home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

— Выходите, дамы. Всего лишь небольшая задержка на дороге. Направляетесь к большому особняку, да? Я смотрю, вы хорошенько затарились. — Разбойник с черным платком схватил за руку миссис Хантер. Фиби отпихнула его.

— Мы не нуждаемся в вашей помощи, сэр. Спасибо, но как-нибудь мы сами. Я помогу леди. — Разбойник отступил, наблюдая за тем, как Фиби спрыгнула вниз, выдвинула ступеньку и помогла миссис Хантер сойти на дорогу.

— Так-так-так, Джим, — проговорил главарь, узнав Фиби при свете дня. Она поняла, он узнал ее почти так же быстро, как и она его. — Если я не ошибаюсь, это и есть та красотка, которая так стремительно нас покинула в прошлый раз и не заплатила. Это пустынная дорога. Здесь вам ни экипажей, ни всадников, ни пешеходов. К вам на помощь больше не прискачет джентльмен, чтобы спасти, как в прошлый раз.

— О чем он говорит, Фиби? — недоумевала миссис Хантер.

— Очень интересно. Вы не рассказывали этой даме о нашей встрече на дороге?

— В день, когда я отправилась в Блэклок, эти двое пытались меня ограбить. Но примчался мистер Хантер и спас меня. Вот почему у него на лице был синяк, когда он спустился в гостиную.

— Неужели это был Хантер собственной персоной? — спросил второй разбойник с красным платком по имени Джим. — Черт, знал бы я раньше, обмочился бы со страху.

— Почему ты ничего мне не рассказала, Фиби? — спросила миссис Хантер. — Почему он мне ничего не объяснил?

— Отложите на потом свои вопросы и выяснения, — вмешался главарь. — Вы оказались в куда более интересном положении.

— Самое время отобрать у вас кошельки и драгоценности, — добавил его сообщник, захлопнув дверцу экипажа.

Только увидев закрытую дверь, Фиби поняла всю плачевность их ситуации. Она заметила лежащего на земле кучера и тихо застонала. У Джона было прострелено плечо. Рядом лежал связанный Джейми с раной на лбу, из которой текла кровь.

— Боже мой! Вы убили его! — Миссис Хантер прикрыла рот дрожащей рукой.

— Пока что нет, но это непременно случится, если вы не будете нас слушаться, — проговорил Черный Платок.

— Да, — поддакнул Джим и направил пистолет в сторону женщин. — А теперь, если вы позволите, ваши кошельки и драгоценности! Я что-то не вижу, чтобы вы торопились. Быстро!

Миссис Хантер так побледнела, что можно было подумать, она вот-вот упадет в обморок.

— Джим, ты такой нетерпеливый. Разве я не говорил тебе раньше, как следует обращаться с дамами? — вмешался Черный Платок.

Миссис Хантер уже достала из сумочки кошелек, сняла с запястья часы и протянула их главному разбойнику. Она вынула из ушей жемчужные серьги, сняла кольца, но застыла в нерешительности, когда дело дошло до обручального кольца.

— Снимайте, — проворчал Джим, принимая у нее драгоценности. — Все давайте.

— Пощадите. Она же вдова. Вы что, даже не позволите ей оставить обручальное кольцо?! — возмутилась Фиби.

— Такой увесистый кусок золотишка. Вам так не кажется, мисс?

Миссис Хантер поджала губы, стараясь скрыть дрожь. Она сняла с пальца кольцо и протянула его светловолосому бандиту.

— Это все, что у меня есть. — Она невольно коснулась пальцами платья в том месте, где за слоями одежды был спрятан медальон.

Джим проверил содержимое кошелька и с довольной ухмылкой бросил его стоявшему немного поодаль главарю.

— Теперь переходим к вам, мисс. На вашем месте я бы имел при себе что-нибудь интересное. — Джим подошел к девушке.

— Не так быстро, — вмешался второй разбойник и встал напротив миссис Хантер. — Леди, вы что-то скрываете.

— Я отдала все, что у меня было, — повторила она.

