home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 36

Замок Кана являл собой потрясающее зрелище: каждый камушек в высоких стенах на закате окрасился в розовый. Наконец-то! Когда Стивен ввел в ворота свой измотанный, по уши в дорожной пыли отряд, его уже поджидал человек из королевской стражи.

— Король велел нам ждать вашего появления, — сообщил он Стивену. — Он хочет немедленно вас видеть.

Когда они добрались до Казначейства, Стивен помог Изабель спешиться. Она так устала, что буквально рухнула в его объятия.

— Я не могу предстать перед королем в таком виде, — взмолилась Изабель.

Она до сих пор была в мужском платье и, хоть и пыталась умываться, оставалась такой же чумазой, как все остальные.

— Увы, король захочет услышать про заговор из твоих уст, — сказал Стивен. — И промедления он не потерпит.

Под глазами у нее залегли черные тени. Она выглядела такой изможденной, что Стивен поборол порыв отнести ее к королю на руках. Он надел на нее плащ и натянул капюшон:

— Никто не увидит, что на тебе надето. Кроме короля. Но он и не заметит.

Их препроводили в приватную гостиную короля за главным залом. К облегчению Стивена, там не было других приглашенных, кроме Роберта, Уильяма и Кэтрин.

— Слава Богу, вы целы и невредимы, — заявил король, не дав Стивену даже поздороваться с остальными. — С тех пор как мы узнали, что де Рош был вовлечен в нападение на монастырь, мы очень боялись за вас обоих.

— Откуда вы узнали про де Роша? — удивился Стивен.

Король послал Кэтрин улыбку.

— Ваша невестка вытащила эти сведения из Мари де Лизьё.

Кэтрин улыбнулась в ответ:

— Ну, не могла же я позволить мужчинам рисковать благочестием, допрашивая ее!

Стивен вкратце описал события в Руане. Вести о заговоре и готовящемся покушении, кажется, скорее заинтриговали, нежели встревожили короля. Он забросал Стивена вопросами, получил ответы и повернулся к Изабель.

Стивен очень беспокоился. Изабель едва держалась на ногах, и король несколько раз просил ее говорить погромче. Когда она пересказала ключевое письмо от некоего «Т.», король прищурился и уставился в пространство.

— За этим стоит дофин, — изрек он в конце концов, потирая подбородок. — Ему есть что терять. А подобное трусливое деяние — как раз в его духе.

— Он не осмелился бы, если бы его не поддержали арманьяки, — заметил Уильям.

— Возможно, и так, — согласился король. — Но я сомневаюсь, что король Карл или эта его падшая королева играли в заговоре какую-то роль.

— Когда вы женитесь на их дочери, отношения у вас будут сложные, — вставил Роберт.

Король расхохотался:

— Что верно, то верно. — Он посерьезнел, переведя взгляд на Стивена и Изабель. — Я очень благодарен вам за службу и хочу вас вознаградить.

Стивен поклонился:

— Для меня честь служить вам.

— Леди Хьюм, я задолжал вам мужа, — сказал король. Проклятие! Неужели Генриху трудно дать ему хоть пару дней, чтобы уладить все с Изабель?

Роберт подмигнул Стивену. Стивен перевел взгляд на брата. Уильям кивнул, подтверждая его мысль: они уже попросили короля за него. Изабель принадлежит ему.

— Приношу извинения за первую выбранную кандидатуру, — продолжил король, — но думаю, вы счастливы будете услышать имя следующего.

Тут брови короля взлетели вверх: Изабель бухнулась ему в ноги.

— Пожалуйста, сир, умоляю вас, не заставляйте меня это делать! — взмолилась она. — Если вы на самом деле благодарны мне за службу, освободите меня отданного слова!

Король уставился на Уильяма и Роберта:

— Вы говорили, она обрадуется!

Роберт жестом предложил королю продолжать.

— Пожалуйста, не заставляйте меня! — завыла Изабель и стукнула кулаком по полу: — Неужели мне нельзя остаться одной?!

— Леди Хьюм пережила сильное потрясение и очень устала в дороге, — проговорил Стивен, игнорируя сигнал Уильяма молчать. — Прошу вас, сир, может быть, это подождет до утра, когда она восстановит силы?

Король коротко кивнул.

