home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



* * *

На лестничной клетке она расшвыряла игрушки соседских детей, выскочила во двор. Ох, как Джинкс злилась на всех нас, и особенно – на меня! Отлично зная, что я не выношу, когда она напяливает мужскую одежду, Джинкс решила досадить мне дополнительно. Перелезла через забор, вспомнила, что давненько не вламывалась в ателье мистера Гринберга. Рванула к черному ходу, увидела, что замок сменили. Пустяки. Джинкс заметалась по переулку в поисках чего-нибудь железного, потяжелее. Вскоре нашла фрагмент металлической ограды и колотила им по замку, пока не сбила его. Дверь открылась, Джинкс проскользнула в помещение.

Там она принялась «листать» висевшие на плечиках мужские костюмы – все они пахли свежестью, но были для Джинкс велики. Не найдя подходящего костюма в подсобке, Джинкс отодвинула шторку, за которой открывался зал.

Черт! За витриной коп! Откуда его нелегкая принесла? Стоит спиной к Джинкс. Наверное, услышал, как она сбивала замок. Приперся. Джинкс нырнула под стол. Отсюда было видно отражение полицейского в зеркале. Ишь, еще и дубинку поднял, гад! Но не шевелится почему-то. Даже с ноги на ногу не переминается.

– Ах ты сукин сын! – прошипела Джинкс. – Манекенов понаставил, старый козел!

В голове у нее почему-то всплыла фамилия «Мерфи».

Джинкс рванулась к манекену, завалила его, стащила полицейскую куртку, примерила. Тесновато в груди. Отыскала эластичную ленту, плотно забинтовала грудь. Надела куртку прямо поверх своего свитера. Отлично! Сидит как влитая! Сняла с манекена брюки, скривилась:

– А болта-то у тебя и нет! Чего ж ты лыбишься, недоделок?

Брюки пришлись впору. Образ завершила полицейская фуражка. Джинкс прихватила дубинку, посмотрелась в зеркало. Супер. Пускай думают, что паршивца Ларри прикончил коп. Пускай идут по ложному следу.

Джинкс выбралась из ателье черным ходом, перелезла через забор. Голыми руками принялась рыть землю возле телефонной будки. Откопала пластиковый пакет с револьвером. Отряхнула грязь, достала оружие. А здорово она отделала ублюдка-охранника тогда, в торговом центре. Приятно вспомнить.

Сначала Джинкс покончит с Ларри. Вторым номером пойдет врач. Слияние задумал, поганец! Будет ему слияние. Тут, кстати, случай на самозащиту тянет.

Джинкс заткнула револьвер за пояс и, помахивая полицейской дубинкой, вышла на улицу. Было только полдесятого, однако обитатели окрестных домов как вымерли. Никогошеньки вокруг. Джинкс шагала смело – никто не рискнет напасть на женщину в полицейской форме. Ей не грозит ни изнасилование, ни оскорбление.

Джинкс направлялась на север, периодически дергая дверцы припаркованных у тротуара автомобилей; как назло, все были закрыты. Наконец на Риверсайд-драйв Джинкс попался субъект с лысиной и в роговых очках, садившийся в «мерс». Джинкс постучала дубинкой в пассажирское окно.

Лысый опустил стекло.

Джинкс показала ему револьвер.

– Будешь умником – останешься цел, дядя.

Она скользнула на пассажирское сиденье.

– Гони из этого района, да поживей.

Лысый выпучил глаза, заблеял:

– Не стреляйте! Не убивайте меня! Возьмите мою машину! А меня отпустите…

– Гони, урод! – прошипела Джинкс, приставив дуло к спине лысого.

Лысый рванул с места. «Мерс» проскрежетал по бровке тротуара, выскочил на «красный», чуть ли не под колеса грузовика. Через несколько кварталов Джинкс велела лысому свернуть на пустынную улицу.

– Вот здесь останови.

– Что вы будете делать?

– Вон из тачки!

– Только не стреляйте! – молил лысый, сползая с сиденья.

Джинкс шарахнула по лысине рукоятью револьвера, рывком сняла роговые очки, растоптала их. Лысый пятился.

– Грохнуть бы этакого урода, да пули жалко, – произнесла Джинкс и села за руль. – Водила из тебя ни к черту.

Она надавила на газ и помчалась в северном направлении, к аллее Генри Гудзона. Выехала на мост Джорджа Вашингтона, скоро оказалась в Джерси, где принялась отчаянно подрезать и обгонять всех, кто ей мешал. Вслед «мерсу» неслись проклятия, водители потрясали кулаками – такого хамства на дороге они еще не видели. Джинкс наслаждалась. Больше всего на свете она любила быструю езду. С каким удовольствием она врезалась бы в стену на этом «мерсе», если бы могла потом посмотреть на физию лысого. Впрочем, сукин сын наверняка подсуетился застраховать свою железяку.

