home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 25

Алекс забирал лошадей из конюшни за таверной, как вдруг услышал за спиной чьи-то быстрые шаги. Его рука потянулась к дротику, но оказалось, что это всего лишь дочка хозяина таверны, статная девушка лет семнадцати. Она так спешила, что запыхалась, и ей пришлось перевести дух.

— Тебе удалось купить чистое платье для девочки на ту монету, которую я тебе дал? — спросил Алекс.

К его облегчению, Глинис пожелала вымыть девочку, пока они были в таверне, он сам бы ни за что не решился это сделать. Но поскольку Сорча была очень грязной, он собирался искупать ее в первом озере, какое попадется на пути.

— Платье я нашла, но прибежала не поэтому, — сказала девушка, все еще запыхавшаяся. — Вас спрашивают королевские стражники. Я им сказала, что мы не видели вас со вчерашнего дня, но они не уходят. Они остались в таверне и следят за дверью.

«Проклятие, — подумал Алекс. — Они пришли раньше, чем надо. Видно, регенту не терпится снова запереть меня в клетку».

— Ты можешь вывести моих друзей через черный ход так, чтобы стражники их не увидели? — спросил он. Девушка серьезно кивнула. Он взял ее за плечи и поцеловал в щеку. — Спасибо тебе, ты мне очень помогла.

Девушка покраснела так, что стала почти пунцовой. Она поспешила обратно. Вскоре Алекс и три его подопечные выехали из таверны верхом, оставив стражников в дураках.

— Взгляни, как хорошо Сорча смотрится на лошади, — сказал Алекс Глинис. Дочь сидела перед ним на Розочке, и он держал ее. — Наверное, это у нее в крови, от меня унаследовала.

Глинис снисходительно улыбнулась. Она ехала на Ромашке и выглядела прекрасно. Горничная сидела за спиной Глинис, вцепившись в нее мертвой хваткой, и казалась негнущейся, как кочерга.

— Бесси, расслабьтесь, — посоветовал женщине Алекс.

— И вы называете это чудовище с дьявольскими глазами Ромашкой? Оно пыталось меня укусить!

— Ох, вы ее огорчили.

Он протянул руку и погладил Ромашку. Глинис прикрыла рот рукой, пряча улыбку. Алекс показал на группу всадников у ворот дворца:

— Это люди Д’Арси.

Он бы предпочел, чтобы они встретились где угодно, только не здесь, но он надеялся, что люди регента не посмеют арестовать его в присутствии Д’Арси. Заметив Алекса, Д’Арси поскакал к ним, его белый шарф развевался на ветру.

— А я уж боялся, что ты ко мне не присоединишься. — Д’Арси улыбнулся Глинис и девочке, сверкнув белыми зубами. — Эти милые дамы нас провожают?

— Нет, они поедут со мной, — сказал Алекс.

— Какой приятный сюрприз!

Д’Арси задержал взгляд на Глинис. Алекс повернулся к ней.

— Прошу прощения, что изъясняюсь по-французски, но я не знаю, говорит ли наш гость еще на каком-нибудь языке.

— На каком языке ты разговариваешь с этой прекрасной леди? — спросил Д’Арси. — На гэльском? Я его не знаю, но могу немного говорить по-шотландски.

— Она на нем не говорит, — соврал Алекс. — Жаль, но, боюсь, ты вообще не сможешь с ней разговаривать.

— С женщинами можно говорить одними только глазами, — сказал Д’Арси, не сводя взгляда с лица Глинис.

Ох уж эти французы!

— Что он говорит? — спросила Глинис.

— Он спрашивает, где туалет, — сказал Алекс. — Ему нужно помочиться, пока мы не двинулись в путь.

У Глинис брови поползли вверх, она покраснела.

— Как зовут эту леди? — спросил Д’Арси.

— Глинис Макнил.

Алексу не хотелось раскрывать французу ее имя, но раз уж они будут ехать вместе до самого замка Инверари, вряд ли он мог надеяться сохранить ее имя в тайне.

— Она твоя? — спросил Д’Арси.

— Нет, не моя. — Помолчав, Алекс на всякий случай добавил: — Не совсем.

Он сам не понимал, почему так себя ведет. Лучшего мужчины для Глинис, чем Д’Арси, и желать было невозможно. Лорд Антуан Д’Арси был настоящим рыцарем, имел важные титулы и владел землями во Франции, к тому же был тесно связан с нынешним регентом Шотландии. Вдобавок он обладал и личными добродетелями: был храбрым, честным и добросовестным. Именно за эти качества, а не за нелепый белый шарф он получил прозвище Белый Рыцарь. Если уж на то пошло, Д’Арси настолько добродетелен, что это даже немножко скучно. И он не горец, но не виноват в том, что не родился на Шотландском нагорье.

— Что он делал в Шотландии? — поинтересовалась Глинис.

Алекс перевел вопрос. Услышав ответ Д’Арси, он чуть не застонал: мало того что он богат и знатен, неужели обязательно быть еще и таким умным?

— Д’Арси конструировал блокгауз и бастионы замке Данбар, чтобы укрепить его и подготовить к возвращению Олбани. — Алекс помолчал, вспоминая и другие доблести своего друга. — Он также руководил строительством новой батареи в Эдинбургском замке.

— Вот это да, впечатляет! — изумилась Глинис, кивая Д’Арси.

Алекс нашел, что список достижений его друга довольно скучный. Он пробурчал:

— Подозреваю, что он еще может ходить по воде.

— Твоя нынешняя дама очень не похожа на тех, с которыми ты встречался во Франции, — заметил Д’Арси, снова привлекая внимание Алекса. — В ней есть неброская красота, и это намного более интригующе.

