home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 32

По случаю своего торжественного отбытия Стивен облачился в парадную одежду: тяжелый золотой пояс, пестрые чулки и все остальное. Выбора у него не было: он должен покинуть город. За дверью ждали десять вооруженных стражников — руанцы хотели убедиться, что он сделает, что должен.

Ги ле Бутийер, начальник гарнизона, до самых ворот ехал рядом со Стивеном. Этот человек ему нравился, и он радовался возможности перемолвиться с ним словечком.

— Я польщен, конечно, — Стивен бросил взгляд на колонну вооруженных до зубов стражников, — но каких таких неприятностей вы ожидаете от меня и этих двоих ребятишек? Что такого страшного мы можем натворить по пути к воротам?

Ле Бутийер ответил ему с улыбкой:

— Меня беспокоите не вы. Скажем так: в Руане есть люди, которые желали бы дать своеобразный ответ королю Генриху — вернуть ему посла без головы.

— Знаете, такой честный человек, как вы, был бы счастливее на службе у короля Генриха.

Ле Бутийер спорить не стал.

— Граждане этого города допускают большую ошибку, отвергая мирное решение, — сказал Стивен, прощаясь с ним у ворот.

— Возвращайтесь через несколько месяцев, — вполголоса ответил ле Бутийер. — К тому времени многое может измениться.

— Городу следовало бы уже сейчас принять щедрые условия, которые предлагает король, — Стивен даже не старался приглушить свой голос, — потому что в следующий раз король Генрих придет сам и приведет с собой армию.

Предупредив руанцев в последний раз, Стивен развернул коня, подал близнецам знак следовать за ним и галопом выехал из городских ворот.


У себя в покоях Изабель так остро ощущала отсутствие Линнет, что ей просто необходимо было немного пройтись и развеяться. Она потихоньку спустилась вниз, надеясь попасть во двор незамеченной. Может быть, в солнечном свете все покажется ей не таким безнадежным.

Она снова увидела Стивена — а потом он ушел, кипя от злости. И еще она потеряла близнецов… Нет, Господь не может столького от нее требовать. Это оставило в ней кровоточащую рваную рану. Снова ее сердце разбито — и, похоже, уже навсегда.

Когда Стивен и Линнет ушли, де Рош взял ее за руку и сказал, что все уже организовано. Как будто для нее это имеет еще какое-то значение! Ее нисколько не утешало то, что де Рош готов был заключить с ней брак в соответствии со всеми формальностями.

Изабель на цыпочках прокралась мимо двери в кабинет де Роша. Не успела она подумать, что все обошлось, как дверь за ее спиной скрипнула и открылась.

Она закрыла глаза и застыла на месте, всей душой желая, чтобы он ушел. Исчез. Неужели Господь и в самом деле ее так ненавидит, что отказывает даже в кратком уединении во дворе дома? Теперь ей придется выслушать нотацию по поводу того, что она ослушалась приказа и не стала дожидаться де Роша в комнате.

Ей привиделось, что она всю жизнь вот так же будет разрываться между скукой и страхом. Гордость довела ее до этого. Лучше бы она осталась под опекой отца, чем попала под железную пяту этого тирана.

Де Рош прокашлялся. Изабель медленно повернулась к нему. Если бы она набрала воздуху в легкие, то непременно вскрикнула бы. Быть такого не может! Перед ней стоял вовсе не де Рош, а черноволосый человек, который привел наемников в монастырь.

Она точно знала, что не ошиблась. В маленьком аббатстве от храма до ворот не так уж далеко. Пронзительный взгляд и хищное лицо навсегда отпечатались в ее памяти.

Он слегка, совсем чуть-чуть, склонил голову набок:

— Кажется, я напугал вас, мадам.

Он ее не узнал!

— Я… я ожидала увидеть лорда де Роша.

