home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Стивен шел по дорожке вдоль стены замка в резиденцию сэра Джона Попема и потихоньку проклинал его про себя. Над землей в этот час еще висел туман, и двор замка выглядел весьма загадочным. Может, Попем назначает встречи все раньше и раньше с каждым днем, только чтобы досадить ему?

Он попробовал направить мысль на заботы дня насущного, но мысль упорно возвращалась к более интересному предмету — к леди Изабель Хьюм. Чем больше он смотрел на нее, тем больше она его интриговала. А виделись они часто — Стивен прилагал к этому немало усилий.

Она не флиртовала с мужчинами. Странно, тем более для такой красивой женщины.

Она улыбалась, но улыбка, как правило, не касалась ее глаз. Он еще ни разу не слышал ее смеха. Все его попытки заигрывать с ней или рассмешить ни к чему не приводили. Он часто воображал себе, как звучит ее смех — звонко ли, переливается ли, как птичья трель?

О да, она его заинтриговала. И привлекала неимоверно. И дело было не только в ее красоте — он хотел узнать ее. Ее — и ее тайны.

Любопытство всегда было его слабостью.

Необычный звук прервал его размышления. Необычный хотя бы потому, что раздавался в одной из кладовых, пристроенных к стене. Стивен подошел к небольшой деревянной двери и приложил к ней ухо.

Фьють! Фьють! Фьють!

Да, он не ошибся. Стивен выхватил меч из ножен и приоткрыл дверь, чтобы взглянуть, что происходит.

— Леди Хьюм!

Каково же было его удивление, когда он обнаружил ее с мечом в руке — она атаковала мешок с зерном!

— Бедолага безоружен. — Он кивнул на мешок. Из нескольких надрезов на грязный пол высыпалось зерно.

— Закройте дверь! Нельзя, чтобы меня здесь видели, — прошептала она.

Какое же прекрасное зрелище она собой представляла — щеки пылают, прядки темных волос липнут к лицу и шее. «Господи, дай мне сил!»

Стивен шагнул внутрь и решительно закрыл за собой дверь.

— Я имела в виду, что вы закроете дверь, а сами останетесь снаружи. — Она сделала шаг назад, но рука ее по-прежнему крепко сжимала меч.

Правильно делала, между прочим.

Блестящие темные волосы, заплетенные в свободную косу, лежали на плече — она оказалась еще красивее, чем он себе представлял — а это он представлял себе часами. Ни один мужчина не имел права видеть взрослую женщину с непокрытой головой — если только не был ее близким родственником или любовником. От интимности момента сердце его забилось как сумасшедшее.

О да, у леди есть все причины волноваться, оставшись наедине с мужчиной в этом укромном месте.

— Этот мешок не может быть вам достойным противником. — Стивен попытался разрядить атмосферу.

— Вы смеетесь надо мной.

В ее голосе звучала обида, но Стивен заметил, что плечи ее расслабились, и очень этому порадовался.

— Мне кажется, я как соперник подхожу вам больше, однако должен вас предупредить, — он сделал паузу и бросил значительный взгляд на мешок зерна, — я не намерен стоять на месте, пока вы будете атаковать.

Она неожиданно улыбнулась, и у Стивена по всему телу разлилось тепло, как от солнечных лучей.

— А мне интересно, — она направила на него меч, — будете ли вы визжать, как свинья, когда я проткну вас насквозь?

Он расхохотался:

— Стыдно сказать, но я впервые поднимаю меч против женщины, так что, пожалуйста, будьте милосердны.

Он едва успел встать в стойку, как она уже ринулась в атаку.

— А у вас талант, — признал Стивен после нескольких выпадов и отраженных ударов. — Все, что вам нужно, — это больше тренироваться.

— Ну а вы, сэр, просто великолепны, — проговорила она задыхаясь. — Я не видела фехтовальщика лучше вас.

Стивен раздулся от гордости, как двенадцатилетний мальчишка.

— А я-то думала, вы упражняетесь только в возлияниях.

Ого!

— Значит, вы за мной наблюдали? Что ж, я польщен.

Яркий румянец у нее на щеках порадовал его неимоверно. Стивен отразил удар, направленный прямо в сердце.

