home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Январь 1418 года


Изабель следила за своими мыслями в течение дня, но сны всегда ее предавали. Иногда она видела во сне, как Стивен рассказывает ей истории, и просыпалась с улыбкой на устах. А иной раз она просыпалась разгоряченной и задыхающейся от воспоминания о его поцелуях и руках, скользящих по ее телу.

Прошлой ночью ей опять приснился такой сон, и она не смогла дольше лежать в постели. Она встала, подошла к окну и долго смотрела в темноту, воображая себя в холодной реке. Темные струи омывают ее тело… В конце концов, желание утихло, и она снова смогла заснуть. Утром отзвуки этого сна все еще бродили у нее в голове. Смутная тоска и тяжесть на сердце не отступали.

Глядя в окно спальни на залитый ослепительным светом двор, она убеждала себя в том, что ей невероятно повезло, что Стивен уехал из Кана. Она молилась о том, чтобы исцелиться от своего безумия до того, как он вернется. Потому что иначе как безумием это все назвать нельзя. Она сошла с ума, рискуя навлечь на себя гнев короля. Сошла с ума, рискуя быть с позором отосланной обратно в Англию. Куда ей там идти, кроме как к отцу?

Униженная, зависимая, игрушка в руках отца. Он не даст ей даже сбежать в монастырь. Он расценит это как невыгодное вложение, пусть даже предмет несколько потерял в цене. Если она запятнает свою репутацию, впадет в немилость у короля, что за брак отец на этот раз выторгует для нее?

Это невыносимо.

Измена отца принесла им достаточно позора, она не может еще больше посрамить семью.

Ну как она могла стольким рискнуть — и ради такого человека?! Это невозможная глупость. Даже будь она богатой вдовой, которая ищет мужчину для своего удовольствия, ей все равно хватило бы мудрости держаться подальше от Стивена Карлтона и ему подобных.

Она не надеялась, что небеса пошлют ей человека, которого она сможет полюбить. В самом деле, вместе с любовью она подарила бы мужчине слишком большую власть над собой. Она желала одного — человека, которого смогла бы уважать. Человека, который знает, что такое честь и долг. Не такого, который тратит свои таланты на самые легкомысленные вещи — в частности на легкомысленных женщин.

Стивен ведь даже не преследует женщин — они сами слетаются к нему, как мухи к дохлой рыбине. Она с шумом выдохнула. Ну да, она и сама такая же мушка, не лучше и не хуже остальных.

Что, если бы Фицалан пришел в кладовую чуть-чуть позже? Она прижала руку к груди. Не имеет значения, что она говорила Фицалану, — им со Стивеном пришлось бы пожениться. Стивен в тот момент думал о последствиях не больше, чем она. Но брак для него — что-то вроде чумы. Чтобы избежать его, он до сих пор не заявил права на семейные владения! Как бы он разозлился на нее! В конце концов, он бы попросту ее возненавидел.

К тому же вокруг него всегда будут виться другие женщины. Она знала, что неверность — обычное дело среди мужчин ее класса. Но почему тогда мысль о том, что Стивен будет увлекаться то одной женщиной, то другой, сжигала ее заживо?

Нет, ну что она творит? Только теряет время, думая о Стивене и расстраиваясь. Она схватила со стола вышивание и принялась за работу.

Когда Роберт постучал в дверь, она прилежно вышивала.

— А где твоя служанка? — спросил он, когда она впустила его.

Она пожала плечами:

— Не знаю.

— Ну, с ней мы разберемся позже. — Он взял ее руки в свои. — Изабель, он здесь.

Стивен вернулся! Улыбка застыла на ее лице. Роберт не пришел бы к ней сообщить, что Стивен Карлтон снова в Кане. Нет, Роберт не знает — не может знать, — что она ждала его возвращения каждый день, каждый час, каждую минуту. Глупая, глупая женщина…

Но если не Стивен, тогда кто? Она упала духом, когда в сознании возник ответ:

— Де Рош?

Роберт сжал губы в нитку и кивнул:

— Король только что приехал из Фалеза, чтобы встретиться с ним. Вам нужно присоединиться к ним в Казначействе.

Она опустила глаза, чтобы скрыть подступившую панику, и притворилась, что тщательно оправляет платье. Роберт приподнял ее подбородок пальцем, и она увидела грусть в его лице.

— Он… он так ужасен? — спросила она.

Роберт сжал ее руку:

— Я просто на время забыл, что ты рано или поздно выйдешь из-под моей опеки.

Слезы обжигали ее глаза:

— Как же я буду по тебе скучать! — Она сама удивилась силе своих чувств. — Но наверняка потребуется немало времени, чтобы составить брачный контракт. А потом нам надо будет подождать, пока наши имена огласят в церкви.

Он погладил ее по щеке:

— Если король захочет, чтобы все произошло быстро, так и будет.

— А вдруг он мне не понравится? Вдруг он омерзителен? — Она так и сыпала словами. — А что, если он предатель? Неужели король все равно заставит меня…

— Тише, тише. — Роберт обнял ее. — Давай сначала познакомимся с ним.

Она прижалась головой к его груди, сминая бархат прекрасной туники, но Роберт, кажется, не возражал. В объятиях Роберта она вспомнила, как отец утешал ее, когда она была совсем маленькой. Живот ее сжался от острой тоски потому, из детства, отцу.

— Я рада, что ты будешь рядом, — прошептала она. Роберт отклонился назад и отстранил ее от себя на расстояние вытянутой руки.