— Благодарю вас, сир, — искренне сказал Стивен. Он поклонился и помог Изабель подняться на ноги.

Ему пришлось почти что выносить ее из зала. Он попробовал заговорить с ней, но она не ответила.

Уильям догнал их на лестнице, в самом низу.

— Леди Хьюм, — мягко проговорил он, беря ее под руку, — мы с женой приглашаем вас остановиться у нас, в городе.

Тут же откуда ни возьмись явилась Кэтрин и, оттолкнув Стивена, взяла Изабель под другую руку. Не сказав ему ни слова, чета удалилась, уводя с собой присмиревшую Изабель.

Уильям оглянулся через плечо и одарил брата испепеляющим взглядом. Как будто сцена в зале — его вина! Стивен, раздосадованный, стиснул кулаки.

Его ощутимо хлопнули по спине. Стивен обернулся и увидел, что рядом стоит Роберт.

— Все пошло не так гладко, как мы рассчитывали, — сказал Роберт. — Разве ты не понял, что король выбрал ей в мужья тебя?

— Я уже догадался. — Стивен сел на нижнюю ступеньку и спрятал лицо в ладонях. Это уже слишком. Он до смерти устал. — Но я не могу взять ее вот так.

— Да будет тебе! — Роберт уселся рядом с ним. — Изабель решила, что король выдаст ее за какое-нибудь ничтожество вроде Хьюма или де Роша. Разве можно ее винить за несогласие?

— Она не хочет выходить за меня.

— Изабель передумает, когда поймет, как сильно тебя любит.

— Она уже говорила, что любит меня, — сказал Стивен, не поднимая головы. — Но это мне ничем не поможет.


Изабель не могла вздохнуть. Руки де Роша сжимают ей горло, душат со страшной силой, он опрокидывает ее на кровать…

— Ты! Ты! — хрипел он, выпучив глаза.

Паника охватывает ее — и дает силы сделать то, что она должна сделать. Одним взмахом руки она перерезает ему горло обоюдоострым кинжалом.

На несколько долгих, страшных секунд де Рош застывает над ней. Кровь из перерезанного горла хлещет фонтаном, она заливает лицо Изабель, стекает ручейками по шее, пропитывает рубашку… И тут де Рош вдруг падает прямо на нее и придавливает к постели мертвым грузом. Какой же он тяжелый! Изабель конвульсивно хватает воздух ртом, пытается столкнуть его, но…

Изабель с бешено колотящимся сердцем села на постели.

Сон. На этот раз — просто сон.

Она осторожно коснулась пальцами груди. Слава Богу, рубашка сухая! Она посмотрела вниз и выдохнула с облегчением, увидев чистую белую ткань.

Де Рош и Лефевр мертвы. Она в безопасности.

Кто-то поскребся в дверь. Изабель невольно схватилась за горло.

— Леди Хьюм? — позвал чей-то бодрый голос. — Вы проснулись?

Изабель отдернула полог — в комнату вошла полноватая пожилая женщина с подносом.

— Сегодня вам лучше? — спросила служанка через плечо, ставя поднос на столик у двери.

— О да, спасибо, — ответила Изабель. — Я долго спала?

— Всю ночь и весь день, миледи, — со смехом ответила служанка. Она подошла к кровати и нахмурила брови: — Ай-ай-ай, какие ужасные синяки!

Изабель отняла руку от горла.

— Бедненькая уставшая овечка! Ох, и задали же вы мне хлопот, заснув прямо в ванне!

— О, вы вычищали кровь у меня из-под ногтей, — вспомнила Изабель.

Она готова была расцеловать ее от благодарности. Два дня, каждый раз, когда Изабель смотрела на свои руки, державшие поводья, она видела кровь де Роша, забившуюся в трещинки кожи и под ногти. В темноте, без мыла, в холодной воде она так и не сумела отмыть ее.

Ну как могли Стивен и король заговорить с ней о новой свадьбе, когда кровь де Роша все еще была у нее на сапогах, на штанах, на руках и в волосах?

— Я бы дала вам поспать подольше, но ваш брат пришел проводить вас к королю, — сообщила служанка.

— К королю? — Изабель казалось, что они только что расстались.

