home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 22

Недавно мы получили сообщение, что некий лорд из одного из северных графств был обвинен в нападении, а также в других преступлениях такого свойства, что мы воздержимся их описывать, не желая смущать наших добродетельных читательниц.

«Глашатай Бата»

Как только дверь за ними закрылась, граф нашел силы овладеть собою.

— Моя дорогая супруга, нет сомнений, что вы переутомлены, что понятно, учитывая ужасные события этого дня. Уверен, что, по зрелом размышлении, вы увидите, что я совершенно справедливо выступаю против этого брака, который может только унизить нашего сына и омрачить его будущее.

— Это вы всю жизнь унижали нашего сына, — возразила его жена. — Вы унижали его в течение многих лет, и одному Богу известно, как бы все обернулось, если бы я не любила и не утешала его.

— За что я вам очень благодарен, — вмешался Бромвелл, рассчитывая положить конец этой неприятной ссоре. — И если вы действительно хотите уйти от отца, матушка, я не подвергаю сомнениям вашу решимость.

Да и как он мог сомневаться, если ее несчастье, обида и возмущение копились годами?

— Однако в отношении реакции отца на мою женитьбу и отказа в финансовой поддержке вы можете не беспокоиться. Ничто не поколеблет моего намерения жениться на Нелл, и мы уйдем в плавание, поможет он нам или нет.

И все-таки в его взгляде на отца сквозила искренняя грусть.

— Хотелось бы мне, отец, чтобы все было иначе. Я гордился и радовался, когда вы предложили мне свою поддержку без каких-либо условий, и потом, когда мы вместе возвращались в Грэншир, беседуя по-дружески… Мне бы очень хотелось, чтобы такие отношения между нами существовали и дальше. Но я не откажусь от Нелл из-за ваших страхов перед мнением общества, точно так же, как не отказался от своей первой экспедиции, которую вы считали совершенной глупостью.

Выбор за вами, отец. Хотите — принимайте мою жену, хотите — нет, но мы поженимся и вместе отправимся в путешествие.

Меньше всего Бромвелл ожидал, что отец медленно подойдет к своей супруге и с глубоким огорчением спросит:

— Сюзанна, неужели вы действительно можете меня покинуть?

— Да, — с едва заметной нерешительностью ответила та. — Вам следовало бы гордиться своим сыном и радоваться, что он встретил женщину, которая его любит, а не стремится стать его женой из-за его денег и титула. Вы знаете кого-нибудь из молодых женщин, которые отказали бы ему только потому, что так было бы лучше для него?

Граф посмотрел на своего сына, затем перевел взгляд на взволнованную женщину рядом с ним. Казалось, он впервые ее увидел.

— Джастиниан, я действительно хочу, чтобы вы были счастливы. — Затем обернулся к жене:

— Сюзанна, дорогая, я не знал, что доставляю вам столько огорчений. Я одобряю выбор Джастиниана, и если он хочет отправиться в какое-то богом забытое… — Он одернул себя. — Каковы бы ни были его намерения, я буду оказывать ему полную поддержку, моральную и финансовую.

— О, Фредерик, дорогой! Я остаюсь с вами навсегда! — воскликнула графиня, притянув его к себе. — Но от этих книг вам все равно придется избавиться!

— Для вас, дорогая, все, что угодно! — вскричал граф и с жаром поцеловал жену.

Нелл схватила Бромвелла за руку и потащила его из комнаты.

— Нам лучше оставить их наедине.

Фоллингсбрук, ошеломленный не меньше Бромвелла, встретил их сразу за дверями.

— Ужин подан, — прошептал он.

Нелл закрыла двери.

— Скажите повару, что мы все немного задержимся. А нас вы найдете в парке, — сказала ему Нелл.

— Поздравьте меня, Фоллингсбрук, — сказал Джастиниан. — Я женюсь.