Главарь посмотрел на грудь женщины, на то самое место, куда потянулись ее пальцы.

— Отдайте-ка мне это по-хорошему, мэм, или я возьму сам.

Что бы там ни было, это представляло для миссис Хантер большую ценность. Фиби думала, что она прятала миниатюрный портрет мужа.

— Ей больше нечего вам дать. Оставьте ее. — Фиби попыталась переключить внимание на себя.

Черный Платок на нее даже не взглянул и направил пистолет в лицо миссис Хантер.

Женщина сглотнула, трясущимися руками отстегнула золотую цепочку и вытащила медальон. Тонкая цепочка с большим овальным кулоном свернулась змейкой на протянутой ладони разбойника.

Он открыл медальон.

Миссис Хантер зажмурилась, не в силах смотреть на то, как бандит разглядывает ее сокровище.

— Кажется, оно вам знакомо, мисс? Что скажете? — Черный Платок поднял медальон и показал содержимое Фиби.

Наконец она узнала секрет миссис Хантер. Внутри медальона были два миниатюрных портрета: красивого темноволосого мужчины с изумрудными глазами и очень похожего на него мальчика, который мог быть только его сыном. На мгновение Фиби показалось, что она видит Себастьяна и его сына. Потом поняла, что маленьким мальчиком был Себастьян, а мужчиной был тот человек, которого она видела на портрете, висящем в кабинете, — отец Хантера. Двое мужчин, которых миссис Хантер любила больше всех на свете, — муж и сын. В этот момент Фиби поняла, что, несмотря на все клятвы и обвинения, миссис Хантер никогда не переставала любить Себастьяна.

— Теперь у вас есть все. Может, вы оставите ей хотя бы медальон? — осторожно спросила Фиби.

— Что думаешь? — усмехнулся разбойник, закрыл медальон и протянул его сообщнику.

— Теперь разберемся с вами, мисс? Что вы можете мне предложить? Монетку или лучше две? — Разбойник прижал ее к гладкой поверхности экипажа и снял платок с лица. Она хорошо запомнила его лицо и мерзкую похоть в глазах. Одной рукой он схватил Фиби за запястье, а другой стал рыться в кармане ее платья. Он вытащил пару носовых платков, бросил их на дорогу и рассерженно сплюнул.

— У нее нет кошелька.

Разбойник грубо прощупал ее пальцы.

— Колец тоже нет.

Он прижал ее своим грузным телом и начал облапывать. Негодяй нащупал лиф, затем скользнул рукой вниз по бедрам.

— Ничего нет, — облизнулся он.

Фиби пыталась сопротивляться, но разбойник только улыбнулся.

— И что вы можете мне предложить? Цена вопроса выросла с момента нашей последней встречи.

— Вы негодяй, сэр! — прошипела она сквозь зубы. — Мерзкий злодей. Отпустите меня немедленно.

— Посмотрите-ка на нее. Она еще и ругаться вздумала. — Он прильнул к ее губам. Его поцелуй был грубым, с мерзким привкусом табака и пива. Он не имел ничего общего с поцелуем Хантера. От разбойника несло лошадьми и потом.

Фиби ударила его ногой по голени и укусила противный толстый язык, нагло вторгшийся в ее рот.

Черный Платок отступил, освободив ее запястья, и вытер с губ струйку крови.

— Зря ты это сделала, детка.

Он схватил ее за горло и прислонил к дверце экипажа. Фиби не могла ни пошевелиться, ни закричать. Она с трудом глотала воздух.

— Пожалуйста, не трогайте ее. Заклинаю вас, — запричитала миссис Хантер.

— Свяжи старуху, поищи в багаже что-нибудь ценное и осмотри салон.

— У нас нет на это времени. — Джим бросил взгляд в сторону Фиби. — Возьмем-ка малышку с собой. Позабавимся с ней позже.

— Я возьму ее сейчас. А ты иди делай, что говорят. — Свободной рукой Черный Платок сунул пистолет в карман и вытащил нож. Клинок был короткий, но имел весьма устрашающий вид.

