home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 24

— Я уж думала, вы никогда не придете, — накинулась Линнет на Стивена, впуская его и Франсуа в спальню Изабель. — Вы должны спасти ее от этого ужасного человека.

Стивен вздохнул. По крайней мере, близнецы на его стороне. Изабель так разозлилась, когда он попытался извиниться за то, что до сих пор не поговорил с королем. Черт, надо было остаться и обо всем с ней потолковать, а не бросаться в погоню за лисами.

Клодетта послала за ним Франсуа, подслушав жаркий спор де Роша и Мари де Лизьё. Проходя возле окна в Старом дворце — Стивен не стал спрашивать, что она там делала, — Клодетта заметила внизу, в саду, де Роша и Мари. Ей удалось уловить всего несколько слов, но в их число входили «Стивен» и «аббатство».

Стивен попытался ей объяснить, что в замке уже каждая собака слышала про нападение. Но Клодетта твердо стояла на своем: Мари что-то знает. И она питала абсолютную уверенность, что Стивен — единственный, кто сумеет вытащить из нее эти сведения.

Когда он, в конце концов, выследил Мари, она очень ему обрадовалась. Даже, пожалуй, чересчур. Стивен не верил, что Мари каким-то образом причастна к нападению, но ей определенно что-то известно — это факт. И все-таки он не горел желанием спать с ней, чтобы выяснить, что именно. В конце концов, он почти женатый человек! И не важно, знает об этом его будущая жена или нет. И куда, черт возьми, она запропастилась? Уже поздно, нельзя терять ни минуты.

В висках у Стивена застучало задолго до того, как он услышал в коридоре голоса.

Близнецы бросились встречать у двери Изабель.

— О, Франсуа, рада тебя видеть! — поприветствовала она мальчика. Голос ее звучал устало.

— Нам с Франсуа нужно идти, — выпалила Линнет, когда они с братом проносились мимо Изабель.

— Линнет! — позвала Изабель, однако дверь за ними уже захлопнулась.

Изабель рухнула на табурет и спрятала лицо в ладонях.

Стивен почувствовал, как сердце его тает, однако взял себя в руки. Он должен быть тверд с ней.

Он вступил в круг света от фонаря на столе, Изабель вздрогнула и взглянула на него.

Какая же она красивая! У него даже дар речи пропал.

— Ну что, получил что хотел от мадам де Шампдивер? — Изабель сжала губы, словно сожалея, что эти слова слетели против ее воли.

Не может быть, чтобы она ревновала! К Клодетте?!

Как это ни глупо, но, может быть, именно здесь кроется причина ее холодности? Эта мысль ободрила Стивена. Ревность в данном случае намного лучше равнодушия.

— Клодетта — всего лишь моя подруга.

Изабель пренебрежительно хмыкнула и отвернулась.

— Пойдем поговорим с Уильямом и Кэтрин. Нам надо основательно подготовиться, прежде чем обратиться к королю. Уже поздно, и брату надо отдохнуть, так что не будем мешкать. — Он протянул ей руку.

Изабель поднялась. Теперь они стояли нос к носу.

— Не пойду, — заявила она.

Стивен сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться, и снова заговорил:

— Мы должны отвечать за свои поступки. Я бы предпочел, чтобы ты вступила в брак со мной по доброй воле. Но я все равно постараюсь быть тебе хорошим мужем. Надеюсь, со временем мне удастся сделать тебя счастливой.

— Я буду отрицать все, что между нами произошло.

— Но почему? — Стивен был потрясен.

Изабель поджала губы и отказалась отвечать.

— Не может быть, чтобы ты на самом деле хотела замуж за де Роша.

Хватит уже и того, что она нисколько не обрадовалась перспективе выйти за него. Но не может же она предпочесть этого мерзкого французишку?

— Я дала обещание королю. — Изабель скрестила руки на груди. — И я его выполню.

— А что насчет тех обещаний, что мы давали друг другу? То, что произошло в хижине за монастырем, — тоже обещание!

— Насколько мне известно, ты все время раздаешь женщинам подобные обещания.

— Те женщины — другое дело.

— Неужели? — Изабель взглянула на Стивена с вызовом.

А почему, собственно, он должен перед ней оправдываться?

— Те женщины ложились со мной в постель исключительно ради удовольствия. И я, и они это понимали. Я никого не обманывал. Большинство из них уже даже не свободны.

— Значит, я ничем от них не отличаюсь, — заключила Изабель. — Я переспала с тобой ради удовольствия, и я уже не свободна.

Ее слова были ему как нож в сердце. Неужели она на самом деле просто использовала его? Неужели он так заблуждался, считая, что их близость значила для нее столько же, сколько и для него?

Ну, по крайней мере, теперь он знает, что делать. Эта игра ему хорошо знакома. Он послушается собственного совета: когда идет драка не на жизнь, а на смерть, используй те преимущества, которые у тебя есть, а не те, которые хотелось бы иметь.

Он притянул Изабель к себе и нарочито медленно провел большим пальцем по ее нижней губе.

— Де Рош тебя разочарует.