— В самом деле, милорд? — пробормотал дворецкий, растерянно глядя на закрытые двери. — Когда мы будем иметь честь познакомиться со счастливой невестой?


Наконец наступил вечер, когда граф устраивал свой знаменитый бал. Грэншир-Холл сиял, заливаемый светом почти тысячи свечей. На подъездной дорожке выстроились в цепочку роскошные кареты. В бальном зале гремела музыка, заполняя весь дом и вырываясь в распахнутые окна. Во дворе толпились возницы, лакеи и посыльные с кружками подогретого вина и Эля, которые принесли им с кухни.

В доме расхаживали нарядно одетые джентльмены и дамы в ожидании начала танцев. В саду горели факелы, да и вечер был очень теплым, поэтому несколько пар вышли на террасу подышать свежим воздухом или в поисках уединения.

Внутри, около высоких дверей, ведущих на террасу, три супружеских пары наблюдали, как граф с супругой и его сын со своей невестой встречают прибывающих гостей.

Леди Франческа Смит-Медуэй была в вечернем платье из нежно-розовой тафты с кружевной отделкой корсажа, ее точеную шею и маленькие розовые ушки украшали колье и серьги с бриллиантами. Рядом с Фанни стояла Диана, жена виконта Оддерли, покачивая серебряными серьгами с сапфирами, в темно-синем шелковом платье с узкими рукавами. С ней оживленно разговаривала Джульетта в зеленом туалете, сшитом ею собственноручно, украшенном вышитыми золотистыми листочками. Их мужья были облачены в строгие вечерние костюмы, однако все равно притягивали к себе взгляды многих дам, как их супруги — взгляды мужчин.

Почтенный Брикстон Смит-Медуэй, чья огненно-рыжая шевелюра не поддавалась даже объединенным усилиям гребня, щетки и камердинера, заявил:

— В жизни не видел, чтобы Багги выглядел таким… таким…

— Счастливым? — предположила Фанни.

— Внушительным? — подсказала Диана.

— Торжествующим? — попытался догадаться Эдмонд, виконт Оддерли.

— Удачливым в жизни и в любви, — деловито разрешил их сомнения Друри.

— Ты прав, — усмехнулся Брикс — Милый старина Багги! Я всегда верил, что однажды он найдет женщину под стать себе. Правда, и думать не мог, что это случится в почтовой карете!

— Вряд ли он сам этого ожидал, — заметил Эдмонд. — А это значит, что мы никогда не знаем, когда Купидон направит в нас свою стрелу!

— Только не обрушивай на нас свой поэтический вздор! — добродушно проворчал Брикс. — Я рад, что граф наконец-то поверил в способности Бромвелла, да и матушка его выглядит непривычно оживленной и радостной.

— А разве можно устоять перед Нелл? — воскликнула Джульетта. — Она такая красавица! Посмотрите, как она смотрит на Багги! Вот что значит — любовь!

— Лучше посмотрите, как на него смотрят остальные девицы! — усмехнулся Брикс, шевеля кустистыми бровями. — Ей-богу, он и раньше был привлекательным, а сейчас похож на Адониса! Молодец мисс Спрингли, как только подвернулся случай, она сразу его завоевала!

Супруга легонько стукнула его веером.

— Дорогой, не тебе говорить об упущенных возможностях! — предостерегла она.

Брикс шутливо потер руку и состроил огорченную мину:

— Да, но я вовсе не претендую на право считать себя наблюдательным. Куда уж мне, когда я не сразу разглядел розу у себя под носом!

Жена с улыбкой погладила его веером по руке.

— Дорогие мои, говорю вам, что это правда! — донесся до их слуха женский голос из стайки нарядных дам. — Она вовсе не знатного рода, а ее отец…

Друзья Бромвелла как один повернулись к той, что говорила, и многозначительно воззрились на нее. Дама покраснела, смолкла и поспешила удалиться в сопровождении своих подруг.

