home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Февраль 1418 года


Стивен, проклиная сам себя, кутался в одеяло. В том, что ему сейчас приходится валяться здесь, отмораживая задницу, виноват только он сам, и больше никто. Зимняя осада оказалась не менее ужасной, чем он ее воображал. Такой холодной зимы на его памяти не выпадало. Король даже велел выстроить шалаши, чтобы его воины не замерзли насмерть раньше, чем город падет.

Хуже ледяного дождя на улице была только вонь грязных тел, царившая внутри. Мало кто мылся, и большинство не меняло одежду уже два месяца. Если бы Стивен не боялся превратиться в сосульку, то спал бы на улице.

И все же он выбрал времянку. Каждую неделю в официальном послании сэр Джон Попем умолял короля вернуть Стивена в Кан. Король, тем не менее, удовлетворил просьбу самого Стивена: остаться у Фалеза, пока город не сдастся.

Каждый раз, когда Стивен думал о том, чтобы уехать, на ум приходили воспоминания о резне в Кане: женские вопли, забитые насмерть старики, кровь невинных на его сапогах.

Нет, он не может уехать. Он должен остаться и сделать все возможное, чтобы предотвратить повторение резни, когда Фалез падет.

Как же он ждал конца осады! От скуки он сходил с ума. День и ночь шел артиллерийский обстрел городских стен, и от постоянного грохота раскалывалась голова. Долгое воздержание сделало его раздражительным. При таких обстоятельствах лагерные шлюхи жили весьма и весьма неплохо. Однако Стивен никогда не ходил к ним. Даже если бы он не боялся сифилиса, одного вида этих жалких женщин хватило бы, чтобы вызвать отвращение.

Стоит ли удивляться, что при таком избытке свободного времени он часто думал об Изабель. Почему только о ней? Даже во сне он видел одну ее. Он лежал на своем походном ложе и пытался представить других женщин, но их черты всегда размывались и превращались в ее. Он видел только эти серьезные зеленые глаза.

Он скучал по ней.

Это еще что такое? Он сел на постели и прислушался. Артобстрел прекратился. Отбросив одеяло, он набросил плащ и вышел из хижины.

У одного из лагерных костров, которые жгли днем и ночью, грел руки Уильям.

— Мы пробили брешь в стене, — сказал Уильям вместо приветствия. — Город согласился капитулировать на рассвете.

— Король поговорит с людьми? Уильям понял, о чем речь.

— Король напомнит им, что не потерпит ни убийств, ни изнасилований. И все-таки найдутся те, кто это сделает.

Через час после рассвета король ввел войска в открытые ворота города. Стивен с облегчением увидел, что солдаты, кажется, всерьез приняли предупреждение короля и вели себя прилично. Их радовала перспектива поспать в настоящих постелях в теплых домах, и, возможно, поэтому они не хотели устраивать бойню. Город прочесали на предмет ценностей — законная добыча на войне. Львиная доля отошла в казну, но нашедшие получили вознаграждение.

Они с Уильямом патрулировали улицы. Пока ничего страшного не произошло, и Стивен начал расслабляться. Солдаты напивались. Махали мечами, барабанили в двери, но вреда никому не причиняли. Они с Уильямом свернули на тихую улочку с ухоженными домами и лавочками.

И тут Стивен услышал приглушенный звук, он не мог сказать наверняка, чей это вой — собачий или человеческий. Уильям натянул поводья коня.

— Что это? — Он поднял голову.

Тонкий вой повторился, и они оба соскочили с коней. Уильям с ноги распахнул дверь дома, и Стивен бросился внутрь. Комната была пуста, но наверху раздался топот. Стивен помчался вверх по лестнице. Уильям не отставал.

Едва его голова поднялась над полом второго этажа, он дал Уильяму знак, что там трое мужчин. Они стояли спиной к нему: все внимание они направили на добычу, которую загнали в угол. Там стояли мальчик и девочка одиннадцати-двенадцати лет, похожие друг на друга как две капли воды — близнецы, вероятно. Мальчик заслонял собой сестру. В руке он держал меч, который был, наверное, на фут длиннее, чем ему нужно.

— Стоять! — Голос Уильяма наполнил комнату. Грубого вида пехотинцы развернулись с короткими клинками наготове.

— Вы что, не слышали приказ короля? — выкрикнул Уильям.

