home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 17

Могу повелевать любимым я.

У. Шекспир, «Двенадцатая ночь»


Джейсон зевнул, потянулся и мгновенно проснулся, когда его рука коснулась чего-то похожего на женскую грудь. Он резко открыл глаза и сразу вспомнил события минувшего вечера. Он повернул голову и посмотрел на Ливви.

Она крепко спала. Ее губы были слегка приоткрыты, что выглядело весьма соблазнительно, и она чуть слышно посапывала. Он изрядно утомил ее!

Джейсон, лежа на спине, заложил руки себе под голову и удовлетворенно улыбнулся. Он нисколько не сожалел о том, что произошло этой ночью. Хотя это не входило в его жизненные планы, тем не менее женитьба на Оливии уже не выглядела такой неприемлемой, как он полагал ранее.

Он сознавал, что делал, лишая ее невинности, и готов был взять на себя ответственность за нее. Эта девушка нуждалась в защитнике и покровителе, и он считал, что вполне подходит на эту роль. Он не был уверен, что она действительно любит его, так как женщины склонны преувеличивать свои эмоции, однако чувствовал, что она испытывает привязанность к нему и желание. Иначе она не отдалась бы ему.

К тому же следует учитывать, что его сын Эдвард привязался к Ливви, и она относилась к нему с материнской любовью и нежностью с самого начала.

Что касается его самого, то он наслаждался ее обществом как в постели, так и в обычной обстановке. С ней он смеялся, размышлял и, черт возьми, испытывал необычайную страсть. Однако на этот раз если он будет стоять перед алтарем и произносить брачные клятвы, то будет делать это с сознанием того, что любовь не имеет к этому никакого отношения.

Оливия казалась вполне преданной женщиной, и он сомневался, что она способна изменить ему, правда, то же самое он думал в отношении Лоры. Он пришел к выводу, что женщины ненадежные создания, не способные хранить супружескую верность. Поэтому лучше не ждать этого от них. В таком случае не придется разочаровываться. Если не смешивать страсть с любовью, все будет в порядке.

Он поцеловал Ливви в плечо, вдохнув аромат роз и тепло удовлетворенной женщины. Этот запах мгновенно возбудил его. Ему не хотелось будить ее, однако могут возникнуть проблемы, если ее обнаружат в его комнате. Он был бы счастлив просыпаться вот так и не опасаться появления одной из служанок.

— Ливви, дорогая, пора вставать.

Она промычала что-то невнятное, но явно отрицательное.

— Я понимаю тебя, милая. Но ты можешь пойти в свою комнату и продолжать спокойно спать в своей постели. Скоро здесь появятся слуги и могут возникнуть неприятности, если кто-нибудь обнаружит, что ты провела ночь здесь.

Она перевернулась на спину и открыла глаза. В это утро они были цвета крыла сойки. Когда она взглянула на Джейсона, лицо ее озарилось улыбкой. Затем она зевнула и сонно произнесла:

— Доброе утро.

— Да, это очень, очень доброе утро.

Он склонил голову и поцеловал ее, не в силах удержаться. Она тотчас приоткрыла рот, и из груди ее вырвался легкий вздох. Он не желал ничего более, чем провести это утро, занимаясь с ней любовью, однако этого нельзя было делать. Он неохотно оторвался от нее.

Оливия недовольно надула губы, затем протянула руку и, обхватив его шею, снова привлекла к себе. Он усмехнулся и, сдавшись, поцеловал ее. Она обхватила другой рукой его спину и начала нежно ласкать ее кончиками пальцев. Он не смог сдержать стон наслаждения.

— Ливви, я должен отправить тебя в твою комнату.

Она вздохнула:

— Я хотела бы лежать с тобой вот так всегда.

— Думаю, мы все-таки должны время от времени покидать спальню.

— Нет, — сказала она, — я имела в виду — просыпаться вместе.