— Твой муж будет тебя обожать. — В уголках его глаз залегли морщинки. — Предсказываю тебе в жизни великую любовь и незабываемые приключения.

Спустя недолгое время их уже препроводили в Большой зал Казначейства. Изабель цеплялась за руку Роберта: он вел ее в дальний конец зала, где на высоком троне восседал король Генрих. Сегодня невозможно было по ошибке принять его за монаха. Поверх расшитой львами и ирисами — геральдическими знаками королевского дома — туники он надел отороченную горностаем мантию.

Они остановились в нескольких шагах от человека, с которым беседовал король. Ожидая, пока король позволит приблизиться, Роберт тихонько пожал пальцы Изабель. Она изогнула бровь, и он кивком указал на человека, стоявшего перед троном. Это он.

Так вот какой человек станет ее мужем до конца ее дней. Даже со спины она видела, что он молод, хорошо сложен и дорого одет: начиная с парчовой туники и рейтуз в тон и заканчивая высокими черными сапогами. Он носил длинные черные волосы, собранные кроваво-красной лентой.

Она отклонилась в сторону и вытянула шею, стараясь хоть как-то разглядеть его лицо. Бородавки? Ожоги? Оспины? Гнилые зубы? Она старалась приготовить себя. Не может быть, чтобы он был богат, знатен, молод и красив.

Слова короля оторвали ее от наблюдений.

— Мы польщены, лорд де Рош, — судя по голосу, король был каким угодно, но только не польщенным, — что вы сочли возможным явиться по нашему зову. Наконец-то.

— Я прошу прощения за задержку, сир.

В голосе де Роша было не больше раскаяния, чем в голосе короля — удовольствия. Это не сулило ничего хорошего.

— Уверяю вас, что в это время я действовал в ваших интересах, — продолжил де Рош. — Я убеждал руанцев, что самое мудрое решение — признать вас законным правителем.

— Надо же, их понадобилось убеждать так долго. — Король бросил на него суровый, пристальный взгляд. — Вы должны сказать своим землякам, чтобы они не испытывали моего терпения — и Божьего.

— Разумеется, сир.

Благодушный ответ де Роша свидетельствовал о том, что он не принял слова короля всерьез, — а зря, подумала Изабель.

— Я полагаю, — все еще напряженно продолжил король, — вы готовы к заключению брачного контракта?

Король перевел взгляд на Изабель, и она склонилась в глубоком реверансе.

— Леди Хьюм, — обратился к ней король, позволяя встать, — позвольте представить вам лорда Филиппа де Роша.

Он обернулся, и Изабель порывисто вздохнула. Боже милостивый! Это же воплощение мужской красоты! Адонис, Адонис с усиками и аккуратной эспаньолкой, которые так подходят к черным волосам. Она захлопнула рот и заставила себя опустить глаза.

— Я рад, что мы в конце концов встретились, — проговорил де Рош глубоким, раскатистым голосом и подошел, чтобы поприветствовать ее.

Отчаянно краснея, она отважилась бросить на него еще один взгляд, подавая руку для поцелуя. Холодные серые глаза оглядели ее с ног до головы, и лишь потом он сфокусировал взгляд на ее лице.

— Английская роза. — Он склонился над ее рукой. У Изабель по телу прошла нервная дрожь, когда она ощутила его теплое дыхание и покалывание усов на тыльной стороне руки. О Господи…

— Вы еще красивее, чем я смел надеяться, — сказал он негромко — эти слова предназначались только для ее ушей. — И уверяю вас, леди Хьюм, я надеялся на многое.

Хотя за окном стояла зима, Изабель внезапно сделалось так жарко, что она пожалела, что у нее нет веера. Этот красивый мужчина смотрел на нее с жадностью. Это хороший знак для будущего мужа. О да, она польщена и очень довольна. И ей немного не хватает воздуха.

Она выдавила из себя какое-то приветствие.

— Так как отец леди Хьюм не может присутствовать здесь для обсуждения брачного контракта…

При звуке королевского голоса Изабель оторвалась от созерцания лица де Роша.

— Эта ответственность ложится на ее брата. Но он еще молод. Поэтому я попросил сэра Роберта помочь ему. — Король встал. — А теперь мне нужно заняться другими делами.

Вопреки явному сигналу о том, что аудиенция закончена, де Рош заговорил снова:

— Мой король, я благодарен за предоставленную мне возможность служить вам. Я делаю это из искренней заботы о благополучии граждан Руана и всей Нормандии. Ни одна французская группировка не принесет нам мира и процветания. Хвала Создателю, вы пришли спасти нас.

— Я исполняю волю Всевышнего, — ответил король.

Все склонили головы — король покинул зал.

Изабель бросила беспокойный взгляд на де Роша. Кажется, его ничто не взволновало: ни гнев короля, ни встреча с будущей женой. Уверенный в себе человек. Может, только капельку высокомерный…

Публичное заверение в верности королю Генриху несколько успокоило ее. В его речи не хватало деликатности, но она звучала искренне. Она молилась, чтобы он и был искренним.

Де Рош предложил ей руку, и они вместе вышли из огромного зала. Она слушала ритмичный звук их шагов. Она вдруг остро осознала, что впервые идет рядом с ним, но сколько раз это еще предстоит ей? Тысячу? Десять тысяч раз? После скольких раз он наконец перестанет быть для нее чужим?

И когда наконец она перестанет вспоминать о Стивене?


Глава 10 | Рыцарь наслаждения | Глава 12