home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Тиби стояла у окна в своей комнате, глядя на обнесенный изгородью сад и тихие, спокойные воды озера. Яркое утреннее солнце неприятно слепило глаза, она чувствовала себя совсем разбитой и опустошенной после бессонной ночи. За спиной скомканные и разворошенные простыни и одеяла напоминали о ночных беспокойствах и метаниях.

Фиби передергивало от одного воспоминания о том, что между ними произошло, и ясного осознания своих действий. Она прислонилась лбом к стеклу и закрыла глаза. С тех пор как она покинула спальню Хантера, душевные терзания вкупе с сильными эмоциями и переживаниями не отпускали ее ни на минуту. Стыд и смущение, чувство вины и непреодолимое желание.

Она позволила ему себя поцеловать, прикоснуться к ней так, как не могла бы представить себе даже в самых откровенных фантазиях. Самое ужасное из этого — ее собственные порочные чувства. Это она хотела, чтобы он ее поцеловал, где-то глубоко внутри жаждала его прикосновений. Хантеру удалось пробудить в ней нечто доселе ей неизвестное, не понятое до конца. Она стояла в одиночестве перед открытым холодному дневному свету окном и пыталась разобраться в своих чувствах. Как, черт возьми, теперь смотреть ему в глаза после того, как она сама заставила его поверить в свое желание? Одновременно Фиби четко осознавала, что не могла открыть истинную причину своего пребывания в его спальне.

Она открыла глаза и еще раз взглянула на холодные, мрачные болота под бледно-серым небом. За окном гудел ветер. Казалось, он доносил до нее слова отца: «О нем ходят недобрые слухи…» Фиби вздрогнула и прогнала навязчивые мысли. Предстояло еще обыскать весь Блэклок. Как бы ей ни хотелось, она не могла бросить это дело. Фиби отвернулась от окна и отправилась навстречу новому дню.

Фиби и миссис Хантер в уютной, тихой атмосфере работали вместе над вышивкой. Каждый день понемногу заполняли холст цветами и вазами, ловко орудуя иголками. Миссис Хантер занималась розами насыщенного темно-розового цвета, в то время как Фиби вышивала фиолетовым фрезии. Миссис Хантер сделала узелок и теперь искала в корзине с нитками новый моток.

— Ах, какая досада!

— Что случилось? — Фиби отвлеклась от рукоделия и посмотрела на миссис Хантер.

— Я хотела приняться за листья, но оставила бледно-зеленый моток в спальне. Дорогая, не могла бы ты сходить и принести его мне?

— Конечно.

— Я думаю, что он на прикроватной тумбочке, — проговорила она вслед уходящей Фиби.

На тумбочке зеленых ниток не оказалось. Фиби быстро огляделась в комнате и поняла, какая возможность ей вдруг предоставилась. Какой шанс — обыскать спальню, вместо того чтобы терять время на поиски катушки с нитками.

Как же это нехорошо, грязно. Фиби ненавидела себя. Она снова вспомнила о своем отце, отбросила гнетущие мысли в сторону и принялась быстро и тщательно обыскивать спальню. Осмотрела ювелирные украшения миссис Хантер, перешла к шкатулке с безделушками и ящикам туалетного столика у прикроватной тумбочки. Драгоценное время слишком быстро заканчивалось. Она нашла нитки холодного бледно-зеленого цвета, напомнившие ей глаза Себастьяна Хантера. Больше ничего. Она понимала, что не могла больше оставаться в комнате. Надо идти.

Миссис Хантер уже заждалась. Фиби схватила моток ниток и вышла.

— Так вот вы где, мисс Эллардайс. Раз уж мы с вами наедине, позвольте называть вас просто Фиби. — Хантер подпирал плечом стену напротив спальни своей матери. — Я думал, вы никогда оттуда не выйдете. Если вы ищете мою мать, то она, я полагаю, в гостиной.

Мисс Эллардайс вздрогнула и залилась легким румянцем.