— Я не против делить с тобой постель. Однако когда я состарюсь, стану толстым и начну храпеть, ты изменишь свое мнение. Впрочем, не будем думать о проблемах раньше времени.

— Я не понимаю. Разве ты не собираешься немедленно вернуться в замок Арлисс вместе с Эдвардом?

— Таково было мое намерение, но я подумал, что ты предпочтешь вступить в брак со мной здесь.

— Вступить в брак! — воскликнула она, явно потрясенная.

— Черт возьми, Ливви, я сознавал, что делал, когда лишал тебя невинности.

Это было не совсем правдой. В тот момент он потерял рассудок от страсти, но тем не менее его не пугали последствие, когда наступит утро.

— Ты думала, я соблазню тебя, а потом брошу? Неужели ты такого низкого мнения обо мне?

— Нет, конечно, нет, — поспешно сказала она, — и ты не столько забрал мою невинность, сколько я сама отдала ее тебе. Я никогда не думала привязать тебя к себе таким образом и не заботилась о последствиях.

— Тем невероятнее кажется твоя забота о моем ребенке.

Ее улыбка говорила о том, что эта похвала явно понравилась ей; она фактически вся сияла от возбуждения.

— Ты будешь превосходной матерью, Ливви, для Эдварда и других детей, которые у нас будут.

— Хочется верить, что это возможно, — медленно произнесла она. — Больше всего на свете я хочу выйти замуж за тебя, родить тебе детей и воспитывать Эдварда как своего собственного ребенка. Я хочу засыпать и просыпаться каждое утро в твоих объятиях…

— Но?

— Но все это кажется таким неожиданным. Всего несколько дней назад ты был убежден, что женщины, по сути, не способны быть преданными…

Он по-прежнему так думал, однако счел благоразумным не высказываться сейчас по этому поводу.

—…а теперь ты хочешь жениться?

Он пожал плечами и сказал:

— Эта ночь все изменила.

Ливви задумалась на некоторое время, взвешивая его слова, но Джейсона, видимо, не беспокоили ее размышления, так как она по-прежнему обнимала его за шею.

— О, я люблю тебя! Я не думала, что можно быть такой счастливой!

Ливви начала поглаживать его тело, целуя во все доступные места.

— Я не знаю, что со мной происходит. Я так нуждаюсь в тебе.

Он погладил ее волосы. В свете раннего утра они казались чуть светлее обычного. Она выглядела подобно лесной нимфе, какой он однажды представлял ее. Ее кожа была молочно-белого цвета, как лепестки подснежников, а ее розовые губы были сладкими, как спелая земляника.

Истинное очарование.

И она ему принадлежит.

— Если тебе станет от этого легче, то я скажу, что чувствую то же самое.

Она беспокойно задвигалась на постели.

— Я испытываю странное беспокойство, от которого не могу избавиться простым способом. — Ее лицо исказилось из-за невозможности как-то повлиять на ситуацию. — Тебя это тоже беспокоит, как и меня?

Он кивнул.

— Твое присутствие в моем доме постоянно меня мучило.

— О, — тихо произнесла она.

— Глупышка! Я нарочно тебя дразнил. Хотя должен признаться, я вынужден был чаще посещать туалет, с тех пор как тебя встретил.

— Потому что стал больше потреблять спиртного? — спросила она с озадаченным видом.

Ему потребовалось время, чтобы осмыслить ее вопрос, после чего он с большим трудом удержался от смеха.

— Хотя твое присутствие, несомненно, способствовало повышенному потреблению спиртного, я пользовался туалетом по другой причине.

Она смотрела на него, ничего не понимая.

— Мужчина может сам снять напряжение, если в этом возникает необходимость, — пояснил он.

Его щеки зарделись, и он с ужасом понял, что покраснел, как зеленый юнец в присутствии хорошенькой девочки.

Через мгновение Джейсон заметил проблески понимания у Ливви. Ее голубые глаза заблестели от любопытства.

