home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



17

Они втроем — Джулианна, Летти и Альфред — сидели после ужина в библиотеке, когда в дверь постучала миссис Мид. Она выглядела очень возбужденной.

— Прошу прощения, леди Джулианна, но там мужчина, который хочет вас видеть.

— Кто он?

Прежде чем ответить, миссис Мид посмотрела в сторону леди Коупер:

— Он не назвал своего имени, миледи, сказал только, что должен срочно увидеть вас.

Летти вскочила на ноги:

— О, Джилли, а вдруг…

Предостерегающий взгляд, который Джулианна бросила на свою кузину, заставил ее проглотить слова, готовые вырваться. Джулианна решительным движением закрыла книгу, отложила ее в сторону и торопливо пошла к двери:

— Ладно, посмотрим, что это за таинственный гость. Летти, ты лучше придержи Альфреда. Если это шахтер, то мы можем ожидать неприятностей.

Она медленно спускалась по лестнице, но увидела его, только когда дошла до последней ступеньки. Он стоял в дверях, держа цилиндр в руке. На нем темно-синий сюртук из хорошего материала, но сшитый не по моде. Он явно приехал верхом. Конечно, это не шахтер, но и одет он не как джентльмен. Он был без перчаток, а шейный платок был черный, а не белый, как того требовал вечерний костюм. Но когда он, услышав ее шаги, поднял голову, она забыла про свой критический обзор.

Это было примечательное лицо, такое знакомое и в то же время совершенно неузнаваемое. Густые рыжеватые волосы тронуты легким налетом серебра и пепла. Одна прядь упала на высокий лоб. Вообще это лицо являло собой образец мужской красоты. В нем не было ничего ординарного или пустого. Она уже видела это лицо. На первой полосе газеты "Северная звезда".

— Здравствуйте, — произнесла Джулианна несколько нервозно, остановившись на предпоследней ступеньке.

Он улыбнулся ей:

— Вы не узнаете меня, миледи?

Хорошо поставленный голос образованного человека… Она вздрогнула, услышав в его голосе какие-то знакомые нотки. Почему он смотрит на нее так, словно знает ее, знает все о ней?

— Может, вы назовете свое имя?

— Граф Броун. Лорд Уайт. Джош Тревелин. Какое вы предпочитаете?

Она уже все поняла, раньше, чем он заговорил. Но согласиться с этим она не могла. Она схватилась за перила лестницы.

— Что случилось, Джулианна? Не бойся. Я пришел за тобой.

Он шагнул к ней, на его лице играла великолепная, сверкающая улыбка, которая должна была разрушить ее оборону.

— Нет, нет, не подходите ко мне! Пожалуйста, уходите!

Она кричала, сама не замечая этого.

— Джилли? Леди Джулианна? — Сверху раздались сначала женский, потом мужской голоса. — Что-нибудь не в порядке?

Джулианна повернула голову и увидела Летти и Альфреда, бегущих к ней вниз по лестнице.

— Нет. Все в порядке. — Она почувствовала, как мускулы на ее лице сложились в неловкую улыбку. — Это наш садовник. Я сама разберусь с ним.

Она метнула на человека, стоявшего у подножия лестницы, сердитый взгляд. Он стоял, положив руку на вырезанную фигурку рыцаря. Ей вдруг захотелось рассмеяться. Альфред и Летти бежали вниз по лестнице. Она почувствовала себя в западне, загнанной между реальностью и ночными кошмарами.

Мужчина, стоявший внизу, обратился к Альфреду:

— Добрый вечер. Меня зовут Адриан Лингейт.

— А я лорд Альфред Коупер, кузен леди Джулианны. Если у вас есть какие-то дела в этом доме, вы должны обращаться ко мне.

Выражение лица у посетителя стало нежным, когда он посмотрел на Джулианну.

— Если таково будет желание леди Джулианны.

Джулианна обернулась к нему, слишком взволнованная, чтобы откликнуться на призыв в его глазах.

— Не делайте этого. Если в вас есть хоть капля христианского сострадания…

— Именно из сострадания я должен.

