home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

Ройс откинулся на стуле и ждал, пока Альден бросит кости. День был жаркий, пожалуй, самый жаркий за все лето, и они поставили игровой столик прямо у открытого окна, но прохладнее от этого на стало — из окна не донеслось даже легкого дуновения.

Мужчины в основном расположились возле бочонка, хотя был уже вечер. Утро прошло в военных занятиях с необученными крестьянами, однако жара всех разогнала по домам. Это был один из тех дней, когда делать что-либо еще, кроме самого необходимого, просто нет сил.

Впервые со времени появления викингов Альден спустился в большой зал. С тех пор, как он опять был вынужден перейти на постельный режим, прошло два дня. Одна из свежих ран оказалась серьезнее, чем он предполагал, и все еще кровила. Он потерял много крови, поскольку не сразу обратился к Эрте, чтобы она обработала раны, и все эти два дня провалялся в постели. Единственным утешением было то, что Эрта держала язык за зубами и Даррелл так ничего и не узнала о втором столкновении своего брата с девушкой-викингом.

Ройс очень расстроился, когда увидел глубокую рану на груди. Он потребовал для Кристен еще одну цепь, и теперь свобода ее передвижения была ограничена столом, за которым она больше всего работала. Когда же гнев его утих, он пожалел о сделанном, зная, как Кристен ненавидит цепи. С тех пор он ни разу не взглянул на нее. Он не хотел видеть выражение тоски на этом красивом лице, так же как и ненависть, которую она наверняка испытывала к нему.

Ройс находился в большом затруднении, он не знал, как теперь относиться к Кристен, и не было никого, с кем бы он мог посоветоваться. Раньше он мог поговорить с Альденом, но теперь хотел этого меньше всего. Да и никому другому он не стал бы рассказывать о том, как много огорчений доставляет ему эта девушка-викинг.

Как ни пытался он отвлечься, она постоянно присутствовала в его мыслях. Она проникла даже в его сны. Кристен была совсем не похожа на тех женщин, которых знал Ройс. Он никогда не видел, чтобы она плакала или жаловалась. Ни разу не испугалась его. Она ненавидит цепи, но ни разу не попросила снять их, что непременно сделала бы любая другая женщина на ее месте. Она не просит пощады или снисхождения. В принципе она ничего не просит, кроме него самого Она призналась, что желает его.

О Боже, эти слова невероятно возбудили его, поколебали его решимость. Он сказал ей тогда, что она стремится его околдовать. Умышленно она это делала или нет, но Ройс действительно был околдован с того самого момента, как она показала ему свою красоту, ранее скрытую грязью.

Ни одна женщина не будила в нем такого влечения. Даже Рона, которую он желал больше всех. Достаточно было взглянуть на эту златовласую гордячку, и он терял всякое самообладание. Кровь его закипала. Тело томилось желанием.

В тот вечер она просто лишила его воли. Ройс вернулся в зал, чтобы подняться в свою комнату, и не должен был останавливаться, а тем более смотреть на нее. Словно зачарованный, следовал Ройс взглядом за ее медленными, задумчивыми движениями. Вот она поднимает руку, чтобы убрать золотистую прядь со лба, вот потягивается, расправляя спину, и при этом резче очерчивается ее грудь. Его словно на аркане притянула чья-то невидимая рука — ведь он шел к ней без всякой задней мысли, но уже ничто не могло его остановить, когда, оказавшись с ней лицом к лицу, он ощутил мгновенную жажду насладиться ее манящими губами.

Ройс готов был подумать, что она ведьма или жрица викингов, которой их многочисленные боги даровали особую силу. Этим легко объяснялось то, что он одновременно и презирал, и желал ее. Она вызывала в нем чувства, в которых он, как ни старался, разобраться не мог. Его не должны бы трогать ее страдания, но он принимал их слишком близко к сердцу. Ему должно бы быть безразлично, что она шлюха, но это выводило его из себя. Каждый раз Ройс почти терял рассудок, когда думал о том, как много мужчин обладали ею до того, как она появилась здесь — быть может, целая корабельная команда. А теперь он знал, что одного она выделяла из всех, причем настолько, что хотела мстить за его смерть, и это еще больше наполняло его гневом.

Он спросил Торольфа, кто был этот Зелиг. Но лукавый викинг ответил вопросом на вопрос. Он спросил, что сказала о нем Кристен. Убедившись, что ее приятели ничего ему не скажут, Ройс не пытался больше ничего выведать. Все вышло так, как сказала Кристен, — он не узнает ничего, пока она сама ему все не расскажет, но она ничего ему говорить не собирается.

