home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5

Они плыли на юг, так далеко на юг, как Кристен могла себе представить только в самых смелых мечтах. Она знала это потому, что ночи становились все темнее, пока не стали длиться столько же, сколько и день. Уже несколько дней они плыли мимо очень красивых берегов, покрытых летней зеленью, но никто не говорил ей, как называется эта страна.

Кое-что о южных странах Кристен знала от слуг, которых за годы сменилось множество и все они были уроженцами разных стран. Страна, мимо которой они сейчас проплыли, могла быть большим островом ирландских кельтов; а может быть, это был круглый остров, который населяют шотландцы, пикты, англы, саксы и вализийские кельты — народ ее матери. Это могла быть страна франков, но тогда она должна лежать слева по курсу корабля, а эта была справа.

Если это один из больших островов, можно предполагать, что викинги собираются напасть на датчан, ведь этот скверный народ вознамерился завоевать оба острова, и последнее, что слышала Кристен, было то, что это им почти удалось. Так что, если их противником будут датчане, им придется иметь дело с достойными воинами, их не сравнить с низкорослыми жителями этих островов.

Зелиг знал подробности, но не хотел ей ничего рассказывать. Он по-прежнему злился на нее, хотя и позволил выйти из трюма. Даже Торольф, брат Тюры, не захотел ей ничего рассказывать. В конце концов Кристен пришла к выводу, что мужчины договорились: если она ничего не будет знать, то ей и нечего будет рассказывать отцу по возвращении.

Но разве она осмелилась бы рассказать что-то отцу? Он был удачливым купцом. Совершать разбойные нападения на своих кораблях он бы никогда не позволил. Мужчины рода Хаардрад-Зиппе со времен ее деда не участвовали в разбойных набегах. Конечно, молодые мужчины мечтали о богатствах, которыми они могли бы завладеть в результате удачного похода, а мужчины, которыми командовал Зелиг, были молоды, и корабль их очень подходил для этой цели.

Он был сработан из дуба, имел устойчивую сосновую мачту, на которой был укреплен красный, в белую полоску парус. Благодаря удлиненной форме, судно быстро скользило по воде, шестнадцать пар еловых весел ускоряли его бег, золотисто-красная голова дракона на носу указывала направление.

Кристен не раскаивалась, что решилась отправиться в это плавание. Напряжение мужчин передалось и ей, и даже учитывая запрет покидать корабль, что само по себе было обидно, все равно она была участником приключения, о котором она когда-нибудь в долгие зимние вечера будет рассказывать своим детям и внукам.

Конец этого приключения был уже близок. Это она почувствовала, наблюдая за приготовлениями мужчин, и по тому, как внимательно осматривали берег Зелиг и Отер.

Однажды утром они свернули в устье широкой реки, и теперь уже все мужчины налегли на весла. Напряжение Кристен росло с каждой минутой. Земля эта казалась ей совершенно девственной, несмотря на попадавшиеся кое-где селения. В ней проснулась жажда исследований, она восхищалась всем, что видела вокруг. У нее дух захватило от предчувствия приключения, когда они бросили якорь и Зелиг подошел к ней с явным намерением сказать что-то для нее важное. Она все-таки надеялась, что он разрешит ей сойти на берег вместе с командой, и подготовилась к этому моменту: спрятала длинную косу в рубашку, чтобы та не мешала в пути, а на голову надела серебряный шлем, который Отер в шутку бросил ей сегодня утром.

У Кристен не было щита, но она взяла маленький меч, хотя и надеялась, что он ей не пригодится, — меч, который мама подарила ей много лет назад, когда учила, как обращаться с ним. Кристен не хотела, чтобы Зелиг видел меч до тех пор, пока не согласится взять ее на берег. Сам вид этого благородного оружия в ее руках породил бы массу вопросов.

Мрачное выражение лица, с которым Зелиг рассматривал ее, переодетую в юношу, не оставляло ни тени надежды на то, что он изменил свое решение. Как всегда, Зелиг выглядел прекрасно, но когда он смотрел так мрачно, он мог внушить страх кому угодно; правда, на Кристен, знавшую его слишком хорошо, это не действовало.

