home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21

По мере того как приближается день бала, который граф Грэншир дает в честь открытия охотничьего сезона, волнение и трепетные надежды очаровательных представительниц женского пола все возрастают — особенно после подтверждения графа о том, что на балу будет присутствовать его сын, знаменитый натуралист и автор нашумевшей книги.

Из светской колонки газеты «Глашатай Бата»

Услышав это страстное и нежное признание, за которым последовало невероятное предложение, Нелл испытала настоящий вихрь чувств — радость и надежду, страх и смятение.

В его же взгляде не было ни страха, ни сомнения, он выражал только любовь — глубокую и искреннюю.

— Я понимаю, для вас это полная неожиданность, поскольку я все время твердил, что ни за что не женюсь перед экспедицией, — с жаром продолжал он. — Но во время ужасного случая в лаборатории я понял, как сильно вас люблю, понял, что без вас я жить не могу, что хочу видеть вас своею женой. Так, как вы, никто не понимает и не любит меня. Если бы мы с вами не оказались в одной карете и если бы не то несчастье на дороге, я бы по-прежнему думал, что просто не способен на глубокую, преданную и страстную любовь. И по-прежнему был бы одиноким.

О, как больно ранили ее эти слова! Если бы она могла забыть о разделяющей их пропасти! Если бы она думала только о себе, если бы не любила его так самоотверженно, она ответила бы ему согласием.

Однако, прежде всего, она думала о нем, зная, что с ней его ждет только страдание. Возможно, не сразу, а позднее. А она не хотела стать объектом его ненависти.

И ради одного этого готова была отказаться от мысли о браке с ним.

Поэтому она мягко высвободила свои руки и сказала то, что должна была сказать, хотя это могло разбить сердца им обоим.

— Нет, Джастиниан, я не могу стать вашей женой.

Отразившееся в его глазах разочарование едва не ослабило ее волю, но она считала необходимым быть твердой в своем решении.

— Я не сомневаюсь, что вы любите меня так же сильно, как и я вас. Но ведь я — всего лишь бедная дочь осужденного преступника. Такой брак сделает вас парией для ваших друзей и семьи, да и для других важных и влиятельных людей, которые могли бы помочь вам в работе.

— А если и так, то пусть! — возразил он. — Для меня главное вы, а не они. Посмотрите на Друри. Он женился на обыкновенной швее, да еще француженке, но его карьера от этого ничуть не пострадала. И я могу жениться…

— Вы думаете, что можете жениться на любой женщине, какую полюбите, только потому, что вы знамениты? Хотелось бы и мне так думать. Хотелось бы мне думать, что мы можем делать все, что хотим, не опасаясь того, как это может отразиться на нашей дальнейшей жизни. Но мы с вами знаем, что это не так. Мы не на пустынном острове и должны думать о вашей работе и о ваших близких. Мы не можем заставлять их страдать.

И еще одно необходимо иметь в виду. Вы будете долго отсутствовать, Джастиниан, и хотя сейчас наша любовь сильна, со временем и на расстоянии она может ослабнуть. И что самое страшное, вы можете не возвратиться домой. — Приложив пальчик к его губам, она не дала ему возразить. — Я не считаю благоразумным связать наши судьбы браком перед вашим отъездом.

— А если у вас будет ребенок? — горячо запротестовал он. — Тогда… перед моим отъездом в Бат мы допустили неосторожность.

— Даже при этом я никогда бы не стала принуждать вас к браку, которого вы уже не желаете.

А если это случится, то мне помогут ваши друзья, не так ли?

Он кивнул, но смотрел на нее такими страдальческими глазами, что она отвернулась.

— Милорд! — снова воззвал из-за двери Фоллингсбрук. — Не спуститесь ли вы вниз? Графиня изволит сердиться.

Джастиниан с каменным лицом предложил Нелл руку.

— Поскольку вам больше нечего мне сказать, мы должны идти.

Подавляя слезы, Нелл оперлась на его руку, хотя ей хотелось упасть на кровать и выплакаться.

А потом, не оглядываясь, убежать от него.

— Стернпол! Господи, да мы вместе ходили в школу! — услышали молодые люди крик графа, подойдя к гостиной. — Он был отличным парнем.

Кто бы мог подумать…

Стоявший у камина со скрещенными на груди руками, граф Грэншир умолк, увидев своего сына и Нелл. На широкой кушетке сидели графиня и Джульетта, а Друри стоял у окна, заложив за спину изуродованные руки.

Графиня встала.

— Что случилось? В чем дело? — Она беспокойно перевела взгляд с сына на Нелл.

Именно в этот момент, когда мать устремила на него такой тревожный взгляд, когда Нелл невольно сжала ему руку, Бромвелл понял, что он должен сделать. И был совершенно уверен, что это было единственно правильным решением.

— Позвольте обрадовать вас, матушка! — Он улыбнулся ей и всем присутствующим. — Я решил отказаться от экспедиции.

— Что?! — воскликнула Нелл.

— Что?! — взревел его отец, будто Бромвелл выжил из ума.

— Что?! — прошептала его мать и тяжело опустилась на кушетку.

