home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 5

Прекрати нечестивую болтовню.

У. Шекспир. «Двенадцатая ночь»


Оливии приснился сон. Она спала и вдруг проснулась среди ночи. Ее сердце неистово билось, она села в постели, натянув одеяло на грудь. Ее кожа покрылась потом, отчего ночная рубашка прилипла к телу, но от холода в спальне ее снова зазнобило. Она вглядывалась в темноту, пытаясь узнать, что разбудило ее, и в следующий момент волосы на ее затылке встали дыбом. Оливия медленно повернулась, и то, что она увидела, заставило ее оцепенеть.

На противоположной стороне узкого ложа она увидела красивую молодую женщину, бледную и бесплотную, в средневековой одежде. На ней было гладкое ниспадающее платье с широкими свисающими рукавами, а на бедрах красовался пояс с яркой вышивкой.

Какое-то время Оливия не отрывая глаз смотрела на привидение, застыв от ужаса. Женщина, заметив ее взгляд, вытянула вперед руку. Оливия набрала воздух в легкие и открыла рот, но крик застыл в ее горле, когда призрачная леди слегка покачала головой и приложила украшенный жемчугом палец к губам:

— Не бойтесь. Я не причиню вам вреда.

Хотя губы привидения не шевелились, Оливия каким-то образом восприняла слова на устаревшем языке.

— Должно быть, все это мне снится, — прошептала она дрожащим голосом и медленно опустилась на пол, не обращая внимания на грубые доски под коленями.

— Это не сон. Я также реальна, как вы, хотя не столь материальна. Разве вы не слышали о призрачной леди замка Арлисс?

Оливия облизнула губы.

— Я слышала, но… это невозможно.

— Послушайте меня. Я явилась сюда от имени другой, менее связанной с этим миром женщины. Она никак не может упокоиться, пока тот, кого она любит, не обретет покой. — Привидение окинуло взглядом Оливию. — Она говорит, что вы должны оставаться упорной. Он будет противиться, но он нуждается в вас.

— Не понимаю. — Оливия в замешательстве покачала головой: — О ком вы говорите? О нет, не исчезайте. Пожалуйста, вернитесь!

Привидение медленно растворилось в мерцающем лунном свете.

— Он в вас нуждается.

Эти слова прозвучали эхом в маленьком помещении, и внезапно Оливия почувствовала, что она опять одна в комнате.

Она неуверенно поднялась на ноги и двинулась к двери.

Он нуждался в ней…

Оливия внезапно проснулась. Она откинула тяжелые занавески высокой кровати с балдахином, пытаясь найти свидетельство пребывания таинственной ночной посетительницы. Никаких следов. «Конечно, нет ничего, — сердито сказала она себе. — Все это приснилось».

Однако это не было похоже на сон. Видение казалось таким реальным…

«Он нуждается в вас».

Эти слова звучали в ее голове. Может быть, это только отголоски сна? Оливия соскочила с кровати и протянула руку к халату. Затем, не отдавая себе отчета в том, что делает, быстро пересекла комнату и тихо постучала в дверь, соединяющую ее спальню со спальней маркиза. Если он спит, то, вероятно, не услышит стука, а если не спит, если нуждается в ней…

Дверь открылась, и в проеме появился лорд Шелдон с встревоженным видом. Лицо его было мрачным, а волосы — взъерошены, тем не менее Оливия не могла отрицать, что он прекрасно выглядел в красном шелковом халате. В этот момент Ливви услышала крик ребенка.

— Мисс Уэстон? В чем дело?

— Я… я услышала какой-то звук и встревожилась. Возможно, дверь между нашими комнатами была приоткрыта, — придумала она.

Сейчас не время обсуждать возможность посещения ее привидением замка.

— Сожалею, что разбудил вас, мисс Уэстон.

Оливия заглянула мимо него в комнату и увидела покрывало, сбитое в небольшую кучку, возвышающуюся в середине огромной кровати с балдахином.

