home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11


— Бодрит! Подкрепиться не грех. Ведь визит к любовнице мужа — непростое дело. — Тесса сделала еще один глоток бренди. А почему бы и нет? Не чай же распивать в подобной ситуации. Но, по зрелом размышлении, пожалуй, бренди — это немного чересчур. У нее онемело нёбо.

…Женщина, не отводя глаз, смотрела на нее. Она все никак не могла прийти в себя от удивления, возможно, даже восхищения. Вначале она была просто в ужасе. Но постепенно пришла в себя. В каких только ситуациях ей приходилось оказываться!

К любовницам жены не ездят с визитом. Ничего противозаконного в этом, конечно, нет, но в обществе такой поступок никогда не поймут. Честно говоря, Тесса была уверена, что ей не полагается даже знать о существовании этой женщины в жизни Джереда.

Подразумевалось, что она будет скромно сидеть в уголке и позволит ему делать все, что угодно, никогда ни единым словом не осуждая его. Конечно, ходили слухи, что замужние женщины тоже имеют любовников. Но что, если ее вполне устраивает ее муж? Какое-то глупое, немного провинциальное рассуждение. Если не принимать во внимание, что ее родители были идеальным примером брака, который многие считали явлением уникальным. Неужели она дурочка, что желает того же самого?

Любовница ее мужа была довольно мила, если не обращать внимания на ее прическу. Волосы были начесаны спереди, получалось какое-то причудливое гнездо. Неужели мода требует этого?

Убранство комнат отличалось безвкусицей: множество тесьмы и огромное количество бархата. Повсюду были разбросаны маленькие подушки розового и фиолетового цвета. И еще запах духов, такой тяжелый, что порой становилось трудно дышать. Как Джеред выносит это? Неужели все герцоги платят за подобные любовные гнездышки, или это только Джереду так «повезло» — содержать любовницу с невероятно дурным вкусом? Тесса почувствовала жжение от слез в глазах и заморгала, прогоняя их. Слезы — это глупо, у нее сейчас просто нет на них времени.

Она сделала еще один глоток бренди. С каждым разом напиток становился все приятнее. Как странно, что она никогда раньше не пробовала его. Но, с другой стороны, она никогда не любила спиртное.

— Чем я обязана вашему визиту, герцогиня?

Как странно, что ее голос больше не звучит как кошачье мурлыканье. Или он приберегается только для Джереда? Голос женщины был очень высокий, почти режущий слух. Тесса нахмурилась, пробежала языком по зубам. Нет, десны она все еще чувствует. Она сжала губы. Их покалывало.

Женщина смотрела на нее с явным удивлением. Как странно.

— Это ваш первый сезон в Лондоне, ваша светлость?

— Нет. У меня было два сезона.

— А я здесь родилась.

— О. — Тесса не знала, что еще сказать. — Вы любите театр? — спросила она неожиданно.

— А как же. Я ведь актриса.

— О, как интересно! Я никогда и не надеялась познакомиться с настоящей актрисой.

— Теперь у вас появилась такая возможность, — иронично отозвалась женщина.

Черт возьми, а как же ее зовут? Их не представляли друг другу, а любовница Джереда не была расположена называть свое имя.

— Вы поете? — продолжила свои расспросы Тесса.

— Вы хотите, чтобы я спела для вас? — На ее лице читалось изумление.

Тесса покачала головой. Она никогда никого не принуждает. Человек показывает свои таланты добровольно. Самой ей удавалось избегать многочисленных импровизированных концертов «по требованию», ссылаясь на то, что у нее болит горло. Когда это было? А сейчас она продолжала разглядывать любовницу мужа и не узнавала себя, в такой глупой ситуации она еще никогда не оказывалась. Проклятый бренди! Если бы знать о его коварных свойствах раньше.

Она откинулась на спинку дивана, потом снова подалась вперед. Это показалось успокаивающим, как будто тебя качают в колыбели. Еще раз. Ах. Какое-то странное ощущение в носу. Она коснулась его кончиком пальца. Промахнулась. В конце концов нашла его.

— Ваша светлость?

— М-м-м?

— С вами все хорошо?

Тесса махнула рукой.

— Все в порядке, благодарю вас. — Тесса подняла бокал в воздух, пристально посмотрела на него. — Но я, похоже, допила весь свой бренди. Думаю, этого достаточно.

Женщина согласно кивнула.

— Знаете, вы не должны быть доброй, — пробормотала Тесса.

— Почему же?

— Вы можете мне понравиться, а это уже немного противоестественно. Ведь мы соперницы.

— Ваша светлость, я думаю, будет очень хорошо, если вы сейчас поедете домой. В таком состоянии вы можете наговорить много лишнего, о чем потом станете сожалеть.

