home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 28

Эда отослала Кристен наверх. У девушки поднялось настроение от сознания того, что ее отпустили одну, без сопровождения Эды или телохранителей. Впрочем, у нее и мысли не возникло о том, что можно пойти куда-нибудь в другое место, а не в комнату Ройса.

Он был все еще внизу. Уже наступила глубокая ночь, и большинство гостей отправились на покой. Однако король еще пировал и рассказывал истории, которые сделали бы честь любому барду. Было бы верхом неприличия, если бы Ройс еще раз позволил себе уйти из-за стола раньше своего короля.

Кристен понимала это и терпеливо ждала. Вчера вечером она так устала, что забыла о соглашении, которое они собирались обсудить. Сегодня же день прошел совсем по-другому. Она не была так уж перегружена работой, многие из тех обязанностей, которые обычно лежали на ней, взяли на себя другие слуги. Ей даже позволили чаще подходить к окну. Кроме того Эда спасла ее от жары на кухне, взяв с собой убирать комнаты гостей.

Ройс, таким образом, сдержал данное ей накануне вечером обещание, что ее будут меньше нагружать работой. Она понимала, что он действовал из самых эгоистичных побуждений, однако это ее нимало не смущало. Она получит своего сакса. Наступит день, когда он признается, что она для него не только наложница, но и единомышленник. Когда это произойдет, он женится на ней. Потом он освободит ее друзей, и они сообщат обо всем ее родителям. Она не сомневалась, что у всей этой истории будет счастливый конец. Однако путь к этой цели будет труден и долог.

Кристен улыбнулась, увидев на столе две большие лохани с водой. Она быстро помылась и, не одеваясь, скользнула под тонкую простыню в ожидании своего господина. Да, теперь она могла его так называть, и он действительно станет ее господином, когда они поженятся.

Не прошло и пятнадцати минут, как пришел Ройс. Кристен здорово бы позабавилась, знай она, как рассеян он был внизу после ее ухода. Король сжалился над ним и удалился даже раньше, чем ему бы хотелось, чтобы дать Ройсу возможность поскорее отправиться в свою комнату. Радостное удивление отразилось на его лице, когда он увидел, что Кристен уже в постели. От его радости и у Кристен стало теплее на душе.

Она лежала на боку, опершись на локоть и положив голову на ладонь, чтобы лучше рассмотреть его, когда он будет к ней подходить. И если его воля шла иногда вразрез с ее желаниями, то в его облике она не могла найти ни единого изъяна.

С тех пор как король со своей свитой прибыл в замок, Ройс стал одеваться еще роскошнее, чем обычно. Так же, как и остальные лорды, он носил плащ, закрепленный на правом плече пряжкой. Он был темно-коричневого цвета и отделан шафранно-желтым дорогим шелком, как и песочного цвета рубашка. Эти краски земли очень шли ему, еще более подчеркивая глубокую зелень его глаз. Кроме того, на нем был широкий пояс, расшитый по всей длине янтарем. Даже рукоять кинжала, висевшего на поясе, была усыпана драгоценными камнями.

После происшествия с Элдредом у него не было возможности переброситься с ней и словом. И теперь он очень удивил ее, сказав:

— Ты сегодня извинилась передо мной, а я не уверен, хочу ли я принять твои извинения.

— Тогда начинай с того, что ты хочешь, — спокойно предложила она.

— Ну, если так, то я возвращаю тебе твои извинения.

Он присел рядом с ней на кровать, подтянув одно колено, чтобы лучше видеть ее. Его рука легла на ее бедро, замерла на секунду и соскользнула на простыню.

— Я уже давно знаю Элдреда. Я знаю, что у него всегда на уме и как он постоянно ищет повода для ссоры со мной.

Кристен спокойно сказала:

— Я тебе не солгала. Я действительно спровоцировала его, причем сознательно.

— Но ведь это он первым подошел к тебе и начал разговор, а не наоборот.

Она улыбнулась.

— Ну что ж, здесь мне нечего возразить.

Его рука снова легла на ее бедро и задержалась на этот раз несколько дольше.

— Я еще не успел поблагодарить тебя за твою тактичность, когда мы беседовали в присутствии короля.

— Да нет, ты уже выразил мне свою благодарность, — мягко ответила она.

А он так боялся, что она не поймет его улыбку, с которой он посмотрел на нее, прежде чем уйти из зала вместе с Альфредом. Она знала его, оказывается, лучше, чем он предполагал, и это открытие его очень обрадовало.

Он снова улыбнулся ей и поднялся с кровати. Он не мог спокойно разговаривать, когда она так близко, а он хотел еще обсудить с ней свое предложение.

