home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 30

Стивен стоял в главном зале Дворца правосудия перед толпой разодетых купцов и дворян. Прием должен был начаться с его речи в защиту короля Генриха. Король сам набросал речь, приняв во внимание лишь несколько предложений Стивена.

Развернув свиток, Стивен еще раз окинул взглядом собравшихся. Де Рош и Изабель опаздывают.

— «Король Генрих пришел сюда не как завоеватель, чтобы сеять нищету и запустение, а как законный властитель, — громко прочел он. — Всех, кто присягнет ему на верность, он с радостью примет под свое крыло и вознаградит со всей щедростью. Но бойтесь! Если вы станете сопротивляться ему, он сокрушит вас жестоко и беспощадно. Победитель битвы при Азенкуре идет по Нормандии, и никто его не остановит. С ним — Господь. И он одержит верх».

Стивен перевел дух, довольный, что речь окончена. «Сокрушит жестоко и беспощадно». Он надеялся, что те, кто услышал его слова, понимают: король Генрих ничего не преувеличивает.

Следующие два часа Стивен простоял в одном конце зала, принимая знаки уважения от местной знати.

Где же Изабель?

Он заставлял себя внимательно выслушивать все банальности, которые ему говорили, искать в них намеки. Ему казалось, что руанцы в общей массе слишком уж самоуверенны. Для него оставалось загадкой, почему они свято верили, что стены их города выдержат канонаду английских пушек, в то время как рухнули даже прославленные неприступные стены Фалеза.

Он слышал, как они хвастались друг перед другом:

— Бургундцы придут нам на помощь.

— Арманьяки никогда не позволят великому Руану пасть.

И что заставляет их думать, что какая-то из их фракций приведет армию, чтобы спасти Руан? Города один за другим падали к ногам Генриха, а они и пальцем не пошевелили — за столько-то месяцев.

Стивен видел встревоженные лица их жен. Ах, если бы все решали прагматичные женщины, а не эти раздутые индюки!

Ну где же Изабель? Толпа гостей уже начала редеть, а они с де Рошем так и не появились.

А потом он увидел ее. Политика, война, его официальные обязанности — все вылетело из головы, когда Изабель и де Рош вошли в зал через боковую дверь. Стивен заставил себя не глазеть на них. В конце концов, де Рош сам подойдет к нему.

Де Рош тянуть не стал, а сразу направился к Стивену. И вот Изабель уже стоит рядом с ним — так близко, что он мог бы дотронуться до нее. После долгой разлуки ему пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы не сжать ее в объятиях при всем честном народе. Он почти что ощущал на языке вкус ее кожи.

Изабель до невозможности прекрасна. Впрочем, она бледна и выглядит похудевшей…

— Вы болели? — спросил он ее.

— Сейчас все хорошо, спасибо. А как ваше здоровье, сэр Стивен?

Ее голос.

Он хотел бы слушать ее — и все. Но де Рош жужжал рядом как назойливая муха.

— Что? — переспросил его Стивен. Он прожег де Роша взглядом: пусть знает, что он считает его ничтожным куском лошадиного дерьма. — Король будет недоволен, узнав, что вам немногого удалось добиться в переговорах с главами города. Ваша личная неудача принесет горе всем жителям Руана. — Де Рош побагровел. Он открыл было рот, но Стивен не дал ему заговорить. — Леди Хьюм, вас очень не хватает в Кане, — объявил он, поднося ее руку к губам. Ледяные пальцы Изабель дрожали. — Король шлет вам теплейший привет. — Он не сводил с нее глаз. — Надеюсь, лорд де Рош позволит нам побеседовать наедине перед моим отъездом? У меня есть новости о вашем брате. — Он перешел на английский. — И один вопрос…

Изабель воровато покосилась на де Роша, который буравил взглядом стену над головой Стивена, и едва заметно покачала головой. Это легкое движение подействовало на него как мощнейший удар, выбило воздух из легких и заставило отступить на шаг.

— Конечно, вы можете поговорить, если будет время, — сказал де Рош, не зная, что Изабель уже ответила Стивену на самый главный вопрос. Нет никакого ребенка.

Стивен, как в тумане, смотрел, как де Рош берет Изабель под руку и уводит.