Изабель смотрела на него огромными зелеными глазами. Моргнула раз, другой, но дыхание ее уже участилось.

— Я хочу тебя. Голую. — Он продемонстрировал ей силу своего желания. Да, он действительно хотел ее в этом смысле, но еще больше хотел завоевать ее сердце.

Ее губы приоткрылись, и взгляд скользнул к его губам.

— Я… я…

Она попыталась что-то сказать, однако слова замерли на губах: Стивен провел пальцем по ее шее. Когда он добрался до выреза ее платья, дыхание ее прервалось. Он все равно что слышал ее мысли: они были так явственно написаны на ее лице. Она убеждала себя отойти, но слишком хотела его ласк, чтобы прислушаться к голосу здравого смысла.

Он решил укрепить свои позиции.

Он очертил пальцем край ее корсажа. Изабель растаяла как воск.

— Хочешь, чтобы я тебя поцеловал? — Он старался владеть собой, но это было слишком трудно, когда она смотрела на него вот так.

Изабель привстала на цыпочки, потянулась ему навстречу, и его сердце подпрыгнуло в груди. Какой же он дурак! Кто тут кого соблазняет? Кто сдастся первым? Стивен подозревал, что в очередной раз — он. Никогда не страдая от недостатка мужества, он всегда без всякой задней мысли бросался навстречу опасности. Но сейчас, на пороге этой рисковой игры, у Стивена дрожали колени.

Их губы слились в поцелуе. И вспыхнул огонь. Впрочем, как и всегда. Стивен сдался на волю этого пламени. Ему так хотелось ласкать Изабель, соблазнительный изгиб спины, длинное бедро. Ее волосы! Он должен зарыться в них пальцами.

Не прерывая поцелуя, Стивен принялся вытаскивать шпильки, которые удерживали ее шаперон.

— Дай я, — выдохнула Изабель, оторвавшись от его губ. Пока ее руки были заняты шпильками и кольцами, Стивен занимался более интересным делом — ее телом. Он прижался губами к нежной коже над корсажем, потом опустился на колени и стал целовать ее грудь через ткань платья. Наконец волосы ее тяжелой волной упали ему на руки, он испустил вздох удовольствия и прижался к ней в нежном объятии.

Но он не мог позволить ей перевести дух и передумать. Он встал и развернул ее спиной к себе, чтобы расстегнуть платье.

— Нам не следует… — начала Изабель и умолкла, потому что Стивен обхватил ее руками и принялся ласкать грудь. Вздыхая и постанывая, она откинула голову ему на плечо.

Он поцеловал ее в шею.

— Я хочу снова ощутить тебя… кожа к коже, — прошептал Стивен ей на ухо.

На этот раз Изабель не делала вид, что она против. Как только он расстегнул ее платье, она стянула его с плеч, и оно мягким ворохом упало к ее ногам. Она тут же развернулась к нему, и он быстрым движением снял с себя тунику и рубашку.

Стивен прерывисто вздохнул, когда Изабель обвила его талию руками и он ощутил мускулистой грудью прикосновение ее мягкой груди.

Она посмотрела на него потемневшими серьезными глазами:

— Я знаю, это неправильно, но ничего не могу с собой поделать.

— Нет в этом ничего неправильного, если мы собираемся пожениться.

— Да я лучше согрешу, чем буду каждый день страдать… — Ее голос сорвался, и она всхлипнула.

Нет, он решительно ее не понимает. О чем она говорит?

— Мы будем жить счастливо, разве ты не видишь сама?

Изабель покачала головой.

Магия страсти рассеялась, и Стивен чувствовал, как она ускользает от него. Прежде чем Изабель успела окончательно передумать, он подхватил ее на руки и отнес в постель.

Сейчас не время для честной борьбы.

Он начал с поцелуев.

Когда она просунула руку под пояс его штанов, он перехватил ее запястье. Прижимая обе ее руки к подушке, над головой, он покусывал ей ухо, скользил языком вдоль ключицы… Когда он добрался до ее груди, она вся извивалась и выгибалась дугой.

Он медленно обвел соски языком, потом еще и еще… И так до тех пор, пока Изабель в отчаянии не ударила по постели кулаком.

Вот это хорошо. Он коснулся пальцами внутренней поверхности ее бедра и начал медленно-медленно продвигаться вверх, не переставая дразнить языком ее грудь. Добравшись до бутона ее плоти, горячего и влажного, Стивен возжелал ее так страстно, что почти забыл о своей первоначальной цели.

Укрепившись в решении контролировать себя, он продолжил ласки. Каждый ее вздох, каждый стон разжигали в нем пламя страсти — все сильнее и сильнее он хотел ее… Внезапно он остановился и начал путь по ее бедру сначала.

Изабель распахнула глаза.

— Жди, и терпение твое будет вознаграждено. — Стивен ослепительно ей улыбнулся и принялся снова дразнить ее плоть легкими, как перышко, прикосновениями.

Господи, какая же у нее красивая грудь! Он поцеловал одну и легонько прикусил сосок, отчего Изабель издала легкий стон. Дыхание ее стало прерывистым.