Его взгляд буравил ее насквозь. Паника сдавила ей горло. Вот, вот сейчас он узнает ее! И тут Изабель вспомнила, что в тот день на ней была одежда брата. Вряд ли он опознает в изысканно одетой леди ту растрепанную женщину.

— Мое имя Лефевр, — представился он.

Она заставила себя подать для поцелуя руку человеку, который собирался убивать монахов. Он коснулся губами тыльной стороны ее ладони, и у Изабель желчь подкатила к горлу.

— А вы, мадам?..

— Леди Хьюм, — ответила она. — Невеста лорда де Роша.

Его глаза расширились от удивления.

— Невеста Филиппа? — Он замолчал, словно ожидая, что она опровергнет его слова. — Придется его наказать: надо же, скрыл от меня такую замечательную новость.

Изабель не могла ни минутой дольше терпеть его общество. Понимая прекрасно, что ее уход выглядит странно, она кивнула ему и повернулась в ту сторону, откуда пришла. Внутренний двор сейчас не лучшее место для прогулок. Ей гораздо больше хотелось, чтобы их с черноволосым разделяла массивная, запертая на засов дверь. Чувствуя между лопатками его обжигающий взгляд, она быстро удалилась.

Изабель сидела на скамье под окном, держалась за живот обеими руками и тряслась. В конце концов она сумела немного успокоиться и вновь обрела способность соображать. Лефевр. Лефевр. Где она слышала это имя раньше?

А потом до нее дошло. Как-то раз она подслушала, как Роберт и Стивен шептались насчет людей, связанных с дофином и арманьяками. Они упомянули несколько имен, прежде чем заметили ее и резко сменили тему.

Имя Лефевра они тоже упоминали.

Так, значит, за нападением на Фицалана и монастырь стоят арманьяки? Так чего же она здесь сидит? Король Генрих ясно дал понять, насколько важна для него эта информация. Ей нужно каким-то образом пробраться во Дворец правосудия до отъезда Стивена и все сообщить ему.

Изабель как раз потянулась за плащом, когда услышала во дворе отзвуки сердитых голосов. Один из них принадлежал де Рошу. И с кем бы он там ни спорил, это явно не слуга, потому что оба разговаривали на повышенных тонах.

Будь он проклят! Она не может рисковать и пытаться улизнуть из дома, когда де Рош прямо там, внизу. Когда крики стихли, Изабель влезла на скамью и высунулась в окно. Куда они пошли? В другое крыло дома? Или просто говорят слишком тихо и ей не слышно?

Придется попытать счастья…

Едва она успела спрыгнуть на пол, как дверь с громким стуком распахнулась. Де Рош заполнил собой дверной проем.

— Бог ты мой! — прошептала Изабель и опустила голову.

Как, скажите на милость, ей пробраться во двор, когда сам де Рош преграждает ей путь!

Де Рош сверлил ее злобным взглядом.

— Думаю, тебе будет небезынтересно узнать, что Карлтон покинул город, — медленно, нарочито растягивая слова, проговорил де Рош.

Как ни старалась Изабель скрыть свою реакцию, она все равно побледнела.

«Он бросил меня, бросил, бросил», — вертелось у нее в голове. Ей хотелось рухнуть на колени и закрыть лицо руками.

— Должен сказать, во время визита в наш прекрасный город Карлтон выглядел довольно мрачным. — Де Рош обходил гостиную, брал в руки вещи и снова ставил на место, словно собственные слова казались ему скучными и нерачительными. — И все же мне не верится, что ему потребуется так уж много времени, чтобы забыть тебя. — Он пощелкал языком. — Нет, напротив, совсем немного. Мне даже говорили, что выезжал из ворот он сегодня в гораздо лучшем настроении. А перед этим провел целый час с самой дорогой куртизанкой города. — Он шумно вздохнул. — Да, Сибилла взбодрит кого угодно.