Ребенка нет. Нет. А он был так уверен. Каким-то непостижимым образом ему удалось собраться и сделать вид, что его мир не рухнул. У него остался долг перед королем…

Но это был самый длинный вечер в его жизни. Когда прием подошел к концу, Стивен удалился в свои покои и рухнул на постель.

Он смотрел в потолок. Видеть ее — и не касаться. Говорить с ней — и не иметь возможности сказать то, что действительно важно. Это все почти убило его.

А он был так уверен, что она беременна! Потому что ему так было нужно. Ему стало стыдно за то, что он хотел использовать ребенка, чтобы надавить на нее, заставить ее выйти за него, а не за де Роша. Да, со временем она бы поняла, что он сделал это из лучших побуждений… Он вздохнул. Что же теперь делать? Он не может уехать, не открыв ей, что у него на сердце. Если он ей нужен — он найдет способ ее забрать. Он пока не знает какой… Но обязательно найдет.

Раздался легкий стук в дверь. «Господи, ну пожалуйста, пусть убираются!» Стук повторился. Стивен скатился с кровати, открыл, дверь…

Голубые глаза. Шапка лохматых светлых волос.

— Франсуа! — Он втащил мальчика в комнату и захлопнул дверь. — Как я рад тебя видеть! Клянусь, ты изрядно подрос с нашей последней встречи. А как твоя сестренка?

— По правде говоря, постоянно доставляет мне хлопоты.

— Ну, это не новости. — Стивен хлопнул парнишку по спине. — Ты как раз тот, кто мне нужен. Где живет Изабель? Мне нужно с ней поговорить.

Франсуа вспыхнул и уставился в пол. Стивену сделалось неуютно.

— Она живет в доме де Роша, — тихо проговорил Франсуа.

Стивен ощупью нашел ближайшее кресло и повалился в него. Изабель живет в одном доме с этим человеком? Такого он не ожидал. Как могла она согласиться на такое? Помолвку и так трудно разорвать, но помолвка вкупе с плотской связью — это уже брак.

— Дом очень большой. — Франсуа развел руки. Говорил он торопливо и сбивчиво. — Ее покои расположены в отдельном крыле, и Линнет все время с ней.

— Но должна быть какая-то его замужняя родственница, которая охраняла бы ее добродетель.

Франсуа снова опустил глаза, и Стивена обуяла такая ярость, что он едва не врезал кулаком в каменную стену. Боже правый, ситуация — хуже не придумаешь!

— Да о чем она только думала, соглашаясь на это… это… — Он вскинул руки. Она что, намеренно мучает его?

Неужели она и вправду это сделала? Переспала с этим человеком?

На этот раз он все-таки ударил в стену. Боже, какая боль!

Стивен затряс рукой, бормоча проклятия. Франсуа вытаращил глаза.

— Мне надо поговорить с Изабель с глазу на глаз. Когда больше шансов, что де Роша не будет дома?

— Он часто возвращается поздно. — Франсуа пожал плечами. — И редко показывается в зале до обеда.

— А Изабель? — процедил Стивен сквозь зубы. — Она тоже поздно встает?

— Нет, леди всегда с самого утра на ногах.

Да, пропащий он человек, если ищет утешения в такой малости. Хотя все уже, наверное, потеряно, он пойдет повидаться с ней.

Он должен это сделать.

— Расскажи мне все, что знаешь о делах де Роша, — сказал Стивен, чтобы сменить тему.

— Он всегда с кем-то тайно встречается — то со сторонниками арманьяков, то с бургундцами…

— Что он замышляет? Франсуа снова пожал плечами:

— Леди Хьюм твердит, что у нас нет доказательств, но мы с Линнет уверены, что он плетет интриги против короля Генриха.

Значит, Изабель выходит замуж за такого же человека, как и ее отец. Человека, чья клятва верности ничего не значит. Человека без чести.


Изабель зажмурилась и возблагодарила небо за то, что в карете было так темно. Руки ее до сих пор тряслись. Стивен! У нее чуть сердце не разорвалось, когда она его увидела. Она даже испытывала благодарность к де Рошу, который утащил ее из Дворца правосудия, никому не представляя.

