home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 40

Кристен слышала в зале голос лорда Элдреда. Он ел и пил — короче, праздновал победу. И пока она его слышала, она могла надеяться, что с Ройсом еще ничего не случилось; она говорила себе: Элдред настолько ненавидит Ройса, что не откажет себе в удовольствии присутствовать при том, что произойдет по его приказу, а может быть, и сам решится сделать это.

Эти мысли заставили Кристен рассуждать более трезво и даже строить какие-то планы. Она должна обязательно выбраться отсюда, как только откроется дверь. Она должна во что бы то ни стало разыскать кладовку, где держат Ройса. Ей придется освободить его от цепей и достать лошадей… Да поможет ей Бог, но как сделать это, если здесь повсюду так много народа?

Руками она ощупала все помещение, проклиная темноту, которая так осложняла ее намерения. Однако время у нее пока было — никто не приходил и не беспокоил ее. Но поиски оказались безрезультатными: она не нашла ничего, что можно было бы использовать в качестве оружия. Она, собственно, на это и не рассчитывала, но нужно было убедится.

Значит, ей надо надеяться только на себя и на свой разум. Она сомневалась, что Элдреда легко можно перехитрить, но если он слишком много выпьет и придет один, то может, ей удастся застать его врасплох. Когда он наконец пришел, он действительно был один и немного выпил, но совсем не производил впечатление пьяного.

Он принес с собой свечу, которую прикрыв за собой дверь, поставил на пустую полку.

Кристен заметила теперь, что за исключением этой полки на стене и кровати, комната была абсолютно пустая, но она разглядывала комнату лишь краешком глаза, так как не хотела упускать из виду Элдреда. Он сиял от предвкушения удовольствия и даже улыбался ей. Меч все еще висел у него на поясе, но Кристен заметила также короткую плетку, состоящую из множества тонких кожаных ремешков.

— Что вы сделали с Ройсом? — прошептала она.

— У меня пока еще не было времени заняться им, — сообщил Элдред, как бы между прочим. — Я решил рассчитаться сначала с тобой, чтобы сообщить потом ему все в мельчайших подробностях. Лорд Альден считает, что Ройс очень дорожит тобой. Вот это мы и проверим.

— Вы ошибаетесь, — поспешила заверить его Кристен. — У него есть невеста.

— Это совсем не имеет отношения к тому с кем он спит! Это оскорбление заставило Кристен вздрогнуть.

— Почему вы его так ненавидите?

— Он ведь святой. Что бы он ни делал, он все делает правильно — во всяком случае, Альфред так считает и всегда считал.

— Вы завидуете? — Ее взгляд презрительно скользнул по его лицу. — И из-за мелкой зависти вы идете на преступление?

— Что ты понимаешь? — вспылил он. — Ты не знаешь, что это такое — постоянно соперничать с ним и всегда оказываться в дураках.

— Нет, этого я действительно не знаю. Но я знаю, что так легко вы не отделаетесь от Ройса. Слишком много людей видело, как вы привезли его сюда.

Он рассмеялся.

— Мои люди не отважатся и слова сказать против меня. В отличие от тебя, дорогуша, они очень сговорчивы.

— Но ведь это люди твоего отца, — продолжала Кристен. — А что если он узнает обо всем?

Одним прыжком он оказался рядом с ней и влепил пощечину. Лицо ее покраснело, но она устояла. Элдред на секунду удивился, так как его удар мог сбить с ног и мужчину. С ее губ капала кровь, но глаза горели ненавистью, когда она на него смотрела.

Элдред отступил на шаг. Эта женщина лишала его уверенности в себе. Она внушала ему опасение, почти страх, и это делало его ярость еще сильнее. Он достал из-за пояса плетку. Он заставит ее стать перед ним на колени, и прежде чем он решит покончить с ней, она будет ползать по полу, моля о пощаде. Он размахнулся плеткой и со всей силой нанес первый удар. Она попыталась увернуться, но удар пришелся по ее обнаженным рукам и спине. С удовлетворением он услышал, как она чуть не задохнулась от боли. Он занес руку для второго удара, и в этот самый момент она бросилась на него и повалила на пол.

У него перехватило дыхание, когда она навалилась на него всей тяжестью своего тела. Однако он старался не выпускать плетку из руки, полагая, что она хочет вырвать ее. Но он заблуждался, и эта ошибка ему дорого стоила. Она метила на меч, висевший у него на поясе, и не прошло секунды, как он с ужасом почувствовал острие меча на своем горле.

— Попробуй только шевельнутся, и ты будешь пригвожден этим мечом к полу. — Ее угроза прозвучала еще более жутко от того, что была произнесена на редкость спокойным голосом. — За то, что ты натворил, это было бы еще слишком мягким наказанием.

Это были последние слова, которые он еще мог слышать, потому что уже в следующую секунду на его висок обрушился удар рукоятью меча. Кристен поспешно разрезала связывавшие ее веревки, причем делала это очень аккуратно, стараясь резать как можно ближе к узлам, чтобы воспользоваться этими веревками и связать Элдреда. Она повернула его лицом к полу и связала ему руки за спиной.

И здесь она учла ошибку Элдреда, который связал ей руки впереди и не смог тем самым полностью лишить ее возможности сопротивляться. Однако самое большое его заблуждение состояло в том, что он полагал, будто она будет стоять и ждать, когда он ее высечет.