Внезапно Джинкс поняла, какую совершает глупость. Ее запросто может остановить дорожный патруль. Хороша она будет – без паспорта, без водительских прав, на чужой тачке, да еще и с пушкой! На первом же перекрестке Джинкс съехала с хайвея и дисциплинированно покатила в Энглвуд кружным путем.

Она нашла нужную улицу, припарковалась напротив уродливого, приземистого красно-желтого дома Ларри. Смотреть тошно и на четыре топорно сработанные колонны, и на псевдоантикварный, якобы газовый, фонарь на лужайке!.. В окне гостиной маячила женская фигура. «Анна», – подумала Джинкс. Интересно, своей второй жене Ларри тоже лжет? Ничего, час возмездия близок. Сукин сын Ларри за все ответит. Джинкс поквитается с ним за страдания всех женщин, с которыми он имел дело. Ларри заплатит в первую очередь за то, что притворялся, будто любит одну Джинкс, будто терпит Салли только ради возможности быть с Джинкс. О, Джинкс отлично помнит ночь, когда разоблачила Ларри – застукала его с Беллой. Она попыталась убить Ларри, но он оказался сильнее: сжал ей руку и заставил бросить нож. Второе преступление Ларри – обмен женами. Так унизить Джинкс!.. Теперь она отомстит. Ее страдания будут вознаграждены видом Ларри, корчащегося в кровище.

В окне мелькнула мужская фигура. Черт! Появись Джинкс минутой раньше, успела бы прицелиться, и сейчас Ларри захлебывался бы кровью. Джинкс спряталась за толстым тисом, ведь ночь была лунная, ее могли заметить с улицы. Снова показалась Анна, еще какие-то люди. Значит, Ларри принимает гостей. Вот он опять возник, маячит за чьей-то спиной. Джинкс крепко сжимала револьвер. Только бы Ларри появился снова! Только бы появился…

В гостиной погас свет.

Джинкс тихо выругалась. Через несколько секунд зажглись окна на втором этаже. Она сунула револьвер за пояс, стала размышлять.

Джинкс дождется, пока все огни в доме погаснут, засечет полчаса с этого момента, а затем проникнет в дом через окно первого этажа. Бесшумно прокрадется наверх, чем-нибудь тяжелым припрет дверь комнаты, где спит Пенни, чтобы девочка не выбежала на шум и не пострадала. Нет, Пенни не должна страдать. Джинкс проскользнет в супружескую спальню и застрелит Ларри. Конечно, придется застрелить и Анну как свидетельницу. Звуки выстрелов разбудят Пэта, он бросится к отцу – и тоже будет убит. Потом надо спешить. Бегом из дому, пока Пенни не выбралась из своей спальни и не увидела, кто стрелял. В окно пусть себе смотрит на здоровье. Расскажет потом, что от дома отъезжала черная машина, увозя полицейского. Ну а поскольку Пенни потеряет отца, комиссия отдаст ее Салли. Мать и дочь воссоединятся. Тоске и кошмарам придет конец.

Огни на втором этаже погасли. Весь дом погрузился во тьму, только на лужайке тускло горел нелепый фонарь. Джинкс выждала не полчаса, а целый час. Ей хотелось действовать наверняка. Она шагнула на крыльцо, подергала ручку парадной двери. Заперто, конечно. Джинкс обошла дом, проверила боковую дверь, попыталась проникнуть в дом с черного хода. Все двери были надежно закрыты. Залезть через окно мешали алюминиевые ставни. Наконец Джинкс заметила подвальное окошко. Каблуком выбила стекло, вынула раму, нырнула в подвал. Сверху раздался шум. Хлопнула дверь. Послышались шаги. Неужели кто-то проснулся? Она стала подниматься по подвальной лестнице, решившись пристрелить любого, кто ей попадется. Очутившись в прихожей, услышала легкий скрежет гаражных ворот. Кого нелегкая принесла? Машина вроде к дому не подъезжала. Тогда Джинкс догадалась: Ларри задумал улизнуть.

Она приникла к окну и в лунном свете различила на лужайке мужскую фигуру. Мужчина сел в автомобиль. Куда этого сукина сына несет среди ночи? Наверняка приключений ищет. Что ж, Джинкс поймает его с поличным. Она бросилась к черному ходу и выскочила из дому ровно в тот миг, когда автомобиль мелькнул хвостовыми огнями. Джинкс прыгнула в «мерс» и два квартала проехала за Ларри с выключенными фарами. Когда Ларри свернул на мост Джорджа Вашингтона, Джинкс включила фары. Преследование продолжалось.

