона второго класса пришла служанка Сеймуров и принесла им сандвичи и напитки. Это заняло внимание детей. Уже скоро стало понятно, что Ребекка путешествует без служанки. Миссис Сеймур предложила поделиться своей, но Ребекка вежливо отказалась.

Все это время лорд Паркхерст внимательно наблюдал за ней, улыбаясь, словно его это весьма развлекало.

Словно она очутилась именно там, где он и хотел.

Ребекку пробила дрожь. Неужели это она жаждала необыкновенного приключения? Какие приключения готова переживать не привыкшая к ним леди? Ее преследовали трое мужчин. На шее у нее был очень ценный кулон… Она понятия не имела, куда едет и что сделать, чтобы скрыться от воров.

А лицом к лицу с ней сидел огромный властный мужчина и смотрел на нее так, будто хотел ее съесть.

Она почти вжалась в окно. Этому нужно положить конец. Расправив плечи, она переменила положение ног, мечтая о возможности их распрямить. Но тогда они окажутся между ногами лорда Паркхерста. Вздернув подбородок, Ребекка прямо встретила его взгляд и попыталась все-таки выпрямиться. Он выгнул бровь, продолжая слегка улыбаться, но не сделал попытки физически вторгнуться на ее территорию.

В этот момент маленький мальчик решил устроить истерику, которую его покрасневшая мать никак не могла прекратить. Казалось, он позабыл, где находится, и, вырвавшись из рук матери, споткнулся о ноги лорда Паркхерста. Малыш упал как раз между Ребеккой и графом, и они оба наклонились, чтобы ему помочь. Их головы крепко стукнулись друг о друга. Она выпрямилась, приложив руку к голове, чтобы поправить шляпку, а граф взял мальчика в свои большие ладони. Лорд Паркхерст удара не заметил, а у нее было ощущение, что она стукнулась о скалу.

— О Боже! — воскликнула миссис Сеймур, ломая руки. — Милорд, мне так неловко!

К удивлению Ребекки, лорд Паркхерст посадил мальчика к себе на колени и указал на свое окошко.

— По эту сторону поезда все почти такое же, — умиротворяюще промолвил он. — Мы сейчас проезжаем через Чилтерны. Ты знаешь, что они собой представляют?

И Ребекка, раскрыв рот, как, впрочем, и родители мальчика, слушала рассказ графа о меловых холмах. У него не было своих детей. Почти десять лет он занимался делами и обязанностями, налагаемыми титулом. Находил ли он время для своих братьев и сестер? Она думала, что нет, видя, какое напряжение царит между ним и близнецами.

Может ли человек, который так легко общается с ребенком, быть связан с грабителем, похитившим ее сегодня? Что ей делать с ним и теми двумя мужчинами, что на каждой станции поджидали ее выхода?


Джулиан заметил, как Ребекка в конце концов расслабилась, отдаваясь сну. Они путешествовали уже почти три часа и еще ни разу не заговорили друг с другом. Она ни на минуту не покидала поезда, даже ради туалета на станции. Она наверняка проголодалась… ему самому страшно хотелось есть. Какой смысл был в ее поведении, если она просто сбежала из Лондона, скрываясь от пари?

Он никак не мог стереть из памяти ее побледневшее от ужаса лицо. Что-то произошло… что-то изменилось… и ему очень и очень не нравилось, что он не понимает происходящего. Он не привык ничего оставлять на волю случая. Он проверял и перепроверял все обстоятельства. И вот теперь он сосредоточил внимание на Ребекке Лиланд. Он знал, что она замерзла, — сквозняки гуляли по купе, забираясь ей под юбку, — но она была слишком горда, чтобы обратиться за помощью или просто купить плед на очередной станции.

Несколько раз он видел, как рука ее невольно ложится на верх лифа платья и перебирает что-то пальцами под плащом. На приеме у леди Терлоу алмаза на ней не было. «Так почему же она надела его в путешествие?» — размышлял он.

Потому что он всегда доверял своей интуиции.

Они достигли большой станции в Уорикшире, и все семейство Сеймуров вышло из вагона, оставив на местах плащи и перчатки. Ребекка с задумчивым видом посмотрела в окно.