— Стивен, не останавливайся, — потребовала она и попыталась притянуть его к себе.

Когда она наконец закричала от нестерпимого наслаждения, он сжал ее в объятиях и уткнулся лицом в ее шею. Стивена затопили такие сильные эмоции, что он не знал, что с ними делать.

Он крепко зажмурился, когда Изабель провела пальцами по его щеке. Нервы его натянулись, как струны. Она повернулась, чтобы поцеловать его, и коснулась его груди сосками. Это путь в никуда. Он позволил себе еще один поцелуй.

— А теперь на живот, — велел он ей и сел.

Она бросила на него неуверенный взгляд, но повернулась. Он собрал ее густые волосы и перекинул на одну сторону, поцеловал ее в шею — уголки ее губ поползли вверх. Стивен откинулся назад и полюбовался изящным изгибом ее спины, потом потерся членом о ее ягодицы — чтобы она знала, как сильно он хочет ее.

Нет, на самом деле он сделал это только для себя.

Изабель посмотрела на него через плечо: глаза широко распахнуты, рот приоткрыт… Какая красивая! Стивен поборол порыв раздвинуть ей ноги и войти в нее прямо сейчас.

Ничего себе! Он помотал головой.

Он слегка покусал ее ягодицы, чем рассмешил и возбудил ее одновременно. Потом снова перевернул ее на спину и принялся целовать грудь. Как же хорошо она пахнет!

Он двинулся вниз, осыпая ее тело поцелуями, коснулся языком пупка, скользнул ниже и ощутил, как она напряглась. Он подарил ей еще один долгий поцелуй в губы.

— Тебе понравится, обещаю, — шепнул он ей на ухо и снова нырнул вниз.

Изабель действительно понравилось. Развязка была такой бурной, что Стивен грешным делом подумал, что и сам сейчас изольет семя на ее постель. Господи Иисусе, эта женщина убьет его!

Позже он снова подвел ее к пику наслаждения. Она превратилась в жидкий, горячий мед. Он нависал над ней, дразня ее и мучая себя. Потребовалось все его самообладание, чтобы не овладеть ею немедленно.

— Сейчас. — Она обвила его ногами. В голосе ее слышалось нетерпение. — Я хочу, чтобы ты сейчас же вошел в меня.

— Сначала скажи, что выйдешь за меня. Она издала какой-то неопределенный звук.

— Ты должна пообещать мне, Изабель, — настаивал Стивен. — Я не стану снова подвергать тебя риску забеременеть, пока ты не дашь согласие.

— Не могу я! — то ли крикнула, то ли простонала она. — Не заставляй меня, Стивен! Пожалуйста, пожалуйста, не заставляй!

Даже в пылу страсти она не уступила ему.

Всякому терпению есть предел. Она приподняла бедра ему навстречу, и он прижался к ней членом, начал двигаться быстрее, еще быстрее — и излил семя ей на живот.

Стивен перекатился на спину и закрыл лицо руками. Никогда в жизни он не чувствовал себя хуже. От такого унижения можно умереть, но оно ничто по сравнению с тем, как болит дыра в груди — на месте, где было сердце. Хотелось забиться в угол, как раненому зверю. Но он даже пошевелиться не мог — таким тяжким грузом придавила его печаль.

Они не касались друг друга, но он чувствовал жар ее тела, слышал ее дыхание. Он должен потребовать одну вещь. Да, Изабель победила на всех фронтах, но в этом он ей не уступит. Он собрал в кулак все силы и остатки растоптанной гордости.

— Я не позволю, чтобы моего ребенка воспитывал чужой человек.

Вот он это и сказал. Стивен выдержал паузу, позволяя ей все осознать.

— Вряд ли такое возможно, — ответила она слабым шепотом. — Мне так и не удалось зачать… за много лет. Может, я вообще не могу…

Стивен неотрывно смотрел в потолок. Он позволил холодности, которую чувствовал, просочиться в голос.

— Ты найдешь способ отложить свадьбу с де Рошем, пока не будешь знать наверняка. Если ты беременна, я дам тебе выбор: либо ты выходишь за меня, либо рожаешь ребенка втайне и отдаешь мне на воспитание.

Он встал. Пока он одевался, боль и разочарование превратились в какой-то тяжелый, холодный ком в груди. В комнате висело напряженное молчание. Стивен сел и стал методично натягивать сапоги: один, потом другой.

Он не собирался выходить из спальни Изабель полуодетым. Он теперь не такой. Он хотел поступить правильно. Все еще хотел.

Стиснув зубы, он надел пояс с мечом и только после этого посмотрел на Изабель. Она сидела, прижимая к груди одеяло, и смотрела на него запавшими глазами.

— Пойми меня правильно. Я не позволю тебе выдать моего ребенка за отпрыска де Роша. Я лучше голыми руками удавлю этот кусок дерьма, чем отдам ему свое дитя.

Изабель кивнула.

Этого достаточно.

Стивен отвернулся и вышел из комнаты.


Глава 23 | Рыцарь наслаждения | Глава 25