— Она не моя «нынешняя дама», — процедил Алекс сквозь зубы.

Он не хотел, чтобы Д’Арси считал Глинис женщиной такого сорта. Д’Арси отвел наконец взгляд от Глинис, посмотрел на Алекса и вскинул брови:

— Значит, она свободна?

— Не в том смысле, какой ты подразумеваешь, — буркнул Алекс. — Разве тебе не пора собирать своих людей? Время идет.

— У меня есть свободный мул, на нем может поехать горничная, — сказал Д’Арси. — Леди будет удобнее ехать одной.

Когда Д’Арси повернул коня, чтобы присоединиться к своим людям, Алекс посмотрел на Сорчу и обнаружил, что та прижалась к нему, спрятав лицо. Он мысленно выругал себя за то, что дал выход раздражению на Д’Арси. Этот ребенок так чувствителен к настроениям взрослых, что ему придется быть более осторожным.

— Малышка, тебе нечего бояться. — Он погладил девочку по голове. — Здесь тебя никто не обидит.

Они двинулись в путь.

— Как хорошо, что мы можем присоединиться к отряду лорда Д’Арси, — сказала Глинис.

Алекс только невнятно хмыкнул. Он бы предпочел путешествовать отдельно, но вместе с людьми Д’Арси было гораздо безопаснее. И с тремя женщинами на попечении у Алекса просто не оставалось выбора.

Пока они выезжали из города, Алекс пытался придумать, что он будет делать с дочерью, когда они доберутся до Ская. Он мог бы отдать ее на воспитание своей матери, но опасался, что из-за внучки его родители будут ссориться так же яростно, как когда-то из-за сына. На протяжении мили или двух он обдумывал вариант оставить Сорчу у Йена и его жены, как предлагала Сабина. Но их близнецы вырастут ужасными непоседами. Алекс сам был таким и узнавал эти черты в племянниках. Так что этот вариант тоже не годился.

Он посмотрел на Сорчу и вздохнул. Девочка задремала, прислонившись к нему. Правда состояла в том, что он не хотел отказываться от своей дочери. Раньше ему и в голову не приходило, что он может испытывать такие чувства, но он их испытывал, и в этом не было сомнений. Но видит Бог, он не в состоянии растить ее один, девочке нужна мать.

Как ни пытался Алекс, но он не мог не прийти к неизбежному выводу: чтобы сохранить дочь при себе, ему придется надеть на себя оковы брака. В любом случае он глубоко заблуждался, думая, что сможет избегать женитьбы вечно. Пока он не сделает этот шаг, ни Коннор, ни родители не дадут ему покоя. Алекс не собирался заводить жену, но, хотел он или нет, внезапно у него появилась в ней нужда.

В памяти у него снова возник образ Глинис, стоящей перед поднимающимися на дыбы лошадьми с дротиком в одной руке и окровавленной палкой в другой. Из нее выйдет прекрасная мать, она будет яростно защищать своих детей. Именно такую мать заслуживает его дочь после равнодушной Сабины, именно такая мать ей нужна.

Не зря, видно, говорят: нужда — мать изобретения. Он может решить все свои проблемы одним махом, и их решение едет сейчас на лошади рядом с ним.

Глинис возглавляла составленный Коннором список перспективных невест, так что Алекс мог бы одновременно и выполнить свой долг перед кланом, и дать Сорче хорошую мать. И очень кстати, что у него есть теперь постоянная потребность уложить в постель именно ту женщину, которая подходит для достижения обеих этих целей. Глинис нужен муж, а ему нужна жена. Алекс был уверен, что сможет прийти с ней к разумному соглашению. Он повернулся к Глинис и широко улыбнулся. Как говорится, куй железо, пока горячо.


Что у Алекса на уме? Зачем он улыбается и подмигивает ей, когда все видят?

— Сегодня ночью я бы хотел украсть тебя и лечь с тобой под звездами на одном одеяле.

Глинис огляделась, покраснев до корней волос. К счастью, все всадники растянулись по тропе, и ни один не был достаточно близко, чтобы их слышать. Бесси болтала со слугой Д’Арси в хвосте их отряда и, кажется, была очень довольна.

— С тобой твоя дочь! — напомнила Глинис.

— Прошлой ночью мне очень не хватало тебя в моей постели, — сказал Алекс. — Я долго не мог заснуть.

— Алекс, тише! Я уверена, ты предлагаешь такое всем своим женщинам.

— Это явное преувеличение.

Глинис не знала, как относиться к таким речам. Сама того не желая, она была польщена тем, что Алекс все еще ее хочет. Но с другой стороны, у них впереди долгое путешествие, и рядом нет других женщин, если не считать Бесси, которая на добрых двадцать лет старше его.

— То, что между нами произошло, не должно было случиться, — сказала она, понизив голос. — И ты прекрасно знаешь, что это не может повториться.

— Почему?

«Он может с ума свести!»

— Я это сделала только потому, что об этом никто не мог узнать, — прошептала она. — И потому что думала, что никогда больше тебя не увижу.

— Но ведь ты этого хочешь. Признайся.

Алекс посмотрел на нее горящим взглядом, от которого у нее в груди все сжалось, да так, что стало трудно дышать. Его волосы ниспадали на плечи, и она вспомнила, как касалась их пальцами. И каково это было — чувствовать, как он движется в ней, снова и снова повторяя ее имя.

Да, она этого хочет.

— Не важно, хочу я или нет, — сказала Глинис. — Я не могу и не буду.


Глава 24 | Грешник | Глава 26