Он скрестил руки на груди.

— Так куда же вы отправляетесь без служанки?

Её взгляд метнулся к нему, настороженный, холодный и в то же время… нерешительный. Услышит ли он в ответ что-либо похожее на правду?

— Вы преследовали меня, — тихо промолвила она.

— Я отношусь к пари очень серьезно. А вы намеренно рассказали мне о предполагаемом путешествии. Вы хотели, чтобы я последовал за вами.

Она сделала глубокий вдох и наклонилась к нему с неожиданно серьезным видом.

— Вы не единственный, кто меня преследует.

Он застыл, внимательно глядя на нее. Может быть, это игра? Часть плана — получше скрыть ее секреты?

Но она вновь посмотрела в окно и снова побледнела. Неужели Ребекка говорит правду? Он напомнил себе, как она оставила экипаж у парадного входа в Мэдингли-Хаус, а сама выскочила с заднего хода и помчалась прочь в маленьком кабриолете.

— Вы с ними? — кивнула она на окно.

Он посмотрел в окно. Платформа была переполнена народом, но через минуту он понял, что большинство людей не стоит на месте, а ходит, разминая ноги или сходя с платформы либо поднимаясь на нее.

Однако двое грубо одетых мужчин неподвижно стояли около вагона первого класса и смотрели прямо на купе Ребекки и Джулиана.

Он вопросительно выгнул бровь:

— Давно они следуют за вами?

Видимо, кто-то еще установил связь с картиной, алмазом и Ребеккой. Любопытно, сама она понимает, что происходит?

А может быть, это наследники магараджи, подарившего «Скандальную леди» его отцу, так и не потеряли интереса к сокровищу?

Она внимательно изучала выражение его лица.

— Вы даже не спросили, не придумала ли я это? Не дала ли разыграться женским нервам? И я не могу сообразить, ведете ли вы себя так, потому что считаете меня разумной взрослой женщиной, или потому что вам известно, что они меня преследуют?

— Вы обвиняете меня в том, что я в сговоре с ними? — спокойно осведомился он. Ему хотелось показать, как оскорбило его это предположение, но он боялся спугнуть ее откровенность. — Как вам такое могло прийти в голову?

Она сцепила пальцы на коленях, и он не мог не восхититься ее выдержкой.

— Но ведь вы все преследуете меня, — промолвила она с сарказмом.

Он ответил ей сдержанной усмешкой:

— В этом вы правы. До некоторой степени. Но ведь вы знаете, почему я следую за вами. Имеете ли вы какое-нибудь представление, кто эти люди?

Она колебалась, покусывая нижнюю губку. Потом, видимо, решившись, выдохнула:

— Один из них прятался в моем экипаже, когда я ушла с приема.

Джулиан выпрямился и резко спросил:

— С вами все в порядке? Она растерянно заморгала.

— По-вашему, я выгляжу не в порядке?

— Вы достаточно горды, чтобы скрыть то, что хотите. Отвечайте на мой вопрос!

— Со мной все хорошо, — ответила она, глядя на него с напускным удивлением.

— Расскажите мне все, что он делал с момента, как вы сели в экипаж.

И она подробно, шаг за шагом, рассказала ему о своем дневном приключении. Гнев Джулиана нарастал с каждой ее фразой. Она вела себя так, словно алмаз, который носила, не стоил таких решительных действий.

— Вы раньше не видели этого второго мужчину? — спросил он.

— Нет, — покачала она головой, — пока не увидела его перед посадкой в вагон. Если вы не привели этого грабителя с собой…

Он невольно зарычал, удивив самого себя и ошеломив ее.

Она поспешно продолжала:

— Значит, он приехал на станцию вместе с тем первым.

— И вы просто сели в поезд, а не обратились к властям, — недоверчиво заметил граф.

— А вы бы хотели, чтобы я им рассказала? — пожала она плечами. — Да, офицер, на мне был вышеупомянутый алмаз, когда я позировала голой. Должна ли я теперь показать вам эту картину, чтобы вы могли продемонстрировать ее всему Лондону?

Ну конечно! Она думала не о своей безопасности, а о скандале и его последствиях для ее семьи.