Она закрыла глаза. Будь проклят этот старый дурак Хьюм! Если бы он не поверил лжи Бартоломью Грэма, ничего этого не случилось бы. Она бы никогда не встретилась с де Рошем, ей не понадобилось бы никого убивать, и у нее на горле не было бы синяков. Она бы мирно жила-поживала в Нортумберленде и занималась хозяйством.

А какая судьба ожидает ее теперь? Брачный союз не сделал де Роша лояльнее, но это не остановило короля, и он решил попробовать еще раз. Кого же из французских дворян король Генрих желает привязать к себе на этот раз?

Или это будет Стивен? Неужели ему удалось убедить короля? Если так, то что ей делать?

Она согласится. Разумеется, согласится.

И сколько пройдет времени, прежде чем он разобьет ей сердце? Пара недель? Полгода? Год? Все равно с ним она будет несчастнее, чем с любым другим мужчиной. Правда, если Господь смилостивится и подарит ей детей, она найдет в них утешение…

Спустя час она вошла в зал Казначейства. Сердце ее упало: Стивена там не было.

Она стояла перед королем и снова ожидала решения своей судьбы. Джеффри и Роберт стояли по обе стороны от нее.

Где же Стивен? Если он хочет просить ее руки, он должен быть здесь. Может, он уже поговорил с королем и все решено?

— Надеюсь, вы уже оправились и готовы обсудить свое будущее, — сказал король вполне миролюбиво.

Изабель вспыхнула, вспомнив, как кинулась ему в ноги и закатила истерику. Она даже посмела заявить, что король в долгу перед ней — и как он должен этот долг оплатить. Не будь она измождена до предела, она бы никогда такого не сделала.

— Завтра на рассвете я покидаю Кан и хочу до отъезда уладить это дело, — сказал король и развернул свиток, который держал в руках.

Она обернулась посмотреть, не пришел ли Стивен.

— Я получил письмо от своего дяди, епископа Бофора, — провозгласил король.

Епископ Бофор! Разве недостаточно страданий он ей причинил?

— Он говорил с вашим отцом насчет приданого. Зачем? Что они планируют на этот раз? Сколько раз еще ей придется мучиться из-за выбора, который делают мужчины, имеющие над ней власть? Она до смерти устала от того, что все норовят решить за нее.

— Епископу удалось убедить вашего отца увеличить приданое. Теперь это кругленькая сумма.

Изабель представила, как епископ «убеждал» ее отца-упрямца. Не будь она в таком напряжении, наверное, рассмеялась бы.

— Ваше величество, позвольте мне сказать! — подал голос Джеффри.

Король кивнул.

— Наш отец даст за Изабель еще больше приданого, когда узнает, что я вступаю в цистерцианский орден.

Изабель попыталась улыбнуться. Да, монастырь — необычный выбор для единственного сына в семье, но она все равно за него радовалась. Он шел своим путем.

— Я восхищаюсь самоотверженностью цистерцианцев, их приверженностью к молитвам, бедности и тяжкому труду, — сказал король. — Ваш отец будет вами гордиться.

Ха! Даже здесь будет слышно, как в Нортумберленде разорется их отец, услышав эту новость.

— Жаль, что приданое теперь не пригодится, — покачал головой король. — Я освобождаю вас от обещания выйти замуж по моему выбору.

— Ваше величество? — Изабель не была уверена, что расслышала его правильно.

— Но если вы не выйдете замуж, то вам нужен свой доход, — продолжил король. — Так что я жалую вам еще и земли Хьюма.

Она моргнула:

— Но они теперь в собственности у Бартоломью Грэма!

— Его уличили в том, что он путался с шотландскими повстанцами, — ответил король. — Так что епископ конфисковал его земли в пользу Короны.

Изабель ушам своим не верила. Это что, правда?

— Я, однако, собирался пожаловать эти владения вашему будущему мужу в качестве свадебного подарка, — нахмурился король.

У Изабель кружилась голова. Наконец-то земли Хьюма достались ей! Она недаром ждала столько лет. Больше никогда ей не придется терпеть страшное унижение, когда тебя продают, как скот, за землю или политические выгоды. Она не будет зависеть ни от кого из мужчин, займется хозяйством…

И вдруг Изабель осознала, какая пустая и одинокая жизнь ждет ее впереди. Неужели об этом она молилась с тринадцати лет?