— Если ты не хочешь больше играть, Ройс, так и скажи.

Ройс наклонился и схватил кости.

— Не преувеличивай, кузен, просто у меня в голове все перепуталось.

— В последнее время ты и вправду стал слишком задумчив. Хотя стоит ли этому удивляться, если принять во внимание все последние происшествия? А теперь вот пришло известие, что к нам едет король, только неизвестно, когда прибудет.

— Когда прибудет, тогда и прибудет, — пробурчал Ройс. — Это меня не беспокоит.

— В самом деле? Тогда что же? Наверное, пленники — они ведь причиняют тебе столько хлопот, — предположил Альден. — А может, тебя заботит только один из них?

— Кого ты имеешь в виду?

— Действительно — кого? — Альден засмеялся. — Перестань, Ройс. Почему ты мне сразу не сказал, что она так необыкновенно красива?

— Как ты можешь еще смеяться, Альден? Она дважды пыталась убить тебя!

— Я думаю, у нее есть на это причины. Но кто может чувствовать отвращение к такой красавице?

— Я.

— Правда? Почему? Разве можно обвинять ее в том, что сделали датчане? Она ведь не датчанка.

— Ты забываешь, что ее соратники пришли сюда, чтобы грабить и убивать. Они сровняли бы Виндхёрст с землей, если бы вы не напали на них в лесу.

Тихий голосок вмешался в разговор: — Они бы прошли мимо нас.

Только сейчас Ройс и Альден заметили Мечан, которая тихо приблизилась к их столику, чтобы понаблюдать за игрой. Ройс нахмурился, однако тут же сделал над собой усилие, чтобы придать своему лицу приветливое выражение.

— Откуда ты это знаешь, малыш? — осторожно спросил он.

Она испытующе взглянула на него и подвинулась ближе, убедившись, сто он не сердится.

— Мне сказала Кристен. Она сказала, что они шли к монастырю Юрро, да и то по глупости.

— Когда ты говорила с ней?

— В тот день, когда ее привели в дом.

— Она тебе еще что-то рассказала, Мечан?

— Да, много. Она рассказала про свою семью. Сказала, что ее отец еще больше тебя, и тоже очень вспыльчивый. — Почувствовав, что сказала лишнее, Мечан умолкла. — Я не хотела… — прошептала она, потупившись.

— Конечно, не хотела, — сказал Альден. Он широко улыбнулся и усадил ее на колени. — Мы все знаем, каким бывает твой брат в гневе.

Ройс тоже улыбнулся, желая показать, что он совсем не сердится на нее.

— Рассказывай дальше, малыш. Что она тебе еще говорила?

— Ты же не выдашь ее тайны, Мечан? — шутливо спросил Альден.

— Альден! — прошипел Ройс, не сдержавшись.

— Ага, значит, тебе интересно?

Мечан озадачила их вопросом: — Почему ты приказал приковать ее к стене, Ройс?

— Потому что она хочет убить нашего кузена Альдена, а он не достаточно силен, чтобы защищаться, — с мстительной ухмылкой глядя на Альдена, ответил Ройс.

Мечан повернулась на коленях Альдена и посмотрела на него широко открытыми глазами:

— Почему она хочет убить тебя?

— Действительно, почему, собственно? — пожаловался тот, состроив шутливую мину. — Я такой славный парень.

— Ты, наверное, ошибаешься, — сказала Мечан.

— Нет, малыш, это действительно так, — уже серьезно проговорил Альден со вздохом. — Я убил какого-то Зелига, и она говорит, что должна отомстить за его смерть.

— Ты убил Зелига? — выдохнула Мечан. — О Альден, почему именно ты? Она должна тебя страшно ненавидеть.

Ройс наклонился через стол и взял сестру за руку, чтобы она посмотрела на него.

— Ты знаешь, кто был этот Зелиг, Мечан?

— Да, она мне рассказала. Но она очень сердилась, когда рассказывала о нем. Это было после того, как я сказала, что Юрро разрушили датчане. Она сказала, что Зелиг и половина команды погибли зря. Потом она так испугала меня — стала бить кулаками по столу, даже опрокинула стол. После этого больше я не говорила с ней, но, по-моему, она очень горевала и поэтому была такой злой. До этого она была со мной очень добрая.

— Да, она может быть очень доброй, когда это ей нужно, — пробурчал Ройс про себя, но он не забыл, что его так заинтересовало. — Кто был Зелиг, Мечан?