Он решил снять плащ, и его пальцы уже легли на золотую пряжку, как вдруг Кристен села в постели. Тонкая простыня соскользнула с ее плеч, однако она не заметила этого и смотрела на него в ожидании. Она была так естественна в своей наготе, что не осознавала даже, какое производит впечатление. Пальцы Ройса застыли на пряжке, а его взгляд, как загипнотизированный, остановился на нежных округлостях ее груди и не мог от них оторваться.

— Наше соглашение.

— Что?

Вероятно, никогда в жизни ему не было так трудно отвести взгляд. Он посмотрел ей в лицо, и ее полные ожидания глаза заставили его очнуться. Почувствовав, как краска заливает его лицо, он отвернулся. Власть, которую эта девушка имела над ним, лишала его рассудка и способности контролировать свои действия. Если она когда-нибудь узнает об этом, то… храни меня тогда Господь, подумал он.

Он незаметно вздохнул и начал раздеваться, повернувшись к ней спиной. Он понимал, что разговор нужно начать как можно скорее, чтобы не откладывать его еще раз.

Он откашлялся, и кашель его прозвучал, как глухие раскаты грома.

— То, что случилось вчера утром, убедило меня, что ты не сможешь защищать себя в достаточной мере, будучи закованной в цепи. Я вообще очень сожалею о том, что ты оказалась в таком положении, когда тебе пришлось защищаться.

Он бросил через плечо взгляд, чтобы удостовериться, достаточно ли внимательно она его слушает. Ее плечи и грудь были все еще обнажены. Он подошел к столу, чтобы плеснуть себе в лицо холодной водой. И еще раз ему пришлось кашлянуть, прежде чем продолжить разговор.

— Я не хочу, чтобы ты оказалась в беспомощном положении. Я могу, как и прежде, поручить своим людям охранять тебя. Но это не одно и то же. Я хочу, чтобы ты чувствовала себя уверенно, если меня не будет рядом с тобой и я не смогу позаботиться о тебе.

— Тебе не нужно объяснять мне, почему ты снял с меня цепи.

Даже не оборачиваясь и не смотря на нее, Ройс знал, что она улыбается ему. Он сел на стул, чтобы снять сапоги и кожаные гамаши.

— Хорошо. Единственное, что мне от тебя нужно, это твое слово. Обещай мне, что ты откажешься от попыток напасть на моего кузена, пока Альфред и его свита находятся в замке.

— Ты требуешь от меня слишком многого, — тихо сказала она.

— Подумай, к чему это приведет, если ты сделаешь что-нибудь Альдену, когда здесь находится король. Он справедливый человек, но ты сама сегодня могла убедиться в том, как в эти трудные времена он защищает своих подданных. Я мог бы вызвать Элдреда на поединок. Альфред прекрасно понимал, что я этого хочу. И все же он отправил этого подонка домой, спасая его, таким образом, от моего гнева. Ему необходим каждый из его вассалов, если датчане решат вернуться. Он сурово расправится с каждым, кто посмеет ослабить его войско.

— Ну что ж, ты выразился предельно ясно. Но почему я должна давать слово лишь на то время, пока король не уехал?

Ответ дался ему с большим трудом:

— Когда вся свита уедет, ты опять будешь в безопасности.

— И что тогда?

— Тогда опасности больше не будет. Мы будем жить, как и прежде. Так ты дашь мне слово?

Кристен долго сидела, не говоря ни слова, устремив неподвижный взгляд в спину Ройса. Потом она спрыгнула с постели, потянув за собой простыню. Она так бесшумно подошла к нему, что он вздрогнул, когда она обняла его за шею.

— Да, я обещаю тебе, что не трону твоего высокочтимого Альдена, — прошептала она ему в ухо. — Но что касается тебя…

Она убрала руку и опрокинула его вдруг вместе со стулом. Она услышала, как он застонал от боли, потом раздались его проклятия, но она уже выбежала из комнаты через незапертую дверь. Оказавшись в коридоре, она поняла, однако, что не может показаться в таком виде внизу. Поэтому она бросилась к первой попавшейся двери, намереваясь спрятаться за ней, причем ей было уже все равно, кому принадлежала комната.

В спешке этот план показался ей заманчивым, однако попасть именно к этому обитателю дома она абсолютно не рассчитывала. При пламени свечи, стоявшей у кровати, она узнала короля Вессекса, который сразу же вскочил, взявшись за меч. Оба остолбенели от удивления, но только в первый момент. Король улыбнулся, увидев, в чем она стояла перед ним. Золотистые волосы локонами ниспадали на плечи, простыню она держала перед собой, так как у нее не было даже времени завернуться в нее.