— Это, конечно же, самые лучшие новости, — сказал Джеффри, выводя ее из зала.

— О да, лучше не придумаешь, — пробормотала она. Она не помнила даже, поблагодарила ли короля, сделала ли подобающий реверанс перед уходом…

— Что-то ты бледна, — заметил Роберт, который шел с другой стороны. — Ты хорошо себя чувствуешь?

Она взглянула на него:

— Как ты думаешь, близнецы поедут со мной в Англию?

Роберт скривился и покачал головой:

— Им лучше будет остаться здесь. Рано или поздно какой-нибудь родственник хватится их и объявится. А до тех пор я за ними пригляжу.

Изабель не сознавала, что они вышли из замка, пока они не оказались перед дверью в дом Фицалана.

— Я бы хотела побыть одна, — призналась Изабель.

— Но Фицаланы ждут новостей, — возразил Роберт.

— Они были так добры, — добавил Джеффри. — Ты могла бы хоть немного посидеть с ними.

Изабель кивнула, понимая, что ее брат прав.

— Вас ожидают, — сообщил слуга, открывший дверь. — Семейство в гостиной.

— Спасибо, дорогу мы найдем сами, — ответил Роберт.

— Король отпустил меня проводить тебя в Нортумберленд, — сообщил Джеффри, когда они поднимались по лестнице. — Скоро придется тебе прощаться с Фицаланами.

У Изабель защипало в глазах. Она очень привязалась к ним, особенно к Джейми.

— У вас гости! — громко объявил Роберт, когда они поднялись на верхнюю лестничную площадку, и пропустил Изабель вперед.

Она застыла на пороге гостиной. Прислонясь к противоположной стене и небрежно скрестив руки на груди, стоял Стивен Карлтон. Высокий, стройный, совершенный. Когда он повернулся и глаза их встретились, у Изабель захватило дух.

От грустной, нежной улыбки, которой он одарил ее, когда подошел поздороваться, Изабель растаяла. Он коснулся губами тыльной стороны ее руки, и Изабель зажмурилась: такая сильная волна эмоций нахлынула на нее.

— Надо дать Роберту и Джеффри войти, — тихо проговорил он.

На негнущихся ногах она отошла. Он держал ее под руку, и тепло его ладони так успокаивало, что ей отчаянно захотелось прижаться к нему и склонить голову на плечо.

Она молчала. Роберт и Джеффри рассказали всем, как ей повезло. Новости эти никого не удивили.

— Значит, вы будете богатой землевладелицей, — с наигранной бодростью подытожил Фицалан. Поздравляя ее на словах, он бросил на Изабель взгляд, полный сочувствия.

— Вы скоро возвращаетесь в Англию? — спросила леди Кэтрин. В отличие от мужа она держалась холодно, и в глазах ее пылал гнев.

— Да, скоро, — ответил за нее Джеффри.

— Мы тоже возвращаемся домой, — сказал Фицалан. — Может быть, поедем до Лондона вместе?

— Я тоже уезжаю, — проговорил Стивен за ее спиной. Тоска, сдавившая Изабель сердце, немного ослабила хватку. Ей не придется прощаться со Стивеном до самого Лондона — а это по меньшей мере еще неделя.

— Ты едешь в Англию? — небрежно осведомился Роберт, как будто речь шла о чем-то незначительном. — В Нортумберленд? Заявить права на земли Карлтонов?

Нортумберленд! Ого, да это же еще две-три недели вместе. А если Стивен останется в Нортумберленде, то они будут изредка видеться на дворянских собраниях.

— Я остаюсь с королем и буду сражаться, — ответил Стивен. — Я принимаю командование над людьми Уильяма.

У Изабель внутри все перевернулось.

— Я должен попрощаться с вами, — сказал Стивен. — Мы выступаем на рассвете.

Выступаем? На рассвете? Изабель зашаталась. Стивен отошел, и она ощутила холод в том месте, где только что лежала его ладонь.

Стивен и Фицалан похлопали друг друга по спине.

— Я знаю, ты присмотришь за Джейми, — сказал Фицалан и заключил Стивена в пылкие крепкие объятия.

Джейми тоже уезжает? Неужели даже не удастся с ним проститься?