Фиби ничего не сказала. Она просто посмотрела в черные злые глаза негодяя и подумала, что как-то глупо умирать от руки разбойника посреди болот. Он наклонился ближе, почти касаясь ее платья.

Пронзительный крик вырвался из груди миссис Хантер.

— Какого дьявола, Джим. Сунь ей кляп в рот. Ее слышно небось в самом Блэклоке.

— Нет! — закричала Фиби. — Оставьте ее. Она вам и так отдала все, что у нее было.

Но Черный Платок выпустил ее руки и отвесил удар по лицу такой силы, что она стукнулась головой о дверцу экипажа. Разбойник разорвал на ней одежду, и ее тело сразу покрылось мурашками от холодного ветра. Фиби почувствовала его грубые, мозолистые руки на своей груди. Он снова ее поцеловал. Фиби едва не задохнулась от отвращения, когда в нос ей ударил запах прогорклого жира и перегара. Упал нож, его ручка оказалась рядом с ботинком Фиби, но Черный Платок этого даже не заметил. Девушка перестала сопротивляться, чтобы разбойник подумал, что ему удалось ее запугать, а сама тихонько полезла в карман его куртки и нащупала пистолет. Она быстро вытащила его, прервав отвратительный поцелуй, и ткнула дулом в живот.

— Отойдите, сэр, или я буду стрелять.

Черный Платок прищурился.

— Бьюсь об заклад, твоей первой мыслью было, как эта штука стреляет, — усмехнулся он.

— Думаю, надо сначала взвести курок, спустить его и посмотреть, что произойдет. — Большим пальцем она отвела курок назад до щелчка, не спуская с негодяя глаз.

Черный Платок почувствовал какое-то движение и попятился, поднимая руки вверх в знак повиновения.

— Полегче, детка. Не надо так горячиться.

— Оставьте медальон, садитесь на лошадей и уматывайте отсюда прочь.

Разбойник захохотал, но взгляд его был уже не такой самоуверенный.

— Джим пустит тебе пулю в лоб.

Краем глаза она увидела, что Джим направил на нее пистолет и стал подходить ближе.

— Стойте, где стоите, сэр, иначе я выстрелю в вашего друга! — крикнула она второму разбойнику, не отводя глаз от Черного Платка.

— Тогда я пристрелю тебя, а потом старуху. — Свободной рукой он вытащил нож из кожаной сумки. — Ты можешь, конечно, не беспокоиться за свою жизнь, но перед тем, как пустить пулю в тебя, я для начала разделаюсь с ней.

Фиби не сомневалась, что он не задумываясь приведет свои угрозы в действие. Черный Платок смотрел на нее выжидающе. Фиби понимала, что у нее нет выбора. Она опустила пистолет, и разбойник с торжествующей улыбкой поспешил выхватить его из ее рук.

— На чем мы остановились? — Негодяй схватил Фиби и бросил на землю. Возвышаясь над ней, он стал расстегивать свои штаны.

Хантер на большом черном жеребце мчался по дороге.

Одним выстрелом он уложил Джима. Черный Платок метнулся к экипажу и выстрелил, пуля задела руку наездника, но Хантер остался в седле и вторым выстрелом прострелил грудь Черного Платка. Разбойник пытался еще раз нажать на спуск, но колени его подкосились, и он упал лицом в землю.

Хантер спешился и подбежал к Фиби, на ходу снимая плащ.

На белой рубашке виднелись кровавые подтеки, а по левой руке расползалось темно-красное пятно.

Фиби вскрикнула и бросилась к нему.

Себастьян накинул на нее плащ, чтобы прикрыть наготу.

— Себастьян! Столько крови. — Через порванную рубашку из открытой раны непрерывно сочилась кровь. Глаза Фиби расширились от ужаса.

— Пуля слегка поцарапала кожу, но не проникла в плечо. Ничего страшного.

— Фиби. — Хантер начал трясти девушку за плечи. — Боже мой, я подумал… — В его голосе слышалась тоска.