Он играл с ней, как играл с юными сквайрами, — достаточно жестко, чтобы раззадорить, но не настолько, чтобы испугать. Когда Изабель свободной рукой подхватила юбку, чтобы не путалась в ногах, он сбился с шага и едва не выронил меч.

Она нахмурилась и отступила на шаг.

— Показать лодыжки — очень умный ход. Никогда прежде с таким не сталкивался.

— Я не собиралась пользоваться ничем, кроме своего умения. — Ее тон был таким же напряженным, как и ее спина. — Я не настолько бесчестна, чтобы прибегать к грязным уловкам.

«Бог ты мой!»

— Если ваш противник сильнее и опытнее вас, — сказал он ровным тоном, — нужно использовать все преимущества, какие у вас есть.

Вытянув в сторону руку с мечом, он другой сделал ей знак подойти.

Стивен спрятал улыбку, когда она направила меч на него и шагнула вперед.

— Так что, если противник открылся, надо немедленно это использовать, — продолжил он. — Никогда не упускайте своего шанса, как сейчас. Не сомневайтесь: второго шанса может уже не быть.

— Значит, вам, сэр, не важно как — лишь бы только победить? — едко поинтересовалась она.

Стивен вздохнул про себя. Ну нельзя же быть такой наивной!

— Изабель, играйте по тем правилам, по каким вам хочется, но если бы вас сегодня нашел не такой честный человек, как я, вы бы пожалели, что не умеете драться без правил.

Она прищурилась, однако ничего не сказала.

— Конечно, вам лучше всего вообще не ходить одной. Вы, кажется, забываете, как опасна эта страна.

— Вы не в том положении, чтобы читать мне нотации. Но кто-то должен это сделать.

— Итак, хотите и дальше играть с мечом? — Стивен намеренно поддразнил ее. — Или предпочитаете научиться защищаться от людей, способных причинить вам вред?

Зеленые глаза полыхнули огнем. Она подняла меч:

— Научите меня.

О, с какой радостью он будет ее учить! Господи, как же она хороша сейчас!

— Вам нужно носить с собой кинжал, — Сказал он, отбивая ее атаку.

— Зачем это? Думаете, вам удастся выбить меч из моей руки?

— Я мог бы это сделать. — Он бросил взгляд на полупустой мешок на полу за ее спиной. — Но мне не придется — вы сами бросите его.

Она лучше дерется, когда злится, — хорошее качество для воина.

Но он дрался еще лучше — намного, намного лучше. Он заставил ее отступить, потом еще и еще. Еще один шаг — и ногой она зацепилась за тот самый мешок. Изабель вскинула руки, меч выскользнул и лязгнул о стену, пока она падала навзничь.

В следующее мгновение она уже полулежала на полу, опираясь на локти. Растрепавшиеся волосы разметались по плечам, грудь тяжело вздымалась. Она казалась ему богиней — бесстыдная Венера, раскинувшаяся на грязном полу у его ног.

Она запрокинула голову и рассмеялась, но не тихим переливчатым смехом — громким, глубоким, грудным. От этого радостного смеха сердце в его груди подпрыгнуло.

Чего бы он только не дал, лишь бы услышать этот чарующий звук еще раз!

— Боюсь, что на этот раз вы победили. — Ее глаза сверкали. Изабель протянула ему руку, чтобы он помог ей подняться.

Он взял ее — и опустился на колени рядом с Изабель.

— Нет, Изабель, — хрипло прошептал Стивен. — Это я сейчас в вашей власти.

Он не мог отвести взгляда от ее пухлых приоткрытых губ. Все мысли испарились, и он отдался на волю неумолимого притяжения, что существовало между ними. Когда их губы соприкоснулись, его словно ожгло огнем.

Он старался ухватиться за тонкую ниточку осторожности, что еще билась в его сознании, но она целовала его в ответ, искала языком его язык. В ушах у него зашумело — она обвила его шею руками и притянула к себе.

Он прикрыл рукой ее затылок, прежде чем тот коснулся грязного пола. Склонившись над ней, он полностью отдался поцелую. Стивен зарывался пальцами в ее волосы, осыпал поцелуями щеки и шею и снова возвращался к ее губам.

Ее сладость, ее запах заполнили все его чувства. Он забыл обо всем, кроме ее рта, лица, волос, кроме отчаянной потребности касаться ее.