— Вы снова так добры.

— Нет. Я всего лишь благоразумна. Если ваш муж узнает, что вы были здесь, он рассердится. И даже очень.

Тесса вздохнула.

— Неужели все должны стараться, чтобы Джеред был доволен? Несмотря на все наши усилия, он не кажется очень счастливым. Вы заметили, что когда он смеется, то выглядит несколько удивленным, словно открыл что-то новое в себе?

— Я не помню, чтобы когда-нибудь слышала его смех, поэтому не могу ничего сказать.

— Вот, вы видите?

— Ваша карета ждет внизу, ваша светлость. — В голосе женщины явно звучал холод. Как странно. Такое впечатление, что она копирует тон Джереда.

— Да. Хотя я велела кучеру объехать квартал. Понимаете, я ожидала, что Джеред будет здесь.

— Как видите, его здесь нет.

Тесса встала, почувствовала, что комната кружится, и резко села. Ее глаза расширились.

— Вам сейчас будет плохо?

— Надеюсь, что нет, — ответила Тесса и откинулась на подушки.


Джеред поднимался по лестнице, перескакивая через две ступеньки, в такой ярости, в какой не пребывал еще никогда в жизни. Ничто в его воспоминаниях не могло сравниться с гневом, который переполнял его сейчас, ничто и близко не могло сравниться с тем, что он чувствовал в этот момент.

Маленькая горничная, открывшая дверь, была новенькой, но, несмотря на это, она не спросила у него ни имени, ни цели его визита.

В ответ на его вопрос она просто показала на дверь гостиной.

— Полагаю, со своей женой вы знакомы, — произнесла его любовница с достойным уважения апломбом, учитывая, что она была одета в один только халат. К несчастью, с этим предметом одежды у него были связаны нежные воспоминания, мысль, заставившая его почувствовать странную неловкость.

— Тесса? — спросил он свою жену, как будто бы нуждаясь в ее ответе, подтверждающем, что это действительно она. Тесса сидела в кресле лицом к его любовнице, спрятав руки в пушистую черную муфту, лежащую на ее коленях. Тесса была одета в красно-белое, в горошек, платье и красный жакет. На голове ее возвышалась красная шляпка с идеально симметричными черными перьями, среди которых было маленькое чучело желтого зяблика. Джеред обнаружил, что завороженно смотрит на птичку, гадая, упадет ли она, когда Тесса в следующий раз качнет головой.

Тесса, однако, была бледна как снег, и пока он смотрел на нее, ерзая, сползла на край дивана.

Джереда захлестнуло смущение, он несколько мгновений был неспособен произнести ни слова.


— Черт, я никак не могу поверить в это. Я говорил себе, что это не может быть правдой. Что вы не можете быть такой идиоткой, чтобы совершить нечто подобное. — На самом деле он подумал, что записка, присланная ему Чалмерсом, просто шутка, какая-то абсурдная нелепица, придуманная кем-то из его знакомых.

Но нет, вот они сидят рядом, его жена и его любовница. Фарс. Невероятный образчик женского сумасбродства.

Ответом ему была тишина. И никаких женских криков, как он ожидал. Да и Тесса нисколько не испугалась его появления.

Его жена встала, отряхнула юбки, поправила свою нелепую шляпку с этим идиотским зябликом и сделала полупоклон его полуодетой любовнице.

— Благодарю вас за уделенное мне время, — сказала она. Ее язык заплетался. И глаза, похоже, фокусировались совсем не так хорошо, как должны бы.

— Что она пила?

— Бренди, дорогой, — сказала Тесса, лучезарно улыбаясь ему. Она повернулась к его любовнице: — Благодарю вас.

— А я вас, ваша светлость, — сказала Полин, даже не пытаясь спрятать улыбку, — это была очень полезная встреча. — Она повернулась к Джереду: — Ваша жена — очаровательное дитя.

Джеред оказался способен только, как рыба, открывать и закрывать рот. Тесса проскользнула мимо него, послав ему вялую улыбку, и открыла дверь комнаты. Она была уже на середине лестницы, когда он пришел в чувство.

— Какого черта вам здесь было надо? — громким голосом возопил он.

Тесса обернулась и посмотрела на него. Какой невинной она выглядела в этот момент, с этой едва заметной улыбкой, не более чем легким движением мышц, только намеком на эмоцию... Ее руки все еще были спрятаны в эту нелепую муфту — слишком большую для нее, хотя сама она была довольно высокой для женщины и совсем не хрупкой, о чем свидетельствовали упругие формы, натягивающие ткань ее корсажа.

Джеред чувствовал, что его щеки пылают, раздражение подступало снова.

