home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

В процессе эволюции и борьбы за выживание у обитателей мира природы выработался особый, характерный для данного вида способ скрываться от своих врагов. Кто-то избегает появляться при дневном свете, предпочитая ночной образ жизни. У других способом защиты служит маскировочная окраска меха, благодаря которой их трудно увидеть среди листвы, как, например, у тигра или леопарда. Иные в случае опасности неподвижно застывают и становятся похожими на неживые предметы, так что, находясь на виду, они остаются незаметными для преследователей.

Лорд Бромвелл. Сеть паука

Бромвеллу стоило сообразить, что такое щедрое предложение не обойдется без ловушки.

— Прежде чем отправиться в плавание, вы должны жениться, — заявил граф. — И тогда я не только оплачу все расходы по экспедиции, но и обеспечу вашу жену домом в Лондоне или в любом другом месте по ее желанию, слугами, каретой и ежегодным доходом в пять тысяч фунтов на всю ее жизнь.

Несмотря на потрясение, Бромвелл обратил внимание, что отец не назвал имя женщины, на которой он должен жениться. Граф повел бы себя совершенно иначе, если бы знал правду о мисс Спрингли.

Вместе с тем предложение было очень соблазнительным. И если бы он женился на ней, это сразу же решило бы и ее и его проблемы.

Правда, по ее словам, ее не привлекает мысль стать женой человека, который сразу после свадьбы собирается уехать из дома на неопределенный срок, да и самому ему это представлялось несправедливым по отношению к новобрачной.

— У вас есть на примете какая-то конкретная особа?

Отец удивленно вздрогнул:

— А, как же? Разумеется, леди Элеонора. Если я хоть немного разбираюсь в людях, вам достаточно сделать ей предложение. Она защищала вас с таким пылом!

Бромвелл поднялся на ноги.

— Отец, мне крайне неприятно снова вас огорчать, но при всей щедрости вашего предложения до экспедиции я не стану говорить о браке ни с ней, ни с какой-либо другой женщиной.

— Черт побери, да что с вами, Джастиниан? — раздраженно вскричал он, вскочив и оказавшись лицом к лицу с сыном. — Вы желаете отправиться в экспедицию? Пожалуйста, я предоставляю вам эту возможность, и все, что от вас требуется, — это жениться на прелестной женщине, которая вас любит и о которой будут всячески заботиться во время вашего отсутствия. — Граф в отчаянии воздел руки. — Чего же еще вам нужно?

Нет, отец никогда его не поймет!

— Вы не заманите меня своими посулами в брак, да и ее тоже. Мне удалось без вашей помощи достать денег на первую экспедицию, постараюсь снова найти желающих помочь мне. И если я когда-нибудь женюсь, то только по любви, а не ради денег и даже не ради своего дела.

Граф тяжело опустился на стул.

— Упаси меня Боже от глупых молодых людей с их романтическими бреднями!

Бромвелл внимательно посмотрел на человека, который дал ему жизнь и с которым у него было так мало общего, если не считать внешнего сходства, цвета волос и глаз, к примеру. И Тем не менее…

— Если я упрям и романтичен, то, возможно, это не случайно, ведь вы тоже романтик.

Лорд Грэншир изумленно уставился на сына:

— Я?! Уж не сошли ли вы с ума?

Глядя на отца новыми глазами, Бромвелл улыбнулся и указал на свернутый в рулон план.

— Если я не ошибаюсь, вы задумали соорудить фонтан со статуями Венеры и Адониса. Так вот, только романтик мог выбрать этих влюбленных для украшения центрального фонтана.

Думаю, своим родителям я обязан и другими чертами характера, в частности упрямством. Мама продолжает упорно надеяться, что меня можно отговорить от путешествия. И когда несколько лет назад я заявил, что пока что не намерен жениться, любой другой отец давно опустил бы руки, а вы по-прежнему пытаетесь меня уговорить. — Очевидно, отец потерял дар речи, поэтому Бромвелл продолжал говорить, не дожидаясь ответа: — Отец, сегодня я возвращаюсь в Лондон и надеюсь, вы позволите леди Элеоноре остаться здесь до бала.