Рука его скользнула к ее округлому бедру. Изабель застонала. Стивен понял, что ему просто необходимо ощутить ее. Кожей к коже.

Он медленно опустился, и мягкие полушария ее грудей прижались к его груди. Боже всемогущий! Что за звуки она издает! Он позволил себе опуститься еще ниже и зарычал, когда его напряженная плоть коснулась ее бедра.

Есть какая-то причина, почему ему нельзя сделать то, чего хочется больше всего на свете… Есть, но он ее забыл. И вспоминать совсем не хочет.

Стивен зарылся лицом в ее волосы, пахнувшие летним лугом и медом.

— Изабель, я так тебя хочу!

Дыхание со свистом срывалось с его губ, когда он накрыл ладонью ее грудь. Она великолепна! Ему сделалось так хорошо, что он на мгновение зажмурился — от наслаждения.

В следующий момент Стивен замер, ощутив на горле прикосновение холодной стали. Все причины, по которым он не мог кататься с ней по грязному полу, враз стали ясны.

— Вы правы, — сказала Изабель ему прямо в ухо, так что он чувствовал ее дыхание. — Носить кинжал очень мудро.

— Простите меня. — Он в последний раз вдохнул аромат ее кожи и заставил себя подняться.

Как только он помог ей встать, Изабель принялась яростно отряхивать платье. Она явно была смущена, но жалела ли она об этих поцелуях? Стивену хотелось, чтобы она заговорила.

— Изабель? — Он подошел и положил руку ей на плечо, но она даже не взглянула на него. — Не могу сказать, что жалею, что поцеловал вас. — Слово «поцеловал» едва ли охватывает все, что между ними произошло, однако Стивен подумал, что лучше остановиться на нем. — Но я прошу прощения, что расстроил вас.

— Здесь есть и моя вина, — сказала она, зардевшись и опустив очи долу, — хоть я и хотела бы сделать вид, что это не так.

Ого, честная женщина. Честная и справедливая.

— Вы знаете, скоро у меня помолвка.

— На какое-то время я совсем об этом забыл, — сказал он в тщетной надежде заставить ее улыбнуться.

— Я совершила огромную ошибку. — Она вздернула подбородок. — Больше такого не повторится.

— Если не повторится, то, прежде чем мы расстанемся, я хотел бы поцеловать вас еще раз.

Он думал, что после такой ошеломительной просьбы она рассмеется или прикрикнет на него. Она не сделала ни того ни другого. Стивен коснулся ее гладкой щеки и наклонился — их губы сомкнулись. На этот раз поцелуй будет нежным и целомудренным. Он больше не обидит ее.

Но когда она подалась ему навстречу, он снова потерял голову. Они опять целовались глубоко и пылко. В конце концов, они, задыхаясь, оторвались друг от друга.

— Мне нужно идти! — Она попятилась. Стивен поймал ее за руку.

— Между мужчинами и женщинами случаются подобные вещи, — сказал он, хотя с ним такого никогда прежде не происходило. — Изабель, прошу вас, вы не должны себя винить и переживать из-за этого.

Взгляд ее огромных глаз ясно сказал ему, что слова его ничуть ее не успокоили.

— О, вот это вам еще пригодится. — Он поднял с пола простой шаперон.

Она буквально вырвала его у него из рук, натянула на голову и принялась лихорадочно запихивать под головной убор волосы.

— Жаль скрывать такие прекрасные волосы. — Стивен не удержался — так хотелось касаться ее — и взялся заправлять выбившиеся из косы пряди под щаперон. Он позволил пальцам ласкать ее кожу и очень старался не вздыхать вслух.

— Если позволите, я выйду первым, чтобы убедиться, что поблизости никого нет. Ждите моего сигнала.

Он приоткрыл дверь. Изабель стояла очень близко к нему — он чувствовал спиной.

— Буду счастлив потренироваться с вами в любое время, — сказал он, оглядывая двор. — И в фехтовании, и в поцелуях.

Он развернулся и, глядя в распахнутые глаза Изабель, прижался к ее губам в быстром, жадном поцелуе.

Изабель смотрела, как он уходит, и украдкой трогала пальцами губы. Грудь ныла, и все тело до сих пор гулко вибрировало от пережитых ощущений.

Что на нее нашло? Реакция собственного тела на его прикосновения поразила ее. Здравый смысл, да и вообще все мысли покинули ее в тот момент, когда он коснулся губами ее губ.

