home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

Уединившись в своей комнате, Фиби снова принялась за письмо, которое получила утром. В послании было всего два слова: «Мы ждем».

Как ни старалась уверить себя Фиби в том, что отложенная на время поездка в Лондон поможет ей справиться с ночным кошмаром, эти короткие два слова хорошенько ее отрезвили. Поедет ли она в Лондон или нет, останется ли в Блэклоке или переберется в дом миссис Хантер на Шарлот-стрит, Посланник найдет способ ее достать… и, что самое страшное, навредить ее отцу. А у нее до сих пор не было кольца. В самом деле, она ни на йоту не приблизилась к тому, чтобы его обнаружить. Хотя со дня переезда в Блэклок прошло несколько недель. Перстень у Хантера, он охранял его самым тщательным образом, по его же собственному признанию. Возможно, даже не в Блэклоке. Где бы оно ни находилось, Фиби потеряла надежду его найти. И от одной мысли о последствиях ей хотелось заплакать.

Часы пробили пять. Фиби услышала, как отворилась дверь в спальню миссис Хантер, и по коридору раздались ее шаги.

Фиби скомкала письмо и бросила в огонь, наблюдая за тем, как языки пламени превращали его в пепел. Потом расправила плечи и последовала за миссис Хантер в гостиную.

Хантер подождал, пока мать и Фиби усядутся, прежде чем занять свое место. Он сидел во главе стола, миссис Хантер напротив, Фиби оказалась между ними спиной к окну и лицом к двери.

— Потрясающий лосось, — восхитилась миссис Хантер.

— Надо будет обязательно похвалить кухарку.

Фиби с удивлением заметила, что миссис Хантер, уплетая кусок за куском, постепенно опустошила свою тарелку. Какая разительная перемена произошла в этой леди. За все время, пока Фиби на нее работала, миссис Хантер едва притрагивалась к еде. Она чудесным образом преобразилась. Черты ее лица стали мягкими и приятными. От прежнего недовольства и злобы не осталось и следа. В отличие от Фиби, которая с каждым днем все сильнее страдала от тревожного беспокойства. У нее совсем пропал аппетит, к горлу подступала тошнота. Она периодически тыкала вилкой в лосося, чтобы казалось, будто ест, и даже порезала говядину на маленькие кусочки, но лишь один из них коснулся ее губ.

— И правда, — согласился Хантер, уплетая вкусную еду.

Разговор проходил мимо нее. Фиби ограничилась лишь парой коротких замечаний. Вскоре унесли тарелки, она этого даже не заметила, думая только о своем отце.

— Но ты не до конца поправился, чтобы выдержать все тяготы путешествия, Себастьян. — Восклицание миссис Хантер вернуло Фиби к действительности. Только сейчас она увидела, что стол опустел.

— Матушка, я прекрасно себя чувствую. В конце концов, это даже не рана, а ничтожная царапина.

— Я даже не знаю, — задумчиво протянула миссис Хантер.

— Кроме того, Арлесфорд написал мне. Он ожидает пополнения в семействе. Они с Арабеллой думают устроить бал по этому поводу. Мы приглашены.

Хантер встал, прошел вдоль стола с противоположной от Фиби стороны и остановился напротив нее, вытащил из кармана письмо и протянул его матери правой рукой, оперевшись левой о стол.

Миссис Хантер надела очки и начала читать распечатанное письмо.

— Какая прелесть! Никоим образом нельзя разочаровывать леди Уилластон. Так любезно с ее стороны пригласить меня и устроить в мою честь карточный турнир. — Миссис Хантер посмотрела на Фиби с озабоченным видом. — Что скажешь, дорогая? Учитывая то, что произошло на болотах, я прекрасно тебя пойму, если ты не захочешь ехать в Лондон.

Фиби едва слышала вопрос. Она была слишком увлечена, разглядывая растопыренную на белоснежной скатерти ладонь Хантера, точнее, его длинные пальцы. Сердце ее бешено забилось. Она закусила губу и медленно подняла на него глаза.

Во взгляде Хантера блеснул огонек такого же ярко-зеленого цвета, как и изумруды в серебряном кольце с волчьей головой на его пальце.