Пехотинцы не выказали ни малейшего желания улизнуть или вымолить прощение.

— Король назначил карой за изнасилование смерть, — сказал Стивен. — Так что вы должны быть благодарны мне и лорду Фицалану за то, что мы пришли вовремя и спасли ваши ничтожные жизни.

Он намеренно упомянул имя брата. Услышав его, троица обменялась встревоженными взглядами.

— Но мне кажется, что даже намерение совершить подобное преступление заслуживает кары, — продолжил Стивен. — Думаю, мы должны как минимум хорошенько их отдубасить; разве нет?

Уильям бросил на него долгий косой взгляд — он явно не считал, что «отдубасить» так уж необходимо, — но вслух сказал:

— Давай же побыстрее с этим покончим.

Стивен велел близнецам держаться подальше — первый бросился на него. Стивен отступил, выбил ножу него из руки, сгреб за шиворот и швырнул в окно. Хрустнули деревянные ставни. Насильник выпал на улицу.

Он обернулся и увидел, как Уильям спустил двоих оставшихся с лестницы.

— Черт, ты всегда меня опережаешь! — воскликнул Стивен. — Неужели нельзя было оставить третьего мне?

Не успел он договорить, как мимо него пронеслись две белокурые головки. Он схватил обоих ребятишек — по одному на каждую руку. Они принялись отбиваться и кусаться, но Стивен по-французски крикнул, что не причинит им вреда.

Он поднял глаза и увидел, что Уильям наблюдает за ним с веселыми искорками в глазах.

— Черт подери, возьми одного, пока я их не бросил! Уильям взял мальчика, крепко сжал за плечи и наклонился — глаза их оказались на одном уровне.

— Сынок, мы не причиним тебе вреда, — сказал он. — Где твои родители?

Стивен успел прочесть ответ в глазах мальчика, прежде чем он отвел взгляд.

— За вами кто-то присматривает? — спросил Уильям.

— Я присматриваю за сестрой.

— А я — за ним. — Девочка впервые заговорила — голосок у нее был такой же дерзкий.

Уильям выпрямился и вздохнул.

Они разговаривали с детьми на норманнском французском, диалекте Нормандии, известном английской знати, но теперь перешли на английский, чтобы их не поняли.

— Ты видел эту девочку? Она слишком хорошенькая, чтобы быть в безопасности под защитой одинокого мальчишки, — заметил Стивен.

— Мальчик такой же хорошенький, как его сестра, — покачал головой Уильям. — Пошли, Стивен, и не надо на меня так смотреть. Ты думаешь, эти скоты хотели с ним позабавиться после нее?

Уильям служил в армии намного дольше, чем он, так что Стивен не сомневался в его предположении. И все же это потрясло его до глубины души.

— И что ты предлагаешь с ними делать? — спросил Уильям.

— Мы можем отвезти мальчика в церковь или монастырь.

— Думаешь, среди монахов мальчик с таким нежным лицом будет в безопасности?

Стивен захлопнул рот, осмысляя последнее замечание брата.

— Я заберу их с собой в Кан, — сказал он после недолгих размышлений. — Мальчик может служить у меня пажом.

— А девочка? — Уильям изогнул бровь. — Ты не можешь ее оставить у себя. Люди сразу подумают худшее.

Стивен нахмурился: неужели кто-то посчитает его настолько испорченным? Сколько ей — одиннадцать?

— Я думаю, мы найдем кого-нибудь, кто возьмет ее в помощь кухарке, — с сомнением сказал Уильям.

— Я знаю леди, которой нужна новая горничная, — сказал Стивен, просияв от этой мысли. — И она будет добра к девочке.

И только когда девочка посмотрела на него потрясающими голубыми глазами, он понял, что она перестала вырываться довольно давно.

— А кто эта леди? — спросила она по-английски, правда с акцентом.

Стивен рассмеялся:

— Значит, вы, плутишки, говорите по-английски?

— Ну конечно. — Девочка не добавила «дурак ты», но это подразумевалось, судя по ее тону. — Как зовут эту леди?

— Леди Изабель Хьюм, — улыбнулся он ей. Стивен слышал, как Уильям выругался вполголоса, но сделал вид, что не заметил.


Глава 11 | Рыцарь наслаждения | Глава 13