Обретя голос, граф оперся руками о стол и с трудом встал.

— Да-да, разумеется, она может остаться. Я и не собирался просить дочь герцога Уаймертона покинуть мой дом.

Он смотрел на сына с необычным выражением, как будто все еще обдумывал его слова и пытался понять, согласен ли он на его предложение.

Видимо, приняв решение, он прокашлялся и сказал:

— Сегодня к вечеру мне нужно будет съездить в Бат. Почему бы нам не проделать часть пути вместе? А вы расскажете мне о документах, которые собираетесь представить в Линнеевское общество.

Это была новая неожиданность для Бромвелла. Он невольно поднял глаза на портрет деда, почти ожидая, что у того челюсть отвисла от изумления.

— Вам это известно?!

— Сын мой, хотя я не очень все понимаю, отчасти я в курсе вашей деятельности. Наверняка речь пойдет о каком-нибудь пауке, вероятно, очень экзотическом.

— Да, о самом опасном виде из тех, которые уже известны, о странствующем бразильском пауке, — ответил Бромвелл.

— Уверен, вас будут слушать с огромным вниманием. А теперь идемте, Джастиниан, — распорядился граф, направляясь к выходу. Нужно попрощаться с вашей матушкой и этой молодой леди, которой вы хотите разбить сердце.

Бромвелл застыл на месте:

— Вы действительно думаете, что это возможно?

Его отец только вскинул брови:

— Насколько я понимаю женщин…

Бромвелл задумчиво последовал за ним.


Дейна уже давно прекратила уборку и, сидя перед камином, рассказывала Нелл о детстве лорда Бромвелла.

Нелл нисколько не удивилась, что с ранних лет он вызывал любовь всех окружающих своим мягким и добрым нравом. К сожалению, здоровьем он похвастаться не мог и перенес почти все детские болезни, из-за чего вынужден был много времени проводить в постели, Дейна рассказала, каких переживаний стоило его матери решение отправить ребенка в школу; только после консилиума с участием трех докторов она согласилась расстаться со своим дорогим мальчиком. Но в школе лорд Бромвелл не только не умер, чего она так опасалась, а, напротив, стал здоровым и спортивно развитым мальчуганом. Нелл предположила, что дома ребенка угнетали властный и требовательный характер отца и излишняя заботливость матери. У него появились школьные друзья, хотя, по словам Дейны, когда они в первый раз гостили в поместье, все произвели на окружающих впечатление отчаянных сорвиголов. Взять хотя бы Смит-Медуэя. Только представить, что этот проказник додумался спрятать в постель кухарки змею и та чуть не умерла со страху!

Их тихий разговор прервал стук в дверь.

— О боже, я провела здесь столько времени! — спохватилась Дейна и пошла открыть дверь.

На пороге стоял лакей:

— Если не возражаете, миледи, графиня приглашает вас присоединиться к ней в ее гостиной.

Нелл встала, с трудом скрывая тревогу. Что, если графиня не захочет, чтобы она осталась?

— Не волнуйтесь, — заговорщицки прошептала ей Дейна, когда она проходила мимо. — Вы нравитесь моей хозяйке.

Слегка успокоенная ее словами, Нелл последовала за лакеем в гостиную графини. К своему удивлению, она застала там и лорда Бромвелла с его отцом. Виконт стоял перед окном, заложив руки за спину, а граф все в той же позе расположился у камина.

Затем лорд Бромвелл улыбнулся, и она сразу поняла, что все будет хорошо, во всяком случае, она сможет остаться.

— Рад вас видеть, миледи. Видите ли, я приглашал на бал оркестр, и теперь мне необходимо съездить в Бат, чтобы окончательно обо всем договориться, — объявил граф. — Поскольку моему сыну пять нужно в Лондон, мы решили ехать вместе до Бата, а потому хотели с вами попрощаться.

— Милости просим находиться здесь в качестве нашей гостьи, — добавил лорд Бромвелл. — Марика будет рада вашему обществу.