— Почему? Pourquoi? — одновременно закричали Друри и Джульетта.

Не обращая на них внимания, Бромвелл обратился только к Нелл, как будто они действительно оказались на необитаемом острове.

Глядя на нее с беспредельной любовью, уверенный в своем решении, как никогда в жизни, даже больше, чем в своем решении посвятить себя изучению пауков, он сказал:

— Я был упрямым и эгоистичным болваном. Если уж выбирать между экспедицией и вами, я с радостью выбираю вас! И вы не должны опасаться, что я возненавижу вас, что когда-нибудь пожалею о своем решении.

Все еще сомневаясь, Нелл беспокойно вглядывалась в его лицо.

— Нелл, я не шучу. Я думаю, что семейная жизнь — но только с вами — будет намного интереснее, чем любая экспедиция.

Не говоря уже о том, что она намного приятнее и комфортнее, — добавил Друри, подходя к своей жене.

— Но ваши занятия, ваши планы, ваши пауки! — возразила пораженная Нелл.

— Как неоднократно втолковывала мне матушка, пауков достаточно и в Британии. Я посвящу себя изучению местных видов пауков. Ведь у них много общего, в частности умение ориентироваться, способы плетения паутины и…

— Господи, неужели вы наконец-то прозрели? — очнувшись, взревел граф. — После того как столько лет даже выслушать меня отказывались.

— Ах, Фредерик, не кричите так! — воскликнула графиня, живо поднимаясь на ноги. — Мисс Спрингли еще не приняла его предложение.

— Мисс Спрингли? — недоуменно переспросил граф. — Что еще за мисс Спрингли?

— Это я, — тихо сказала Нелл. — Я не леди Элеонора Спрингфорд, а Элеонора Спрингли, бедная дочь Эдварда Спрингли, осужденного за кражу и приговоренного к каторжным работам в Ботаническом заливе.

— О… боже! — Граф покачнулся и ухватился за каминную полку, — Это правда?

— Да, но мне это безразлично, — твердо ответил Бромвелл.

— А мне далеко не безразлично, — более громко ответила Нелл, в чьих глазах сверкали не только слезы, но и твердая решимость. — Я отлично понимаю, что значит для вашего сына жениться на мне, поэтому, Джастиниан, я не выйду за вас замуж и не стану портить вам карьеру.

— Что значит, портить? — недоверчиво воскликнула Джульетта. — Багги заслуженно прославился своей работой и будет ее продолжать. И его всегда будут принимать люди, которые заслуживают чести знаться с ним. А в дружбе и поддержке тех ограниченных снобов, которые откажутся его принимать из-за брака с любимой женщиной, он не нуждается!

— Она права, — спокойно заметил Друри. — Больше того, люди с романтическими взглядами станут еще более охотно приобретать его книги, надеясь найти в них признаки сентиментальности известного натуралиста…

— Не говори глупости, — оборвал друга Бромвелл, слишком расстроенный упорным отказом Нелл, чтобы засмеяться его шутке. — Он повернулся к Нелл и схватил ее похолодевшие руки:

— Меня действительно не пугает перспектива, что невежды и глупцы откажутся меня принимать.

— Вы хотите сказать, — заговорил граф, как будто смысл всего этого только теперь дошел до него, — что эта молодая женщина — не дочь герцога Уаймертона?

— Ну да! — подтвердила его жена. — Но если она составит счастье Джастиниана…

— И у нее нет ни приданого, ни состояния?

— Отец, мне это безразлично, — заявил Бромвелл и с мольбой посмотрел на Нелл: — Пожалуйста, Нелл, примите мое предложение!

Глаза ее заблестели от слез, но она решительно покачала головой:

— Отказаться от экспедиции, чтобы жениться на мне… Это слишком, Джастиниан. Совесть не позволяет мне согласиться на эту жертву.

Джульетта всплеснула руками.

— Но почему ему отказываться от нее? Разве он не может взять с собой свою жену?

На этот раз Бромвелл покачал головой:

— Я не стану подвергать свою жену опасностям и лишениям.

Наклонив голову, Друри смерил его оценивающим взглядом:

— Знаешь, Багги, порой ты слишком похож на своего отца… Прошу прощения, граф. Сколько раз ты мне жаловался, что он не видит в тебе взрослого мужчину, способного самостоятельно решать свою судьбу! А разве сам ты не лишаешь Нелл права самой за себя решать? Разве ты не относишься к ней как к ребенку, а не как к взрослому человеку?

Для Бромвелла это было открытием. А ведь Друри прав! Он не понимал, что его желание защищать и оберегать Нелл может быть истолковано превратно.

И вдруг ему представилось то, о чем он не смел и мечтать, — у него есть и его любимая работа, и Нелл, его обожаемая жена, и они вместе проживут всю жизнь в любви и в полном согласии!

Если только она согласится.

Нелл разрывалась между надеждой и сомнениями. Несмотря на то что, видимо, Джастиниан любит ее так сильно, что хочет на ней жениться, пренебрегая мнением света, ее долг отказать ему. За время его отсутствия многое может случиться, и она не хотела привязывать его к себе при таких условиях.