— Это ваш сын.

Тон ее слов колебался между вопросом и утверждением.

Маркиз кивнул:

— Да, это мой сын Эдвард. А сейчас я буду признателен вам, если вы вернетесь в свою кровать.

Он сделал шаг в ее направлении, явно рассчитывая, что она отступит назад в свою спальню.

Ливви осталась на месте.

— Его мучают ночные кошмары?

Лорд Шелдон раздраженно вздохнул:

— Вам должно быть известно, что Эдвард страдает хроническим заболеванием, и у него бывают приступы астмы.

— Может быть, следует послать за доктором?

— За этим старым глупцом? Его кровопускания и мази едва не погубили Эдварда.

— А другого врача нет? Ведь надо что-то делать.

Он запустил пальцы в волосы.

— Я вызывал специалистов из Лондона. Я покупал специальные дыхательные устройства и тонизирующие эликсиры. Ничто не помогало, а некоторые так называемые лекарства лишь ухудшали состояние мальчика. Остается только ждать окончания приступа.

Он бросил обеспокоенный взгляд на кровать.

Сердце Ливви сжалось, и ее охватило волнение. Конечно, хорошо, что лорд Шелдон заботится о своем сыне, так как проявление нежных чувств свидетельствует о его способности вновь испытать любовь к женщине. С другой стороны, она была недовольна тем, что ее внезапно охватил ничем не обоснованней приступ ревности по отношению к неизвестной женщине, которая однажды завладеет его сердцем.

«Не будь смешной», — укорила она себя. Иное чувство, помимо временного несерьезного влечения к маркизу, было бы величайшей глупостью. Возможно, он мог бы стать героем, как в одном из ее романов, если бы держал свой рот закрытым. Она же своей стороны едва ли способна претендовать на роль героини.

Однако она могла бы помочь сыну лорда Шелдона, если бы перестала постоянно думать о его отце и сосредоточилась на конкретной проблеме.

— Вам известна причина его нездоровья? — спросила Ливви.

— Непонятная тревога. Волнение. Изменения погоды. — Он сделал руками всеохватывающий жест. — Некоторые кажущиеся неопасными события и эмоции способны вызвать приступ. Он может лечь в постель в полном здравии и внезапно проснуться через час или два, страдая от удушья.

— Какой ужас, — сказала Оливия с чувством.

—Да, — тон лорда Шелдона был довольно резким, — и если вы вернетесь в свою спальню, я смогу заняться своим сыном.

Оливия проскользнула мимо маркиза и направилась к его кровати. Возможно, потому, что у нее было много младших братьев и сестер или, может быть, потому, что она обладала врожденным материнским инстинктом, она не могла оставаться в стороне, зная о страданиях больного ребенка.

Лорд Шелдон схватил ее за руку и остановил:

— Нет. Мальчик стесняется незнакомых людей, и симптомы его болезни могут обостриться.

— Ребенок явно чего-то боится и оттого чувствует недомогание. — Ливви отстранила руку маркиза и подошла к кровати. — Привет, Эдвард. Меня зовут Оливия, но ты, если хочешь, можешь называть меня просто Ливви. Шарлотта так зовет меня. Я ее кузина.

Эдвард был красивым мальчиком. С темными волосами и глазами, он являл собой уменьшенную копию отца, хотя его юные черты были гораздо мягче. Он выглядел слишком бледным, и его затрудненное дыхание вызывало страх у Ливви. Приступ кашля потряс его хрупкое тело, и она невольно отступила назад. Она никогда прежде не имела дела с такой серьезной болезнью.