Леди Кэтрин бросилась в объятия Стивена, не сдерживая слез:

— Обещай, что вернешься! Обещай мне!

— Передавай привет детям, — напутствовал ее Стивен и поцеловал в щеку.

Попрощавшись с Джеффри и Робертом, Стивен вернулся к Изабель. С нежностью глядя на нее, он взял ее за руки:

— Изабель, я от всей души желаю тебе счастья.

— Ты получил приказ, как и хотел, — сказала Изабель. Голос подвел ее.

— Я уже говорил тебе, чего хочу на самом деле. — Он выдавил из себя улыбку, но она шла не от сердца.

Он в последний раз пожал ей руки и ушел.


Изабель швырнула в стену кувшин. Он отскочил, а не разбился вдребезги и лишил ее всякого удовлетворения.

Почему теперь, получив все, чего хотела, она так несчастлива?!

Она бродила по маленькой спаленке из угла в угол, пока не заболели ноги. В конце концов, она забралась в постель и легла. Тяжёлый балдахин напоминал гробницу. Слезы разочарования катились по лицу, и от этого зудела голова.

Если бы не Стивен, она была бы довольна. Нет, не так: она была бы вне себя от радости! А он отнял у нее это.

Что он имел в виду, когда сказал, что хочет ее, а потом ушел? Изабель заколотила кулаками по кровати, а потом разревелась в голос, и рыдала до тех пор, пока не запершило в горле и не начала раскалываться голова.

Дверь открыли без стука. В следующий момент кто-то рывком отдернул полог. В глаза Изабель ударил свет.

— Ну разве можно быть такой дурочкой?!

Леди Кэтрин. Неужели эта женщина не может просто оставить ее наедине с ее горем? Изабель рукой прикрыла глаза.

Леди Кэтрин присела на кровать.

— Пожалуйста, уходите! — простонала Изабель.

— Я могла бы, если бы ты была единственной, кто страдает, — резко ответила леди Кэтрин. — Ты что, не понимаешь, что делаешь со Стивеном? Я боюсь, что он не переживет и первого боя.

Изабель села:

— Но он очень искусный воин.

Как это ни глупо, но Изабель всегда была так уверена в Стивене, что до сих пор не думала даже, что его могут убить.

— Опасно отправлять на войну мужчину, которому не важно, погибнет он или останется жив, — ответила леди Кэтрин.

Изабель показалось, что чей-то ледяной кулак сжимает ей сердце.

— Вы же на самом деле не думаете, что он…

— Думаю, — отрезала Кэтрин.

— Тогда ему нельзя ехать! — Изабель принялась выпутываться из-под простыней.

Она попыталась протиснуться мимо Кэтрин, но та схватила ее за руку и удержала.

— Стивен не возьмет тебя в жены, если ты хочешь всего-навсего спасти его. Он говорил, что уже пытался заставить тебя выйти замуж, и больше такого не сделает.

— Тогда вы должны знать, что он хотел жениться на мне только потому, что я могла забеременеть от него.

Кэтрин испустила длинный вздох:

— Разумеется, Стивен поступил бы по чести. Но неужели ты такая идиотка, что не видишь, как он любит тебя?

Изабель отчаянно замотала головой, хотя теперь она уже верила в его любовь.

— Стивен такой хороший человек, добрый и заботливый. — Голос Кэтрин смягчился. — Ты не можешь просить у Бога лучшего отца для своих детей. Редкий мужчина так хорошо ладит с малышами.

У Изабель заныло сердце: она знала, что Кэтрин говорит правду.

— Я же вижу, что ты его тоже любишь, — сказала Кэтрин.

— Конечно же, люблю! Если бы не любила, то не терзалась бы так. — Изабель пристально взглянула на Кэтрин, страстно желая, чтобы она поняла. — Я пообещала себе, что не позволю никому из мужчин обрести над собой такую власть, чтобы он мог причинить мне такую же боль, как отец.

— Уже поздно. — Кэтрин откинула волосы с лица Изабель. — Ну же, расскажи мне, чего ты так боишься.

— Что он покинет меня, когда я буду больше всего в нем нуждаться, — выпалила Изабель. Она прерывисто вздохнула и добавила: — Что бросит меня, как мои отец и мать.