— Путешествие будет опасным и не очень удобным, — настойчиво глядя на нее, сказал Бромвелл, — каюты на корабле маленькие и узкие, пища — простая и грубая, всегда существует угроза болезни, но если вы согласны стать моей женой и поехать со мной, несмотря на все эти обстоятельства…

— Джастиниан, вы уверены?

Ей достаточно было одного его взгляда, но он убежденно подтвердил:

— Да, абсолютно уверен!

— Тогда я согласна! — воскликнула она и бросилась в его объятия, плача и смеясь одновременно. — Да, я выйду за вас!

Он слегка отстранился и внимательно посмотрел ей в глаза:

— Это правда? Вы согласны стать моей женой?

— Да, если вы действительно хотите на мне жениться, несмотря на прошлое моего отца и то, что я не принадлежу к высшему свету.

В ответ он страстно поцеловал ее, пока его отец не отвлек внимание всех от счастливой пары.

— И вы ожидаете, что я вложу необходимые средства для вашей экспедиции, если вы женитесь на этой… на этой женщине?

Бромвелл твердо взглянул на отца. Ему следовало догадаться, что отец обусловит свою поддержку требованиями, при невыполнении которых он может отказаться от своего предложения.

Но теперь, когда Нелл согласилась выйти за него замуж, его это уже не беспокоило.

— Если это ваш ответ на мое счастье, то быть по сему, — равнодушно ответил он, обвив рукой талию Нелл. — Я найду других спонсоров, как и раньше. Однако, поскольку Нелл приняла мое предложение, что бы ни сказали вы или кто-то другой, это не изменит моего решения стать ее мужем.

Крепко сжав руки, графиня встала, и Бромвелл испугался, что ему снова придется услышать ее мольбы остаться в Англии, особенно если он женится.

— Фредерик! — решительно и твердо заявила она. — Вы обязаны помочь ему с экспедицией и, главное, выделить деньги, необходимые для того, чтобы сделать их каюты на борту корабля более удобными и уютными!

Бромвелл и все остальные удивленно смотрели на нее, пораженные не столько самим ее заявлением, сколько непривычным повелительным тоном.

Леди Грэншир подошла к сыну и со слезами на глазах взяла его за руку.

— Естественно, я предпочла бы, чтобы вы остались в Англии, мой дорогой сын, но я только теперь поняла, как много это путешествие значит для вас и какой потерей это для вас будет, если оно не состоится.

Она взяла руку Нелл и обратилась к ней с улыбкой, хотя губы ее дрожали, а по лицу все еще текли слезы:

— Однако я уже не буду так тревожиться, зная, что с ним рядом находится женщина, которая любит его и заботится о нем.

Прерывисто вздохнув, она снова твердо обратилась к сыну:

— Но обещайте мне, Джастиниан, что вы будете еще более осторожны, потому что на этот раз вам придется отвечать не только за себя, но и за жену.

— Клянусь, обещаю вам, что буду защищать Нелл своей жизнью.

— И я также буду защищать и оберегать его! — поклялась Нелл.

Графиня обняла ее, и сердце Бромвелла исполнилось радости не только от сознания, что Нелл всегда будет с ним рядом, но и оттого, что мать наконец-то его поняла.

— Но, дорогая, — возмущенно вскричал ее муж. — Вы же не одобрите этот брак! Она — никто, полное ничтожество, даже хуже того, поскольку ее отец…

Графиня круто обернулась к нему.

— Нелл — женщина, которую любит ваш сын — ваш сын, которого вы унижали и презирали даже после его успеха!

Подойдя к нему, она горячо заговорила, при каждом слове тыча ему пальцем в грудь:

— Вы больше заботитесь о своем драгоценном поместье, об этом доме и о вашем злосчастном парке, чем о нас! Целых тридцать лет я мирилась с этим во имя нашего брака и нашего сына, потому что опасалась скандалов и сплетен. Но больше этого не будет, Фредерик! Если вы не согласитесь на их брак, я уйду от вас и расскажу некоторые подробности вашей жизни, которые вызовут такой скандал, какого вы и представить себе не можете!

Граф побледнел, но машинально пробормотал:

— Какие еще подробности?

— Вы прячете у себя в библиотеке кое-какие запрещенные книги. Они такого непристойного содержания, что их стыдно даже касаться!

Бромвелл бросил взгляд на Нелл, которая невольно подумала, не на эти ли книги он ссылался, когда признался, что читал не только классическую и научную литературу?

— Вы… Вы знали об этом?! — покраснев как помидор и заикаясь, пролепетал граф.

— Любовь моя, думаю, нам лучше покинуть эту семейную сцену и подождать в другом месте, когда дворецкий позовет к ужину, — сказал Друри, взяв жену за руку и уводя ее из гостиной.

— О каких книгах они говорят? — шепотом спросила Джульетта, когда они вышли в коридор.

— Я объясню вам, когда мы будем одни, — ответил Друри, плотно закрывая дверь гостиной.


Глава 20 | Поцелуй виконта | Глава 22