— Фиби, — повторила миссис Хантер.

— Лондон — звучит потрясающе. — Она отвела взгляд от Себастьяна. — Это именно то, чего нам сейчас не хватает.

Голос Фиби звучал бодро. Она и сама поразилась, как ей удалось сохранить спокойствие, когда изнутри просто раздирали эмоции.

— Я очень рада, что ты так думаешь, дорогая. — Миссис Хантер улыбнулась и протянула письмо Себастьяну. — Когда выезжаем?

— Чем раньше, тем лучше, — ответил Хантер и положил письмо обратно в карман. — Если, конечно, миссис Эллардайс не возражает.

— Нет, я совершенно не против. — Она безуспешно пыталась выдавить из себя улыбку. Впечатления от нового города оказались бы слишком горьким утешением для ее измученной души. Она чувствовала себя настоящей предательницей, от этой мысли сердце наливалось кровью.

— В таком случае пойдем, Фиби. Оставим Себастьяна. Надо будет распорядиться, чтобы начали собирать наши вещи.

Фиби последовала за миссис Хантер. Выходя из гостиной, она невольно оглянулась на Себастьяна. Он провожал ее пристальным взглядом. Фиби дрогнула от мысли, что могло за ним скрываться.


Хантеры отправились в Лондон в прекрасном черном экипаже Себастьяна. Перед отъездом Фиби успела наведаться в тюрьму, чтобы попрощаться с отцом. Хантер настоял на том, чтобы ехать верхом, несмотря на все протесты своей матери. Она продолжала беспокоиться за состояние его руки. Фиби была только рада тому, что Себастьяна нет с ними в экипаже. Разрываемая противоречивыми чувствами, она боялась, что, находясь с ним в закрытом пространстве, выдаст свои переживания, и миссис Хантер что-то заподозрит.

На пути они два раза останавливались в самых дорогих и комфортабельных гостиницах. Фиби и миссис Хантер делили одну комнату на двоих, у Хантера были свои апартаменты. С каждым часом, с каждой милей приближаясь к Лондону, Фиби чувствовала безвыходность своего положения. Хантер обращался с ней, как и положено джентльмену с компаньонкой своей матери, не позволяя себе никаких вольностей. Но стоило ему оказаться рядом или взглянуть на нее, как ее сердце наполнялось любовью. По его взгляду она поняла, что он испытывает похожее чувство.

Каждый день она искала глазами кольцо на его пальце, но увидела его лишь однажды. В остальное время, когда он снимал перчатки, кольца не было. Даже если бы он надел его, существовал только один способ забрать его. Фиби становилось противно от одной мысли, что для этого ей придется обмануть, соблазнить Хантера и украсть у него перстень. Совсем скоро они приедут в Лондон, и Посланник даст о себе знать. Фиби старалась не думать о последствиях встречи.


С особняком на Гросвенор-стрит у Хантера было связано много воспоминаний. Прекрасный дом из желтого песчаника принадлежал его отцу. После смерти Хантера-старшего дом отошел Себастьяну. Трудно поверить, что особняк на протяжении года пустовал. К прибытию Хантера дворецкий Трентон и его жена миссис Трентон, по совместительству экономка, успели разобраться во всех комнатах, покрасить окна и даже заменить дверной молоток.

Они уже четыре дня находились в Лондоне, охотно посещая всевозможные экскурсии, музыкальные вечера и магазины. За все это время Хантеру так и не удалось остаться с Фиби наедине.

Себастьян стоял в пустой прихожей. В зеркальной поверхности черно-белого мраморного пола отражалась массивная хрустальная люстра. С правой стороны ближе к двери, ведущей в гостиную, находился инкрустированный перламутром и обсидианом круглый стол, на котором красовалась посеребренная стеклянная ваза с большим букетом белых цветов.

С левой стороны прямо над выстроившимися вдоль стены китайскими креслами висело огромное зеркало в золотой раме. Все внутреннее убранство дома, за исключением кабинета, имело элегантный, утонченный вид, сильно отличавшийся от мрачной старинной обстановки Блэклока. Хантеру ударил в нос до боли знакомый запах дома, аромат воска с пасеки миссис Трентон и полировочной смеси. На него нахлынули воспоминания о давно минувших днях. Ему вновь послышался голос отца.