— Миссис Хантер послала меня за нитками. — В доказательство своих слов она протянула ему катушку. — Но их не оказалось там, где говорила миссис Хантер. Мне пришлось искать нитки. Ну… это заняло некоторое время, — достаточно спокойно проговорила она. Но Хантер заметил ее волнение и заподозрил обман. — Прошу простить меня, сэр, но я не могу заставлять миссис Хантер долго ждать. — К девушке вновь вернулось спокойствие. Хантер это почувствовал.

Он схватил ее за руку. От внезапного прикосновения Фиби вздрогнула.

— Всего лишь каких-нибудь пятнадцать минут, Фиби. Разве это так важно?

— Вы хотите побыть со мной?

— Да. Я очень хотел вас увидеть. — Хантер соврал лишь наполовину.

— Мистер Хантер, — еле слышно пробормотала она.

— Себастьян, — поправил он.

Хантер решил для себя, что делает это ради матери, а вовсе не из-за того, что желает овладеть мисс Эллардайс со дня их первой встречи. В отличие от прошлой ночи, он был готов довести дело до конца.

Но, черт возьми, его самого их поцелуй несколько обескуражил, не говоря уже о Фиби Эллардайс. Что, в конце концов, она ищет в комнатах Блэклока? Надо просто немного на нее надавить — и правда так или иначе выйдет наружу.

— Правда, сэр, мне надо идти.

Хантер скользнул по ее руке и схватил за ладонь:

— Вы забыли о нашем соглашении, Фиби?

— О каком соглашении? — Выражение лица ее было наивным и простодушным, но во взгляде поселилась настороженность, которую она не смогла скрыть.

— Неужели вы забыли прошлую ночь? — пробормотал он.

— Прошлую ночь… — Она сильнее покраснела.

В эту минуту силы вконец покинули ее. Ладонь выскользнула из его руки. Фиби попятилась и уперлась в стену. Она опустила глаза. Темно-рыжие ресницы задрожали. Хантер решил, что она перестала притворяться.

— Фиби, — произнес он мягче.

Она посмотрела на него, и Хантер понял, что не прав. Они уставились друг на друга, в глазах Фиби не было ни единого намека на капитуляцию, только осторожность и непоколебимая решимость, граничащая с вызовом. Себастьян подумал, что бы она стала делать, если бы он вдруг ее обнял и поцеловал с той же страстью, как накануне. Что сделать, чтобы заставить ее выложить правду? Как на нее надавить, чтобы она рассказала об истинной причине посещения его спальни прошлой ночью и визитах в комнату матери? Позволила бы она сейчас ему отвести себя в спальню и бросить на кровать? Он бы с удовольствием лег рядом с ней. Хантер не сделал ни единого движения, но, видимо, задумчивое выражение лица ясно выдавало ход его мыслей. Фиби побледнела, но по-прежнему стояла на месте.

— Себастьян. — Услышав свое имя, сорвавшееся с ее губ, Хантер испытал странное ощущение. — Поговорим об этом позже. Сейчас я должна идти к вашей матери. Я и так заставила ее долго ждать. — К ней окончательно вернулось самообладание.

Она уже направилась к лестнице, но Хантер вдруг схватил ее за локоть, почувствовал как она вздохнула от его прикосновения, услышал вскрик от неожиданности, увидел пульсирующую вену на ее шее и понял что, если бы она притворялась; смогла бы лучше себя контролировать. Их взгляды вновь встретились, Хантеру показалось, что в ее глазах он увидел вспышку желания, страха и чувства вины.

— Я же вам сказала…

Он ничего не ответил, просто вложил бледно-зеленую катушку в ее руку и зашагал прочь.


В течение последующих нескольких дней у Фиби не было возможности обыскать Блэклок. Поблизости всегда находился Хантер, конечно тихий и усидчивый. С тех пор как Себастьян застал ее в своей спальне, он стал проводить все больше времени в компании своей матери, несмотря на вражду, существовавшую между ними. В его присутствии Фиби острее чувствовала существование некоего, как он называл, «соглашения» между ними. Всякий раз когда взгляды их пересекались, на нее накатывало воспоминание о той ночи, о страстном поцелуе, о крепких объятиях, о прикосновениях к его могучему, крепкому телу. Она гнала прочь эти мысли, отрицая случившееся, винила себя за невольное и непреодолимое влечение, которое не могла контролировать. Никогда больше она не позволит себе расслабиться. На ее хрупких плечах тяжелый груз ответственности. А страх за жизнь отца побуждал к дальнейшим поискам.