Слава Создателю, потрясение от его руки на груди в конце концов привело ее в чувство. Нечего себя обманывать — она прекрасно знала, куда вел путь, на который они встали и мчались туда рука об руку.

Стивен махнул ей: «Выходи!» Как будто это была игра. Она выскользнула из кладовой, опустив голову, и пошла в противоположную сторону так быстро, как только могла.

Значит, вот каково это — иметь любовную связь. Шнырять по округе, лезть из кожи вон, лишь бы тебя не застали там, где тебя быть не должно, с тем, с кем тебе быть не следует. Она проглотила комок в горле. Стивен так умен: нашел ее головной убор, помог заправить волосы, посмотрел, не идет ли кто. Очень умен — и опытен.

Изабель прибавила шагу. Не большое утешение — знать, что ты всего лишь одна из множества женщин, не устоявших перед обаянием Стивена Карлтона. Еще меньшее — знать, что многие еще не устоят. Да что там — женщины не просто сдаются ему, они прыгают к нему в постель!

Изабель прижала руку к груди. По крайней мере, он прислушался, когда она велела ему остановиться. Ну да, как аргумент она использовала лезвие кинжала. Но ведь они оба знали, что ему не составило бы труда отнять его…

Другой человек, наверное, взял бы ее с осознанием своего полного права. Она так бесстыдно ответила на его поцелуй, притянула к себе! Боже, она ведь теперь падшая женщина! Даже когда он накрыл ее своим телом, она подалась ему навстречу, не в силах прижаться так сильно, как ей на самом деле хотелось бы.

Ее дыхание участилось: она вспомнила ощущение от его ласк.

Вне всяких сомнений, отдавшись Стивену Карлтону, она пережила бы совсем не те ощущения, что доставлял ей Хьюм, потея и рыча над ней. Уже по его поцелуям она поняла это. Господи, как же он целуется! Так легко представить…

— Изабель!

Она едва не подпрыгнула, услышав за спиной голос Карлтона.

— Что вы здесь делаете? — Боже правый, она ведь только что представила этого мужчину голым, и… Нет, нельзя об этом больше думать.

— Можете сбавить обороты. Никто не видел, как мы выходили из кладовой. Позвольте проводить вас обратно в центральную башню.

— Не нужно. Я сама найду дорогу. — Изабель огляделась и поняла, что приближается к воротам Сен-Пьер, главным воротам в город. — Спасибо, — напряженно поблагодарила она и повернулась.

— По правде говоря, вам небезопасно гулять без сопровождения. — Стивен не отставал от нее ни на шаг. — Обещайте, что больше так делать не будете.

Обещать? И у него еще хватает наглости требовать от нее каких-то обещаний? Она зашагала вперед, не сводя глаз с центральной башни.

Она знала, к какому сорту мужчин принадлежит Стивен Карлтон. Неужели он думает, что она не видит, как женщины льнут к нему? Она же не слепая. Даже когда он пьян настолько, что вряд ли способен отличить одну от другой, женщины смотрят на него как на дар, ниспосланный ангелами.

«Между мужчинами и женщинами подобные вещи случаются». Да лучше б он вообще ничего не говорил. Может, с сэром Стивеном Карлтоном они и случаются на каждом шагу, но с ней такого еще не бывало.

Боже милостивый, он, наверное, решил, что она одна из тех вдовушек, которые позволяют мужчине всякие вольности только потому, что он хорош собой. Она же никогда до такого не опустится. Никогда не станет женщиной, о которой можно забыть, как только оденешься и выйдешь из спальни.

Никогда. Никогда! Никогда!!!

Карлтон пытался завести с ней беседу, но она игнорировала его. Ей сейчас не до пустой болтовни.

Они проходили мимо Казначейства. Спасение — центральная башня — было уже в двух шагах.

— Доброе утро, Роберт! — воскликнул Стивен. Изабель повернулась и увидела Роберта — он быстро спускался по лестнице Казначейства. Вот проклятие! Брови Роберта едва заметно приподнялись: он перевел взгляд с нее на Стивена и обратно. Ей потребовалось огромное усилие воли, чтобы не проверить в очередной раз, нет ли на одежде соломинок и грязи.