— Разве Альден не спросил ее?

— Мечан!

Она побледнела, когда он повысил голос, и поспешно ответила:

— Ее брат, Ройс. Она сказала, что он был ее другом и братом.

Несмотря на то, что это открытие произвело на Ройса ошеломляющее действие, от него не укрылся испуг девочки, и он проклинал себя за несдержанность.

— Мечан, сладкая моя, — ласково улыбнулся он, — ты не думай, я не сержусь на тебя.

— Не сердишься, что я говорила с ней?

— Нисколько, — заверил он ее. — Хочешь посмотреть сокровища с корабля викингов? Даррелл нашла там мех на отделку новых платьев для тебя и для нее.

Мечан радостно встрепенулась и тут же отправилась на женскую половину в другом конце зала.

Ройс откинулся на стуле, посмотрел на Альдена и убедился, что его кузен ошеломлен не меньше, чем он сам.

— Брат, — недоверчиво проговорил он. — Как могло случиться, что среди этих молодцов был ее брат? Значит, он знал, для чего он на корабле, и не возражал против этого?

— Может, мы ошибаемся, считая ее шлюхой? — предположил Альден.

— Нет, — ответил Ройс. — Она сама в этом призналась.

Альден пожал плечами: — Тогда у них совсем другие представления о таких вещах. Что мы знаем об этом народе? Может, они ничего плохого не видят в том, что женщина отдается многим мужчинам? Кто знает, может, у викингов все женщины — шлюхи?

Ройс нахмурил лоб — ему внезапно пришли на память слова Кристен о том, что она не знакома с другими шлюхами. Но он не сказал Альдену об этом, потому что заметил приближающуюся к ним Даррелл.

— Посмотри-ка, Ройс, что я нашла! — взволнованно кричала она, показывая издали какой-то продолговатый сверток. — Ты видел когда-нибудь такой красивый бархат? Наверняка он откуда-то с востока.

Ройс безучастно разглядывал ком темно-зеленого материала, который Даррелл держала в руках, пока она не развернула и не показала его полностью. Это было великолепное платье без рукавов, с вырезом мысом, который обрамляла нитка жемчуга. Другая нитка была нашита на охватывающем талию поясе с массивной золотой пряжкой.

— Здесь еще одно похоже скроенное платье, — продолжала Даррелл. — К нему подходят туфли, браслеты из чистого золота и янтарное ожерелье. Все это было связано в один узел. Ты подаришь эти вещи Корлисс, Ройс? Я уверена, это очарует ее. Если нет, я оставлю их себе. Правда, в любом случае их надо переделать. Пришить рукава — материала хватит, если отрезать снизу. Видишь, какая длина. Клянусь, эти норвежки просто великанши. Ничем другим объяснить такую длину платьев нельзя.

Ройс оглядел платье сверху донизу. В руках миниатюрной Даррелл его подол стелился по полу больше чем на двадцать сантиметров.

— Пусть их отнесут в мою комнату, кузина.

— Ты не хочешь, чтобы я их переделала? — спросила она разочарованно?

— Нет, не сейчас.

Как только Даррелл, недовольно дернув плечом, отвернулась, Ройс посмотрел в кухню, его глаза искали Кристен. Она стояла с опущенной головой за своим столом и работала, возвышаясь сантиметров на двадцать, если не больше, над другими женщинами. Слишком узким и слишком коротким было платье на ее высокой и грациозной фигуре.

— О чем ты думаешь? — спросил Альден подозрительно, проследив за взглядом кузена.

— Я думаю, что это платье моей новой хорошенькой рабыни, — ответил Ройс, не спуская глаз с Кристен.

— Ты шутишь, конечно! — воскликнул Альден. — Это означало бы, что она не простая девушка. Даже у королевы нет ничего ценного, чем этот бархат. А жемчуг — это же целое состояние.

Ройс перевел взгляд на Альдена. Выражение его лица было уже менее напряженным, но по-прежнему задумчивым.

— Это действительно невероятно, но до наступления ночи я узнаю правду.

— Каким образом? Спросишь, не ее ли эти платья? Она скажет «да», даже если это неправда. Какая женщина откажется от таких нарядов, если ее слова некому оспорить?

— Посмотрим.

Голос Ройса прозвучал столь зловеще, что Альден на мгновение пожалел девушку-викинга, представив себе, какими же невероятными средствами Ройс хочет добиться правды. Он предпочел ничего не знать об этом.


Глава 15 | Пламя сердец | Глава 17