Куртизанка? Изабель, не думая, повторила слова, некогда слышанные от Роберта:

— Если на публике мужчина с удовольствием общается с куртизанкой, это еще не значит, что он пользуется ее услугами в другое время.

Де Рош громко расхохотался. Кажется, она на самом деле его развеселила.

— Но он общался с ней как раз таки не на публике, а у себя в спальне.

— Сэр Стивен не женат и не помолвлен, — процедила Изабель сквозь зубы, — и волен делать все, что захочет.

Де Рош снова рассмеялся:

— Ты сильно заблуждаешься, если думаешь, что помолвка или брак заставляют мужчину отказаться от иных удовольствий.

Куртизанка. Сразу после нее Стивен пошел к куртизанке.

Де Рош положил руку на щеку Изабель:

— Вот моя помолвка не помешает мне попользоваться тобой.

Что за чушь он несет?

Он погладил ее по плечам и крепко сжал запястья:

— Ого, ты выглядишь огорошенной, Изабель.

Пламя в его глазах ясно говорило, чего он хочет от нее.

Но теперь, когда Линнет в безопасности, она может и оттолкнуть его.

— Наши имена еще не огласили в церкви трижды, — сказала она.

Он, наступая, заставил ее попятиться. В конце концов, Изабель уперлась в стену. Он заломил ей руки и прижал к стене над головой. Наклонился, почти коснувшись носом ее носа:

— Имена? Оглашены?

Она чувствовала на лице его влажное дыхание. Слова он будто выплевывал.

— Неужто ты поверила, что я и впрямь женюсь на женщине настолько ниже меня по положению? — Он отпустил ее и отвернулся. — Я, де Рош! Я состою в кровном родстве с величайшими домами Франции! Я в десять раз богаче твоего отца…

Изабель потерла запястья, чтобы разогнать кровь. Де Рош, разглагольствуя, носился по комнате. Изабель уже была порядком напугана.

— Женитьба на тебе не принесла бы мне ни титулов, ни земель. Жалкое приданое! И все равно твой король решил, что я буду счастлив жениться на… — Он задохнулся от злости. — На английской дворянке!

Он остановился. Это ледяное спокойствие напугало ее больше, чем беготня и шумные тирады. Он двинулся к ней, и у Изабель дрожь прошла по спине.

— Я заставлю твоего отца заплатить выкуп в три раза больше тех грошей, которые он предложил в качестве приданого, а пока я жду выкупа, ты будешь моей шлюхой.

— Но мы же помолвлены! — Голос у Изабель дрожал, хотя она и пыталась говорить спокойно. — Я не могу быть твоей… твоей…

— Моей английской шлюхой?

Зачем он требует выкуп и говорит ей такие ужасные вещи?

— Ты прекрасно знаешь, что если я лягу с тобой в постель, то стану твоей женой в глазах церкви и закона.

— Это было бы так, — медленно проговорил он, — если бы я еще не был женат.

— Женат? У тебя есть жена? — Она покачала головой, не в силах этого осознать. — Не может быть. Это невозможно!

— Уверяю тебя, возможно, и еще как. Я заключил очень выгодный брак с юной особой из семьи, близкой к дофину. Так как ее отец… не особенно поддерживал эту идею, мы обвенчались втайне незадолго до того, как я приехал в Кан.

— Тогда зачем ты вообще поехал в Кан?

— Разве был лучший способ убедить Генриха в моей лояльности, чем согласиться на политический брак? — Де Рош пожал плечами: — Я ведь с самого начала не собирался на тебе жениться.

У Изабель пропал дар речи.

— Твой дружок Роберт торопился заключить брачный контракт не больше моего, так что мне не составило труда запудрить Генриху мозги. — Он глубоко вздохнул и покачал головой: — Единственное, что мне было нужно, — это еще несколько недель.

— Но ты официально дал мне клятву, — возразила Изабель. — При свидетелях. Перед королем.