— Я, может быть, для тебя в тягость, Зелиг, но…

— Ни слова больше, Кристен. — Он даже не дал ей закончить. — Как я посмотрю, ты по-прежнему намерена делать то, что ты хочешь, а не то, что я говорю; но на этот раз у тебя ничего не выйдет. Ты сейчас же отправишься в трюм и выйдешь, только когда я вернусь.

— Но…

— Делай, как я говорю.

— Ладно, хорошо. — Она вздохнула и улыбнулась ему — ей хотелось проститься с ним по-хорошему. — Пусть боги принесут тебе счастье во всех твоих начинаниях.

Он чуть не рассмеялся, но ограничился улыбкой.

— И это говоришь ты, христианка?

— Ну да, я знаю, что мой Бог будет незримо наблюдать за тобой, но я также знаю, что тебе пригодится любая помощь, которую ты можешь получить от богов нашего отца.

— Тогда молись за меня, Кристен.

Его глаза потемнели, когда он притянул ее к себе. Но затем взглядом указал на люк, и Кристен, опустив плечи, подавленная, отправилась в трюм.

Но оставалась там она недолго. Едва команда покинула борт, тут же выбралась на волю. Ее встретила улыбка Бьярни, одного из мужчин, оставленных на корабле; лицо второго часового было мрачно. Но никто из них не прикрикнул на нее, чтобы она отправлялась обратно в трюм, и она смогла наблюдать, как команда углубляется в густой лес.

Огорченная тем, что ей надо оставаться на корабле, где ничего не происходит, она беспокойно ходила по палубе. Был полдень, и солнце палило нещадно, такого жаркого солнца в Норвегии никогда не бывает. Интересно, надолго ушли мужчины? О Господи! После всего, что она узнала, это может длиться несколько дней.

Кристен вздрогнула и увидела как раз последнего матроса, скрывшегося в густом лесу. А затем она услышала то же, что услышал Бьярни рядом с ней — звон скрещенных мечей и воинственные крики.

— Должно быть, сильный отряд, раз нападают, вместо того чтобы поджать хвост и убегать. Иди вниз, Кристен. — Бьярни уже прыгал за борт, крича ей это.

Кристен послушалась, но только для того, чтобы взять меч, а когда выбралась из трюма, увидела обоих мужчин, что были оставлены на корабле, спешащими на помощь товарищам.

Не раздумывая ни минуты, Кристен присоединилась к ним, ведь сказал же Бьярни, что это, должно быть, сильный отряд, если они смеют нападать на вооруженных викингов, и она решила про себя, что даже ее небольшая помощь может пригодиться.

Она нагнала мужчин, когда они уже достигли леса и кинулись в чащу с диким криком, от которого кровь стыла в жилах. Она не сразу последовала за ними, огляделась. Вокруг были только трупы. О Боже! Она не думала, что это так ужасно! Она увидела кузнеца Олафа, лежащего в очень неудобной позе… и кругом кровь, кровь.

Зелиг! Где Зелиг? Кристен заставила себя оторвать взгляд от земли, покрытой трупами, и посмотрела вперед, где шел бой. Между деревьями она рассмотрела нападавших и не могла поверить, что эти невысокие, щуплые люди натворили столько бед. Их было совсем немного, на первый взгляд; но вот ей бросилось в глаза, что не все они малы ростом, один из них был значительно выше, и он бился с… Зелигом. О Боже! Да он не единственный, кто поднял меч на ее брата!

Она уже собралась бежать ему на помощь, как один низкорослый воин с диким криком преградил ей путь. Он напал не с мечом, а с копьем, которое она тут же разрубила надвое, и едва она снова подняла меч, убежал в чащу.

Потеряв направление, Кристен закружилась на месте, пытаясь отыскать Зелига, и тут же страшно закричала — она увидела, как он повалился на землю, а огромный воин, который бился с ним, вытаскивал из его тела окровавленный меч. Вне себя Кристен бросилась к Зелигу, не теряя из виду великана. Вслепую ударила кого-то, кто пытался преградить ей путь, отмахнулась от второго, и вот она уже перед убийцей своего брата и наносит первый удар. Их взгляды встретились прежде, чем ее меч пронзил его тело. Она увидела, как широко открылись его небесно-голубые глаза, когда она вытаскивала свой меч, но это было последнее, что она видела.


Глава 4 | Пламя сердец | Глава 6