— Каким образом?

Он покачал головой:

— Юным леди не следует знать такие вещи.

— Не надо говорить мне о пристойности, Джейсон Траерн. Я не изнеженное создание, которое следует оберегать от таких сведений.

— А что, если я хочу уберечь тебя от ненужной информации?

Она сузила глаза:

— Если ты не скажешь, я спрошу кого-нибудь другого. Может быть, Чарлз просветит меня.

Джейсон едва не задохнулся, представив лицо шурина, когда тот услышит этот вопрос.

— Ты не сделаешь этого, — сказал он. Затем, увидев упрямое выражение ее лица, вздохнул. — Все-таки сделаешь, не так ли? Хорошо, я скажу. Мужчина может снять свое сексуальное напряжение рукой.

— Не понимаю. У женщин тоже есть руки. Почему только мужчины могут сделать это?

— Не могу поверить, что мы обсуждаем это, — проворчал он.

Самое худшее то, что эти непристойные разговоры возбудили его. Она была чрезвычайно любопытна или, может быть, ненасытна.

— Женщины тоже могут делать это, — процедил он сквозь зубы.

Ему трудно было представить, что она может трогать себя. Нет, он был уверен, что она не додумается до этого.

— Просто мужчине легче это делать.

— Это несправедливо, — сказала она капризным тоном.

— В жизни много несправедливости, — согласился он.

— Ты покажешь мне, как это делается?

Джейсон проглотил подступивший к горлу ком, стараясь сохранять самообладание.

— Ливви, сейчас не время об этом говорить. Ты должна вернуться в свою комнату.

Она искоса взглянула на часы, стоящие на каминной полке.

— О, сейчас всего лишь чуть больше четырех. Даже самый усердный слуга не встанет раньше половины шестого. — Она вопросительно взглянула на Джейсона. — Ведь это не займет слишком много времени?

Он хотел засмеяться, но не смог. Его возбуждение достигло предела.

— Моя дорогая, учитывая разговор, который мы ведем, я так возбудился, что это дело, вероятно, займет не более двух минут.

— Покажи, — потребовала она.

— Я…

Он едва не соскочил с постели, когда ее рука нырнула под одеяло и обхватила его член.

— О Боже, — прохрипел он.

— Кажется, ты уже никуда не торопишься, — заметила она, водя пальцами вверх и вниз вдоль его жезла.

— Боже праведный, — чуть слышно произнес он сдавленным голосом.

Она улыбнулась ему, прежде чем убрать свою руку.

— Покажи мне, — вновь потребовала она.

Джейсон понял, что не сможет придумать предлог, чтобы отказаться. Вероятно, потому что кровь отхлынула от его головы. Это произошло, как только Ливви прикоснулась к нему.

Он нахмурился, пытаясь вспомнить что-то важное, что ему необходимо было сделать.

Ливви заметила это:

— Я слишком распутная? Ты недоволен мной?

— Нет! Нет, милая, мне нравится твое любопытство. Просто мне трудно даже подумать об этом.

— В самом деле?

Она взволнованно закусила нижнюю губу.

«О, какого черта…»

Он собирался уступить ей в конечном счете. Если она хочет знать такие вещи, то надо быть полным идиотом, чтобы отказать ей.

— Дай мне свою руку. Она гораздо приятнее, чем моя.

Он обвил ее пальцы вокруг основания своего члена и положил свою ладонь на ее руку. Затем начал направлять ее вверх и вниз, задавая скорость и степень сжатия.

— О Боже, Ливви, это так приятно, — сказал он, тяжело дыша.

Джейсон убрал свою руку и откинулся на спину, наблюдая за ней. Он видел, что она сосредоточилась на поддержании ритма, но при этом сама не испытывала удовольствия.

— Ты не должна делать в точности то, что я тебе показал. Ты можешь расслабиться и делать так, как тебе хочется.

Ее беспокойство было очевидным.

