home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

— Паруса вдали, капитан! — крикнул вахтенный со своего места наверху. — Похоже, это турецкое судно, и оно быстро приближается к нам.

— Проклятие! — чертыхнулся Торн себе под нос. — Смотреть в оба, всем занять свои места у орудий! — прокричал он, спеша через палубу на капитанский мостик. — Кэппи, срочно сюда, и приготовьте все пушки.

— Есть! — откликнулся вахтенный, соскальзывая вниз по веревке и приземляясь обеими ногами на палубу.

День был напряженным. Турецкий фрегат нагонял их, идя тем же курсом. Торн не спускал встревоженных глаз с отдаленных парусов, а его люди стояли у пушек, готовые исполнить приказ капитана.

К закату враг сократил расстояние между ними. Но как только вражеское судно подошло достаточно близко, чтобы выстрелить из головной пушки, оно опустило паруса и повернуло назад в море.

Торн созвал своих людей.

— Мы в пределах видимости Канарских островов, поэтому турки не посмеют напасть на нас. Отбой, парни, они уплывают. Готовьтесь к рассвету войти в порт.

— Похоже, мы опять взяли верх над этими турками, капитан, — заметил Кэппи с ухмылкой. — Ублюдки поджали хвост и убежали. Мы их больше не увидим.

Торн повернул руль против ветра.

— Не будь слишком уверен, Кэппи. Им так нужна эта женщина, что они послали против нас флот. Едва ли они откажутся от своего замысла, не сделав еще одной попытки напасть.

— Мы не можем позволить им сцапать женщину, капитан.

Торн посмотрел на своего помощника долгим и жестким взглядом.

— А что думают по этому поводу другие члены команды?

— Они считают, что это дело чести, капитан. Мы не побежали от них раньше и сейчас не сдадимся. Пусть турки дадут нам еще один шанс помериться силами.

Торн усмехнулся:

— Ну и кровожадная же у меня, оказывается, команда!

— Лучшая из всех, что когда-либо плавали под парусами, капитан, — с гордостью заявил Кэппи.

— Да, дружище, ты прав. — Торн взглянул на небо и увидел высокие пушистые облака. — Иди вниз и поспи немного, Кэппи. Я отстою первую вахту. Сегодня никаких сюрпризов уже не будет.

— Слушаюсь, капитан.

Канарские острова были укрыты утренним туманом, который окутал «Победоносец» перед самым рассветом.

К полудню сильный пассат разогнал туман, и высокие горные вершины и вулканические скалы острова Ла-Пальма выросли из океана словно темные призраки.

Свежий бриз обдувал лицо Торна, когда он вел «Победоносец» по ветру. День выдался ярким, без единого облачка, когда Торн обогнул широкую бухту, и глазам предстала деревня Санта-Крус-де-ла-Пальма.

Торн созвал экипаж и сообщил людям, что они пробудут на острове неделю, поскольку корабль нуждается в кое-каком ремонте. Здесь они также разгрузят ящики с финиками, миндалем и оливками, затем возьмут груз бананов, апельсинов и кофе для переправки в Америку.

Торн мастерски ввел судно в бухту и бросил якорь на глубине четырех морских саженей, чтобы команда легко могла произвести необходимый ремонт.

Глаза его скользнули вверх по высокой мачте, и он отметил, что необходимо натянуть новый парус; на это потребуется несколько дней. Одна из мачт расщеплена, а поручень и часть палубы с подветренного борта придется заменить.

Громыхание якоря, встающего на место, смешалось с пронзительным криком чаек, которые кружили над кораблем. Торн отвязал штурвал, и «Победоносец» заплясал на волнах, как пробка, подпрыгивающая на воде.

Торн взглянул вниз, на главную палубу, и увидел поднимающегося к нему Ахмеда. Как ни странно, но он начал восхищаться этим рослым евнухом. Ему не доводилось встречать мужчину, столь рабски привязанного к такому недостойному созданию, как женщина из гарема. Торн мог лишь представить, в каком аду должен был жить Ахмед, пытаясь исполнить все требования и капризы этой избалованной особы, которой он служит.

— Капитан Стоддард, — сказал Ахмед улыбаясь, — можно ли нам с моей госпожой сойти сегодня на берег? Думаю, для нее это было бы полезно.

Торн вздохнул. Ну вот, требования этой несносной дамы уже начались.

Против собственной воли Торн ловил себя на том, что часто думает о ней.

Он согласно кивнул. Возможно, женщине неплохо было бы переменить обстановку, подумал он, и, кроме того, он избавится от нее хоть ненадолго.

