home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 28

Замок Инверари, Аргайлл


Глинис заставила себя отвести взгляд от мизинца молодой рыжеволосой женщины — на нем не хватало последней фаланги — и посмотреть на ее лицо. По тому, как леди Мюриель снизу вверх смотрела на мужа, было сразу ясно, что она его обожает. Но то, что суровое выражение лица Джона Кэмпбелла смягчалось, когда он смотрел на Мюриель, оказалось для Глинис приятным сюрпризом. Они оба излучали счастье. Глинис сглотнула ком в горле при виде этой пары. Когда-то давно она верила, что обретет такую же любовь, когда выйдет замуж. И она решила, что лучше вообще никогда больше не идти под венец, чем во второй раз становиться несчастной. Взгляд Глинис скользнул вдоль главного стола, мимо Мюриель и Джона и остановился на лице Арчибальда Кэмпбелла. Он стал графом и вождем клана после того, как его отца убили в битве при Флоддене. Вождь Кэмпбеллов был черноволосый, широкий в груди и обладал пронзительным ястребиным взглядом. Но внимание Глинис привлек не сам вождь, а его сестра.

Кэтрин Кэмпбелл сидела по другую сторону от вождя и часто поглядывала на Алекса. С ее роскошной фигурой, бархатистой кожей и блестящими темными глазами она относилась к породе женщин, которые вызывают желание у каждого мужчины. И всем было видно, что она положила глаз на Алекса. Кэтрин была не из тех, кто старается скрыть свои чувства.

Ее глубокий чувственный смех, казалось, плыл над шумом голосов и попадал прямо в уши Глинис. А та вонзила нож в кусок свинины и порезала его на мелкие кусочки для Сорчи. Свой же кусок мяса она жевала с такой решимостью, что у нее болели челюсти. Она так старалась не поднимать взгляд от еды, что не обратила внимания на внезапно повисшую в зале тишину, пока Сорча не ткнула ее локтем в бок. Глинис подняла голову и поняла, что в притихшем зале слышен только яростный шепот между вождем Кэмпбеллов, его братом и сестрой, сидящими по бокам от него. Место рядом с Кэтрин было пустым.

— Глинис!

Вздрогнув от неожиданности, она оглянулась и увидела Алекса. Он положил руку ей на плечо и сказал на ухо:

— Мы уходим.

— Почему? — спросила Глинис.

— В ворота только что въехал Косматый Маклейн, — объяснил Алекс. — Нам лучше не участвовать в этом спектакле.

Не дожидаясь согласия Глинис, он поднял Сорчу, потянул Глинис за руку, вынуждая встать со стула, и быстро вывел их из зала через боковую дверь возле торца главного стола. Дверь выходила в узкий проход между каменной стеной замка и декоративной деревянной обшивкой стены зала.

— Что Косматый здесь делает?

— Думаю, он пришел сообщить невероятно печальную новость о «случайной» гибели жены ее братьям.

— Не может быть! — воскликнула Глинис.

— Пойдем. — Алекс широко улыбнулся. — За главным столом есть отверстия в стене, через них мы сможем наблюдать за этой трагикомедией.

Смотровые отверстия в стенах замка обычно были известны только членам семьи. Либо Кэтрин Кэмпбелл отличалась возмутительной неосторожностью, либо она рассчитывала, что Алекс станет членом семьи.

— Кто сидел рядом с тобой? — поинтересовался Алекс. — Вы разговаривали, как друзья.

Глинис уже и забыла, что с кем-то разговаривала, она не сразу вспомнила его имя.

— Это Малькольм Кэмпбелл, — сказала она. — Он мне показался спокойным, уравновешенным мужчиной.

— Ты хочешь сказать, скучным и нудным, — уточнил Алекс.

— Я уверена, он хороший человек. Знаешь, как говорят, тихие воды глубоки.

— Скорее уж они стоячие. — Алекс повернулся к Сорче и приложил палец к губам. — Малышка, я тебе потом все объясню.

Алекс остановился и показал на два отверстия в стене, проделанных близко одно к другому. Когда они с Глинис прильнули к отверстиям, он обнял ее за плечи. На мгновение Глинис закрыла глаза, наслаждаясь его прикосновением, но потом спохватилась и вспомнила, что ей полагается сохранять невозмутимость.

— Я его вижу, — прошептала она.

Косматый шел по главному залу, повесив голову, с таким видом, будто скорбь давила на него невыносимой тяжестью. Пройдя полпути, он споткнулся и вдруг принялся скулить и плакать, Глинис еще не доводилось слышать столь жалобных звуков.

— Да, он играет свою роль изо всех сил, — сказал Алекс.

Леди Кэтрин за столом не было. Глинис помнила, как она сама боялась встретить бывшего мужа, и не могла упрекнуть Кэтрин за то, что та предпочла не видеть Косматого. Особенно после того, что он с ней сделал.