— Признаюсь, Генрих меня удивил. Он загнал меня в угол — я не успел убраться из Кана. Другого выхода у меня не осталось — пришлось совершить фиктивную помолвку.

Неужели есть на свете такие бесчестные люди? А она сама? Что она наделала?

— Разве это не двоеженство? — Тогда ведь и она повинна в страшном грехе. — А как же та, другая женщина? Не думаю, что она или ее славное семейство обрадуется, узнав про вторую помолвку.

— Мне действительно стоило немалых трудов, чтобы они не узнали. Какая досада, что ты рассказала кузену.

— Кузену? Твоему кузену?

— Ну да, ты же сегодня внизу виделась с Тома. — Он пригрозил ей пальцем. — Мой кузен — опасный человек. Надо было оставаться в своих покоях, как я тебе и велел.

— Тома? Ты имеешь в виду Лефевра? Он твой двоюродный брат? — Изабель шумно вдохнула. Означала ли подпись «Т.» Тома? Неужели она сообщила королю не про того человека?

— Столько вопросов, Изабель… К счастью, сохранить эту тайну не только в моих интересах, но и в интересах Тома. — Де Рош склонил голову набок. — И все равно он зол на меня: все-таки моя жена — его сводная сестра…

Ее шатало от всех этих откровений. Но одна мысль звучала в ее голове громче всех: если де Рош женат и их помолвка была фикцией, значит, ее с ним ничто не связывает! Де Рош пальцем приподнял ее подбородок:

— И не важно, что говорит Тома, я еще хорошенько позабавлюсь с тобой.

Изабель отвесила ему пощечину.

Он коснулся красной отметины на щеке и смерил ее холодным взглядом льдистых серых глаз:

— У вашего короля устаревшие представления о рыцарской чести. Он сказал, что пришлет посла, и я не хотел рисковать, оскорбляя его, так что приходилось обращаться с тобой аккуратно… — Он взял ее за запястья и, удерживая их стальной хваткой одной руки, второй размахнулся и ударил ее в ответ, да так сильно, что у Изабель в ушах зазвенело. Лицо его при этом оставалось совершенно бесстрастным. — А теперь? Теперь мне ничто не помешает сделать с тобой все, что мне захочется.

Он крепко поцеловал ее, раня губы и прижимаясь бедрами к ее бедрам. Изабель, потрясенная пощечиной, не сопротивлялась. Когда он наконец отпустил ее, она пошатнулась и прислонилась к стене. Расстояние между ними было так мало, что Изабель попыталась поплотнее вжаться в стену, лишь бы не касаться его.

— Я смогу вернуться к тебе только поздно ночью. — Он потер костяшками пальцев ее горящую щеку. — Думаю, тебе стоит до этого времени придумать, как лучше меня ублажить.

Он больно ущипнул ее за щеку, отчего на глаза Изабель навернулись слезы, и вышел за дверь. В замке щелкнул ключ. Изабель сползла по стене на пол.

Сколько же она пролежала вот так, свернувшись калачиком и дрожа так сильно, что зубы стучали? В комнате сгустилась чернильная тьма, а она так и не сумела заставить себя встать.

Как это все вынести? Как ей жить до того, как отец пришлет выкуп? Да и пришлет ли вообще? Если она отправится потом домой, то с позором и, возможно, с ребенком де Роша в утробе. И ничто не поможет смыть это пятно с ее имени.

Изабель заколотила кулаками по полу. Как могла она принять беспощадную натуру де Роша за честность? Его высокомерие — за серьезность намерений? Он худший из всех возможных клятвопреступников, и к тому же родственник этого убийцы Лефевра. Изабель становилось трудно дышать, когда она думала, что находится под одной крышей с этим монстром.

Лежа на полу в темноте, она думала о том, что сказал ей де Рош. Постепенно кусочки зловещей мозаики стали складываться в целостную картину.