Он посмотрел на нее так любовно, что она почувствовала себя совершенно больной. "Смотрел ли когда-нибудь палач так нежно на свою жертву?" — подумала она в отчаянии.

— Пройдемте в библиотеку, мистер Лингейт, — строго официальным тоном произнес Альфред. — Это дело требует уединения. Летти, побудь с леди Джулианной. Джилли, отправляйся с Летти.

Джулианна не ответила. Он медленно шел по направлению к ней, поднимаясь по ступенькам.

— Я вас ненавижу.

Ее голос звучал так тихо, что она и не рассчитывала, что он услышит, но его передернуло, и он прошел мимо нее, поднимаясь по лестнице туда, где его ожидал Альфред.

Спустя мгновение рука коснулась ее плеча и голос Летти прошептал у самого ее уха:

— Это он, Джилли? Такой красивый! Конечно, он джентльмен.

Джулианна посмотрела на нее, попыталась изобразить на лице улыбку, хотя мир рассыпался у нее перед глазами.

— Нет, Летти. Это садовник.

Предательство. Полное предательство.

Джулианна сидела в кресле у камина в Большом зале, глядя на незнакомца, который совершенно разрушил ее жизнь.

— Полагаю, что мы пришли к полному согласию, — заявил несколько излишне торжественно Альфред, подводя итоги этому малоприятному для него разговору. — Дорогая маленькая Джилли выходит замуж. Мы обо всем договорились, так ведь, Лингейт?

— Ты очень разумно себя ведешь, Альфред, — сказала Джулианна, в первый раз открыв рот с тех пор, как четверть часа назад за ней послали. Мужчины в течение часа разговаривали, и она не знала, о чем они договорились, ей только сказали, что Альфред информировал этого незнакомца о ее беременности и что человек по фамилии Лингейт заявляет свои права на этого ребенка. Вот так все просто.

Она встала.

— Я вижу, что вы, джентльмены, — она подыскивала нужное слово, — торопитесь, словно в доме пожар. Но есть один момент, который вы не учли. Никто не спросил, что я думаю по этому поводу.

Она встала позади кресла, ощущая необходимость иметь какую-то преграду между собой и этим мужчиной, называющим себя Адрианом Лингейтом и стоящим сейчас у камина. Она показала на него:

— Я не могу сказать, что вообще знаю вас, но если и знаю, то вы Джош Тревелин. В таком случае, Джош Тревелин, я объявляю вас лжецом. Вы никогда не были моим любовником. Я не знаю, кто подбил вас на этот грязный шантаж, но подозреваю, что за этим стоит попытка дискредитировать мою семью.

— А ты! — обернулась она к Альфреду. — Ты понимаешь, что ты наделал? Ты выдал мой секрет лидеру тред-юниона. Это шпион, Альфред, — человек, который предаст огласке мой позор так широко, что я сомневаюсь, найдется ли хоть один житель островов Южных морей, который через месяц не будет все знать!

Она замолчала, чтобы перевести дыхание, но дикое выражение ее лица заставило слушателей замереть в молчании.

— Вы! — Она ткнула пальцем в сторону Лингейта. — Вы получили больше, чем рассчитывали. А теперь убирайтесь. Игра закончена. Вы выиграли. Я отдаю вам победу. Но знайте, что я буду ненавидеть вас каждый день до конца моей жизни. Я намерена сделать вашу вечную жизнь такой же несчастной, какой вы сейчас сделали мою жизнь.

— Джилли, подумай, что ты говоришь, — Альфред бесстрашно вступил в схватку. — Мистер Лингейт сказал, что он женится на тебе. Подумай о ребенке.

Джулианна обернулась к нему:

— У тебя есть хоть какие-то мозги, Альфред? Конечно он согласен жениться на мне. Он хочет унизить Кингсбладов.

— Ну… я не… — начал Альфред, бросив растерянный взгляд в сторону Лингейта. — Если то, что говорит Джилли, правда, то это сильно осложняет дело.