— Ну, началось… — со вздохом сказал Эдмонд.

Все стали серьезными, вспомнив, как в свое время каждый из них подвергался осуждению и сплетням.

— Удивительно, но я уже не в первый раз замечаю в лицах сплетниц что-то коровье, — заметил Брикс, искусно изображая свойственное Багги во время занятий сосредоточенное выражение. — Если обладать некоторым воображением, то очень легко представить их коровами на лугу, жующими свою жвачку.

Все сразу расслабились и засмеялись.

— А где Чарли? Я думал, он тоже здесь, — оглядывая зал, удивился Друри. — Багги хотел поговорить с ним о закупках провизии для экспедиции.

— Да вон он, покорно стоит в самом конце, — кивком указал Эдмонд на высокого и статного мужчину в цепочке медленно продвигавшихся гостей. — И хотя сейчас он не в мундире, сразу видно, что это военный человек, не так ли?

— Я буду спать спокойно, зная, что он командует кораблем Багги, — призналась Фанни, и все ее поддержали.

— О, не только он так поздно приехал, — заметила Диана, когда в дверях зала появилась эффектная молодая женщина в модном бледно-желтом платье с множеством кружевных оборок. В искусно уложенных волосах матово светились жемчужины. Однако сопровождавший ее джентльмен поражал своим старомодным облачением.

— Кто эта дама?

— Герцог Уаймертон и леди Элеонора Спрингфорд! — объявил Фоллингсбрук.

Нелл вздрогнула, а Бромвелл пораженно уставился на новую гостью, тогда как его мать улыбнулась, а граф смущенно откашлялся.

— Господи, Снаути, сколько лет, сколько зим! — воскликнул граф, направляясь к старику.

Леди Элеонора отпустила руку отца и грациозно приблизилась к графине, которая выглядела оживленной и свежей с тех пор, как Бромвелл настоял, чтобы она прекратила принимать лекарство, которое, как он выяснил, включало изрядную долю кофеина.

— Я была рада получить ваше приглашение, — мелодичным голосом произнесла леди Элеонора и улыбнулась, показав прелестные ровные зубки. — А также ваше письмо.

Нелл и Бромвелл удивленно посмотрели на графиню.

— Письмо? — пробормотал Бромвелл.

— Да, — ответила ему леди Элеонора. — Как я поняла, сама того не подозревая, я оказала вам обоим большую услугу.

Растерявшись не меньше Бромвелла, Нелл предоставила ему отвечать на это признание.

Леди Элеонора решила за нее эту проблему.

— Поверьте, я нисколько не возмутилась, узнав, что вы временно воспользовались моим именем. Напротив, когда графиня рассказала мне о ваших трудностях, я была рада, что мое имя вам помогло.

С веселым огоньком в ясных синих глазах она посмотрела на Бромвелла, затем опять на Нелл.

Оба смущенно покраснели.

Дирижер оркестра взглянул на графа, и тот кивнул Бромвеллу:

— Пора открывать бал.

— Послушай, Чарли! — окликнул Бромвелл высокого молодого человека с величественной осанкой, стоявшего рядом с графом, который продолжал беседовать с герцогом.

Молодой человек покинул пожилых людей и поспешил к молодежи.

— Да, сэр! — отдал он честь.

— Леди Элеонора, мисс Спрингли, позвольте представить вам Чарльза Грендона, морского офицера в отставке и моего верного друга. Он будет командовать судном, на котором мы отправимся в экспедицию.

— Чарли, ты не мог бы пригласить леди Элеонору на первый танец? Он отличный танцор, — заверил он даму.

— Буду счастлив, — с почтительным поклоном отвечал Чарли.

С мрачным лицом, словно он идет на казнь, Бромвелл взял Нелл за руку.

— Хотел бы я не иметь этой чести — открывать бал, — пробурчал он.

— Улыбнитесь, милорд, — прошептала она. — Это гораздо легче, чем исполнять upa-upa.