Знает ли де Рош, что его кузен организовал нападение на монастырь? Боже правый! Неужели де Рош и есть предатель, который тогда послал людей убить Фицалана? Изабель закрыла лицо руками и закачала головой. Если так, то де Рош — подлейший из людей. Такой же подлый, как и его двоюродный братец.

В памяти всплыло воспоминание: Линнет, гневно сверкая глазами, вкладывает кинжал ей в руку. Изабель села. Она пустит де Рошу кровь прежде, чем он успеет дотронуться до нее.

Она поспешила зажечь светильник. Мысли ее вернулись к Лефевру. Если Тома Лефевр вовлечен в заговор против короля, значит, Тремоль может быть и ни при чем.

Неужели голову Тремоля насадят на копье из-за ее несправедливого обвинения?

Она застыла на месте. Если она указала не на того человека, то все вообще может быть не так. Из-за Тремоля она решила, что убийство планируется во время церемонии посвящения в рыцари. А арманьяки могли выбрать любой другой момент — и король об этом даже не узнает.

Если она надеется спасти короля, ей в первую очередь нужно спасти себя. Нужно каким-то образом вырваться из этого проклятого дома и украсть лошадь. Там она уж разберется, как добраться до Кана.

Изабель подергала дверь — заперта. Ладно. Она вскочила на скамью и высунулась из окна. Да, отсюда можно дотянуться до верхних ветвей дерева. Если она не сорвется и не сломает шею, то спустится по дереву вниз и сбежит через внутренний двор.

Но нужно оружие! Изабель подбежала к сундуку. Платья и туфельки она без жалости бросала на пол и наконец нашла кинжалы, а потом на самом дне нащупала ножны меча. Наклонившись, чтобы пристегнуть кинжал к голени, она заметила в пестрой груде шелка и бархата нечто унылого коричневого цвета. Туника брата! Она вызовет гораздо меньше подозрений, если будет путешествовать под видом мужчины. Одинокая дворянка, затянутая в шелка, — лакомая добыча для разбойников.

Она сунула меч под перину, чтобы переодеться. Мало ли, вдруг де Рош нагрянет раньше, чем она будет готова.

Кинжал послужил ей вместо горничной: один длинный разрез — и вот она уже стоит нагая. Пот страха холодил ей кожу. Изабель проворно натянула рубашку, штаны и тунику Джеффри, сунула ноги в сапоги и заткнула один из кинжалов за пояс. Пряча другой кинжал за голенище сапога, она услышала в коридоре голоса. Надо спешить!

С гулко бьющимся сердцем она бросилась в гостиную и вскочила на скамью. Перекидывая через подоконник одну ногу, Изабель слышала, как за дверью негромко звякнули ключи в связке… И тут вспомнила, что меч остался в спальне. Черт, черт, черт!

В замке щелкнул ключ. Изабель перекинула через подоконник другую ногу и всмотрелась в темноту, тщетно пытаясь оценить расстояние до ближайшей ветки. Раньше ей казалось, что дерево растет значительно ближе… Дверь скрипнула. Бог ты мой!

Изабель оттолкнулась и выпрыгнула, раскинув руки. Она цеплялась за ветки и листья, но тщетно — она падала. На мгновение она повисла в воздухе, уцепившись одной рукой за тонкую ветку, потом ветка подломилась. И Изабель снова полетела вниз.

Она ударилась животом об одну из толстых нижних веток. Воздух выбило из легких.

Де Рош звал на помощь. Большинство слуг уже находилось в постели, так что у нее еще был шанс сбежать. Она обхватила ветку руками и соскользнула вниз, надеясь удержаться и благополучно спрыгнуть. Расцарапанные пальцы жутко саднили, и руки разжались прежде, чем она приготовилась к прыжку.

Последние несколько футов она пролетела, размахивая руками и ногами, и бухнулась на землю. Во рту стоял вкус крови и грязи. Зажмурившись от пульсирующей боли в ребрах, она с трудом поднялась на четвереньки. В следующий миг ее ноги оторвались от земли.