— В Кане ходили слухи про тебя и этого Карлтона. — зловещим, тихим голосом проговорил де Рош. — Тогда я им не верил, а теперь вот сомневаюсь. — Де Рош схватил ее за подбородок и повернул к себе лицом. — Ты спала с ним, а со мной разыгрывала добродетельную леди? Так, Изабель?

— Ты жестоко оскорбляешь меня без всякой на то причины, — проговорила она ровным тоном. Чего ей это стоило! — Кроме Хьюма, я не спала ни с кем.

Он отпустил ее и откинулся назад.

— На самом деле я не думаю, что ты поставила бы под угрозу брак со мной, лишь бы поразвлечься с этим ничтожеством. Честное слово, не понимаю, что только женщины в нем находят.

«Да ты ему как мужчина и в подметки не годишься!» Изабель так подумала, но вслух ничего не сказала.

Злость по крайней мере помогла ей не разрыдаться прямо сейчас.

Де Рош не произнес ни слова, пока карета не остановилась перед воротами дома.

— Я должен вернуться во Дворец правосудия, чтобы обсудить кое-какие дела, — рассеянно проговорил он.

Обсудить, какой ответ даст город королю Генриху? Какую сторону поддержит де Рош? Ей уже почти не важно, лишь бы он отстал от нее.

Изабель уже ступила на подножку кареты, когда ее остановил голос де Роша:

— А ты не запирай сегодня дверь.

Изабель взяла свечу из рук заспанного слуги и заверила его, что она в состоянии сама найти дорогу в свои покои. Проходя мимо кабинета де Роша, она вспомнила состоявшийся там разговор и замерла как вкопанная. Перед ее мысленным взором промелькнули рассыпанные по столу документы. А вот де Рош возвращается и что-то запирает в ящике стола…

Этот ящик! Если он что-то и скрывает, то доказательство измены наверняка находится в том самом ящике. Возможно, она наконец-то выяснит, на чьей он стороне. Она имеет полное право знать то, от чего напрямую зависит ее будущее.

Стоит ли заглянуть туда прямо сейчас? Де Рош уехал, слуги уже спят.

Изабель прислушалась. Ни звука вокруг. Она приоткрыла дверь кабинета и проскользнула внутрь.

Она пробралась через темную комнату к окну и выглянула во двор. Во всем доме горели только окна ее покоев — там ее дожидалась Линнет.

Значит, можно зажечь лампу. Изабель так и сделала, а потом подергала за ручку ящика — заперто! Она принялась искать что-то, что можно было бы использовать как рычаг, и тут внимание ее привлекла вазочка, стоявшая на краю стола. Неужели де Рош так предсказуем? Она перевернула вазочку, и на ладонь ей выпал ключ. Изабель улыбнулась: нет, ему положительно недостает изощренности ума.

Ключ щелкнул в замке. Ага! Там лежал один-единственный свиток. Изабель развернула его и стала читать. По мере того как до нее доходил смысл написанного, удовлетворение ее таяло.

Она присела в кресло и дрожащими руками расправила пергамент, чтобы прочесть еще раз.

Дорогой кузен!

Все организовано. Мы уверены, что благочестивый Г. непременно будет присутствовать на праздничной мессе — и потому великий Г. умрет на коленях. Я буду там и удостоверюсь во всем.

Участие наших товарищей стоит дорого, так что приготовь деньги к моему приезду.

Т.

Убийство. Вот что кузен де Роша уготовил для «Г.». Кто этот «Г.»? Конечно же, король Генрих! Он великий и благочестивый. И всем известно, что он по всякому поводу велел служить мессы.

А этот кузен «Т.»? Это может быть только один человек — хитроумный и влиятельный Жорж де ла Тремоль.

Но к чему они приурочили убийство короля? Изабель смутно помнила, как Роберт жаловался, что в Великий пост в Кане можно будет умереть со скуки, потому что король все время будет поститься и молиться. Но Пасху будут праздновать широко, с размахом, и многие мужчины будут посвящены в рыцари.

Месса — основная часть церемонии посвящения в рыцари.

Немало дворян из бургундской фракции — предполагаемого союзника Генриха — будут приглашены на церемонию. Тремоль легко может оказаться в их числе.

Изабель представила короля Генриха, убитого, на коленях посреди храма, и ее пронзила дрожь. Величайший король Англии последних веков падет от руки какого-то труса? Если уж ему на роду написано умереть молодым, то такой король должен найти геройскую смерть на поле брани.