Она защищала свою семью, уводя воров подальше от Мэдингли-Хауса. Он старался подавить восхищение ею и раздуть гнев, вызванный тем, что она подвергла себя такой опасности.

— У вас вообще был какой-нибудь план действий? — потребовал он ответа, широко раскинув руки.

Она вздернула подбородок.

— Я бы что-нибудь придумала. Но вы все время меня отвлекаете.

Он пропустил эту ценную мысль без возражений и крепко провел рукой по лицу.

— Ваши друзья возвращаются, — внезапно промолвила она, напрягаясь.

Джулиан увидел в окно Сеймуров, подгоняющих детей к вагону.

— Мы не сможем разговаривать, — торопливо сказал он. — Я выведу вас из этой ситуации. Будьте готовы. И ради Бога, делайте то, что я скажу, немедленно… не задавая никаких вопросов.

Он увидел, что она встопорщилась, как кошка, которую погладили против шерсти, но затем сжала губы в ниточку и промолчала, так как в этот миг дверь купе открылась и семейство Сеймуров вернулось на свои места.


Лорд Паркхерст заснул. Действительно, заснул. Ребекка растерянно и сердито уставилась на него, а поезд, пыхтя и подрагивая, приближался к Бирмингему, где ей придется сойти для пересадки на другую линию.

Это если она по-прежнему будет ехать на север, что было оговорено в ее билете. Раньше она планировала привести графа к тетушке Рианетте, но теперь, с двумя грабителями на хвосте, от этого приходилось отказаться. Ей хотелось встать, расправить затекшие руки и ноги, как-то усмирить голодное бурчание в животе. Лорду Паркхерсту должно было быть так же неуютно… но он спал!.. Его глубоко посаженные глаза были закрыты, тело расслаблено.

Если б она могла прожечь его глазами, у него давно дымилась бы дырка между бровей.

Что он такое придумал? Она хотела принимать участие в его решениях, а не тащиться следом покорно и безмолвно.

Она не какая-то там беспомощная девица! Она перехитрила грабителя, который грозился причинить вред ее семье…

— Вы знакомы с его сиятельством, мисс?

Ребекка очнулась от мрачных мыслей и растерянно уставилась на мать семейства, покачивающую на коленях дремлющую дочь. Они уже несколько часов сидели практически плечом к плечу, и миссис Сеймур могла бы догадаться, что Ребекка не настроена разговаривать.

Она собралась было сказать, что они с графом едва знакомы. Но тут ее осенила мысль, что предоставляется случай повлиять, на то, что будут думать о ней люди. На случай, если кто-то вдруг решит расспрашивать, почему она оказалась в поезде.

Кроме того, она кипела от раздражения из-за того, как ловко лорд Паркхерст овладел ситуацией, оставив ей лишь возможность послушно следовать за ним. Это вызывало у нее страшную досаду.

Ребекка мило улыбнулась миссис Сеймур:

— Да, мы знакомы, мэм. Но… нам с лордом Паркхерстом трудно разговаривать. Он до сих пор сердится, что я отвергла его предложение выйти за него замуж.

Миссис Сеймур ахнула.

— Но почему вы отказались выйти за графа?

Ребекка заметила, что лорд Паркхерст больше не такой расслабленный. Видимо, он не столько спал, сколько притворялся дремлющим. Зачем он делал это? Разве только чтобы ее позлить. Что ж, он своего добился.

Ребекка понизила голос, прекрасно понимая, что он все равно прекрасно расслышит ее шепот.

— Он не слишком романтический человек, мэм. Женщине нужны цветы и ухаживание. А он, кажется, решил, что одного его богатства хватит, чтоб я мечтала о браке с ним.

— Тогда вы лучше многих женщин, — с сомнением проговорила миссис Сеймур. — Вы вроде бы путешествуете не вместе, — добавила она.

— Нет, не вместе. Но я думаю, что он понял ошибочность своего поведения и теперь пытается меня завоевать.

— Пожалуй, ему надо больше стараться. Он ведь даже не заговорил с вами.

Ребекка вздохнула:

— Теперь вы понимаете, что я имела в виду? Он несколько туповат.