— Я в порядке. Но они ранили кучера Джона, — проговорила Фиби. — И связали миссис Хантер и Джейми. — Она указала на место, где лежала его мать. — Идите к ней. Я освобожу Джейми.

Она остановилась и подняла с земли нож главного разбойника, заметив, что представляет собой странную картину: полуголая девушка с растрепанными волосами, порванной одежде, обмотанная в плащ, стоит около убитого разбойника с ножом в руке. Хантер на секунду заколебался.

— Я сам пойду к Джейми, а вы идите к матери. Вы ей нужны.

— Нет, вы не правы, — начала протестовать она, но Хантер уже отправился на помощь к молодому лакею.

Фиби поспешила к миссис Хантер, вытащила кляп у нее изо рта и освободила от веревок, которые успели сильно впиться в запястья и лодыжки женщины.

— Миссис Хантер, — обратилась к ней девушка, но та на нее даже не взглянула. Она смотрела невидящим взглядом куда-то за спину Фиби.

— Себастьян истекает кровью, — проговорила миссис Хантер. — Ох, Фиби, он ранен.

— Пуля задела его, он потерял много крови, и все же рана несерьезная, — успокаивала ее Фиби, но казалось, что женщина ее просто не слышит. Она была бледнее полотна.

— Он ранен, — запричитала она.

Фиби почувствовала присутствие Хантера.

— Мама, — прошептал он. У него в руке была сумка с деньгами и драгоценностями.

— Ох, Себастьян, — зарыдала миссис Хантер и потянулась к нему. — Сын мой.

Фиби взяла сумку и вытащила оттуда медальон.

— Миссис Хантер носила этот медальон днем и ночью, никогда не снимая. — Фиби открыла его и показала Хантеру миниатюры. — Она никогда не переставала вас любить, — прошептала девушка и, сжав медальон в кулаке, встала и пошла помогать Джейми.


— Разве тебе не надо находиться в постели, Хантер? Хотя бы присядь. — Хантер посмотрел на своего друга и, не покидая привычную позицию у окна, указал жестом на перекинутую через руку черную повязку.

— Ты же видел рану, Макэван. Она пустяковая. Я ношу эту чертову повязку, только чтобы не волновать свою мать.

Прошло два дня после происшествия на болотах, за это время миссис Хантер сменила гнев на милость в отношении своего сына.

— Она очень волнуется за твое здоровье.

— С тех пор как мы вернулись в Блэклок, она не перестает обо мне беспокоиться. Она даже отложила поездку в Лондон.

— По крайней мере, между вами исчезло недопонимание.

— Не представляешь, как я этому рад, Макэван. Она стала проявлять такой интерес к моим делам, что я не могу остаться наедине с Фиби, чтобы поговорить.

— Хантер, а не думаешь ли ты…

— Когда я увидел, как этот ублюдок ударил ее… — Хантер сжал кулаки.

— Твою реакцию можно понять, — ответил Макэван.

— Я должен был пристрелить его еще в прошлый раз, тогда ничего бы этого не произошло.

— Ты не мог знать заранее, Себастьян.

— Джед, ее некому защитить. Ее мать и сестра умерли, отец в тюрьме за долги, к которым он не имеет никакого отношения. Ей двадцать три года, она совсем одна.

— Как себя чувствует мисс Эллардайс после нападения?

— Насколько я знаю, она не пострадала, если не считать синяков и ссадин. Этот подонок собирался ее изнасиловать.

— Вот черт, — пробормотал Макэван.

— Я должен с ней поговорить.

— И что ты скажешь? — Макэван положил руку на здоровое плечо Хантера. — Себастьян, независимо от того, что произошло, она компаньонка твоей матери. А тебе стоит подумать о кольце твоего отца.

— Это происки врагов, Джед. Не могу поверить, что в этом замешана Фиби. — Он встретился взглядом с Макэваном. — Должно же быть этому какое-нибудь другое объяснение.