— «Победоносец» будет стоять на ремонте несколько дней. Наверняка шум будет мешать твоей госпоже, поэтому для нее, возможно, будет лучше пожить в деревне. Могу рекомендовать «Каса дель Оро», гостиницу, где я сам останавливался не раз.

— Уверен, моя госпожа согласится на это. Она не захочет быть обузой для вас и команды, пока судно будет ремонтироваться.

Торн с сомнением посмотрел на чернокожего здоровяка.

— Скажи своей госпоже, чтобы готовилась сейчас же. Я переправляюсь на берег через двадцать минут и не намерен ждать ее.

— Она будет готова, капитан Стоддард, даю вам слово.

— Очень хорошо, но я хочу прояснить, что не буду нести ответственности за ее безопасность, пока она не на моем корабле. И когда я прикажу, ей лучше быть на борту, ибо откладывать из-за нее отплытие я не стану.

— Не беспокойтесь об этом, капитан. Она сделает все, как нужно.

Голубые глаза Торна смотрели недоверчиво.

— Просто держи ее рядом с собой и позаботься, чтоб с ней ничего не случилось. У меня хватает забот и без того, чтобы потакать твоей капризной госпоже.

Через некоторое время Бриттани сидела в баркасе, надежно скрываемая своей чадрой. Или по крайней мере так она думала, пока не заметила, что четверо мужчин, сидящих на веслах, бросают в ее сторону любопытные взгляды. Они, очевидно, считали ее чем-то вроде диковинки. Однако их капитан, который сидел напротив, ни разу даже не взглянул на нее.

Она разглядывала профиль Торна Стоддарда. Ей нравилась чистая линия его лба и то, как падают на него черные волосы. Она не была уверена, одобряет ли надменный наклон подбородка, предполагающий нетерпеливость и вспыльчивый нрав, — но, разумеется, это она уже знала. Он несносный и все же… интригующий.

Внезапно Торн вскинул на нее глаза, и сердце девушки екнуло. Бриттани обнаружила, что ей трудно дышать, ибо этот его пронзительный взгляд как будто проникал сквозь толстую сетку чадры, хотя она и знала, что это невозможно.

Когда выносить его пристальное разглядывание стало уже невмоготу, она отвернулась и демонстративно больше не смотрела в сторону капитана, хотя по-прежнему чувствовала на себе его взгляд.

Торн понаблюдал, как изящная ручка поправляет чадру, и отругал себя за растущий интерес к этой женщине. Она загадочная, и он поймал себя на том, что хочет сорвать чадру с ее головы и заглянуть в лицо, которое свело султана с ума и заставило великого визиря пойти на крайние меры, чтобы не дать столь высокой особе завладеть ею.

Приливная волна несла баркас вперед на быстрых, вспенивающихся бурунах, и с помощью четверых умелых моряков лодка вскоре достигла берега. Один из мужчин выпрыгнул на пирс и привязал баркас.

Когда Ахмед поставил Бриттани на пирс, она покачнулась, и он засмеялся, помогая ей подниматься по крутому склону. Пока они удалялись, она слышала, как капитан Стоддард отдает приказы своим людям, и заторопилась к экипажам, ожидающим, чтобы отвезти пассажиров в Санта-Крус-де-ла-Пальма.

Пока Ахмед помогал Бриттани сесть в экипаж, многие местные жители бросали в их сторону любопытные взгляды. Им явно было интересно, что это за женщина, которая скрывает свое лицо и которую сопровождает огромный евнух.

Бриттани очень хотелось сорвать с себя чадру, чтобы ощутить солнечные лучи на своей коже. Оглянувшись через плечо, она порадовалась, что капитан Стоддард и его люди направились к складам по другую сторону пирса. И хотя она говорила себе, что рада избавиться от пронизывающего взгляда капитана, глаза ее следили за ним до тех пор, пока он не скрылся из виду.

Когда запряженная одной лошадью коляска, резко дернувшись, покатила вперед, Бриттани заинтересовалась тем, что ее окружало. Это была земля ярких, живых красок. Коляска катила мимо апельсиновых рощ, где на деревьях было столько спелых фруктов, что ветви клонились до самой земли. Банановые пальмы предлагали свои золотистые дары, созревшие под ясным голубым небом. Дома были беленые, с красными черепичными крышами. Красивые разноцветные птицы щебетали в верхушках деревьев, и легкий бриз приносил с собой запах моря. Босоногая детвора с радостным смехом играла на улицах. Люди здесь были очень темнокожие, и Бриттани подумалось, что она со своими выкрашенными в темный цвет волосами и кожей легко сойдет тут за местную.