Минут через сорок – сорок пять Ларри оставил машину в подземном гараже неподалеку от Третьей авеню, явно успев заметить, что его «ведет» черный «мерс». Теперь Ларри будет осторожен, но делать нечего – брать его нужно здесь и сейчас. Наверняка спешит на свидание. И наверняка это очередной обмен женами, только обставили на сей раз иначе. Эх, хорошо бы заглянуть Ларри в глаза в тот миг, когда он поймет, что его застукали, что все кончено!

Джинкс нашла свободное местечко на парковке, стала ждать. Ларри запер автомобиль, направился к лифту. Когда он поравнялся с «мерсом», Джинкс распахнула дверь и выхватила из-за пояса револьвер.

Увидев оружие, Ларри застыл на месте. Поднял руки.

– Я здесь живу, сэр. Вот паспорт.

Черт, это был не Ларри. Какой-то дохляк, седой, коротко стриженный, с усиками. Смотреть тошно. И Джинкс всю дорогу «вела» этого недоноска!

– Ты кто? Какого черта ты делал в доме Ларри?

– Вы – женщина? Женщина-коп? Почему вы за мной ехали?

Джинкс приставила дуло к его виску.

– Ах ты козел! Быстро отвечай, пока я тебе последние мозги не вышибла! Какого черта ты делал в доме Ларри?

– Так вы не из полиции! Послушайте, леди, я… я… Не стреляйте. Я был в гостях. Я – босс Ларри. Директор по продажам. Ларри знает, что я был у него. Тут какая-то ошибка. Можете проверить…

– Выродки! Ублюдки! Вы этим по-прежнему занимаетесь!

Джинкс очень хотелось пристрелить похотливого козла, но ей нужен был в первую очередь Ларри. На звуки выстрелов может примчаться охрана, Джинкс заберут, и дело сорвется.

– Послушайте, леди, если вам деньги нужны, так я дам. У меня сотня наличными при себе. Вот, возьмите бумажник. Только не надо стрелять.

Джинкс описала револьвером дугу, заехала седому в левый глаз, потом – в правый. Сукин сын взвыл, закрыл ладонями окровавленное лицо и упал.

Джинкс села в «мерс», вырулила с подземной парковки, покатила к хайвею, ругаясь последними словами.

К тому времени, как она добралась до основной трассы, бешенство ее достигло предела. Джинкс неслась на скорости девяносто миль в час. Сзади завыла сирена, синим светом замигал проблесковый маячок. Только полиции не хватало! Джинкс свернула на Сорок вторую улицу, но от патруля не оторвалась. Она стала кружить по району, цепляя боками «мерса» изгороди, резко поворачивая, нарушая все правила разом, изо всех сил запутывая патруль. Джинкс ехала обратно к дому Салли. На нужной улице она остановилась.

Вбежала в подъезд. Едва захлопнулась дверь, как Джинкс услышала вой сирены. Мигая маячком, на улицу вырулила патрульная машина, остановилась возле измятого черного «мерса». Дико хохоча, Джинкс побежала к черному ходу, оказалась во дворе. Там она зарыла револьвер в землю и проскользнула в ателье Гринберга. Сняла полицейскую форму, напялила ее на Мерфи. Только теперь она заметила, что потеряла полицейскую дубинку. Манекен остался с пустыми руками, это было как-то неестественно. Подумав, Джинкс подняла правую руку Мерфи, повернула ладонью вверх. Получалось, что Мерфи делает неприличный жест в адрес всего и вся.

В квартире Джинкс будто впервые увидела разгром, сотворенный ею прежде, чем она отправилась убивать Ларри.

– Эй, Дерри! – крикнула Джинкс. – Выходи! Прибраться надо.

– Ага, разбежалась. Сама наворотила дел – сама и убирай.

За бравадой я прятала страх. Охота на мнимого Ларри и уход от полиции вымотали меня до предела. Вообще-то я люблю острые ощущения, но сегодняшние гонки были слишком даже для Джинкс. Ладно хоть, она закопала револьвер. Я даже подумывала, не проскользнуть ли во двор, не выкопать ли пушку да не бросить ли ее в реку, от греха подальше. Впрочем, я и сама знала: это пустые мысли. Я ужасно боюсь оружия. Что касается уборки, пусть вкалывает Салли. В конце концов, она сама виновата. Зачем устраивала сеанс? Не будь Салли такой овцой, Джинкс не вырвалась бы на волю.


Глава 9 | Пятая Салли | Глава 10