Фиби и миссис Хантер сидели под сенью раскидистой яблони в обнесенном изгородью саду и читали.

— Это мое самое любимое место, — обратилась леди Хантер к мисс Эллардайс. — Оно хорошо укрыто от ветра.

— Матушка. — В воротах стоял Себастьян Хантер, застав Фиби врасплох своим неожиданным появлением. Он хмуро посмотрел на них и поклонился. — Вы нужны мне сегодня, чтобы встретиться с арендаторами.

Миссис Хантер взглянула на него с нескрываемым раздражением:

— Я думала, Макэван, твой управляющий, с этим справится.

— Есть некоторые вопросы, в которых женщина понимает больше, — хранение белья и прочее.

— А что миссис Доусон? — нахмурилась пожилая леди.

— Миссис Доусон покинула Блэклок вскоре после вашего отъезда.

— И вы не нашли ей замену? Неудивительно, что без домработницы дом в таком беспорядке.

Хантер ничего не ответил. Мать с сыном так холодно смотрели друг на друга, что Фиби показалось, будто комфортная температура в саду упала на несколько градусов.

— Полагаю, у меня нет иного выбора, — угрюмо пробормотала миссис Хантер. — Теперь давай, Фиби, отнеси книги в мою комнату и приготовься, — обратилась она к девушке.

— Приготовиться? — повторила она в недоумении и уставилась на хозяйку. — А вы собираетесь поехать с мистером Хантером?

— Ну конечно, — отрезала миссис Хантер. — Как же мне осточертело таскаться по всей округе и навещать этих вонючих крестьян. — В последний раз бросив на сына холодный взгляд, она вышла из сада.

Фиби взглянула на Хантера, чувствуя, что отношения между ними стали еще напряженнее. Ее охватило смутное подозрение о причине неожиданного желания позвать с собой мать. Фиби не хотелось, чтобы по задумчивому выражению ее лица Хантер догадался о ходе ее мыслей. Она тут же отвела взгляд в сторону и устремилась вслед за миссис Хантер.


Хантер скакал на большом черном коне. Миссис Хантер и Фиби ехали в прекрасном экипаже. Пожилая леди не захотела губить свою карету по грязным болотам. Они взяли с собой корзины с бельем и едой.

В каждом дворе Хантер разговаривал с хозяином дома, который арендовал у него землю. Обрывки бесед, которые долетали до Фиби, касались в основном разведения овец, улова форели в озерах, охоты на оленей и содержания хозяйственных построек. В это время миссис Хантер раздавала женам белье, одеяла и корзины с продуктами. Переезжая от одной фермы к другой, леди Хантер не уставала стенать, что ей надоела постоянная грязь под ногами, что ее туфли почти совсем испачкались, что ветер вконец испортил ей прическу. Но однажды Фиби заметила, как миссис Хантер тайком улыбалась.

Случилось это в одном из самых близко расположенных К Блэклоку хозяйств, находящемся практически на открытом болотистом участке. Здесь проживала семья с восемью детьми, старшим из которых на вид было не больше десяти-одиннадцати лет. Младшие дети, одетые в поношенную и весьма потрепанную одежду, бегали по двору, когда подъехал экипаж. Старшие дочери помогали матери развешивать влажное белье. Бурная деятельность сразу прекратилась, как только экипаж въехал во двор.

Глядя на главу дома — арендатора небольшой фермы, где выращивали овец, худого седовласого мужчину с добродушным лицом труженика, — можно было с уверенностью сказать, что очень тяжело всю жизнь провести на болотах. Хантер с хозяином о чем-то оживленно говорили, потом направились в сторону маленькой деревянной постройки. Дети обступили со всех сторон миссис Хантер и Фиби. Всем своим видом они выражали немой восторг при виде женщин. Испачканная одежда и немытые руки явно указывали на то, что они возились в грязных лужах.

— Ох, миссис Хантер! — воскликнула розовощекая хозяйка, приветствуя гостей.

