home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19

Эта тяжелая потеря может надолго затормозить прогресс в изучении паукообразных.

«Глашатай Бата»

— А, Бромвелл, наконец-то вы явились! — вскричал граф, увидев въезжающего в ворота сына из окна на втором этаже гостиницы «Королевское войско». — Поторопитесь, банкир ждет вас уже целый час.

Джастиниан поспешно поднялся в удобно обставленную комнату. Увидев Бромвелла, сидевший у камина пожилой человек, одетый добротно, хотя и скромно, поднялся ему навстречу. Тем временем его отец принял свою излюбленную величественную позу, облокотившись одной рукой о каминную полку.

— Это мистер Денби, мой банкир, — представил граф.

— Счастлив с вами познакомиться, милорд — поклонился мистер Денби. — Вы написали прекрасную книгу, замечательную!

— Благодарю вас.

— Садитесь, мистер Денби, и вы, Джастиниан, — приказал граф.

Опускаясь в кресло, Бромвелл увидел рядом с ведерком, полным угля, смятую газету «Глашатай Бата», очевидно предназначенную для разжигания огня. В глаза ему бросилась колонка светской жизни.

Бромвеллу показалось, что земля уходит у него из-под ног, когда он прочел последний абзац статьи:

«Недавно возвратился в Лондон и, как говорят, скоро навестит наш прекрасный город герцог Уаймертон со своей семьей. Его музыкально одаренные дочери будут желанным украшением светских мероприятий, которые ожидаются в ближайшее время».

Видел ли это его отец?

Нет, иначе он не замедлил бы об этом заговорить, с облегчением сообразил Бромвелл. Носком сапога он незаметно задвинул газету за ведерко. Отец не станет утруждать себя, чтобы разжечь огонь в камине, следовательно, пока газета будет там, он ее не увидит… хотя скоро ему придется узнать о Нелл всю правду. Ведь ей предстоит стать его невесткой.

Разумеется, теперь Бромвелл считал своим долгом жениться на ней. Он попросил ее ждать его, и она согласилась. И если у нее будет ребенок, он защитит ее своим именем и положением. Он не бросит ее в беде теперь, когда она может носить в себе ребенка, зачатого вне брака.

И все-таки придется оставить ее в Англии. Скорее он сам погибнет, чем подвергнет ее риску во время предстоящего путешествия.

— Ну-с, Денби, покажите моему сыну документы, — распорядился его отец.

И граф указал на стол около камина. Там лежали какие-то бумаги, чернильница, перья и песочница. Видимо, его отец подписал или готовился подписать какие-то документы.

— Будьте любезны, поставьте свою подпись вот здесь, милорд, — сказал мистер Денби, подвигая Бромвеллу кипу документов.

— Что это? — осведомился Бромвелл, листая страницы.

— Ваш отец дает вам десять тысяч фунтов на вашу экспедицию при условии, что вы воспользуетесь моими давними связями с купцами, которые торгуют со всеми странами света.

Бромвелл не поверил своим ушам и повернулся к отцу:

— Вы даете мне на экспедицию десять тысяч фунтов?! И все, что я должен сделать, это предоставить себя к услугам мистера Денби?

— На эти деньги я предпочел бы приобрести для вашей жены и для вас дом в Лондоне, — проворчал граф, — но, поскольку вы твердо вознамерились снова уйти в плавание, то чем раньше это произойдет, тем раньше вы вернетесь.

На мгновение Бромвелл лишился дара речи, придя в себя, он, исполненный благодарности, произнес:

— Отец, какими бы причинами вы ни руководствовались в своем великодушии, вы не просто помогаете мне, вы вносите свой вклад в понимание…

— Я расстраиваю вашу мать, вот что я делаю, — нахмурившись, оборвал его граф. — Она в обморок упадет, когда узнает, что я сделал.

— Я постараюсь еще раз объяснить ей, почему я должен ехать, — поклялся Бромвелл, — и постараюсь писать вам при первой же возможности…

— Главное, возвращайтесь целым и невредимым, — ворчливо прервал его отец. — А когда вы возвратитесь, то, с Божьей помощью, непременно женитесь и подарите нам внуков.

— Обещаю вам! — искренне поклялся Бромвелл. — И благодарю вас.

Однако это ему показалось недостаточным, и он сделал то, на что никогда не решался.

Он подошел и обнял своего отца.

И что самое удивительное, отец в ответ тоже крепко его обнял.