— Вижу, придется тебе рассказать, хотя Стивен и взял с меня честное слово, что я этого не сделаю. — Кэтрин покачала головой.

Изабель подалась вперед:

— Рассказать что?

— Тебе известно, что Стивен шпионил для короля?

Стивен? Шпионил для короля?

— Король хотел в благодарность за службу пожаловать ему земли Хьюма.

Какая же она все-таки наивная! Замок Хьюм стоит на границе, естественно, королю хотелось, чтобы там правил сильный мужчина-воин.

— Когда мы открыли ему, что Стивен жаждет на тебе жениться, он решил и тебя привлечь к этому делу. Так сказать, присовокупить к подарку.

— Король выбрал мне в мужья Стивена?

Кэтрин кивнула:

— Но Стивен попросил короля освободить тебя отданного слова и отдать земли Хьюма тебе.

— Но почему? Почему он так поступил? Он же говорил, что хочет жениться на мне!

— Потому что еще больше он хочет, чтобы ты была счастлива. — Кэтрин сжала руки Изабель. — Стивен хочет, чтобы ты вышла за него по доброй воле или не вышла совсем.

Ради нее Стивен пожертвовал и выгодой, и своим счастьем.

У него сердце Галахада, сильное и честное. Он постоянно доказывал это. Он предан семье, проявил такую доброту к близнецам-сиротам, рисковал жизнью ради тех, кого любил… включая ее.

Для него честь всегда будет важнее положения и власти. Он умеет быть верным.

Он не предаст ее и не бросит.

— А рассвет скоро? — Изабель соскочила с кровати и нетерпеливо одернула платье. Слава Богу, она не раздевалась сегодня!

— Я ждала, сколько могла, — сказала Кэтрин, помогая Изабель надеть туфли. — Но до рассвета еще около часа. Роберт ждет внизу. Он проводит тебя в замок.

— Роберт ждет? — изумилась Изабель.

— Роберт всегда в тебя верил, — ответила Кэтрин. — Дай другую ногу.

Сбегая вниз по лестнице, Изабель крикнула через плечо:

— Да восславят вас ангелы, леди Кэтрин!

Роберт сжал ее в объятиях:

— Я знал, что в конце концов ты выберешь счастье, но зачем было столько тянуть?

Оседланные кони ждали у дверей. Роберт подсадил Изабель в седло, и они помчались по пустым улицам. Стража пропустила их в ворота замка.

У лестницы Старого дворца Изабель спешилась.

— Стивен у себя! — Роберт держал ее за руку, пока они бежали по коридорам.

У дверей спальни Стивена они резко остановились.

— Скажи Стивену, чтобы за солдат не беспокоился. Уильям отдает распоряжения, чтобы передать командование кому-то другому.

Изабель так спешила сюда, а теперь в ступоре застыла у запертой двери. Что сказать Стивену? Захочет ли он иметь с ней дело после всего, через что она заставила его пройти? Сумеет ли простить?

— Не заставляй беднягу ждать еще дольше! — Роберт раскрыл дверь и втолкнул ее внутрь.

Дверь захлопнулась за ней с громким стуком.

Стивен сидел за небольшим столом у окна-бойницы. Судя по одежде, он сегодня не ложился. На столе оплывала одна-единственная свеча.

Изабель вдруг с сожалением осознала, что это не просто свеча — по ней Стивен явно отсчитывал часы до отъезда — часы, когда она еще могла к нему прийти. Остался совсем маленький огарок.

Стивен встал и облокотился на спинку кресла, словно искал опоры. Он не сводил с Изабель глаз, но и ближе не подходил. На лице его залегли морщины напряжения и усталости.

— Зачем ты пришла, Изабель?

Подумать только, она ведь могла больше никогда в жизни не услышать этот голос, такой родной и любимый! Рыдания сдавили ей горло, когда она попыталась заговорить. Стивен ждал ответа.

Она проглотила ком в горле и сказала:

— Я очень давно тебя люблю, но я боялась поверить, что ты любишь меня. Меня терзал страх, что ты предашь и бросишь меня.

— Никогда я такого не сделаю, — ответил Стивен. Ответить ответил, но не приблизился к ней ни на шаг.

— Теперь я это понимаю.

— Изабель, скажи, зачем ты пришла сюда?