Осознание этого вызвало у нее чувство беспомощности и бесполезности. Что она делает здесь? Не только в спальне маркиза, а вообще в замке Арлисс. Какое безумие овладело ею, если она, Оливия Уэстон, решила, что сможет помочь маркизу или его сыну? Она уже была готова убежать в свою комнату, как вдруг ощутила спокойствие и внезапно поняла, что надо делать. Она не представляла, откуда пришло к ней это знание: то ли от глубоко укоренившегося инстинкта, то ли извне. Может быть, это был дар привидений, существующих вне пространства и времени и наблюдающих за обитателями замка. Откуда бы это знание ни пришло, она была благодарна за это.

Оливия поняла, что болезнь мальчика являлась следствием его страха подвергнуться нападению. Его надо чем-то отвлечь. Она заметила, что Эдвард смотрел на нее с любопытством. Если его внимание будет сосредоточено на ней, он в меньшей степени будет подвержен страху. Она также поняла, что он не будет бояться, если не будет оставаться в одиночестве.

Кроме того, Ливви твердо верила в целебную силу прикосновения. Когда она болела, прикосновение матери, казалось, облегчало страдания. Она не была матерью Эдварда, но, возможно, ее присутствие и забота помогут мальчику.

— Можно я сяду рядом с тобой, Эдвард, и расскажу тебе историю? Ты не возражаешь?

— Я не думаю… — начал маркиз, но замолчал, когда Эдвард утвердительно кивнул и резко поднялся в постели.

В комнате было слышно его затрудненное дыхание.

Оливия присела на огромную кровать и привлекла мальчика к себе. Он доверчиво прижался к ней, и она натянула на него одеяло.

Маркиз подошел к креслу у камина и устроился там, скрестив руки на груди; выражение его лица было непроницаемым. Оливия, не обращая на него внимания, сосредоточилась на Эдварде.

— Жил-был, — начала она, поглаживая шелковистые волосы мальчика, — юный принц по имени Эдвард, обладавший особым талантом. Он мог разговаривать с драконами…

Джейсон не знал, как поступить, слушая бессмысленный рассказ мисс Уэстон. Ему претило то, что она ворвалась в его комнату и овладела ситуацией. Она проигнорировала его опасения, что от ее вмешательства состояние Эдварда может ухудшиться.

С другой стороны, эта девушка явно умела найти подход к детям. Ее нелепая история отвлекла Эдварда, и дыхание ребенка заметно улучшилось. Напряжение Джейсона немного спало. На его глаза неожиданно навернулись слезы облегчения. Он закрыл лицо ладонями и уперся локтями в колени.

Иногда ему казалось, что когда он стоит и беспомощно наблюдает за страданиями сына, — это своеобразное наказание за смерть жены. Несчастный случай с Лорой можно было предотвратить.

Если бы он был более требовательным…

Если бы поступился своим самолюбием…

Если бы настоял…

Если бы, если бы, если бы…

— Если бы каждое произнесенное слово «если» превращалось в кухонную утварь, не было бы нужды в лудильщике, — пробормотал он себе под нос, цитируя любимую пословицу отца.

Он не хотел больше думать о покойной жене и сосредоточился на голосе мисс Уэстон. Через некоторое время он окончательно расслабился и, перед тем как уснуть, подумал, что, вероятно, поспешил осудить ее способности рассказчицы.

— Милорд?

Джейсон не среагировал на голос. Тот, кто обращался к нему, должен видеть, что он отдыхает.

— Милорд?

Снова раздался голос, на этот раз более громкий и твердый. Проклятие, неужели человек не может хоть немного поспать?

Легкое прикосновение руки к его плечу заставило Джейсона очнуться. Он открыл глаза и в замешательстве огляделся.

— Прошу прощения. Я не хотела вас напугать.

Сбитый с толку, Джейсон заморгал и наконец сосредоточился на том, кто говорил. В первый момент он решил, что все еще спит и возникшее перед ним видение — плод его воображения, не дававшее ему покоя бессонными ночами. Затем он решил, что это реальная женщина, так как волосы той, которая являлась в его грезах, были распущены, а не заплетены в длинную косу, и на ней не было такого безобразного халата, закрывавшего все ее тело.