— Я не знаю, чего ты хочешь.

Он прикоснулся ладонью к ее щеке.

— Мне нравится то, что ты делаешь. Твои прикосновения чрезвычайно меня возбуждают. Но и ты должна испытывать удовольствие, делая то, что тебе хочется. Мне очень приятно, однако будет еще приятнее, если наслаждение будет взаимным.

— Значит, я могу потрогать тебя здесь?

Она отпустила его член и коснулась мешочка между его бедрами.

— Да, — произнес он, стиснув зубы.

Она убрала свою руку.

— Судя по твоему тону, тебе не понравилось это.

— Мне очень нравится.

— О, тогда я продолжу?

Он застонал:

— Ливви, таким темпом мы будем заниматься этим все утро. Дай мне твою руку опять. Я направлю тебя.

Он посмотрел ей в глаза и заметил вспыхнувшее в них желание. Он начал действовать медленно, однако знал, что все это продлится недолго. Вскоре его бедра начали двигаться в такт движениям руки Оливии.

Она издала слабый стон.

— Возможно, тебе становится легче, — пожаловалась она, — а мне — хуже.

— Всему свое время, — сказал он, заставляя ее руку двигаться быстрее. — О, Ливви, теперь отпусти меня.

Джейсон не отрывал от нее глаз, продолжая действовать кулаком. В следующий момент он застонал, и его семя выплеснулось ему на живот. Обессиленный, он рухнул на спину.

— Ты хорошо себя чувствуешь? — с тревогой спросила Оливия.

Джейсон улыбнулся:

— Более чем хорошо.

Он приподнялся на локтях и взглянул на часы.

— Позволь мне умыться, и тогда мы посмотрим, что можно сделать с твоим зудом.

Оливия вскочила с постели и подбежала к умывальнику, чтобы принести ему влажную салфетку. Он встал и быстро обтерся, довольный ее рвением. Он предполагал, что она страстная женщина, однако не думал, что ее чувственный аппетит равен его страсти. Он слегка улыбнулся. Его вера в Бога подверглась заметной реставрации.

Он повернулся и увидел, что Ливви ждет его. Она прислонилась спиной к изголовью кровати; лицо ее раскраснелось, глаза потемнели от желания. В эту минуту он хотел бы обладать ее художественным даром, чтобы запечатлеть ее в таком виде.

Она протянула ему руку, и он взял ее, забираясь на кровать. А когда отпустил руку, она приложила ее к его лицу.

— Вот моя рука, — сказала она.

Джейсон не понял, что она имела в виду.

— Да, это твоя рука.

— Разве она не нужна тебе?

— Нужна? — повторил он.

Она посмотрела на него как на глупца, хотя казалось, именно она лишилась здравого смысла.

— Ну да. — Она раздраженно вздохнула. — Ты говорил, что женщины тоже могут добиться разрядки своими руками. Если бы я знала, как это делается, то не стала бы ждать твоей помощи. Поэтому я даю тебе свою руку, чтобы ты мог научить меня.

Она говорила это так серьезно и с такой досадой, что Джейсон не смог удержаться от смеха.

— Нет, милая, я не смеюсь над тобой. Хотя твоя очаровательная невинность невольно вызывает у меня улыбку. Тебе достаточно трогать себя там, где приятно, однако в интересах экономии времени я помогу тебе достигнуть разрядки другим способом.

— Как? — спросила она с подозрением.

Джейсон усмехнулся:

— Думаю, мне пора познакомиться поближе с твоей женской частью.

Ливви приложила руки к груди. Джейсон покачал головой:

— Я имею в виду другую твою женскую часть.

Ее сердце учащенно забилось, и она ощутила пульсацию между бедер.

— Я… я думала, ты уже познакомился с этой ч… частью минувшей ночью, — взволнованно сказала она.

Джейсон наклонился ближе к ней.

— Нет, — прошептал он, — я имею в виду — губами.