Удар Кристен оказался не смертельным. «Какая жалость, — подумала она. — Мне следовало бы его убить». Она все еще раздумывала над этим, разрезая на длинные ленты простыню, чтобы связать ему ноги и сделать кляп. И все же она удержалась от соблазна, так как считала недостойным убивать беспомощного человека. Убедившись, что все спокойно, она вышла из каморки. В зале горел лишь один факел. Все слуги спали, разложив мешки с соломой вдоль стен. Затаив дыхание и с бьющимся сердцем Кристен побежала прямо к входной двери. Никто из охранников не проснулся и не забил тревогу, но у двери она заметила стоящего мужчину, одного из тех, что были с Элдредом, когда их взяли в плен.

Увидев Кристен, он так опешил, что не успел даже вытащить свой меч, и удар Кристен свалил его с ног. Она не должна была терять ни секунды. Охранник, стоявший у двери кладовой, где находился Ройс, тоже получил удар рукоятью меча по виску и рухнул, как мешок, наземь.

Ройс действительно был прикован цепями к стене, руки его были высоко закреплены над головой, что на них приходилось вся тяжесть тела. Рана кровоточила еще сильнее. Кровь текла уже по ногам. Голова его откинулась на плечо, и Кристен была совсем не уверена, что он еще жив.

Она подбежала к нему, взяла его голову в свои руки и осторожно погладила по щеке. Прошло немало времени, прежде чем он пришел в себя и открыл глаза. Чувство огромного облегчения почти парализовало Кристен.

— Как?..

Это было все, что он в состоянии был произнести, но Кристен и этого оказалось достаточно, чтобы понять, что он имеет в виду, заставить ее очнуться от минутного оцепенения и начать действовать.

Она подбежала к лежащему у порога охраннику в надежде найти у него ключи от цепей. Через плечо она заметила:

— Я ранила человека, а может быть, даже и убила его. Буду ли я подвергнута наказанию по вашим саксонским законам?

Ройс смотрел на нее, покачав головой: — Это единственное, что тебя сейчас заботит?

— Ну, я ведь не знаю ваших законов, — возразила она. — Мне известно лишь только, что с их точки зрения я поступила плохо, когда мне пришлось защищаться. Я и на этот раз не права, когда всеми средствами пытаюсь выбраться отсюда? Он хотел засмеяться, но смех застрял у него в горле, так как рана причиняла ему ужасную боль.

— Нет, тебе удалось даже больше, чем я мог ожидать от тебя.

— Ну и хорошо. — Она улыбнулась ему и отперла замок на его цепях.

— А теперь нам надо поскорее убраться.

Ройс, однако, не смог устоять на ногах, когда Кристен сняла с него цепи. Увидев, как он слаб, Кристен оторвала от подола своего платья две широких полоски и закрыла ему рану. Им придется скакать очень быстро, а ему нельзя больше терять крови, однако перевязать его как следует не было времени. Она молилась лишь об одном — только чтобы он смог удержаться в седле. Так как ей пришлось поддерживать Ройса, они передвигались очень медленно и с большим трудом добрались до конюшни. Ройс был таким огромным, что даже Кристен едва могла справиться с ним. Но потом ей все же пришлось оставить его и заняться охранниками.

Вернувшись в конюшню, она обнаружила Ройса лежащим навзничь на земле. Кристен чуть было не расплакалась, однако она заставила себя сохранять спокойствие. Она с трудом уговорила его подняться и собрать свои силы, чтобы взобраться на коня.

— Как нам проехать через ворота — у тебя есть какие-нибудь соображения на этот счет? — спросил он, едва ворочая языком.

— Предоставь это мне, — сказала она в ответ.

Однако это была очень веская причина для беспокойства. Ведя в поводу лошадей, Кристен прошла через двор и остановилась у высоких деревянных ворот, закрытых на длинный тяжелый засов. Поодаль от них стояла небольшая будка, и в ней, прислонившись спиной к стене, спал сторож. Кристен осторожно прокралась к нему, и, благодаря ее заботам, можно было надеяться, что проснется он не скоро. Потом она вернулась к воротам и попыталась сдвинуть тяжелый засов.

Он действительно весил несколько пудов. Вряд ли ей удастся осторожно и неслышно опустить его на землю. Ей ничего другого не оставалось, как бросить его. Раздался оглушительный грохот.

Кристен в страхе оглянулась, ожидая, что сейчас на них обрушится легион вооруженных до зубов воинов. Сердце ее замерло, когда она увидела выходящего из конюшни мужчину. Однако этим все и ограничилось. Потом она разглядела, что это самый обычный крепостной, который, зевнув, снова исчез в конюшне. Еще один появился в дверях флигеля, стоявшего глубоко во дворе. Он тоже смотрел на них, не проявляя ни малейших признаков беспокойства.

С облегчением Кристен отметила, что никто не собирается бить тревогу. Эти двое вели себя вяло и безучастно. Судя по всему, у них не было не малейшего намерения и пальцем шевельнуть в защиту своего господина. Ройсу и ей очень повезло, что в имении лорда Элдреда царила такая беспечность.

Кристен чуть было не засмеялась от радости, когда, наконец, открыла ворота, вывела лошадь Ройса и потом взобралась на свою.

Была уже глубокая ночь, когда они скакали по направлению к Виндхёрсту.


Глава 39 | Пламя сердец | Глава 41