— Я думала, что упаду в обморок, когда объявили о леди Элеоноре! — спустя некоторое время, прогуливаясь с Джастинианом по террасе, призналась Нелл.

— Я и сам пережил настоящий шок. Только подумать, что матушка решила рассказать ей всю правду, а она нисколько не рассердилась. Она и вправду очень приятная женщина. Я заметил, что Чарли ею заинтересовался.

— Она очень красива.

Бромвелл тихо засмеялся:

— Хорошенькая, не спорю, и это платье ей очень идет, но… — Он взял ее за руки и окинул любящим взглядом. — Ее красота меркнет перед вашей.

Не отпуская его рук, Нелл прислонилась к балюстраде.

— Боюсь, ваша матушка по-своему лукава и хитра.

— Думаю, иногда ей приходится быть таковой, учитывая характер моего отца. Должен сказать, что теперь, когда я намерен жениться, она очень изменилась.

— А если бы мы остались в Англии, она была бы еще более счастлива.

— Несомненно, но мы успеем ей надоесть, когда вернемся.

— И нашими детьми, если нам повезет, — тихо добавила Нелл, прислоняясь к нему спиной. — Покажите мне еще раз, как рожают гаитянки, только не вставайте на корточки, а то у вас штаны лопнут по шву.

— Не дай бог! — засмеялся он и, придвинувшись к ней сзади, обнял ее.

Вздохнув, она прислонилась к нему, а он погладил ее по животу.

— Вы уверены относительно путешествия? А что, если в это время у вас родится ребенок?

Она повернулась к нему:

— Но ведь на корабле будет доктор, разве нет?

— Да, доктор Рейнолдс, очень опытный врач, он знаком и с народной медициной.

— А если это случится на каком-нибудь острове, то ведь у них там есть повивальные бабки?

— Да, конечно.

— Тогда чего же мне бояться, если вы тоже будете радом? Я окажусь в самых хороших руках, как и наши дети.

— Вы просто изумительная женщина. Как жаль, что вы не любите пауков.

— Но они уже не вызывают у меня отвращения. Они мне даже нравятся.

Бромвелл радостно улыбнулся:

— Я понял, что вы не такая, как все, в тот момент, когда вы упали мне на колени.

— А я поняла, что вы особенный человек, когда вы сказали, что спрятали того паука в свою шляпу. — Она погладила его по щеке. — И еще я подумала, что вы невероятно красивы. Мне до сих пор с трудом верится, что такой умный, известный и красивый мужчина хочет, чтобы я стала его женой.

— Это правда, Нелл, — прошептал он, привлекая ее в свои объятия. — И поверьте, что это вы оказываете мне честь, согласившись стать моей женой.

Уста их встретились в необыкновенно нежном поцелуе, но затем, как всегда, в ней вспыхнуло желание.

Она повела его обратно, в тень виноградных лоз, увивающих стены, подальше от освещенных окон и людей.

Он тихо засмеялся:

— Сейчас не время и не место для интимной встречи.

— Я хочу побыть с вами наедине всего несколько минут, — с притворным простодушием сказала она. — Пока нас не хватились.

— А если я не смогу от вас оторваться?

— О, ну что ж, — разочарованно протянула она. — В конце концов, у нас впереди целая…

Он вдруг уставился на что-то за ее спиной, и она повернулась посмотреть:

. — Что вы там увидели?

— Это Araneus diadematus, он начал плести свою паутину в винограде, — смущенно пробормотал он, кивком указывая на белые и тонкие, едва заметные среди зелени листьев нити. — Смотрите! Он уже сплел основную нить и начало рисунка.

Нелл радостно улыбнулась и, прислонив голову к широкой груди лорда Бромвелла, прошептала:

— Понаблюдаем за ним вместе, вы не против?


Глава 21 | Поцелуй виконта | Эпилог