Лйвви едва не лишилась сознания. Он хотел целовать ее там? Значит, она тоже могла целовать его мужскую часть?

Он ошибочно воспринял ее молчание как нерешительность.

— Я думал, ты хотела быть безнравственной со мной.

Ни один мужчина не обладал таким соблазнительным голосом. Он был подобен мужской версии сладкоголосой сирены. Ливви не могла устоять перед соблазном этого низкого, хрипловатого голоса.

— Хорошо, но надеюсь, ты немедленно остановишься, если я скажу, что мне это не нравится?

Его улыбка выражала откровенное самодовольство.

— Конечно, но думаю, этого не случится.

Ливви тоже так полагала, однако то, что он предлагал, казалось таким постыдным, что она должна по крайней мере обозначить свое неприятие, поскольку ее мать в течение многих лет прививала своим детям понятия о пристойности. Но видимо, ее усилия оказались напрасными.

Правила хорошего поведения распространялись на мальчиков в меньшей степени, чем на девочек, однако Генри строго придерживался их.

Изабелла всегда была немного распущенной, но события, приведшие к ее браку, казались вопиющими даже для нее.

И вот теперь Ливви, до настоящего времени благовоспитанная девочка, ведет себя как бесстыдная потаскушка, и все это нравится ей.

Она притянула Джейсона на себя. Ей было приятно ощущать его вес, прижимающий ее к постели. Она начала испытывать другие менее значительные удовольствия, которые упустила ночью. Например, когда его темные волосы на груди покалывали и щекотали ее груди.

Он прильнул к ее губам медленным продолжительным поцелуем.

— Джейсон, — умоляюще простонала она, впившись пальцами в его плечи и выражая тем самым свою настоятельную потребность.

Напряженность между ее ног стала невыносимой.

Она приподняла бедра, прижимаясь к нему и стараясь утолить свое страстное желание. Ее неудовлетворенность нарастала. Почему он мучает ее?

Должно быть, он почувствовал, что она достигла предела, так как начал спускаться вниз вдоль ее тела, целуя горло и слегка покусывая каждую грудь. Затем провел языком по животу до пупка.

— Откройся для меня, — потребовал он, раздвигая ее ноги.

Ливви ощутила легкий холодок, когда подчинилась ему. Она никогда не думала, что такое непристойное поведение может вызывать такие приятные ощущения.

Ее дыхание участилось и сделалось прерывистым, когда он устроился между ее бедер. О Боже, он еще не начинал, а она уже была почти готова достичь того волшебного состояния, до которого он довел ее ночью.

—Джейсон, — взмолилась она, когда он потерся лицом о внутреннюю сторону ее бедра.

Шероховатая поросль его бороды царапала ее нежную кожу. Она застонала и откинула голову на подушки. Она готова была взорваться, если он промедлит еще.

— Отлично, милая, — глухо произнес он. — Думаю, ты готова.

Она была готова убить его.

Значит, он только сейчас решил, что она готова?

А до этого она испытывала это бесконечное, нестерпимое мучение, потому что он думал, что она еще не готова?

Ливви открыла рот, чтобы высказать ему, как она готова, но вместо этого из ее горла вырвался стон, когда он начал лизать ее.

Достаточно было одного движения языка, чтобы наступила разрядка.

Начавшиеся глубоко внутри ритмичные сокращения распространились на все тело. Она содрогалась и стонала, ошеломленная интенсивностью разрядки.

Джейсон сел рядом с ней и притянул ее себе на колени, баюкая в своих объятиях.

— Скажи, дорогая, тебе хорошо?

Она кивнула и прильнула к нему. По всему ее телу распространилось тепло, а конечности отяжелели. Она зевнула и прижалась к его груди, словно это было подходящее место, чтобы уснуть.

— Сейчас нельзя спать, Оливия Джейн Уэстон, — громко сказал Джейсон ей на ухо. — Ты можешь поспать днем, если хочешь, но только в своей кровати.