— Возможно, — неуверенно проговорил Джед.

— Я хочу посмотреть ей в глаза и услышать ее версию.

Фиби спускалась по лестнице, когда внизу увидела Хантера. Прошла неделя с тех пор, как на них напали разбойники. За это время ее чувства к Хантеру стали еще сильнее. Она посмотрела на него и, заметив, что он снял повязку, вздохнула с облегчением. Дела шли на поправку. Он выглядел сильным и невероятно красивым, ее сердце вновь затрепетало от любви и нежности к нему.

Поднявшись на пару ступеней, он увидел Фиби и остановился. У него был решительный вид, и она поняла — деваться некуда.

— Мистер Хантер. — Фиби вежливо кивнула.

Она собиралась пройти мимо, но он схватил ее за руку и потянул в коридор, которым обычно пользовались слуги.

— Фиби, нам надо поговорить. — Себастьян нежно обнял ее за талию. Он был так близко от нее.

— Меня ждет миссис Хантер. — Она попыталась вырваться, но Хантер ее крепко держал.

— Встретимся сегодня вечером. Спускайтесь ко мне в кабинет, как только мать ляжет спать.

— Я не могу, — прошептала она.

— Почему? — Он буквально пожирал ее глазами.

«Потому что я люблю вас. Если я снова окажусь с вами наедине, не смогу скрыть от вас правду. Тогда они убьют моего отца. Потому что, если вы узнаете, что я собираюсь сделать, вы меня возненавидите». Но вслух сказала совсем другое:

— У меня куча неотложных дел.

— Тогда завтра утром, перед завтраком.

— Нет, Себастьян. Мы не должны больше видеться наедине. Ни завтра, ни в какой-либо другой день.

Фиби заметила, как желваки заходили у него на скулах.

— Почему нет?

— У меня… у меня свои дела, у вас свои.

— Черт возьми, Фиби. — В его глазах блеснул зеленый огонек ярости. — При чем здесь дела? Вы сами прекрасно понимаете, нам надо поговорить.

— Нет, — выдавила из себя Фиби. — Я не могу.

Она просто не могла себе позволить иметь с ним какие-то дела. Она должна найти кольцо и украсть его, чтобы спасти своего отца. Но, дьявол, она любила Хантера. Фиби не знала, как ей поступить.

Они не отрываясь смотрели друг на друга. Сердце Фиби ныло, но она должна быть сильной. Ради отца. Казалось, расстояние между ними сокращалось. Его лицо находилось буквально в нескольких дюймах от нее. Фиби вдыхала его запах, ощущала тепло, исходившее от него. Она почувствовала на щеке его дыхание, и по телу побежали предательские мурашки. Она изнывала от желания его поцеловать, обвить руками шею и прижаться к этому доброму, сильному, благородному мужчине, которого так полюбила.

— Позвольте мне уйти, — прошептала она.

— Не сейчас, — произнес Хантер и страстно прильнул к ее губам в самом жарком поцелуе. Потом нехотя от нее отстранился.

Фиби повернулась и зашагала по каменным плитам коридора как раз в тот момент, когда на лестнице, ведущей на кухню, появилась служанка.

— Миссис Хантер в гостиной, она вас звала, — проговорила она.

— Да-да, я уже иду, — ответила Фиби, надеясь, что ничем не выдала свое смятение после поцелуя Хантера.

Но служанка, казалось, вообще ничего не замечала. Фиби поправила выбившуюся прядь и проследовала за ней в гостиную.

Хантер не двигался. Фиби не надо было оглядываться, чтобы понять, что он стоит в тени коридора и наблюдает за тем, как она удалялась.


Через несколько дней Себастьян сидел в гостиной напротив миссис Хантер и Фиби и задумчиво пил кофе. Денек выдался ясным и теплым — лето прощалось с Блэклоком. Солнечный свет заливал комнаты. Фиби как раз сидела под яркими лучами, и темные круги под глазами были хорошо заметны. Она выглядела так, словно ночью не сомкнула глаз, а когда думала, что на нее никто не смотрит, в глазах появлялась тревога. В последнее время Фиби хорошо удавалось избегать Себастьяна.