Он постоял в тишине, погрузившись в размышления. Прислушиваясь к своим ощущениям, Хантер заметил, что снедавшее его в последний год чувство вины несколько притупилось после ночи, проведенной с Фиби, оставив после себя лишь тихую печаль. Фиби верила в него и ни в чем не обвиняла.

Из гостиной раздался женский смех. Хантер узнал голос матери, ее подруг… и Фиби. Он всегда держал в голове ее образ. Она не старалась больше его избегать.

Фиби видела кольцо и обязательно придет к нему в комнату. Это лишь вопрос времени.

Он надел шляпу, взял перчатки и трость, вышел из дома и направился к своему другу, Доминику Фюрно, герцогу Арлесфорду.


— Итак, если позволишь, перейдем сразу к делу. Так, значит, эта ваша мисс Эллардайс, не обращая никакого внимания на деньги, драгоценности, бриллианты твоей матери и бесценные картины, искала исключительно перстень.

Арлесфорд пристально посмотрел на Хантера, стоявшего в противоположной стороне библиотеки.

Себастьян отвел взгляд, чтобы ненароком не выдать своих чувств.

— Очень интересно, — продолжил Арлесфорд. — Надо полагать, ты не знаешь, почему кольцо представляет для нее такую ценность, — герцог взял графин с бренди и разлил по бокалам, один из которых протянул Хантеру, — кроме того, что это кольцо твоего отца и очень дорого тебе?

— Да, кольцо для меня дороже, чем ты думаешь. Непонятно, зачем оно понадобилось кому-то еще. В нем нет ничего примечательного, если не считать его необычную форму. Лишь однажды мне довелось увидеть нечто подобное на трости, принадлежащей нашему любимому виконту.

Арлесфорд нахмурился.

— Я в толк не возьму, чтобы это могло значить. Серебро и парочка изумрудов, кому это могло понадобиться? — Хантер взял у герцога бренди, пробурчав слова благодарности. Он сделал глоток и поставил бокал на столик. — И потом еще этот незнакомец, с которым она встретилась за стенами тюрьмы.

— Может быть, он ее возлюбленный, а не сообщник. — Арлесфорд удивленно вскинул бровь. — А может быть, и то и другое.

От слов друга Хантер напрягся и стиснул зубы.

— Это не ее любовник, — уверенно проговорил он.

— С чего ты взял?

— Интуиция подсказывает, — ответил Хантер бесстрастным голосом. Меньше всего он хотел, чтобы друг догадался о его чувствах к Фиби.

— А письмо, которое она недавно получила?

— Что бы там ни было написано, она не смогла скрыть ужас, прочитав его.

— И что ты об этом думаешь? — сделав глоток, спросил герцог.

— Ее запугали.

— Уж не приглянулось ли кольцо какому-нибудь любителю необычных вещей, тому же самому Линвуду. Он решил найти вора или воровку, которая добудет ему перстень.

— Она на такое не способна.

— Ты, я смотрю, на ее стороне. — Арлесфорд многозначительно улыбнулся. — А она хорошенькая, не так ли? Да ты ею увлечен.

Глаза Хантера сузились. Он перестал мерить шагами комнату и с решительным видом подошел к герцогу.

— Думай, что говоришь о мисс Эллардайс.

— Хантер, ты мне что-то недоговариваешь.

— А это уже тебя не касается.

— Она воровка и компаньонка твоей матери, — проговорил он, бросив на Хантера проницательный взгляд.

— То, что Фиби компаньонка моей матери, — это я и сам знаю. Но она не воровка.

— Фиби? — изумленно переспросил Арлесфорд.

— Черт подери, Доминик! — вскипел Хантер.

Раздался стук в дверь, и в комнату вошла жена герцога Арабелла. Она одарила мужа лучезарной улыбкой:

— Мне показалось, я услышала твой голос, Себастьян.

— Арабелла. — Хантер поклонился.

— Рада снова тебя видеть. Теперь скажи-ка мне: вы собираетесь с миссис Хантер отправиться сегодня вечером на бал к леди Рутледж?