Ливви недовольно заворчала, хотя понимала, что он прав. Она встала с постели. На белоснежной простыне выделялось рыжеватое пятно.

Джейсон снял простыню и сунул ее в деревянный сундучок в изножье кровати.

— Я избавлюсь от нее позже, — сказал он.

— Но не покажется ли служанкам странным то, что простыня отсутствует?

— Я маркиз и могу позволить себе быть странным.

Ливви засмеялась, потом нахмурилась:

— Что мне надеть? Ты выбросил ночью мои штаны в окно.

— Рубашка, которая была на тебе, прикроет тебя в достаточной мере, — сказал он, поднимая ее ботинки, чулки и подвязки. — Полагаю, ты можешь воспользоваться также моей курткой.

Они поднялись наверх в полной тишине, никого не встретив. Поцеловавшись на прощание, Оливия вошла в свою комнату и забралась в постель. Хотя раньше она в течение многих лет спала одна, после ночи, проведенной с Джейсоном, кровать показалась ей слишком большой и пустой.

Но она недолго будет оставаться пустой.

Ливви не могла поверить, что выходит замуж за Джейсона. Ее беспокоило внезапное изменение его отношения к браку, однако он немного успокоил ее, когда заявил, что минувшая ночь изменила все. Очевидно, это было связано с его разговором с Чарлзом.

О, она знала, что, как только он узнает правду о Лоре, его вера в любовь возобновится. Она даже не обратила внимания на то, что он не сказал, что любит ее. Эти слова придут со временем, а пока каждый поцелуй и каждый нежный взгляд убеждал ее в его любви.

Каким глупым казалось то, что она когда-то верила, будто бы может вполне довольствоваться женатым мужчиной, если только тот будет обладать приятными манерами и соблюдать личную гигиену. Манеры Джейсона оставляли желать лучшего, однако он был чистым. И она любила его.

Никогда прежде она не думала, что встретит мужчину, которого сможет полюбить. Такие вещи происходили только в романах.

Она уснула с улыбкой на лице, а когда проснулась через несколько часов и посмотрела на себя в зеркало, улыбка все еще не покинула ее. Она попыталась нахмуриться, но мышцы лица отказывались подчиняться. Оливия спустилась в гостиную, где обнаружила тетю, беседующую с Джейсоном. Увидев ее, они прервали разговор. Тетя Кейт двинулась ей навстречу и обняла ее:

— О, моя дорогая, я так рада за вас обоих. — Она слегка отстранилась и посмотрела в лицо Ливви, затем повернулась к Джейсону: — Я вижу, ты не все рассказал мне о событиях минувшей ночи.

Щеки Оливии зарделись.

— Но если вы собираетесь пожениться, ничего плохого в этом нет. — Она потерла свои руки. — Мне ужасно хочется поговорить о предстоящей свадьбе. Я была вынуждена пропустить бракосочетание твоей сестры, но теперь уже представляю, как ты идешь к алтарю в церкви Святого Павла.

— Вообще я предпочла бы венчаться в Эссексе, — сказала Ливви. — Если, конечно, Джейсон согласится.

Он бросил на нее пылкий взгляд.

— Мне безразлично, где это произойдет. Главное — поскорее.

— Мой дорогой мальчик, такие вещи требуют времени, — начала тетя Кейт.

Джейсон остановил ее, подняв палец:

— В вашем распоряжении один месяц.

— Но…

— Я вообще сократил бы срок до недели, — сказал он и взял Ливви за руку.

— Месяца достаточно для тебя, чтобы подготовиться к бракосочетанию?

— Думаю, да. Моя мать устроила свадьбу моей сестры практически за одни сутки.

— Отлично. — Он сжал ее пальцы. — Значит, договорились. А сейчас вот, что я предлагаю…


Глава 16 | Искушение маркиза | Глава 18







Loading...