home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 34

Глинис чувствовала себя больной. У нее болел желудок, гудела голова, а на грудь словно навалилась тяжесть, так что было трудно дышать. И хотя Шилес и Илайса были сама доброта, от вида их счастливых лиц Глинис становилось только хуже. Каждый раз, когда кто-нибудь из них повторял, как они рады, что Алекс выбрал невесту, так не похожую на «его обычных женщин», Глинис спрашивала себя, много ли времени пройдет до тех пор, когда Алекс вернется к своему обычному образу жизни и «его обычным женщинам».

Бум! Бум! Бум!

Глинис узнала этот стук: отец!

— Это мой отец!

Она вскочила на ноги, чтобы подбежать к двери первой, и выскользнула из комнаты, чтобы поговорить с отцом наедине.

— Ну, девочка, ты меня заставила поволноваться! — Отец сгреб ее в медвежьи объятия и приподнял над полом. Это немного подняло Глинис настроение, но только до тех пор, пока он не поставил ее снова на ноги и не сказал: — Слава Богу, что он на тебе женится. А то я боялся, что мне придется его убить.

— Папа, все происходило не так, как ты думаешь. Алекс на самом деле меня не хочет.

— О, он тебя точно хочет! — возразил отец. — Еще с тех пор, когда он увидел тебя на берегу у нас на острове Барра.

Глинис вздохнула:

— Папа, я имела в виду, что он не хотел меня в качестве жены. Не по-настоящему.

Ее отец поднял подбородок.

— Я знаю, что совершил ошибку с Магнусом Кланраналдом. — Гиллеонан Макнил признал это впервые. — Но Алекс видит тебя такой, какая ты есть, и ему нравится то, что он видит. Этот мужчина тебя полюбит, хочет он того или нет.

Глинис сглотнула ком в горле. Даже если ее отец глубоко ошибался, сознание, что он желает ей этого, согревало ее сердце.

— Откуда ты знал, что я уехала с Алексом? — спросила она.

— Я наблюдал за вами обоими и понял, что вам нужно только провести какое-то время вместе, чтобы это случилось, — сказал отец. — Так что я дал вам обоим повод думать, что собираюсь выдать тебя за Алена Маклейна, хотя он еще более сумасшедший, чем его отец Косматый.

— Так ты сделал это нарочно?

Отец Глинис довольно усмехнулся:

— Да.

Глинис не верила своим ушам. Как она только не старалась помешать планам отца снова выдать ее замуж: доверилась практически незнакомому мужчине, сбежала в Эдинбург, — и дело кончилось тем, что она делает именно то, чего он желал. Ей хотелось на него закричать, но до того, как она успела собраться с духом, он сказал:

— Перед тем как приехать сюда дожидаться тебя, я заехал домой на Барру. — Он наклонился к холщовой сумке, стоявшей у его ног, и достал из нее нежно-голубое платье. — Вот, твоя мачеха сшила тебе новое подвенечное платье. Нравится?

Глинис взяла платье и развернула его.

— Какое красивое! Очень мило с ее стороны, правда. Ох, папа, мне бы хотелось посмотреть на всех остальных.

— Они по тебе скучают, — вздохнул отец. — Скажи своему новому мужу, чтобы поскорее привез тебя с долгим визитом.

Глинис молилась о том, чтобы ей снова не возвращаться домой одной с позором.


Алекс стоял в зале между Коннором и Дунканом с одной стороны и Йеном и вождем Макнилов — с другой и ждал, когда появится его невеста. Он ждал и ждал. Когда отец Глинис шагнул было к дверям с таким видом, будто собирался схватить Глинис и притащить ее по лестнице за волосы, Алекс крепко взял его за руку:

— Не торопите ее.

Он встретился взглядом с Гиллеонаном и не отпускал его руку до тех пор, пока тот не кивнул и не сделал шаг назад.

Вдруг все голоса в зале смолкли. Алекс повернулся, и у него захватило дыхание: в дальнем конце зала стояла Глинис. Бледно-голубое платье привлекало внимание к ее стройной фигуре и обтекало ее при ходьбе. Ее каштановые волосы были собраны на макушке венком из цветов и лент и ниспадали каскадом по спине. Она казалась лесной нимфой, которая пришла сюда, чтобы его околдовать.

Но лицо Глинис было напряжено, в больших серых глазах застыло выражение паники, такой взгляд Алекс видел у раненого оленя, лежавшего на земле со стрелой в боку. Глинис делала каждый шаг очень осторожно и неуверенно, словно готова была броситься бежать, если кто-нибудь издаст громкий звук. На то, чтобы пересечь зал, ей, казалось, понадобилась целая вечность. И вот наконец она остановилась перед ним. Глинис не передумала, но она была к этому очень близка.


Алекс был поразительно красив — высокий, статный, в рубашке цвета шафрана и пледе с зелеными клетками, подходящими под цвет его глаз. Глинис думала, что большинство людей в зале, в частности люди из ее клана, наверное, удивляются, как вышло, что Алекс выбрал себе в жены эту тощую женщину с трудным характером. Идя через зал, казавшийся бесконечным, она бросала взгляды направо и налево, и ей не давал покоя вопрос: со сколькими из женщин в этом зале Алекс спал? С двумя? С тремя? С десятью?

— Ты выглядишь прекрасно! — Глинис наконец прошла до конца весь путь через строй гостей, и Алекс добросовестно сказал то, что подобало говорить жениху. — Думаю, сначала нам нужно подписать контракт.

Говоря «нам», Алекс, конечно, подразумевал ее отца. Тем не менее он подвел Глинис к столику, на котором был разложен документ. Читать Глинис умела, но сейчас она была слишком напряжена и взволнована, чтобы вникнуть в смысл слов.

— Он тебя устраивает?

Конечно, было очень любезно со стороны Алекса спросить ее мнение, но в этом не было смысла, потому что ее отец уже подписал бумагу. Глинис не могла выдавить из себя ни слова, она лишь кивнула. Алекс подписал контракт, подпись у него была такая же, как он сам, — крупная, уверенная, размашистая. Рядом с ним Глинис чувствовала себя тощей коричневой мышкой.

После того как Алекс и Глинис вернулись на свои места, оба вождя кланов произнесли необходимые в таких случаях речи. Они говорили о славном союзе, наследниках и прочих вещах в таком духе. Священника Глинис не увидела, так что, по-видимому, Алексу не удалось найти его за такое короткое время. Не обращая внимания на торжественные речи, Глинис закрыла глаза и стала произносить свою собственную молитву.

«Господи, пожалуйста, дай мне прожить с ним несколько месяцев, прежде чем он разобьет мое сердце».

— Глинис!

Услышав, что отец зовет ее по имени, она открыла глаза и обнаружила, что оба вождя смотрят на нее.

— Произнеси свои обеты! — прошипел ее отец.

Сердце Глинис билось так громко, что ей казалось, его стук слышен всем.

— Я…

У нее пересохло в горле, пришлось сделать паузу, глотнуть и начать снова. Она начинала так три раза, но все-таки смогла произнести положенные слова. Глядя в пол, Глинис ждала, когда Алекс произнесет свои клятвы.

Алекс молчал. Чем дольше он не начинал говорить, тем больше казалось, что его молчание заполняет весь зал. В конце концов Глинис рискнула искоса взглянуть на него и обнаружила, что он пристально смотрит на нее с мрачным выражением лица. Вдруг он схватил ее за запястье и потащил к выходу из зала. Глинис едва поспевала за его большими шагами.

— О, черт! — прошептала она.

«Что я сделала, чтобы заслужить такое обращение?»


Глава 33 | Грешник | Глава 35