home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 43

Когда Алекс проснулся, солнце светило на его лицо. Он заморгал, прогоняя видения окровавленного коттеджа, и оглянулся. Спальня была пуста.

«Боже правый, сколько же я спал?»

Проснуться без Глинис было непривычно, и ему это не понравилось. И куда подевались его сапоги? Он встал на колени, заглянул под кровать и только потом вспомнил, что аккуратно поставил их возле двери. Представив, как это должно было понравиться его привыкшей к порядку жене, он улыбнулся. Пока Алекс надевал чистую рубашку, у него болели мышцы и урчало в животе. Ночью он совершил большой заплыв и сейчас умирал с голоду.

Алекс спустился вниз, и к нему тут же подбежала Сорча. Было, наверное, уже за полдень, потому что все сидели за столами и ждали его, чтобы начать дневную трапезу. То есть все, кроме его жены. Он поднял Сорчу на руки и потер ее лоб костяшками пальцев.

— Где твоя мама?

Сорча показала в сторону берега.

— Наверное, она потеряла счет времени, — сказал Алекс. — Она любит такие прогулки.

Его ждали, чтобы начать есть, а у мужчин была работа, которую нужно делать, поэтому Алекс торопливо сел и дал знак начинать еду. Ему очень не хватало рядом Глинис, но, может быть, оно и к лучшему, потому что он хотел поскорее навестить Уну с Шеймусом и посмотреть, как там у них дела. Как только он их навестит, сразу же найдет Глинис и объяснит ей ситуацию.

Бедная Уна. Алекс надеялся, что бедняжка достаточно крепкая, чтобы оправиться от пережитого ужаса. Идя через луг к коттеджу, он сорвал для нее несколько полевых цветов. В основном цветы уже сошли, но кое-где еще цвели васильки и чертов корень. Дойдя до коттеджа, Алекс постучал в дверь, и ему открыла Уна. На цветы, которые он ей протянул, она посмотрела так, будто это был какой-то странный подарок от горной феи. Наконец она взяла их и тихо поблагодарила. По ее лицу потекли слезы.

Алекс ужаснулся: неужели девочка в своей молодой жизни видела так мало доброты, что несколько цветочков ее так тронули? Он положил руку ей на плечо и вошел в коттедж.

— У вас тут неплохо, — сказал он. — Жаль, что стол и стулья поломаны. В следующий раз я принесу инструменты и починю их вам.

— Такое с ними не в первый раз, — грустно улыбнулся Шеймус.

— Вы должны вести себя так, будто ничего не случилось, — напомнил он. — Шеймус пусть, как обычно, приходит в замок. Потом, через несколько дней, можете спросить у других рыбаков, не видели ли они лодку твоего отца. Вам все понятно?

Уна яростно замотала головой:

— Я не могу никого про него спрашивать!

Шеймус взял сестру за руку.

— Я возьму это на себя.

Алекс начинал беспокоиться, что девушка их всех невольно выдаст.

— Я должен рассказать жене правду о том, что случилось, — сказал он. — Я не могу хранить от нее секреты.

— Не надо, пожалуйста! — воскликнула Уна и попятилась.

Алекс попытался ее успокоить:

— Ну зачем же волноваться? Все будет в порядке.

— Плохо, что уже вы об этом знаете, а если еще кто-то узнает, я этого не вынесу. — Уна заламывала руки, ее голос дрожал. — Я не вынесу!

Алекс не мог рисковать; если девушка сорвется, дело может кончиться тем, что она станет рассказывать про убийство отца всем, и тогда у него будет еще больше проблем с этой печальной историей. А Глинис не могла лгать даже под страхом смерти. Если он ей расскажет, правда будет видна по ее лицу всякий раз, когда она посмотрит на Шеймуса или его сестру.

— Ну, хорошо, я пока не буду рассказывать жене, — сказал он. — Даю вам день подумать над этим, а потом мы снова поговорим.