— Разумеется, рада, — с улыбкой сказала леди Грэншир, не отводя, однако, любящего взгляда от сына.

— Я буду отсутствовать всего несколько дней, — заявил граф, очевидно уверенный, что о нем будут сильно скучать. — А мой сын заверил нас, что к балу непременно вернется.

Назад меня привезет Друри, матушка, так что вы можете за меня не волноваться. После возвращения с войны. Друри ни разу не брал в руки вожжи, да и я сам больше доверяю кучеру.

— Идемте же, Джастиниан, — поторопил сына граф. — Нам лучше выехать раньше, чтобы вечером уже спокойно ужинать в Бате.

Виконт подошел к матери и поцеловал ее в щеку, а она жадно схватила его за руку.

— До свидания, матушка. Обещаю вам обязательно вернуться к балу.

— Я буду ждать вас, — сказала она, прижимая к глазам надушенный кружевной платочек.

Бромвелл твердо посмотрел на Нелл и поклонился.

— С нетерпением буду ждать с вами новой встречи, леди Элеонора.

— Как и я, милорд.

Виконт направился к двери, а граф поцеловал руку жене, после чего эффектно поклонился.

— Прощайте, дамы! — И последовал за сыном.

Дверь за мужчинами закрылась, леди Грэншир вытерла слезы, а Нелл подавила тяжелый вздох.

Графиня имеет право рассчитывать на любовь лорда Бромвелла, грустно думала Нелл, остановившись у окна, которое выходило на подъездную дорожку. А ей самой остается только благодарить его в душе за то, что он не отвернулся от нее за обман и даже предложил свою помощь.

Карета графа уже стояла наготове, рядом с нею суетились возница в ливрее и лакей. Вскоре появились граф с сыном. Первым в карету поднялся граф, а лорд Бромвелл поставил ногу на ступеньку, затем оглянулся на дом. Должно быть, он увидел ее, потому что помахал рукой и скрылся в карете.

Лакей быстро сложил лесенку, захлопнул дверцу и влез на запятки.

Кучер взмахнул кнутом, и четверка породистых черных лошадей рванула с места, увозя лорда Бромвелла и его отца и оставив ее наедине с тихо плачущей матерью.

— Вы хотите остаться одна, — предложила Нелл, возвращаясь к ней, — или прислать вам Дейну?

Графиня промокнула глаза платочком.

— Нет, пожалуйста, останьтесь со мной. Мне спокойнее быть с человеком, разделяющим мое огорчение.

— Они скоро вернутся, — попыталась Нелл успокоить ее.

— Да, на этот раз скоро, но потом, — печально отвечала графиня.

Что она могла сказать? Не могла же она обещать, что сын всегда будет к ней возвращаться.

— Я должна еще раз поблагодарить вас за гостеприимство.

Графиня слабо махнула рукой:

— Не за что, дорогая. Мне очень приятно, что рядом со мной находится молодая леди, тем более что мой сын к ней далеко не равнодушен.

— Надеюсь, это не вызывает у вас тревоги, — смущенно проговорила Нелл.

— Кто последним защищал вас, дорогая?

Нелл вскинула на графиню глаза, не зная, правильно ли она ее поняла и что на это ответить.

— Мои родители, конечно, — помедлив, сказала она. — Но я очень надеюсь на помощь моего крестного.

— И кто же это?

— Как? Лорд Раттлс, конечно, — растерянно ответила Нелл. Разве леди Грэншир забыла, что она им рассказывала? Или она действительно больна…

Графиня с прежним выражением смотрела на Нелл глазами, которые были так похожи на глаза сына.

— Нет, он не ваш крестный, так же как вы — не леди Элеонора Спрингфорд.

У Нелл перехватило дыхание, сердце отчаянно заколотилось.

Откуда графиня знает? Или просто догадалась? Может, она выдала себя в разговоре или каким-то поступком? И что теперь делать?

Она не знала, куда деваться, как вдруг графиня нагнулась и положила руку ей на плечо.