— А я как раз шел за тобой, Изабель, — сказал Роберт. — Король желает тебя видеть.

Король? Да она каждый день видела короля Генриха в зале, но аудиенций он ей не давал.

— Когда мне явиться?

«Пожалуйста, ну пожалуйста, только не сегодня!»

— Он ожидает тебя прямо сейчас.

— Сейчас?!

На этот раз она не удержалась и оглядела себя. Плащ чистый, но одному Богу известно, как выглядит платье под плащом.

— Нет времени переодеваться. — Роберт прервал ее сбивчивые размышления. — Ты и так прекрасна.

Она залилась краской: Роберт почти наверняка догадался, почему она выглядит такой растрепанной. И все же глаза его не выражали ничего, кроме доброты и заботы, когда он уверенным движением потянул ее шаперон влево.

— А теперь ты просто совершенство.

Роберт, конечно же, не меньше Карлтона упражнялся, помогая дамам надевать головные уборы.

— Наша прогулка доставила мне огромное удовольствие. — Стивен повернулся так, чтобы Роберт не увидел, как он подмигнул Изабель. — С нетерпением буду ждать следующего раза.

Если бы не Роберт, она бы пнула его.

— Король желает поговорить с тобой наедине, — заметил Роберт.

— Наедине? Но я думала, ты…

— Поверь мне, это будет не труднее, чём встреча с епископом Бофором. — Роберт взял ее под руку и развернул к лестнице. — Ты ведь знаешь, что Бофор был его наставником?

«Тоже мне утешение!»

Изабель хотела воспротивиться, но вряд ли стоит рассказывать Роберту, что она еще не оправилась от утреннего приступа безумия.

— Не нужно заставлять короля ждать. — Роберт легонько подтолкнул ее в спину.

Стражник открыл ей дверь. Изабель глубоко вздохнула и поднялась по ступенькам с чувством, что направляется в клетку ко льву.

У дверей она оглянулась, и се взгляду открылась любопытная сцена. Карлтон развернулся, чтобы уйти, но Роберт схватил его за плечо и резко развернул к себе. От его обычного добродушия не осталось и следа. Роберт ткнул Карлтона пальцем в грудь:

— Леди Хьюм?

Она оторвалась от этой сцены и кивнула стражнику. Она так надеялась — прости, Господи! — что Карлтон хорошо умеет врать.

Времени размышлять об этом не было. Пройдя через вторую дверь, она оказалась в холле, где король Генрих принимал в Нормандии двор. У высокого окна, выходившего на Старый дворец, стоял человек в простом коричневом плаще. Монах?

Она ожидала увидеть толпу людей, короля на троне, в золотой с красным и синим тунике, расшитой львами и цветами. Она оглядела огромный зал, но здесь не было ни души, кроме нее и этого монаха.

У Изабель перехватило дыхание. Это не монах, это сам король!

Она присела в глубоком реверансе. Ее руки дрожали. Король, всего тридцати лет от роду, уже стал легендой. В тринадцать он вел людей в бой. В шестнадцать командовал армиями. Будучи коронованным в двадцать шесть, он объединил знать и положил конец многолетнему хаосу и смуте.

Он создал связующее звено между знатью и простым народом, сделав английский официальным языком своего двора. Впервые после Вильгельма Завоевателя королевские указы издавались на языке простых людей.

Вся Англия славила Генриха за умение править мудро и восхищалась его благочестием. Но любили его за его победы. Он был молодым королем-воином. С ним Англия была вновь сильна и готова противостоять врагу.

— Встаньте, — сказал король. Его бодрый тон обнадежил ее.

— Замок Кана был любимой резиденцией моего предшественника, Вильгельма Завоевателя, — проговорил он, разглядывая балки на потолке. — Он построил его более трех с половиной сотен лет назад, незадолго до того как пересек пролив и покорил Англию.

— Теперь я понимаю, почему именно его вы сделали своей резиденцией здесь, — ответила Изабель, набравшись смелости.

Он наградил ее улыбкой.

— Ричард Львиное Сердце встречался здесь со своими баронами перед Крестовым походом.

Изабель обвела взглядом огромный зал. Он представился ей полным рыцарей, готовых отправиться в Святую землю. Мужчины с суровыми лицами и алыми крестами натруди. Гул голосов, звон металла.