Ахмед, похоже, смотрел на все это с неменьшим интересом.

— Никогда не видела ничего настолько красивого, Ахмед, — сказала ему Бриттани. — Наверняка это рай.

— Вы говорите так только потому, что еще очень мало видели свет. — Он выпрямился с гордым достоинством. — Однажды я с господином Симиджином ездил в Париж, во Францию, и этот город — вот уж настоящее чудо. Но эта деревушка и в самом деле премилая, маленькая госпожа. Приятно было бы пожить здесь.

— Для этого надо быть испанским гражданином, ибо Канарские острова принадлежат Испании.

Он широко улыбнулся:

— Куда лучше направиться в Америку, где вы, возможно, встретитесь со своей бабушкой.

— С женщиной, которую я не знаю. Уверена, она никогда не была добра к маме, хотя та ничего подобного не говорила. Я просто это чувствую. Мама однажды рассказывала, что написала моей бабушке и своему отцу в Англию, чтобы сообщить о моем рождении, но так и не получила ответа ни от кого из них.

Ахмед серьезно посмотрел на нее.

— Если ваша бабушка вам не обрадуется, не бойтесь. Я отвезу вас куда-нибудь еще.

В ее глазах отразись сильные переживания.

— Интересно, какая она, Америка? Я знаю, что когда-то она воевала с Англией, но сейчас между двумя странами мир.

— Мне об этом ничего неизвестно, хотя я слышал: Америка — удивительная страна.

— Надеюсь, хотя пока что она кажется настоящим краем света, Ахмед.

— Не волнуйтесь, маленькая госпожа, я буду с вами.

Она накрыла его ладонь своей.

— Это единственное, что делает все это терпимым, мой дорогой друг.


Турецкий военный корабль вошел в уединенную бухту. С удовлетворенной улыбкой адмирал Кайнарджи отладил свою подзорную трубу. Да, вон он, «Победоносец». Его команда даже не подозревает о том, что за ними наблюдают.

Он опустил подзорную трубу и довольно рассмеялся. Поймать капитана Стоддарда может оказаться легче, чем он рассчитывал. Он не может атаковать «Победоносец» немедленно, ибо они в испанских водах. Но он подождет и застигнет капитана одного в море.

Вначале надо определить местонахождение дочери Английской Розы. Маловероятно, чтобы она осталась на борту корабля, ибо судно ремонтируется. Скорее всего, поехала в деревню — по крайней мере, он на это надеялся. Выяснить это будет достаточно просто.

Кайнарджи нацелил подзорную трубу на берег и увидел ландо, направляющееся к деревне. Радостное возбуждение охватило его. Да, ошибки быть не может: женщина, закутанная в покрывало, в сопровождении евнуха. Наверняка это та самая, которую его послали найти.

Удовлетворение заблестело в его черных глазах, когда он увидел, что она без охраны. Скоро, очень скоро она будет у него в руках. Захватить капитана Стоддарда может оказаться потруднее, но на стороне турок преимущество неожиданности.

Ночь была темной. Бриттани стояла у окна своей маленькой спальни, глядя на площадь внизу, в надежде увидеть Ахмеда. Он настоял, чтобы она оставалась в комнате, пока он пойдет и купит чего-нибудь поесть.

Воздух внезапно наполнился музыкой, и маленькая площадь ожила, освещенная мерцанием свечей. На ней начали собираться люди, поэтому Бриттани высунулась, пытаясь увидеть, что происходит.

Девушка совсем не думала в этот момент, что черные, враждебные глаза наблюдают за ней из темноты внизу. Адмирал Кайнарджи скользнул за цветущий куст и сделал знак четверым своим спутникам подойти к нему.

— Видите вон ту женщину в окне? Вы должны немедленно привести ее ко мне, да только не причините ей никакого вреда, иначе султан вам головы снесет. А теперь идите и поймайте ее, пока евнух не вернулся!

Люди адмирала Кайнарджи быстро двинулись в сторону «Каса дель Оро». Никем не замеченные, они проскользнули в гостиницу и поднялись по лестнице.

Бриттани тихонько отбивала ногой ритм. Похоже, островитяне любят музыку, ибо толпа собралась на площади, чтобы потанцевать и повеселиться.

Сама того не замечая, она покачивала бедрами под музыку, ибо Хуанита научила ее танцевать испанские народные танцы.