Затем Бромвелл отстранился и проглотил комок в горле, его отец отошел к окну и незаметно смахнул слезы.

— Если позволите, я бы хотел просить, мистера Денби написать дополнение к этому документу.

Отец, уже снова овладевший собой, повернулся к нему.

— Я хочу, чтобы эти средства были мне не подарены, а предоставлены в долг, чтобы позднее я мог с благодарностью вернуть их вам. — Он обратился к банкиру: — Мы можем заключить соглашение с тем, чтобы часть дохода от продажи моей книги могла поступать моему отцу в качестве возврата долга?

Граф собирался возразить, но Бромвелл остановил его жестом руки:

— Отец, я на этом настаиваю. И я не думаю, что это будут большие деньги. Боюсь, их не хватит даже для того, чтобы оплатить сооружение вашего фонтана.

Он подумал, что другую часть дохода мистер Денби может оформить на некие другие цели, но это могло подождать до того момента, когда он сделает предложение Нелл.

В том случае, если она ответит согласием.


На следующий день Нелл, укутавшись поверх накидки в шаль, решительно шагала по тропинке в лабораторию Джастиниана. В кронах деревьев перепархивал с ветки на ветку крапивник. С утра заметно похолодало, хотя небо не предвещало дождя и ветра совсем не ощущалось. В душе Нелл царило смятение. Ей хотелось побыть одной, даже без сэра Дугласа Друри и его жены.

Не потому, что они ей не нравились, напротив, она даже собиралась подробнее расспросить Джастиниана об их романе. Просто ей тяжело было видеть их счастье и взаимную любовь, напоминавшие ей о том, чего не могло быть у нее с Джастинианом.

Не нужно об этом думать, сказала она себе, лучше подумай, зачем его вызвал отец. Джастиниан был явно поражен его просьбой о каком-то совете.

Просто удивительно, что родной отец не замечает и не ценит заслуг своего сына. С другой стороны, возможно, некоторым родителям трудно воспринимать своего ребенка как уже вполне взрослого и самостоятельного человека.

А вот ее родители знали ее только маленькой девочкой. Какой бы они нашли ее теперь? Что они сказали бы, если бы узнали, что у нее были близкие отношения с мужчиной, который никогда не станет ей мужем?

Нелл пренебрегла своей честью ради счастья быть с ним, и хотя ей было приятно, что он попросил ее ждать, но разговора о браке он не заводил.

Они будут в разлуке очень долго, и она даже не будет знать, где он, что с ним, жив ли он. Она все больше понимала и сочувствовала его матери и все больше склонялась к мысли умолять его остаться.

— Ну и ну, кого мы видим!

У Нелл перехватило дыхание, и, круто обернувшись, она увидела перед собой лорда Стернпола.

Как он здесь оказался? Почему она не заметила, не услышала…

— Вижу, дорогая моя, вы не рады меня видеть.

— Нисколько! — отрезала она и повернулась в сторону домика Джастиниана. — Что вам угодно?

— Как что? Вас, конечно! С вашей стороны было не очень порядочно сбежать тайком из моего дома.

— И вы говорите о порядочности, когда напали на меня, а потом посадили под замок!

— Напал? Пожалуй, это слишком сильно сказано, я лишь хотел показать, насколько вы мне нравитесь.

Она с отчаянием думала, где могут быть Биллингс и Брут, услышат ли они ее призыв. С другой стороны, ее могут услышать садовники.

— Если вы не уйдете, я позову на помощь!

— Не думаю, если вы не хотите оказаться в магистрате. Не забудьте, что вы украли деньги и кое-какие вещи, не говоря уже о том, что нагло воспользовались именем леди Элеоноры Спрингфилд.

Ну, понятно, если он узнал, где она находится, то слышал и об этом.

— Так что, если не хотите, чтобы вас арестовали, делайте то, что я вам скажу.

— Как вы меня нашли?

— Я ехал проверить свои подозрения и вдруг увидел, как вы прошли через парк и направились в лес. Вы определенно не теряли времени после того, как бросили меня, и уже успели соблазнить другого человека, не так ли?

Его губы изогнулись в знакомой злорадной усмешке.

— Не смотрите так на меня, миледи, Я и не думаю помешать вашей игре с этим наивным графом и с его сынком.

— Тогда что же вам нужно?