Она сделала шажок вперед:

— Я пришла потому, что выбрала тебя, Стивен Карлтон, себе в мужья. — Она сделала еще шаг. — Выбрала, потому что ты вернул в мою жизнь любовь и радость, и я не хочу снова это потерять. — Голос ее становился сильнее с каждым шагом. — Я хочу каждую ночь засыпать рядом с тобой и, просыпаясь утром, видеть твое лицо. Я хочу познакомиться с твоей матерью.

В уголках его глаз залегли добрые морщинки.

— Я хочу встретиться с племянниками и племянницами, о которых ты говоришь с такой любовью. Я хочу поехать с тобой обратно в Нортумберленд. Хочу, чтобы там росли наши дети.

Она сделала последний шаг и остановилась прямо перед ним.

— Я не хочу больше терять времени, не хочу больше ни дня провести вдали от тебя.

— Я очень люблю маму, но будет лучше; если мы сначала обвенчаемся, а потом вы познакомитесь, — сказан Стивен. Лицо его освещала столь любимая ею улыбка. — Не могу я рисковать: вдруг она тебя отпугнет?

В следующее мгновение Изабель была уже в его объятиях.

— Я так старался сохранить надежду, — проговорил он ей в волосы, крепко прижимая к себе. — Но иногда это бывало очень трудно.

Он оторвал ее от пола и быстро-быстро закружил.

— Каждый день своей жизни я буду благодарить Бога за то, что ты выбрала меня, — проговорил он, с любовью глядя ей в глаза.

А потом поцеловал — тепло и нежно, и Изабель показалось, что мир вокруг нее закружился. Она прижалась к нему, радуясь возможности снова ощущать его близость, его крепкие руки…

Она отстранилась и принялась теребить ворот его туники.

— Знаешь, если честно, я не понимаю, к чему дожидаться церемонии, тем более что мы уже… — Она умолкла, зная, что он совершенно ясно понял, что она предлагает.

— Нет уж, с тобой я не стану рисковать, — рассмеялся Стивен. — Завтра при свидетелях мы дадим друг другу брачные обеты, однако… сначала хочу услышать твою клятву. Прямо сейчас. Прежде, чем мы займемся чем-нибудь еще…

За последние несколько лет Стивену довелось поприсутствовать на бессчетном множестве помолвок, но он всегда относился к ним без внимания. И все же он был твердо убежден: чтобы помолвка состоялась и вступила в силу, нужно дать самое главное обещание.

— Леди Изабель Хыом, я клянусь тебе в верности и беру тебя в жены.

Изабель изогнула бровь — ей понравилась прямота и простота его заявления.

— Сэр Стивен Карлтон, — сказала она, в свою очередь, — клянусь тебе в верности и беру тебя в мужья.

— Ну все, теперь ты моя! — С огромным удовлетворением он притянул ее к себе.

Его захлестывала любовь к ней. Он улыбнулся, подумав о маленьких упрямых девочках с тугими темными локонами и серьезными зелеными глазами. И — не приведи, Господи! — с деревянными мечами в маленьких пухлых ручонках. Таким девочкам понадобятся братья, которые сумеют защитить их и вытащить из неприятностей.

Изабель поджала губы и постучала пальцем по щеке:

— Разве мы не должны сделать кое-что еще, чтобы обет вступил в силу? Что-то, что сделает его… нерушимым.

Нерушимым.

— Кажется, — голос Стивена сделался хриплым, когда он наклонился, чтобы поцеловать ее, — нерушимым обет верности делает интимная близость…

Они долго и с нежностью целовались. Потом Изабель словно открылась ему навстречу и прижалась к нему всем телом, и Стивен почувствовал, что желание превратилось в острую, пульсирующую потребность. Он поднял ее на руки, чтобы отнести на кровать.

— Пойдем, жена, надо исполнить супружеский долг…

Стивен улыбнулся: он так долго ждал возможности это сказать.

Через несколько часов он проснулся, до краев наполненный блаженством. Теперь никто и ничто не отнимет у него Изабель. Она рядом — и он готов занять свое место в этом мире. Он вступит во владение своей землей, будет служить королю, станет надежным мужем и отцом.

Какая славная и счастливая жизнь лежит перед ним…


Глава 35 | Рыцарь наслаждения | Эпилог