Надо сообщить Стивену об этом заговоре — пусть предупредит короля. Но как это сделать? Изабель осторожно положила свиток на место, заперла ящик и опустила ключ в вазочку. Она потушила лампу и осталась сидеть в темноте. Она размышляла о том, как лучше это сделать.

Стивен попросил у де Роша позволения навестить ее. Если он и вправду придет, она сможет ему все рассказать.

О нет! Изабель закусила губу от досады. Де Рош в жизни не позволит им беседовать наедине. Но если она найдет Франсуа, то сумеет передать послание с ним…

Однако Франсуа и так в опасности. Де Рош в ярости, что кто-то из слуг доложил ей о его тайных встречах, и жаждет найти преступника. Необходимо переправить близнецов в безопасное место. Но как?

Изабель видела лишь один способ сделать все, что должна. Ее захлестнула безысходность. Она спрятала лицо в ладонях и горько заплакала. Она плакала о короле, о близнецах, о своей загубленной жизни, о Стивене. Как же ей хотелось увидеть его, услышать его смех, еще хотя бы раз ощутить его объятия!

Изабель не знала, сколько проплакала… Но в конце концов она услышала голоса.

Она вытерла глаза рукавом и вскочила на ноги. О чем она только думала, оставаясь в кабинете де Роша? Она метнулась к двери, но снова услышала голоса. Изабель подошла к окну и прислушалась.

По двору разнесся крик. У Изабель кровь застыла в жилах. Линнет!

Она мигом вылетела за дверь и помчалась наверх.

«Господи, пожалуйста, не дай мне опоздать!»

Единственный человек, который может посреди ночи вломиться в ее покои, — это де Рош.

В ее сознании ярко вспыхнуло воспоминание о том, как Хьюм в первый раз овладел ею. Она сделает все, все, что угодно, лишь бы спасти Линнет от этого. Не дать девочке потерять невинность в руках человека, которого она проклинает.

Сердце ее отчаянно билось, когда она взбежала наверх и рывком распахнула дверь в гостиную.

Де Рош прижал Линнет к стене, одной рукой удерживая ее запястья над головой.

— Прекрати! Прекрати сейчас же! — закричала Изабель.

Линнет смотрела на нее огромными испуганными глазами. Де Рош развернулся к ней, изобразив на лице небрежность:

— Нужно же мужчине чем-то заняться, если он не застал невесту… — Его ровный, ледяной тон пугал ее сильнее, чем любой крик. — А где ты была, Изабель?

— Я… я… просто вышла во двор, — пробормотала Изабель. — Отпусти ее, Филипп. Пожалуйста, умоляю тебя, отпусти…

— Ждать оглашения в церкви, каких-то формальностей… мне кажется… это лишнее. А ты как думаешь, дорогуша?

— Отпусти Линнет, и я сделаю все, что захочешь.

— Все, что захочу. — В тусклом свете свечи блеснули его белоснежные зубы. — Это именно то, что я хотел услышать.

Едва он отпустил Линнет, как она стремглав бросилась к Изабель и обхватила ее руками за талию.

Де Рош вынул носовой платок и вытер кровь, сочившуюся из глубоких царапин на щеке.

— Надо бы выпороть эту девчонку, — заметил он.

— Филипп, нет, пожалуйста…

— Ты узнаешь, — проговорил он, вытирая руки платком, — что я могу быть таким же сговорчивым, как и ты.

Изабель откинула волосы с лица Линнет и поцеловала ее в лоб:

— Ступай, милая.

— Я вас не брошу, — захныкала Линнет.

— Со мной все будет хорошо, — твердо сказала Изабель. Она подвела девочку к двери и отцепила ее руки от своей талии, подтолкнула в спину и прошептала: — Иди к брату и не возвращайся до утра.

Глухо стукнул засов. Изабель прислонилась лбом к двери. Теперь ее уже ничто не спасет. Она будет женой этого злого, вероломного человека до конца своих дней.

Но Линнет из Руана она отошлет. Изабель собралась с силами и повернулась лицом к мужу.

Де Рош уже расстегивал пояс.


Глава 29 | Рыцарь наслаждения | Глава 31