Фиби заметила на лице миссис Хантер умиление при виде заметно округлившегося живота хозяйки. Пожилая леди огляделась вокруг, желая удостовериться, что сын не заметил ее реакции. Теперь Фиби поняла, почему Хантер просил присутствия своей матери, ей вдруг сделалось очень стыдно за все свои глупые предположения.

— Какое удовольствие вас видеть, мэм. Сегодня выдался прекрасный денек, и я решила заняться стиркой.

— И правда, — улыбнулась миссис Хантер, словно хорошо понимая хозяйку. Хотя Фиби сомневалась, что пожилая леди когда-либо в своей жизни занималась стиркой или сушкой белья.

— Нашей Марте нравится работать в большом особняке. Она много рассказывала о вас и о мистере Хантере, мэм, — искренне поделилась женщина.

Миссис Хантер великодушно улыбнулась.

— Марта Битти — служанка в Блэклоке, — пояснила она своей компаньонке.

Фиби вспомнила веснушчатую молодую девушку, которая разводила огонь в каминах, носила воду и подметала лестницы.

Лакей принес две корзины, поставил их во дворе на скамейку перед женой фермера и открыл крышки. В одной лежало белье, в другой еда.

— Да благословит вас Господь, мэм. Мне как раз не хватает чистого белья для детей. Рози и Мэг еще совсем крохи. Я не представляю, как мы справимся с малышом, который вот-вот родится. — Она погладила свой округлившийся живот.

Глаза детей загорелись, когда они увидели корзину с едой. Вскоре их любопытство преодолело страх, и они подошли ближе.

— Не хотите ли воды или, может, немного эля? — спросила миссис Битти.

Но миссис Хантер любезно отказалась.

— Давайте я освобожу корзины, чтобы вы смогли их забрать обратно. — Хозяйка тут же подняла обе корзины.

— Надо беречь себя, — нахмурилась миссис Хантер.

— Пожалуйста, позвольте, я вам помогу, миссис Битти, — вышла вперед Фиби.

— Да что вы. Они совсем не тяжелые. Намного легче мокрого белья. Не беспокойтесь, мисс.

Но Фиби уже взяла одну корзину, которая, надо признаться, была весьма тяжелой, особенно для беременной женщины.

Она помогла отнести в дом корзины и распаковать их. Комнаты были маленькие, чисто прибранные, а спальня, куда они принесли белье, оказалась совсем крошечной, в ней едва помещалась кровать.

Фиби и миссис Битти вышли на улицу как раз вовремя, потому что малышка Рози упала на землю рядом с миссис Хантер. Малышка начала плакать и пыталась подняться, цепляясь маленькими грязными ручонками за подол шелкового платья пожилой леди.

— Стой, Рози! Нет! — закричала мать и кинулась вперед, чтобы предотвратить неприятность.

Все, кто в этот момент находились во дворе, во все глаза следили за происходящим.

Фиби отреагировала мгновенно. Она бросилась к малышке и успела схватить ее на руки.

Девочка посмотрела на нее, шмыгнув своим покрасневшим мокрым носом. Крупная слеза упала с ресницы.

— Ты лепила маленькие пирожки из грязи?

Рози кивнула.

— А отчего такая милая мордашка вся в слезах? — улыбнулась Фиби.

Малышка громко всхлипнула, подавив новый приступ рыданий.

— Давай поскорее вытрем слезы. — Фиби поставила ребенка на ноги подальше от миссис Хантер, вытащила носовой платок, вытерла нос девочки и положила платок в карман ее маленького платья. — Ты уже большая девочка, — прошептала она.

— Да, я уже большая, — пробормотала девочка с застенчивой улыбкой и похлопала по своему карману.

— Я очень сожалею, мэм, мисс. — Миссис Битти смотрела то на миссис Хантер, то на Фиби.

— Ничего страшного, — проговорила леди Хантер и, приподняв немного подол платья, направилась к экипажу. — Пора ехать. Мы еще не все дома на сегодня объехали.

— Удачи вам и вашему еще не родившемуся ребенку, — улыбнулась Фиби, желая подбодрить миссис Битти, которая крепко вцепилась в маленькую ручку Рози.