— Мне нечем дышать! — пропищала она человеку, который держал ее за шкирку.

— Леди Хьюм? — удивился тот. — А я-то думал, сюда пробрался воришка.

Ее мороз продрал по коже. Она была в руках Тома Лефевра.

Он опустил ее на землю, однако хватки не ослабил.

— Отпусти слуг спать и подожди там, — велел он де Рошу. — Я верну тебе то, что выпало из окна. Я так понимаю, вы не меньше моего расстроились, узнав о двуличности де Роша, — сказал Лефевр, развернувшись к ней.

Должно быть, он решил, что она выпрыгнула из окна потому, что узнала о предыдущей женитьбе де Роша. Слава Богу, у них нет оснований подозревать, что ей известно о заговоре против короля Генриха.

Изабель постаралась собраться с мыслями. Она была вся в ссадинах и синяках, но серьезно не пострадала. Надо попробовать сбежать до того, как Лефевр доставит ее к де Рошу. Как ни малы ее шансы, против одного мужчины их больше, чем против двоих. Нужно только правильно выбрать момент.

Лефевр стоял рядом, спокойный, но, как всегда, настороже, и держал ее за плечи, как друг или любовник. Странно, но они оба стояли и прислушивались. Наконец голоса в доме стихли. Одно за другим гасли окна, и в конце концов свет остался гореть только в ее гостиной.

Лефевр зажал ей рот ладонью и грубо потащил к дверям. Изабель обеими руками схватилась за косяк и попробовала закричать. Он, почти не замедляя шага, оторвал ее руки от косяка. Она отчаянно вырывалась, брыкаясь и кусаясь, но он без видимых усилий тащил ее наверх.

Дойдя до ее гостиной, Лефевр ногой открыл дверь, протащил ее через всю комнату и втолкнул в спальню. Изабель растянулась на полу. Она оглянулась, и ее охватила страшная тревога. Оба, и Лефевр, и де Рош, сверлили ее глазами.

— Я никогда раньше не видел женщины в мужских штанах, — изрек де Рош, оглядывая ее с головы до ног. — Оденься для меня так еще разок.

Перед ними двумя она беззащитна. Но если дотянуть до самого последнего момента и лишь потом вытащить кинжал, ей, возможно, посчастливится убить первого, кто коснется ее.

Де Рош сделал к ней шаг. Отлично! Значит, это он отведает стали ее кинжала. Он заслужил смерть от ее руки.

— Подожди-ка! — Лефевр вскинул руку.

Нет, не похоть она видит в его глазах. Но его испытующий взгляд пугал ее больше, чем масленые глаза де Роша.

— Надень капюшон и спрячь волосы, — приказал ей Лефевр. — Живо, а не то я тебе помогу.

Если он ее схватит, она лишится шанса вытащить кинжал. Изабель повиновалась.

Лефевр прищурился, но потом его лицо разгладилось, словно он нашел ответ на терзавший его вопрос.

— Она была в монастыре с Фицаланом, — проговорил Лефевр.

— Что? Как? — Де Рош казался ошарашенным.

— Да-да, она была там, одетая, как сейчас, и она меня видела, — ровным голосом сообщил Лефевр.

Де Рош хотел что-то сказать, но Лефевр оборвал его.

— А ты ведь сразу меня узнала, в ту самую минуту, когда мы столкнулись у кабинета? — обратился он к Изабель. — Зря я проигнорировал страх, который увидел в твоих глазах.

— И что нам теперь делать? — В голосе де Роша слышалась подступающая паника. — Мы не можем допустить, чтобы выплыло наше участие в том нападении. Дофин сразу же отдалится от нас.

Лефевр не сводил взгляда с лица Изабель.

— Разумеется, придется ее убить, — ответил он кузену.


Глава 31 | Рыцарь наслаждения | Глава 33