На ней вообще ничего не должно быть, кроме чулок. Женщина в одних чулках с подвязками возбуждает гораздо сильнее, чем полностью обнаженная. В таком виде она выглядит более безнравственно.

Он подумал, что если стоящая перед ним женщина реальна, то на ней обязательно должны быть чулки под этой безобразной фланелевой одеждой.

Женщина скрестила руки на груди.

— В моей одежде нет ничего ужасного, — процедила она сквозь стиснутые зубы. — Мне тепло в ней, а ее внешний вид вас абсолютно не касается!

Джейсон не был уверен: то ли он произнес вслух то, что думал, то ли женщина каким-то образом угадала его мысли. В ее облике было что-то знакомое, вызывающее раздражение. Он вспомнил события минувшего дня и пришел в себя, избавившись от оцепенения.

— Мисс Уэстон! — выпалил он.

Она приложила палец к губам и кивнула в сторону кровати. Прежде чем Джейсон успел ответить, Оливия направилась в свою комнату, сделав знак следовать за ней.

— Он спит? — спросил Джейсон, когда они вошли в ее комнату.

Она кивнула.

— Вы тоже спали, и я разбудила вас только для того, чтобы вы могли лечь в постель. Кресло не слишком удобное место для сна.

— Благодарю вас, мисс Уэстон, и прошу извинить меня за нелестную оценку вашего халата. Боюсь, я начал говорить, еще не полностью проснувшись.

— Все в порядке, милорд. Я, вероятно, тоже сочла бы, — она махнула рукой перед собой, — этот халат ужасным, если бы у меня была такая великолепная одежда, как у вас.

Он ничего не мог поделать с собой. Он мужчина. Прозвучавшее в голосе мисс Уэстон желание побудило его представить ее в его халате красного шелка, касающегося ее тела, подобно ласки любовника. Из груди его вырвался тихий стон, и Джейсон, почувствовав себя крайне неловко, порадовался, что его одежда достаточно свободна, чтобы скрыть охватившее его возбуждение.

— Вы хорошо себя чувствуете? Не желаете ли теперь лечь в постель?

Джейсон сжал кулаки и напомнил себе, что эта девушка не представляет, что предлагает таким невинным образом. Он очень хотел лечь в постель, но не для того, чтобы спать. Его тело окончательно проснулось.

Боже, ему, вероятно, опять придется провести бессонную ночь. Так недолго сойти с ума. А учитывая мысли, постоянно возникающие в его голове, возможно, он уже лишился разума.

— Милорд?

Джейсон покачал головой:

— Я вполне здоров и уже не хочу спать. Я оставлю вас, чтобы вы могли отдохнуть.

— Наверное, так будет лучше.

Ему показалось или нет, что в ее голосе прозвучало разочарование? Нет, конечно, нет. Каковы бы ни были ее чувства, когда она вошла в его дом, Джейсон подозревал, что теперь мисс Уэстон сожалеет о своем решении посетить замок Арлисс. Его чувства также подверглись изменению. Хотя мисс Уэстон по-прежнему оставалась гостьей и создавала определенные неудобства, он нисколько не сожалел, что она приехала сюда.

Хотя бы потому, что она положительно повлияла на Эдварда.

И не только ее образ в его красном шелковом халате заставлял его сердце биться сильнее.

Он направился в свою комнату:

— Спокойной ночи, мисс Уэстон.

— Хорошего сна вам, милорд.

Джейсон закрыл дверь между их спальнями и с трудом сдержал желание удариться головой о деревянную панель.

«Хорошего сна», — сказала она.

Однако едва ли он сможет заснуть. Мисс Уэстон положительно влияла на его сына, но маркиз чувствовал, что на него она действует далеко не лучшим образом. Он надеялся в дальнейшем избежать нарастающего возбуждения при общении с ней.


Глава 4 | Искушение маркиза | Глава 6







Loading...