— Остался один месяц. Благодарю вас, мисс, — улыбнулась в ответ хозяйка. — Мистер Хантер, сэр. — Она поклонилась Себастьяну и поспешила к другому малышу.

— Миссис Битти, — кивнул Себастьян. Фиби вздрогнула, услышав за спиной его голос. — Такими темпами у вас не останется ни одного нового платка, — прошептал он, наклонившись к Фиби.

Она вспомнила их первую встречу на болотах, когда он спас ее от разбойников. На долю секунды их взгляды встретились, но этого было достаточно, чтобы передать все многообразие ощущений, которые она в тот момент испытывала, словно он заключил ее в объятия и наклонился к ней, чтобы поцеловать. Фиби покраснела и быстро отвела взгляд.

— Фиби, — нетерпеливо позвала леди Хантер.

К счастью для миссис Хантер, оставался всего лишь последний арендатор, к которому надо было заехать. Это был высокий, худой, немного сутулый пожилой мужчина с большими красными руками и расширенными от возраста и долгих лет тяжелой работы суставами. Одетый в коричневый комбинезон и старую шерстяную рабочую куртку, он вышел навстречу Хантеру и стянул с головы фуражку, демонстрируя при этом свои редкие седые волосы.

Фиби очень удивилась, увидев, как Хантер спешился и крепко пожал руку старика в теплом приветствии. С его лица полностью исчезла холодность, уступив место радушной, искренней улыбке, полностью его преобразившей. Фиби застыла на месте, не в силах отвести взгляд. Она была поражена произошедшей в нем переменой и почувствовала, как в сердце разливается тепло.

Она вспыхнула, осознав, что пристально смотрит на Себастьяна, и оглянулась на миссис Хантер, чтобы проверить, заметила та это или нет. Но леди Хантер сама смотрела на сына, хотя и далеко не весело. У нее было задумчивое выражение лица и мрачное настроение, казалось, поведение мистера Хантера всколыхнуло в ней далекие воспоминания, которые ее сильно опечалили.

— Я уверена, Себастьян сам со всем справится, Фиби. Макиннес живет один, так что женская помощь ему не потребуется. Кроме того, я очень устала.

В этот момент Хантер оглянулся, надеясь увидеть, что его мать и Фиби уже вышли из экипажа.

Миссис Хантер отвернулась, но Фиби успела заметить, что в ее глазах заблестели слезы. Тогда девушка снова взглянула на Хантера, который с мрачным видом направлялся к экипажу.

— Что-нибудь произошло?

— У меня болит голова. Думаю, будет лучше, если я вернусь в Блэклок, — проговорила миссис Хантер, даже не посмотрев на сына.

— Но это последний дом. После этого поедем домой.

— Я не могу больше ждать и отправляюсь сейчас же.

— Неужели нельзя, по крайней мере, выйти из кареты и поприветствовать Макиннеса? В противном случае он будет очень обижен.

— Что мне до твоего Макиннеса? — Миссис Хантер взглянула, наконец, на сына. — Он всего лишь арендатор. Немногим отличается от копающихся в грязи крестьян наряду с овцами и курами. Лорд Себастьян, вы всегда относились к нему лучше, чем к своему от… — Она не договорила, но даже Фиби поняла, о ком речь. Миссис Хантер уставилась прямо перед собой, каждая черта ее лица выражала решимость и злость.

Хантер ничего не ответил. Фиби заметила, как крепко он стиснул зубы, будто сдерживал сильные эмоции.

— Он всего лишь старик, — тихо проговорил Хантер, чтобы Макиннес не услышал. — Отложите в сторону ваши личные обиды ко мне и не срывайте на нем злость. У него недавно лошадь ожеребилась. Подойдите и поговорите с ним немного.

Но миссис Хантер продолжала смотреть перед собой, делая вид, что пропустила мимо ушей его слова.

— Он болен, — продолжал Хантер. — Матушка… пожалуйста, — добавил он. Фиби заметила, каких усилий эму это стоило.

— Он болен? — Миссис Хантер повернулась к сыну. Ее взгляд пылал гневом и болью. — Твой отец тоже был болен! Проявлял ли ты к нему хоть какое-нибудь участие?