— Человека, которого я выбрал для вас, зовут Филипп де Рош.

Слова короля немедленно вернули ее к действительности. Ну разумеется, король вызвал ее не для того, чтобы обсуждать с ней историю. Как глупо было с ее стороны забыть об этом!

— Я вызвал де Роша из Руана. — Тон короля утратил благодушие.

Изабель справилась с порывом сбежать. Сколько времени у нее осталось? Ах, какая разница, его все равно слишком мало.

— Де Рош ответил, что прибудет, как только дороги станут безопасными для проезда. — Король словно выплевывал каждое слово. — А он сомневается, что это возможно ранее, чем через несколько недель.

Изабель не могла сказать, счел ли король слова де Роша неискренними или трусливыми. Лжец он или трус, а король на него очень зол. «Господи, спаси и сохрани!»

— И это я слышу от человека, который путешествует под охраной двадцати стражников! — Король сделал глубокий вдох и заговорил уже спокойнее: — Надеюсь, ожидание не слишком утомит вас?

— Ни в коей мере, сир.

«Господи, хоть бы он остался в Руане навсегда!»

— А что сэр Роберт говорил вам о де Роше?

— Только то, что он влиятельный человек в Руане. — Она очень надеялась, что король расскажет что-нибудь еще. Что-то, что успокоит ее.

— Скажите, леди Хьюм, вам известно, почему ваш отец стал предателем?

Слова короля прозвучали для нее как пощечина. Ладони мгновенно сделались влажными.

— Я в то время была совсем ребенком…

Но король, видимо, не намерен был ее щадить. Он подался вперед, ожидая ее ответа.

— Мне кажется, он принял сторону повстанцев потому… потому что… — Она облизнула пересохшие губы. Чего он ждет от нее? Что она станет оправдывать отца? Или винить его?

— Потому что? — подтолкнул ее король.

Что ему ответить? И есть ли правильный ответ? Сосредоточиться не получалось: в ушах шумело, король сверлил ее взглядом.

— Он поступил так потому, что считал, что повстанцы победят. — Изабель решилась сказать ему правду. — А не потому, что он думал, что так будет правильно.

Король энергично закивал. Слава Богу, она нашла-таки правильный ответ!

Изабель сглотнула и вытерла о плащ взмокшие ладони.

— Он принял весьма практичное решение, — сказала она и тут же торопливо добавила: — Хотя и ошибочное, разумеется.

— Тогда вы сможете понять Филиппа де Роша, потому что он точно такой же человек. — В голосе короля слышалось такое явное одобрение, что Изабель едва не зашаталась от облегчения. — У меня есть основания полагать, что его верность, как и верность вашего отца, основывается не на чести или долге, а на заботе о собственных интересах.

У Изабель голова шла кругом от внезапных поворотов мысли короля. Зачем он завел с ней разговор о мужской верности?

— Если жители Руана примут меня как своего сюзерена, я с радостью прижму их к груди. — Он сложил руки напротив сердца. — Но править Нормандией — мой долг. Если они не откроют мне ворота, я заставлю их сдаться силой.

Интересно, нашелся бы такой дурак, который видел огонь в глазах короля Генриха и осмелился бы утверждать, что он этого не сделает?

— Филипп де Рош спасет народ Руана от страшных бедствий, если сумеет убедить их сдаться без осады. Но чтобы это произошло, де Рош должен быть лоялен к нам.

Она согласилась на этот брак как на наименьшее из зол. И только теперь к ней пришло осознание всей ответственности, которая сопровождала этот выбор.

— Ваша задача — привязать его к нам, — сказал король, направив на нее указующий перст. — Не позволяйте де Рошу ошибиться с правильным выбором, который защитит его интересы.

— Я сделаю все, что в моих силах, сир, — ответила Изабель, хотя не представляла, как именно будет выполнять обещание.

— Он все же может действовать против нас. Если это станет вам известно, сообщите мне немедленно.

Чего же именно он хочет от нее? Изабель снова провела языком по пересохшим губам.

— Вы имеете в виду, сир, что я должна до свадьбы выяснить, на чьей он стороне?

— Если де Рош изменит Англии, вы пошлете мне весточку. — Король сверлил ее взглядом. — Не важно — до или после свадьбы.


Глава 5 | Рыцарь наслаждения | Глава 7