— Вы пьяны?

Тесса заморгала, глядя на него.

— Вполне возможно. — Она поджала губы и втянула щеки.

Джеред глубоко вдохнул, заставляя себя успокоиться, сделал еще один вдох, потому что первый не помог ему справиться с раздражением.

— Я нахожу, что это не такое уж и плохое ощущение. Неудивительно, что мои братья любят выпить, — сказала она и продолжила спускаться по лестнице, не слишком грациозно. Карета, его карета, все еще стояла у обочины. Кучер, его кучер, восседал на козлах, явно не обращая внимания на все происходящее вокруг. Черт, ну почему он не заметил его раньше?

— Чего вы собирались добиться визитом сюда? Проклятие, Тесса, я жду ответа.

Лакей вскочил со своего места на запятках кареты, прошел вперед, собираясь открыть дверцу для герцогини, поймал взгляд Джереда, после чего быстро повернулся и вернулся на свое место.

Тесса взялась за ручку дверцы кареты, но Джеред положил ладонь на дверь и захлопнул ее.

— Вы никуда не поедете, Тесса, пока я не услышу объяснения.

— Мы будем обсуждать это на улице, Джеред? — Она не совсем уверенно улыбнулась.

— Мы будем обсуждать это там, где я сочту нужным, миледи.

Она повернулась, выпрямилась, ее муфта была как барьер из меха и бархата.

— Очень хорошо, Джеред, я думала, что сегодня ночью вы будете с ней. Вам этого достаточно?

— И вы — что? Собирались драться за меня?

Она повернулась и открыла дверь, сама откинула ступеньки. Ее стройная фигура в мгновение ока оказалась внутри, в следующее уже сидела у окна.

— Этого еще не хватало! — Тесса улыбнулась. — Я предложила бы вам поехать домой верхом, Джеред, сейчас я не очень хорошо себя чувствую. Очень вероятно, что мне в дороге сделается плохо.

С этими словами она захлопнула дверцу у него перед носом.


— Ты поступил правильно, Чалмерс, — сказал Джеред, напряженно глядя в окно.

— К вашим услугам, сэр. Вы успели вовремя, чтобы избежать неприятностей, сэр?

— Если ты называешь «неприятностями» встречу между любовницей и женой, — сказал он, завязывая пояс халата, — то боюсь, что нет. Но, опять же, все могло бы обернуться гораздо хуже, как я полагаю. Правда, не знаю как.

— А ведь мы могли и не разыскать вас, сэр.

Быстрый взгляд подтвердил Джереду, что Чалмерс не шутит.

— Сколько мест лакей обошёл, прежде чем найти меня?

— Всего два, сэр. Я составил ему список ваших любимых мест.

— Я утвердился в своих привычках, да, Чалмерс?

— Вовсе нет, сэр. — Он взял сюртук, который Джеред бросил на стул, и стал тщательно чистить его.

— И как же это моя жена узнала адрес Полин, Чалмерс?

Перепуганный взгляд был достаточным ответом.

— Не от меня, сэр.

— Но ты знаешь от кого, не так ли?

— Я предпринял шаги, чтобы наказать человека, ответственного за это, сэр.

— То есть мне лучше не совать в это свой нос, не так ли?

— Я полагаю, сэр, — ответил Чалмерс с видом оскорбленного достоинства, — что ваши усилия было бы лучше направить в те области, где только вы можете что-то изменить.

— Другими словами, старина, мне следует задуматься о своей брачной жизни? Забавно, но ты говоришь почти как мой дядя, когда вот так отчитываешь меня. Должен ли я повысить тебе жалованье, усадить тебя в кресло и водрузить твою подагрическую ногу на табурет?

— Прошу прощения, сэр. — Чалмерс был само воплощение чопорной напыщенности. — Мне приготовить вам фрак, сэр?

Джеред снова посмотрел в окно. Была почти полночь, чертовски рано, чтобы сказаться усталым. Кроме того, он проснулся всего шесть часов назад. Ни один уважающий себя гедонист не ложится спать так рано.

— Нет, Чалмерс. Я так не думаю. Если я снова выйду сегодня вечером, то наверняка кого-нибудь пристрелю или, без сомнения, оскорблю его жену и буду утром вызван на дуэль.

— Как пожелаете, сэр.

Джеред снова посмотрел на своего камердинера.

— Сегодня, Чалмерс, я целый день был идиотом. Настанет ли пора браться за ум?

На лице камердинера появилась едва заметная улыбка.

— Мне принести вам ужин, сэр?

— Нет, Чалмерс. Что-то у меня нет аппетита.

По крайней мере к тому, что может прислать его кухарка.




Глава 10 | Невеста для герцога | Глава 12