— Да, — ответил Хантер, вспомнив о Фиби.

— Замечательно. Пожалуйста, передай ей, что с нетерпением жду встречи с ней.

— Непременно, — кивнул Хантер. — Прошу меня извинить, я должен вернуться на Гросвенор-стрит.

Герцог и герцогиня Арлесфорд стояли около окна и наблюдали, как Хантер спускался по каменным ступенькам крыльца. Доминик обнял жену за плечи.

— Хантер изменился больше, чем я думала. Он производит впечатление человека, которого что-то терзает.

— Ты права, любовь моя, — ответил герцог. — У него все на лице написано, как бы он ни пытался это скрыть.


На балу, устроенном леди Рутледж, Фиби находилась в компании миссис Хантер и ее подруг, две из которых тоже пришли в сопровождении компаньонок. Она лишь вполуха слушала болтовню вокруг себя. Все внимание было обращено на прислонившегося к дорической колонне задумчивого Хантера. Она часто ловила на себе его взгляд.

— Не так ли, мисс Эллардайс? — раздался голос миссис Хантер.

— Да, мэм, конечно, — ответила Фиби, делая вид, что внимательно следила за нитью разговора. Она тайком взглянула на Хантера, он продолжал пожирать ее взглядом.

Фиби отвернулась и с тоской посмотрела на танцующие пары, среди которых был друг Хантера герцог Арлесфорд со своей женой. Высокая и элегантная Арабелла Фюрно с высоко забранными волосами, спускавшимися волнистыми золотистыми прядями на изящную шею, была, пожалуй, самой красивой женщиной на балу. Если судить по превосходному качеству материала, модному покрою и общему впечатлению, серое шелковое платье с серебряным тиснением, должно быть, стоило целое состояние. Рядом с Арабеллой Фиби чувствовала себя невзрачной и старомодной в своем вечернем зеленом платье. Но герцогиня была добра и приветлива с ней, частенько включая ее в беседы с миссис Хантер. Когда танец кончился, леди Арлесфорд присоединилась к миссис Хантер и Фиби. Компаньонка заметила, как сияла от гордости ее хозяйка, удостоившись такой чести от самой герцогини. Вскоре дамы увлеклись привычной болтовней.


В другой стороне зала, скрывшись за колоннами, стоял Хантер рядом с Арлесфордом. Они разговаривали с Балфордом. Себастьяну было очень стыдно за то, как он в последний раз обошелся со своим старым другом в Глазго.

— Забудь об этом, старик, — сказал Балфорд в ответ на извинения Хантера. — Рад видеть, что тебе стало немного лучше.

Хантер кивнул.

— Я смотрю, вы хорошо провели время с Кельвином?

Через плечо Балфорда Хантер прекрасно мог видеть Фиби. Она сидела рядом с Арабеллой, и все три дамы, казалось, были полностью увлечены беседой.

— Рад был повидаться со старым другом. Мы отлично пообщались. Даже несмотря на то, что это мой отец заставил меня поехать. Не мог же я расстроить старика.

— Верно, — коротко ответил Хантер.

— Прости, я совсем не это имел в виду. — Балфорд покраснел.

Хантер немного расслабился, понимая, что друг не хотел его ничем обидеть.

— Я знаю, Балфорд.

— Будь проклят тот день, когда я во все это ввязался.

— Это я во всем виноват, а не ты. — Хантер покачал головой.

Балфорд кивнул и добродушно улыбнулся.

— Твоя мать в добром здравии, Хантер? — Балфорд оглянулся в сторону миссис Хантер.

— Да. У нее все в порядке.

Мужчины обратили свое внимание туда, где сидела миссис Хантер. Но Себастьян смотрел совсем не на свою мать.

— Кто эта симпатичная девушка рядом с миссис Хантер?

— Это мисс Фиби Эллардайс, компаньонка моей матери. — Хантер нахмурился.

— Она так смотрит на танцующих, словно хочет оказаться среди них. Не возражаешь, если я приглашу ее на танец, Хантер?

Не возражает ли он? Хантер чуть не задохнулся от ярости. Он думал, что если бы он сам пригласил Фиби на танец, то непременно бы вызвал недоуменные взгляды и вопросы, в том числе и от своей матери. Но провалиться ему на этом месте, если он увидит ее в паре с другим мужчиной.