Плечи Косматого тряслись. Он остановился, вытер лицо большим носовым платком и двинулся таким же манером, воя и плача, дальше. В нескольких футах от высокого стола вождя клана он вдруг встал как вкопанный, вытаращил глаза и поднес руку к сердцу, у него отвисла челюсть. Глинис проследила направление его взгляда и увидела, что леди Кэтрин садится на свое место рядом с вождем клана. Алекс издал низкий смешок. Косматый оглянулся, вероятно, ожидая увидеть, что к нему приближаются стражники Кэмпбеллов.

— Они его убьют? — спросила Глинис.

— Кэмпбеллы последуют старинной традиции гостеприимства, — сказал Алекс, — и не тронут его, пока тот будет гостем в их доме.

Вождь Кэмпбеллов кивнул одному из слуг, и тот проводил Косматого на место за столом. Бедняга выглядел ошарашенным, меж тем братья Кэмпбеллы за главным столом ели и пили, как ни в чем не бывало. Глинис отметила их хладнокровие.

— Сорча устала, — сказал Алекс. — Сегодня больше ничего интересного не будет, можно наблюдать только, как Косматый обливается потом.

Он вывел Глинис из узкого коридора, и они поднялись по черной лестнице.

— Что Кэмпбеллы с ним сделают? — спросила Глинис.

— Они не будут спешить, поиграют с ним, как кошка с мышкой. Косматый не будет знать, когда и где его настигнет кара. Но однажды его найдут мертвым с кинжалом в брюхе, и все поймут, что этот кинжал вонзил в него Кэмпбелл.

Поднявшись по лестнице, Алекс открыл дверь, и Глинис оказалась перед спальней, в которой должны были разместиться она, Сорча и Бесси.

— Как вышло, что ты знаешь потайные ходы и слуховые отверстия в замке Кэмпбеллов? — спросила она.

— Люди любят раскрывать мне секреты.

Под людьми он наверняка имел в виду женщин, а в данном случае леди Кэтрин Кэмпбелл. Глинис помогла Сорче подготовиться ко сну. Потом Алекс сел на пол рядом с постелью девочки и стал рассказывать ей длинную сказку, легко переходя с французского языка на гэльский и обратно. Глинис знала эту сказку, но Алекс сумел рассказывать ее намного интереснее, чем ее отец. Наконец Сорча заснула.

— Она похожа на ангелочка, — улыбнулась Глинис.

В глазах Алекса появился нездоровый блеск, от которого Глинис занервничала. Она напомнила:

— Сюда скоро поднимется Бесси.

Алекс отрицательно покачал головой:

— Я думаю, твоя горничная нашла себе мужчину.

— Бесси? — изумилась Глинис. — Ты шутишь! Не может быть.

— Уж в этом можешь мне поверить. — Алекс шагнул к ней. — Теперь мы ее часа два не увидим.

Глинис попятилась и продолжала пятиться, пока ее пятки не уперлись в деревянную дверь.

— Но все равно, — сказал Алекс и запер дверь на засов за спиной Глинис, — надо позаботиться, чтобы нам не помешали.

— Но на полу спит твоя дочь!

— Для этого и существует полог на кровати. Пойдем, Глинис, позволь мне взять тебя за пологом, и ты увидишь, как сильно я по тебе скучал.

— Разве тебя не ждет Кэтрин?

— А, так ты все-таки ревнуешь! — Он тихо рассмеялся низким грудным смехом. — Я думаю, что Кэтрин и ее братья будут полночи следить за Косматым.

— Понятно. То есть у тебя появилось немного свободного времени?

Алекс возмутился:

— Глинис, я только что просил тебя стать моей женой.

Он наклонил голову и коснулся теплыми губами ее шеи. Глинис закрыла глаза.

— Я хочу тебя, Глинис Макнил, а не другую женщину, — прошептал он, касаясь губами ее кожи. — Не посылай меня искать другую жену.

— Это и не в моих силах. — Глинис попыталась его оттолкнуть. — Мы еще не поженились, а тебя уже ждет другая женщина.

— Но я ее не хочу, я хочу тебя!

Алекс казался таким искренним, было бы совсем не трудно ему поверить. И все же он не отрицал, что Кэтрин его ждет.

— И как долго ты будешь меня хотеть? — спросила Глинис. — Неделю? Месяц? Это меня не устраивает.

— А что, если я пообещаю тебе не изменять? — Глинис показалось, что в голосе Алекса слышится боль. — Тогда ты меня примешь? Ты нужна мне и Сорче.

— Как я могу тебе верить? — спросила Глинис. Но когда руки Алекса ласкали ее тело, у нее появилось огромное искушение поверить. — Ты сам мне говорил, что не знаешь, способен ли быть верным мужем.

На это Алекс заявил твердо:

— Если я дам тебе слово, я его сдержу.

Глинис хотела, чтобы он оставался ей верен, но не потому, что дал слово, а потому, что ему не нужна ни одна другая женщина. Но было глупо ожидать от Александра Макдоналда невозможного. Если бы он ее любил, она бы махнула на все рукой и рискнула, надеясь на лучшее, но Алекс хотел на ней жениться только ради дочери.

— Ну, пожалуйста, Глинис. — Голос Алекса, казалось, ласкал ее кожу. — Скажи, что выйдешь за меня, и пойдем в постель.


Глава 27 | Грешник | Глава 29