Они все трое уставились на незнакомца, и он в первый раз заговорил:

— Я пришел сегодня сюда, чтобы увидеть Джулианну. Я должен был настоять на том, чтобы поговорить с ней наедине, но обычай требует…

— "Обычай"? — закричала Джулианна, стараясь не поддаваться убедительности такого знакомого голоса. — Что вы знаете об обычаях, о приличиях, о правах? Можете кончать с этим притворством. Вы не отец моего ребенка.

Он вздохнул:

— Мы можем поговорить наедине?

— Конечно нет! — Она сложила руки на груди, словно защищаясь. — Вы не можете ничего больше добавить, чтобы унизить меня. Вы никогда не были моим любовником.

— Джулианна, мы должны поговорить с глазу на глаз.

— Нет.

Он опустил глаза, словно признавая свое поражение, но, когда вновь поднял, в их яркой синеве светился вызов.

— В одну из ночей я засыпал твою постель розами. В другой раз напоил тебя вишневкой, чтобы уберечь от простуды. Ты называла меня Другом, а я называл тебя любимой. Поверь мне, Джилли. Все это было!

Незнакомец говорит о вещах, которые никто другой знать не может. И кроме того, этот голос. Если она не смотрела на него, то не сомневалась, кто стоит перед ней. Так много ночей она слышала этот глубокий голос, трепетавший от эмоций. Нет, нет, она не должна поддаваться искушению. Он предал ее. Все те ночи, когда делил ее ложе, он просто насмехался над ней… в обличий садовника Джоша. А его ухмылки и наглость!.. Теперь она знала источник всего этого. Ведь на самом деле он владел каждым самым интимным уголком ее тела во время этих темных, безумных ночей их страсти. Эта мысль заставила ее вспыхнуть румянцем.

— У Джоша Тревелина, — сказала она, — есть жена. И сын.

— Ты не должна ревновать. Тэсс — жена покойного друга.

— Очень удобная ложь, — холодно возразила она. — Я не сомневаюсь, что вы никогда не были женаты на ней, но она не отрицала, когда я спросила ее, ваш ли это ребенок. Он и похож на вас.

— Синие глаза и светлые волосы часто встречаются в некоторых местах Англии. Джесси мой крестник, не более того.

Джулианна повернулась и вышла, не говоря ни слова.

— Так, так, — пробормотал Альфред, когда она удалилась. Последние фразы, которыми обменялись Джулианна и Лингейт, сильно все запутывали. — Я надеюсь, вы в состоянии подтвердить некоторые факты, мистер Лингейт, в частности, что вы не женаты.

Тот наклонил голову в знак согласия.

— Кстати, насчет фамилии. Вы Лингейт или Тревелин?

— И то, и другое. Вы можете спросить у леди Джулианны, какую фамилию она предпочитает, после того, как мы с ней поговорим наедине.

— Она не хочет видеть вас.

— Она захочет.

— Как вы можете быть так уверены? — спросила Летти, сделав несколько шагов в его сторону. — Вы не представляете, насколько трудными были для нее эти последние недели. Она сильная и гордая. Я рада, что у вас хватило мужества явиться в такой момент, но если я хоть на одну минуту подумаю, что вы можете навредить ей, я… я лично отхлестаю вас кнутом!

Столь пылкая речь со стороны женщины, которая не доставала ему до плеча, заставила Лингейта улыбнуться.

— Вы, должно быть, очень ее любите. Джулианне повезло, что у нее есть семья, которая так о ней заботится. Ей потребуется ваша поддержка еще какое-то время. Но в дальнейшем, заверяю вас, я сам буду заботиться о ней. А сейчас, если вы извините меня, у меня есть еще дела. Я вернусь утром. Спокойной ночи.

Когда он вышел, Альфред и Летти уставились друг на друга.

— Я не знаю что и думать, — начала Летти.

— Запутанное дело, должен признать, моя дорогая, — отозвался Альфред.

— Садовник, — прошептала она.

— Вот именно.

— Очень красивый мужчина.

Альфред промолчал.

— Человек не знатный.

— Конечно.

— Это будет скандал.

— Определенно.

— О Боже!


предыдущая глава | Тень луны | cледующая глава