Лакей принес почту, положив серебряный поднос рядом с Хантером.

Два письма предназначались ему — одно от его портного, второе от Доминика, три письма для миссис Хантер и одно для Фиби. В этот раз не от Эммы Норткот, почерк был скорее мужским и весьма заурядным, словно кто-то изо всех сил пытался его изменить, не желая себя выдавать. Адрес отправителя указан не был.

Себастьян раздал письма, отложил в сторону письмо от портного и принялся за послание от Доминика. Он сломал печать, пробежал глазами строчки и порадовался новостям.

— Фиби, дорогая, сходи, пожалуйста, принеси мне очки.

Хантер уловил нотки раздражения в просьбе матери.

— Для этого у нас есть слуги, — сухо сказал он и положил письмо от Доминика на стол.

Мать удивленно на него посмотрела.

— Мне нетрудно, уверяю вас, сэр. — Фиби покраснела и выпорхнула из комнаты, прежде чем Хантер дотянулся до колокольчика.

Послышался хруст сломанных печатей и шелест бумаги, когда миссис Хантер принялась распечатывать свои письма. Она взяла одно и, держа его на расстоянии вытянутой руки, стала читать с прищуренными глазами.

— Говоря о размере… Не понимаю, что здесь написано. Прочитай мне, Себастьян.

— Хокинс пишет вам, что в особняке на Шарлот-стрит закончены работы и все готово для вашего возвращения.

Фиби как раз спускалась в гостиную, когда прозвучали последние слова Хантера. Он заметил, как она напряглась, услышав новость. Но на него даже не взглянула и, улыбнувшись его матери, просто протянула ей очки.

— Так быстро, — удивилась миссис Хантер.

— Вы не должны уезжать, — сказал он. — В самом деле, я настаиваю на том, чтобы вы остались. — Себастьян вспомнил, что Фиби рассказывала ему о проникновениях в дом на Шарлот-стрит и о страхах миссис Хантер. А еще он подумал о Фиби.

— Ты молодой мужчина, Себастьян, — улыбнулась мать, — и сколько времени был обременен присутствием старухи.

— Вы никакая не старуха и уж тем более не обуза. Я продолжаю настаивать на том, чтобы вы остались.

— Я даже слышать об этом не хочу, — улыбнулась миссис Хантер, в ее глазах заблестел озорной огонек, впервые после смерти мужа.

Краем глаза он увидел, что Фиби распечатала письмо, едва прочитав, сложила обратно. Хантер посмотрел на нее в тот момент, когда она подняла голову, их взгляды встретились. Себастьян успел заметить ужас в ее глазах. Она опустила ресницы, через пару секунд вновь подняла глаза, ничем не выдавая свои переживания.

— Хорошие вести? — поинтересовалась миссис Хантер и указала на письмо, которое Фиби крепко сжимала в руке.

— Пустяки. — Фиби улыбнулась весьма убедительно. — Мэм, какие планы у вас на сегодня?

Хантер гнал Аякса по болотам. В лицо дул резкий ветер. Над головой раскинулось бледно-серое небо. Где-то высоко парила пара орлов. Он обратил внимание на этих огромных, величественных птиц, хотя все мысли его были сосредоточены на Фиби Эллардайс.

Письмо, должно быть, каким-то образом связано с поиском кольца его отца. К тому же адрес написан мужской рукой. Себастьян вспомнил незнакомца, с которым видел Фиби около городской тюрьмы, и страх в ее глазах, когда она прочитала письмо. Он не собирался просто так отпускать ее из Блэклока… из своей жизни. Осталось слишком много неразгаданных загадок, которые не давали ему покоя. Ему нужно во всем разобраться. Ему нужна она.

Хантер мчался все быстрее и быстрее. К тому моменту, когда он завел Аякса в конюшню, он уже знал, что будет делать.


Глава 12 | Таинственный джентльмен | Глава 14