К сожалению, Кристен была слишком потрясена встречей с королем. Она стояла, не в силах двинуться с места, теряя драгоценные секунды. Убегая от Ройса, она заперла его комнату, но ему удалось открыть дверь. В этой же комнате не запрешься. Да и вообще во всем доме не было уголка, где она могла бы скрыться без опасения, что он найдет ее. Поэтому Кристен не удивилась особо, увидев Ройса на пороге королевской комнаты. Повернувшись к нему, она совершенно забыла, что простыня прикрывает ее только спереди и король видит ее обнаженное тело. Однако Кристен уже больше не думала о короле, когда увидела, какой яростью искажено лицо Ройса.

Подойдя к ней, он не сказал ни слова, а молча схватил руку, которую она протянула, чтобы защититься. Она выпустила простыню, чтобы ударить его другой рукой, но он и здесь опередил ее. Он завел ее руки за спину и крепко держал ее, прижав к своей груди.

— Покорно прошу прощения, — сказал Ройс своему королю.

Альфред засмеялся.

— Да чего уж там. Все это показалось мне в высшей степени забавным.

Плотно сжав губы, Ройс коротко поклонился и закрыл за собой дверь. Потом он снова приволок Кристен в свою комнату. Он все еще не решался заговорить с ней, так как боялся, что выдержка изменит ему и он ее задушит. А он на самом деле был близок к тому, чтобы сделать это.

Он захлопнул ногой дверь и бросился вместе с ней на кровать. Он сел на край и положил ее себе на колени так, чтобы она не могла пошевелить ни ногой, ни рукой. Довольно долго он держал ее в таком положении, пытаясь вновь обрести самообладание. Кристен извивалась и кусалась, надеясь вырваться из его рук.

Наконец ее силы как будто иссякли, и она успокоилась. Однако в глазах ее полыхал сине-зеленый огонь. Ройс не смотрел на нее. Он закрыл глаза, чтобы не видеть наготу извивающегося у него на коленях тела.

— Я ненавижу тебя!

Эти слова были произнесены с такой злобой, что потрясли его до глубины души. Грудь его сжалась, и гнев почти исчез. Даже если Кристен не отдавала сейчас себе отчета в своих словах, он все же никогда не предполагал, что ему придется когда-либо услышать из ее уст эти слова.

Его глаза впились ей в лицо.

— Почему? — спросил он как можно спокойнее.

Ее голос звучал запальчиво:

— Ты обвел меня вокруг пальца! Ты ведь прекрасно знал, о чем я подумала, когда ты предложил эту сделку. И ты заставил меня в это поверить!

— Но, Кристен, откуда мне знать, что у тебя в голове?

— Лжец! — воскликнула она. — Иначе почему бы тогда я пришла к тебе в комнату без всякого принуждения? Ты снимаешь с меня цепи и говоришь, что мы заключим соглашение. Но ты и словом не обмолвился о том, что время действия этого соглашения будет ограничено.

Теперь он действительно вспомнил, что его удивило ее молчаливое терпение во время их разговора накануне. Но радостное ожидание слишком переполняло его тогда, чтобы он мог задуматься над ее поведением.

— Ты несправедлива ко мне, девочка, — сказал Ройс со вздохом. — Откуда я мог знать, какие именно выводы ты сделаешь из моих слов, если в мои планы никогда не входило снять с тебя цепи навсегда? Если эта мысль мне даже не приходила в голову, то как я мог догадаться, что ты там себе напридумаешь?

— Ну что ж, тогда я опять оказалась в дураках. Вероятно, я видела в тебе то, чего в тебе нет и никогда не будет.

Горечь, которую Ройс услышал в ее словах, была для него новым потрясением.

— Что же ты во мне видишь? Ради Бога, Кристен, чего ты от меня хочешь?

— Я от тебя ничего не хочу, больше ничего, разве чтобы ты оставил меня в покое.

Он медленно покачал головой, и в его глазах Кристен смогла прочитать сожаление.

— Если бы я мог, я бы это давно уже сделал.

— Если бы ты мог, сакс! — продолжала она с издевкой. — А где же твоя воля?

— У меня ее нет, когда дело касается тебя.

Его признание стоило многого, но и оно не смогло заглушить злобу, кипящую в тот момент в ее душе.

Его голос смягчился.

— Кристен, возьми обратно свои слова, что ты меня ненавидишь. Ты сердишься на меня, да, но ты не можешь ненавидеть меня. Скажи мне это.

Он был прав. Даже сейчас она не могла испытывать к нему ненависти. Она хотела его ненавидеть, но у нее это не получалось. Однако она никогда не признается в этом Ройсу, говорила она себе, плотно сомкнув губы.

— Если ты не хочешь говорить, тогда покажи мне это, — прошептал он, наклоняясь к ней, чтобы поцеловать.

И как ни хотелось Кристен сдержать себя, она все же показала.


Глава 27 | Пламя сердец | Глава 29