Меряя шагами пляж, Глинис твердила себе, что Алекс до сих пор не давал ей повода для сомнений. Его непринужденные дружелюбные манеры поначалу ее обманули, но потом она поняла, что под юмором и обаянием скрывается надежный мужчина, относящийся к своим обязанностям очень серьезно. Вот почему вождь клана, знающий Алекса как никто другой, доверил ему замок Данфэйлиг и безопасность людей своего клана на этом острове.

Конечно, один и тот же мужчина может быть верен своему вождю и неверен жене. Кто же из женщин этого не знает?

Глинис отбросила эту мысль. По Алексу пока не было заметно, что она ему надоела в постели или вне ее. У него, наверное, есть хорошее объяснение тому, куда он уходил прошлой ночью, и она еще будет злиться на себя за то, что расстраивалась по пустякам. А ей вредно расстраиваться, это плохо для ее малыша.

Наконец, уговорив саму себя, Глинис ушла с пляжа и пошла по тропинке к замку. Но когда она остановилась и повернулась, чтобы полюбоваться открывшимся видом, она увидела Алекса. Даже на приличном расстоянии его высокую фигуру, светлые волосы и решительную походку она узнала безошибочно. Глинис побежала, чтобы догнать его. Приблизившись к нему ближе, она увидела, что он собрал для нее цветы. У ее воина нежное сердце! Глинис позвала его, но ветер относил ее голос вдаль, и Алекс не услышал. Она улыбнулась своим мыслям и решила, что когда-нибудь предложит ему заняться любовью средь бела дня на лугу. После их путешествия в Эдинбург они больше ни разу этого не делали.

Глинис заслонила глаза рукой от солнца и увидела, что Алекс подходит к маленькому коттеджу. Страхи, которые она гнала от себя все утро, нахлынули на нее с новой силой. Глинис застыла в напряжении и стала ждать, кто встретит ее мужа в этом бедном рыбацком коттедже. Когда дверь открылась, Глинис по темно-золотистым волосам узнала Уну. Страх вцепился в ее живот, как морское чудовище. Алекс протянул Уне цветы. У Глинис подогнулись колени, и она осела в высокую траву. Она чувствовала себя так, будто в ее грудь вонзили зазубренное лезвие. Ее муж положил руку на плечо Уны, пригнувшись, вошел в низкий дверной проем и закрыл за ними обоими дверь.

У Глинис так закружилась голова, что она уронила ее на колени, чтобы не упасть в обморок. Разрозненные кусочки сложились в единую картину. Нежелание Алекса устраивать брак Питера. Ежедневные визиты Уны в замок. Девушка избегала смотреть на мужчин не потому, что была очень застенчива, а потому, что она принадлежала одному воину, хранителю замка Данфэйлиг.

Глинис закрыла лицо руками. Девушка такая юная!

Хотя Глинис и внушила себе, что Алекс ей верен, в глубине души она знала, что ему никогда не будет достаточно ее одной. Его влечение к ней угаснет, и он возьмет другую женщину. Потом еще и еще. Но Глинис думала, что он пойдет к женщине вроде Кэтрин Кэмпбелл или той Мэри с острова Скай. А Уна — всего лишь дочь бедного рыбака. В сущности, ребенок. Глинис никогда, никогда не думала, что Алекс воспользуется своим положением и возьмет неопытную юную девушку, которая не может ему отказать. Неужели она так сильно ошибалась в своем муже, настолько не разобралась в нем как в человеке?

Глинис почувствовала боль в сердце. Она села на землю и опустила голову между коленей. Только когда к ней вернулись силы, она поднялась, у нее подгибались ноги. Ей предстояло сделать самое трудное из всего, что она когда-либо делала в жизни. Она не позволила себе оглянуться на коттедж, где ее муж грешил с милой золотоволосой девушкой. Глинис сжала кулаки, распрямила спину и пошла по тропинке к замку упаковывать вещи.

Она собиралась уехать в этот же день.


Глава 42 | Грешник | Глава 44