— Мой сын думает, что вы леди Элеонора, или он тоже участвует в этой хитрости?

В ее тоне был лишь обыкновенный интерес, отчего Нелл смутилась еще больше. Однако было ясно: что бы ни случилось, дальше лгать бесполезно.

— Нет, он знает, кто я на самом деле.

«Теперь знает».

Графиня кивнула, будто именно этого ответа и ожидала.

— Не сомневаюсь, мой сын рекомендовал вам притворяться знатной дамой, чтобы вы наверняка могли остаться у нас. Однако, каковы бы ни были причины этого обмана, я рада, что вы появились в Грэншир-Холле и вызвали надежды, за которые — я уже вам благодарна.

Как она могла испытывать к Нелл благодарность, когда она пыталась их провести?

— И давно вы стали любовницей моего сына?

— Но я вовсе не его любовница! — в ужасе воскликнула Нелл.

— Пожалуйста, дорогая моя, если это так, то не стоит отрицать, — произнесла графиня с тем же хладнокровием. — Мой сын хорош собою, образован и знатен. Какая женщина не захочет стать его любовницей? Я читала книги моего сына, так что знаю, что он взрослый и опытный мужчина. Нет сомнений, что вы у него не первая любовница.

Возможно, с болью подумала Нелл.

— Тем не менее, дорогая, вы первая, кого он решился сюда привезти, пусть даже под чужим именем. Одно это говорит мне, что его чувства к вам гораздо серьезнее тех, какие он испытывал к своим прежним женщинам.

Нелл снова встала, решив прекратить этот тяжелый разговор и уехать. Несмотря на данное лорду Бромвеллу обещание, больше она не могла здесь оставаться.

— Мне нужно идти.

— Останьтесь.

Леди Грэншир так же, как ее сын, умела быть властной, но редко пользовалась этим.

Нелл покорно присела на краешек, дивана.

— Простите, если я невольно оскорбила или огорчила вас, — примирительно сказала графиня. — Я этого не хотела. Женщина, заслужившая любовь Джастиниана, должна быть незаурядной, и если я доверяю мнению людей, то, прежде всего, мнению моего сына. Поэтому я заранее готова полюбить вас и сделать для вас все, что в моих силах. Вы верите мне, дорогая?

Несколько секунд назад Нелл не поверила бы, но сейчас, глядя в доброжелательные правдивые глаза леди Грэншир…

— Да, миледи.

Графиня улыбнулась:

— Если вы были честны с моим сыном, не хотите ли довериться и мне?

Нелл подумала, что леди Грэншир давно могла обратиться в магистрат и потребовать, чтобы ее арестовали за использование чужого имени, но она этого не сделала.

И все же она не решалась заговорить, и, видя это, леди Грэншир взяла ее за руку и заглянула ей в глаза таким же изучающим взглядом, как у ее сына.

— Впрочем, если мой сын любит вас, это все, что мне нужно знать.

Проникновенные слова графини сломили нерешительность Нелл, и она поведала ей всю свою историю, умолчав только о поцелуях, которыми обменялась с лордом Бромвеллом.

— Поэтому ваш сын предложил мне свою помощь, — закончила она, — и едет сейчас в Лондон, чтобы посоветоваться со своим другом, барристером.

— В каком ужасном положении вы оказались! Это куда хуже, чем несчастный случай с почтовой каретой! — воскликнула графиня, похлопав Нелл по руке, отчего та поняла, что могла сразу ей довериться. — Будьте спокойны, мы позаботимся о том, чтобы лорд Стернпол не доставил вам неприятностей, — продолжала леди Грэншир. — Мой муж имеет достаточное влияние и связи, так что даже не думайте уезжать, пока ваше положение не прояснится.

— Благодарю вас, миледи, — с глубокой признательностью произнесла Нелл. — Вы ко мне так добры и гостеприимны, просто не знаю, чем я смогу вас отблагодарить!

Внезапно в глазах леди Грэншир вспыхнул озорной огонек.

— Есть один способ…


* * * | Поцелуй виконта | Глава 13