Из-за жары Бриттани сняла чадру и теперь была одета в светло-розовое муслиновое платье. Она напевала и пристукивала каблуками, потом, забыв обо всем, закружилась по комнате. Темп музыки заряжал ее энергией.

Когда послышался стук в дверь, Бриттани, смеясь, открыла, ожидая увидеть Ахмеда.

— Я танцевала… ах… — Она в ужасе осеклась, когда увидела четверых турецких моряков и поняла, что их послал султан.

Грубые руки вытащили ее в коридор, и она бы закричала, но ладонь больно зажала ей рот.

Бриттани брыкалась и боролась со своими похитителями, но вскоре поняла, что ей все равно не вырваться. Извиваясь и выворачиваясь, с безмолвным стоном, застрявшим в горле, она почувствовала, как слезы обожгли глаза.

— Не рыпайся! — предупредил один из моряков, заговорив с ней по-турецки. — Тебе не причинят вреда, если не будешь упираться.

Боже милостивый, лихорадочно думала Бриттани, ее отвезут к султану Селиму. Что тогда станется с ней? Что же ей делать?

Она подумала о маме и спросила себя, как бы поступила та, окажись в таких обстоятельствах. «Ох, мама, — безмолвно заплакала она, — я так боюсь. Хотела бы я, чтобы ты была со мной и дала совет, что мне делать».

Звуки музыки и танцев на площади выманили всех из гостиницы посмотреть на представление. Ахмед тоже остановился на минутку, чтобы поглазеть. С легким сердцем он вошел в «Каса дель Оро». Маленькой госпоже понравится эта веселая музыка. Она взбодрит ее, ведь в последнее время ей выпало так много печали.

Евнух услышал какой-то шум наверху лестницы и бросился вперед, опасаясь самого страшного. Когда он добежал до лестничной площадки, сердце его похолодело от страха за юную госпожу, которая отчаянно вырывалась из рук троих мужчинам. С гневом, пылающим в груди, Ахмед вытащил из-за пояса нож и ринулся на ее похитителей.

Ахмед не знал, что адмирал Кайнарджи шел следом за ним по лестнице. Он был так поглощен спасением Бриттани, что оказался застигнут врасплох, когда острое лезвие вошло ему между лопаток. Внезапная боль заставила евнуха выронить нож, и тот со стуком упал на пол и отлетел в сторону.

Ярость придала Ахмеду сил, его единственной мыслью было спасти Бриттани. Как раненый вепрь, он сражался за нее. Он поднял одного из матросов над головой и перебросил через перила вниз, где тот с грохотом приземлился. Он кинулся на второго, стараясь не обращать внимания на слабость, которая охватывала его. Руки его сомкнулись вокруг горла негодяя, и он сжал его из последних сил. Но адмирал Кайнарджи ударял еще и еще, пока нож его в конце концов не сломался о спину евнуха…

Сражаясь с темнотой, затмевающей разум, Ахмед упал на колени, с печалью глядя на Бриттани. Он не смог помочь ей. Одним последним, невероятным усилием воли он попытался подняться, но повалился вперед, лицом вниз, упав в лужу собственной крови.

Бриттани отчаянно рванулась к Ахмеду, но ее силой оттянули прочь. Тяжелая пятерня ударила по щеке, голова ее закружилась, и она провалилась во тьму бессознательности.

— Дурак! — заорал адмирал Кайнарджи. — Если ты ушиб девку… — Он в замешательстве осекся. — Я не думал, что у дочери Английской Розы темная кожа. Мне сказали, она златоволосая и белокожая.

Один из мужчин потрогал темные волосы Бриттани.

— Может, мы поймали не ту?

Глаза Кайнарджи сузились.

— Не исключено. Я не могу везти девчонку султану, пока не удостоверюсь, что она и есть дочь Английской Розы.

К этому времени снизу уже раздавались громкие голоса, поэтому адмирал Кайнарджи сделал знак своим людям взять девчонку и следовать за ним.

Адмирал был обеспокоен, направляясь к поджидающему экипажу. В душе он надеялся, что не совершил ошибку, поймав не ту девушку.

— Отведите ее на корабль, пока я не выясню, тали это, кого мы ищем. Заприте понадежнее и приставьте семерых стражников охранять ее.

— А вы где будете, адмирал? — спросил один из моряков.

— Поищу американского капитана. Мы не можем уплыть без него, тупица. Капитан Стоддард пожалеет о том дне, когда бросил мне вызов. Он не только лишится жизни, но и посудина его будет сожжена.


* * * | Побег из гарема | Глава 11