home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Эпилог

Хвала Юпитеру и моим звездам!

Тут имеется, однако же, приписка.

У. Шекспир. «Двенадцатая ночь»


Пять месяцев спустя


Ливви взобралась на приставную лестницу и сияла оставшиеся книги с полки, после чего быстро спустилась вниз. Джейсон будет сердиться, если застанет ее занимающейся тем, что он называл «деятельностью, требующей значительных усилий». Она похлопала себя по вздувшемуся животу и в ответ почувствовала энергичный толчок. Это ощущение наполнило радостью ее сердце.

В библиотеку вошел Джейсон и застонал, увидев ее стоящей возле лестницы с кипой книг в руках.

— Ради Бога, скажи, что ты не сама спустила эти книги, — взмолился он, подойдя к ней и принимая их у нее.

Он отложил книги и притянул Ливви к своей груди, обняв ее и их ребенка. Он опустил голову, коснувшись подбородком плеча жены.

— Сколько раз тебе говорить, чтобы ты не занималась деятельностью, требующей значительных усилий? — проворчал он, слегка прикусив мочку ее уха.

Ливви прижалась к нему.

— Насколько я помню, сегодня утром мы оба занимались деятельностью, требующей больших физических усилий, и ты не выражал недовольства.

— Это другое дело.

Он прижался губами к изгибу ее шеи.

Она затрепетала в ответ.

— Как же так?

— Врач уверил меня, что небольшая нагрузка не повредит ни тебе, ни ребенку. Однако это не означает, что ты можешь залезать на лестницу.

— Ты не должен так нянчиться со мной в течение следующих четырех месяцев. Иначе я сойду с ума.

— Мне доставляет удовольствие заботиться о тебе.

Интонация его голоса была весьма убедительной.

— Ты невозможный человек, — проворчала она. — Но я тем не менее люблю тебя.

— Но не так, как я тебя, — настоятельно сказал Джейсон, поворачивая ее к себе лицом. Затем приложил ладонь к ее щеке и погладил большим пальцем, — Ты очень красивая, — прошептал он. — Ты очень дорога мне.

Ливви почувствовала, что глаза ее наполнились слезами, что случалось довольно часто в последнее время. В этом отношении она ничем не отличалась от женщин семьи Уэстон, которые традиционно становились слезливыми в состоянии беременности.

Ливви прильнула к Джейсону и прижалась щекой к» его груди, слушая биение сердца.

— Я люблю тебя.

Независимо от того, сколько раз она повторяла эти слова, они не казались ей банальными. Они всегда были уместными.

— Я тоже люблю тебя, милая. — Он поцеловал ее в губы. — Говер сказал, что ты хотела видеть меня. Ты залезла на лестницу, потому что тебе потребовалась активная физическая деятельность? Может быть, мне следует запереть дверь?

Как всегда, ей достаточно было взглянуть на него, чтобы испытать желание, однако она покачала головой:

— Нет пока. Я нашла кое-что и хочу показать тебе. Вот, смотри.

Ливви потянула его к небольшому письменному столу, где лежал тонкий листок бумаги, сделавшийся хрупким и выцветшим от времени, но вполне сохранившийся для документа четырехсотлетней давности. Она наблюдала, как Джейсон медленно разбирал витиеватый почерк. Закончив, он поднял голову, ничего не говоря.

Ливви понимала его чувство. Она несколько раз прочитала это письмо, написанное сыном Рослинн одному из его дядей, и едва могла поверить тому, что в нем содержалось. Рослинн не разбилась насмерть, а покинула замок через убежище священника, примыкающее к древней часовне. Она пешком добралась до Хаверфордуэста, решив проведать своих родственников и по возможности оказать кому-нибудь медицинскую помощь. Стражники рассказали ей об одном заключенном, который в течение нескольких дней находился между жизнью и смертью. Придя, чтобы полечить его, Рослинн расплакалась от радости, увидев, что сэр Филипп жив. Она ухаживала за ним, и когда он поправился, они сбежали в его фамильный дом в Херефордшире, где создали свою семью и жили долго и счастливо.

— Ты понимаешь, что это значит? — спросила Ливви.

Джейсон в этот момент снова читал письмо и, услышав ее голос, поднял голову.

— Нет. И что же это значит?

— Это доказывает, что счастливые окончания действительно бывают.

Джейсон притянул Ливви в свои объятия и поцеловал ее.

— Но я и без того понял это, любовь моя. Я чувствую это каждый раз, когда смотрю на тебя.


Глава 20 | Искушение маркиза | Примечания







Loading...