Хантер, казалось, побледнел, в то время как в его глазах блеснул темный огонек. Он плотно сжал губы, повернулся и ушел, не сказав ни слова.

Фиби поняла, что должна действовать незамедлительно.

— Мэм, вам нездоровится. Неудивительно, вы целый день страдаете от головной боли и не перестаете улыбаться. И все ради тех, кто вас любит и уважает. — Фиби замолчала, зная, что сильно рискует, если выскажет то, что думает. — Я могу передать извинения от вас мистеру Макиннесу и проследить за бельем и продуктами… если хотите, — отважилась она.

Миссис Хантер на мгновение взглянула на Фиби. В ее глазах по-прежнему кипели злость и ревность, но за завесой этих чувств Фиби заметила боль и горе.

— Благодарю тебя, девочка. Я как раз собиралась тебя об этом попросить. — Миссис Хантер отвернулась, скрывая слезы и переживания.

Фиби кивнула.

Хантер вновь заговорил с Макиннесом, уводя его подальше от экипажа и своей матери. Старик был далеко не так глуп и все понимал. Себастьян заметил, что Макиннес взглянул на карету и услышал хруст шагов, оглянулся и увидел мисс Фиби Эллардайс с охапкой белья. Она шла вместе с лакеем, который нес корзину.

— Добрый день, мистер Макиннес. Боюсь, миссис Хантер чувствует себя очень плохо. У нее весь день болит голова. Но она просила передать вам белье. А еще она хотела спросить, в порядке ли ваша лошадь. Мистер Хантер говорил, что она совсем недавно ожеребилась. — Фиби одарила старика трепетной улыбкой.

— Очень мило с ее стороны. Пожалуйста, не забудьте передать ей мою признательность и поблагодарить за заботу. — Макиннес мял в руках фуражку и почтительно склонил голову в сторону темной женской фигуры в экипаже.

Хантер с удивлением увидел, что миссис Хантер высунула руку в перчатке из окна кареты и приветливо помахала.

— Это мисс Эллардайс, компаньонка моей матери, — сказал мистер Хантер, бросив на Фиби недоуменный взгляд.

Макиннес взял белье с корзиной и скрылся в своем маленьком каменном домике. Через минуту он снова появился на пороге, но уже с бутылкой в руках.

— Не хотите выпить, мистер Хантер?

— Не сегодня, благодарю вас, Макиннес. Миссис Хантер нездоровится, надо возвращаться в Блэклок. Я загляну завтра, когда буду проезжать мимо.

Старик кивнул и устремил слезящиеся глаза в сторону мисс Эллардайс:

— Не хотите ли увидеть жеребенка, чтобы рассказать о нем миссис Хантер?

— А можно?

Надо признаться, что мисс Эллардайс обладала актерским мастерством. Ей каким-то образом удалось изобразить на лице восторг. При взгляде на Макиннеса ее глаза засветились радостью, а на губах играла широкая теплая улыбка. Старик усмехнулся:

— Одним глазком, чтобы не заставлять миссис Хантер долго ждать.

Таким образом, Фиби, которая нагло обманывала свою хозяйку и рыскала по всему Блэклоку, без сомнения с целью кражи, удалось покорить Эластера Макиннеса. «Она опасна», — подумал Хантер. Не столько из-за своей лжи и уловок, сколько из-за того, что могла легко очаровать человека и заставить забыть обо всем на свете. Даже сейчас от проницательного взгляда Хантера не ускользнула тонкая шея девушки с бархатистой кожей, к которой он не так давно прикасался, милые ямочки, появлявшиеся в уголках рта, когда она улыбалась, длинные темно-рыжие ресницы и глубина ее ясных карих глаз.

Он видел, как она была увлечена рассказом старика. Она стояла рядом с ним в простом синем платье, с убранными в строгий пучок волосами. На лице играла самая удивительная и теплая улыбка. Да, мисс Фиби Эллардайс, пожалуй, самая опасная среди женщин, которых он когда-либо встречал. Чем раньше она покинет Блэклок, тем лучше.


Глава 5 | Таинственный джентльмен | Глава 7