— Она здесь, чтобы сопровождать мою мать, а не танцевать, — сухо ответил он.

— Ты слишком суров к девушке, Хантер. Миссис Хантер, похоже, весело проводит время в компании герцогини. Я бы, конечно, в первую очередь спросил разрешения у леди, прежде чем украсть у нее компаньонку.

Арлесфорд многозначительно посмотрел на Хантера.

Себастьян продолжал упрямо хмуриться.

Тогда герцог наступил ему на ногу.

— Ну, раз уж так, Балфорд… — пробурчал Хантер неохотно.

— Несправедливо лишать бедную девушку возможности закружиться в танце на балу среди музыки и веселья. Девушки очень любят танцевать. Пойду приглашу ее.

Хантер подавил в себе желание ударить Балфорда по физиономии прямо в зале. Ему ничего не оставалось, как смотреть, как Балфорд, огибая танцующих, направляется к Фиби.

— Чертов сукин сын, — бормотал под нос Хантер. — Он не должен был этого делать.

— Балфорд, как и ты, Хантер, слишком долго томился в ожидании. Он ведет себя вполне естественно. Кроме того, он прав. Девушка так смотрит на танцующих, словно только и ждет момента, когда кто-нибудь ее пригласит.

Хантер крепко стиснул зубы, чтобы не сорваться на грубость и не высказать вслух все, что он об этом думал.

— Линвуд здесь, — неожиданно заметил Арлесфорд.

Герцог не сделал ни единого движения, но Хантер сразу почувствовал исходящее от друга напряжение при упоминании имени виконта. Хотя взгляд Арлесфорда был полностью прикован к тому, как Балфорд приглашал на танец Фиби, думал он совершенно о другом.

— В левом углу с противоположной стороны зала, — спокойно подсказал герцог.

Хантер принялся искать глазами Линвуда и заметил его прямо за креслами, на которых сидели мать и компаньонка.

— Когда я встретил его в Глазго, он был с Балфордом.

— Я не знал, что они поддерживают хорошие отношения, — отозвался Арлесфорд.

— Я думаю, их отцы давние приятели.

— Бедняга Балфорд.

В тот момент Хантеру было полностью наплевать на Линвуда. Он внимательно следил за Балфордом и Фиби и гадал, как его друг собирается провести конец вечера.


Около часа ночи миссис Хантер и Фиби вышли из дома леди Рутледж и направились к экипажу. Арлесфорд остановил Хантера в прихожей, чтобы о чем-то переговорить.

Несмотря на напряженные отношения между Фиби и Хантером, вечер ей очень понравился. Мало того что она приобрела себе нового друга в лице герцогини Арлесфорд, Арабеллы, ей еще удалось потанцевать целых три раза: один раз с герцогом Арлесфордом и два раза с лордом Балфордом. Как бы она ни хотела, но Хантер ни разу ее не ангажировал. Фиби понимала, что он поступил правильно. Более того, он едва перекинулся с девушкой парой слов, зато постоянно наблюдал за ней напряженным и задумчивым взглядом и с ярко выраженным недовольством в глазах.

Леди почти спустились по ступенькам крыльца, как у Фиби из рук выскользнула сумочка. Она нагнулась, чтобы ее поднять, но ее опередил загорелый темноволосый красивый джентльмен.

— Ваша сумочка, мисс, — произнес незнакомец.

Сердце Фиби бешено забилось. Она посмотрела в черные как ночь глаза джентльмена.

Он задержался около нее лишь на несколько секунд, затем поклонился и скрылся в темноте.

Миссис Хантер почти дошла до экипажа, а Фиби стояла и не отрываясь смотрела на незнакомца. Он снова оглянулся на Фиби.

— Пойдем, Фиби, чего ты там копаешься, — раздался нетерпеливый голос миссис Хантер.

Фиби поспешила к экипажу, но перед глазами у нее стоял незнакомец с тростью из черного дерева, вершину которой венчала волчья голова с блестящими изумрудными глазами.


Глава 13 | Таинственный джентльмен | Глава 15