Поезд сильно тряхнуло на неровном участке пути, так что все они подскочили, и это дало повод лорду Паркхерсту якобы проснуться…

Он добродушно улыбнулся им:

— Я заснул? Надеюсь, ничем себя не скомпрометировал?

— Вы ужасно пускали слюни, — сладеньким голоском сообщила ему Ребекка. — Я никоим образом не могу выйти замуж за человека, который распускает слюни.

Мистер и миссис Сеймур, нервно переглянувшись, посмотрели на графа и Ребекку. Ребекка подумала, что они раньше представить себе не могли, чтобы кто-либо разговаривал с графом так дерзко.

Тут лорд Паркхерст наклонился вперед и крепко схватил ее за руки.

— Дражайшая моя, — страстно произнес он, — как ты можешь так меня дразнить, зная, что я безумно тебя люблю?

Значит, он не рассердился на ее выходку и даже решил ее поддержать. У него были большие и сильные руки. Теперь, когда они оказались вдали от Лондона, он мог делать с ней все, что захочет. Странно, что это не пришло ей в голову, когда она сочиняла свой план заманить его подальше и так выиграть пари.

А теперь он был нужен ей, чтобы убежать от двух других преследователей… которые могут оказаться гораздо хуже.

— Хватит, лорд Паркхерст, — холодно проговорила она. — Вы ставите себя в неловкое положение.

Маленькая девочка проснулась и теперь с удовольствием сосала большой палец, сосредоточенно глядя на них с колен матери.

— Я не думаю ни о какой неловкости, моя дорогая, когда на карте стоит наше будущее. — Он с извиняющимся видом посмотрел на Сеймуров. — Впрочем, полагаю, нам не стоит обсуждать это сейчас.

— Почему же? Возможно, они смогут дать нам хороший совет, — откликнулась Ребекка, кокетливо хлопая ресницами. — В конце концов, они ведь женаты.

Эта пикировка, безусловно, лучше отвлекала ее от тревожных мыслей о том, как сбежать от преследования решительно настроенных грабителей. Более того, она развлекалась от души.

Но лорд Паркхерст только еще раз крепко сжал ей руки и откинулся на спинку сиденья.

— Нет, дорогая, у меня еще будет возможность умолять о вашей милости, когда мы приедем на место.

— Как это романтично! — робко вздохнула миссис Сеймур.

Лорд Паркхерст одарил бедную женщину самой обаятельной своей улыбкой, и она зарделась до корней волос.

Ребекка вздохнула и следующие полчаса вынуждена была терпеть «заигрывания» графа, выразившиеся в шутливом подталкивании ее ног. Да уж, они демонстрировали Сеймурам настоящий спектакль.

Подъезжая к Ковентри, поезд замедлил ход. До Бирмингема оставалось всего несколько станций. Это и было местом назначения Сеймуров, которые вежливо распрощались с ними.

Ребекка и граф остались одни. Она ждала упреков или насмешек над ее проказами, но он сосредоточил все внимание на платформе за окном.

Она тоже посмотрела туда и застонала, увидев караулящих грабителей.

— Приготовьтесь, — тихо произнес граф.

Она резко выпрямилась.

— Что вы намерены делать? Уже раздался свисток: мы отъезжаем.

Он кивнул, затем опустил окно и высунул в него голову. Дым паровоза полетел в купе, разъедая глаза и горло.

— Может, закроете его, пока мы не задохнулись? Однако прошла еще целая минута, прежде чем он ее послушался.

— Наши заинтересованные друзья, — промолвил он, — вернулись в свой вагон. Они не могут нас видеть. Пошли!

Она ахнула, потому что поезд дернулся и начал набирать скорость, но храбро потянулась к ручке двери, выходящей на перрон.

— Нет, не сюда. Мы же не хотим оповестить весь мир, что сошли.

Он открыл противоположную дверь, которая вела на правую сторону путей, на опасную полосу между двумя путями.

— Но… но здесь же нет платформы! — воскликнула она. — И поезд набирает ход!..

Он открыл дверь, поставил ногу на единственную ступеньку и протянул руку Ребекке.

— Нам нужно прыгнуть. Прямо сейчас!


Глава 5 | В погоне за красавицей | Глава 7