— Разумеется, то, в чем вы отказали мне раньше. Только один раз, и я буду удовлетворен, и мы можем назвать то, что вы взяли, жалованьем за оказанные вами услуги.

— Это… — Она хотела сказать: «И это все?», но пришла в ужас при мысли позволить ему сделать то, что он хотел.

Он плотоядно усмехнулся:

— Да, дорогая моя, это все. Всего один раз, и я вернусь к себе в Стейнсборо.

— Но почему? — воскликнула она. — Зачем я вам?

— А затем, что вы, маленькая шлюха, осмелились отказать мне, мне!

— Но есть и другие женщины!

— Вы недооцениваете вашу красоту.

— Скорее, я оскорбила вашу гордость! Я сбежала, и вас погнало за мной ваше самомнение!

— А кем вы себя считаете, чтобы отказать мне? Вы — жалкое ничтожество, чуть выше прислуги!

Но ее полюбил лорд Бромвелл, и сознание этого придало ей смелости.

— Что ж, пусть меня арестуют, но тогда я обвиню вас в том, что вы пытались меня изнасиловать.

В глазах его вспыхнула ярость, хотя он презрительно засмеялся:

— И кому, по-вашему, поверят власти?

Она торжествующе улыбнулась:

— Разумеется, мне, так как защищать меня будет сэр Дуглас Друри, а он никогда не проигрывает дело.

К ее удивлению и страху, это не произвело на Стернпола ожидаемого впечатления.

— Вы ожидаете, что я собираюсь вести дело в Лондоне. А оно будет слушаться в Стейнсборо, где магистратом руковожу я, ваш покорный слуга.

Облизнув пересохшие губы, Нелл стала криками звать егеря и собаку и бросилась бежать назад, к парку.

Но Стернпол был явно к этому готов и успел схватить ее за накидку.

— Не думаю, что они придут к вам на помощь, — зарычал он, крепко сжал ее руки и развернул к себе лицом, дыша на нее винным перегаром. — Так или иначе, а вы будете моею. Я не напрасно проехал столько миль от Стейнсборо.

— Нет, мерзкий выродок, напрасно! — крикнула Нелл, отбиваясь от него.

Он силой потащил ее в лабораторию.

— Биллингс! Брут! На помощь! — сопротивляясь, кричала она.

С искаженным от ярости лицом Стернпол ударил ее по лицу, свалив на землю. Не обращая внимания на боль, она встала и попыталась бежать, но поскользнулась на влажной тропинке.

— Заткнитесь! — приказал Стернпол, рывком ставя ее на ноги. — Если вы зовете егеря, то я видел его в дальнем конце поместья.

— Нет, не видели! Вы лжете! — закричала Нелл. Разбитые губы болели, кровь стекала на подбородок и на разорванную и испачканную в глине накидку. — Если вы меня тронете, лорд Бромвелл убьет вас!

— Когда он узнает о том, как хитро вы его провели, он потребует награду за вашу голову! — плечом распахивая дверь в лабораторию, заявил Стернпол.

Она обеими руками уцепилась за притолоку. Он изо всех сил дернул ее и втолкнул внутрь. Одной рукой удерживая ее, он занес другую для удара, но остановился, обводя взглядом полки с банками.

На мгновение его хватка ослабла. Нелл воспользовалась этим и вырвалась, она схватила одну из тяжелых стеклянных банок. Он понял, что она собирается сделать, и выбил у нее банку. Та со звоном упала и разбилась.

Нелл попыталась выбежать в дверь, но Стернпол схватил ее за плечи и швырнул в сторону дивана. Нога ее поскользнулась на мокром полу, и она рухнула на колени. Забыв про боль и разбитое стекло, она вскочила на ноги, собираясь схватить со стола подсвечник.

И снова он понял ее намерение и шагнул вперед, преградив ей путь.

Она метнулась в сторону и, схватив другую банку, метнула ему в плечо. Затем нащупала еще одну банку и бросила в него, но промахнулась, правда, ему пришлось пригнуться, банка разбилась. Еще один удар ему в скулу, и еще одна банка упала и разлетелась на осколки.

В помещении сильно запахло спиртом, у нее щипало глаза, из губы по-прежнему шла кровь. Но Нелл продолжала бросать банки с заспиртованными пауками, целясь в голову и в грудь Стернполу, не давая ему приблизиться и исподволь продвигаясь к буфету, где Джастиниан держал столовые приборы, а главное, ножи.


Глава 18 | Поцелуй виконта | Глава 20