home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



7

Проснувшись, Джулианна чувствовала себя разбитой и в смятенном состоянии духа. Какое-то мгновение даже не могла сразу сообразить, где она. Ей снились самые фантастические сны.

Как будто она в розарии летней ночью наблюдает, как двое танцуют под звуки лютни. Ей незнакома эта мелодия, но такая трогательная, что Джулианна на грани того, чтобы заплакать. Танцующие не знают о ее присутствии, они смотрят только друг на друга. Она не слышит того, что они говорят, до нее доносится только грохочущий смех мужчины и напевный голос женщины. Луну заслоняет набежавшее облачко, окрашивая сад в фиолетовые тона, и Джулианна ощущает, что кто-то, чья тень падает на нее с нежностью любовника, стоит рядом, поднимает свою руку, дотрагивается до ее щеки, потом касается холодными пальцами шеи. Все ее тело начинает трепетать, но она не может оторвать глаз от танцующих. В них чувствуется нечто фантастическое. Ее губы сами раскрываются, и из них вырывается вздох. Его рука передвигается к ее подбородку и поворачивает ее лицо к себе. Она от испуга закрывает глаза, но его теплый ищущий рот нащупывает ее губы.

Она моргает, и Китайская комната Блад Холла оказывается в фокусе. Джулианна понимает, что она проснулась. Она поворачивает голову на подушке и видит, как пылинки пляшут в солнечных лучах, льющихся из окна. Кто раздвинул шторы? Потом ее взгляд останавливается на подносе с завтраком, стоящем около постели. Она из любопытства касается чайника — он горячий; прячет руку под покрывало и ощущает холод металла, ее пальцы нащупывают дуэльный пистолет дедушки.

Про эту Китайскую комнату говорят, что ее населяют привидения, и в этих стенах прошлой ночью с Джулианной произошло самое необыкновенное происшествие за всю ее жизнь. Она разговаривала с призраком! Во всяком случае, она не может доказать обратное.

Раздался легкий стук в дверь, вошла миссис Мид и, увидев, что Джулианна лежит с открытыми глазами, расплылась в улыбке:

— Вы проснулись, миледи. Мистер Колеман ожидает вас внизу. Конечно, я могу сказать ему, чтобы он пришел попозже, если хотите.

— Нет-нет, — Джулианна проворно села в кровати. — Должно быть, на шахте возникли проблемы, если он пришел так рано.

Миссис Мид хмыкнула:

— Сейчас уже почти полдень, миледи.

— Боже милосердный! — Джулианна отбросила покрывало и выскользнула из постели. — Вы должны были разбудить меня сразу же, как пришел мистер Колеман. Пожалуйста, приготовьте мои… О, я вижу, вы уже все сделали.

Ее новое коричневое платье и нижнее белье было разложено на стуле.

— Я этого не делала, миледи, — ответила миссис Мид с удивленным видом. — Я думала, что это вы приготовили.

— О! — Джулианна снова глянула в сторону одежды. Она не укладывала ее накануне вечером. У нее холодок пробежал по коже. — Да, я и забыла. — Она быстро отвернулась, прежде чем экономка успеет прочесть на ее лице, что она лжет.

Через десять минут Джулианна спустилась в Большой зал в платье цвета осенних листьев. На Джеда Колемана ее новый облик произвел неожиданное впечатление: в первую минуту он подумал, что это кто-то другой.

— Доброе утро, миледи.

— И вам доброе утро, мистер Колеман, — отозвалась она коротко, но вполне дружелюбно. — Мне очень жаль, что вам пришлось ждать меня, но я вижу, что миссис Мид позаботилась о вас. — Она кивнула в сторону подноса с чаем и булочками на столе. — Пожалуй, я тоже выпью чашечку.

Пока она наливала себе чай, Джед старался не смотреть на нее. Дело было не только в ее новой внешности, хотя он всегда считал, что она одевается немодно для молодой леди. В ней вообще появилось что-то новое. Она выглядела моложе и привлекательнее.

Джулианна сделала первый глоток чая и обратилась к Джеду:

— Чем я могу быть полезной вам, мистер Колеман?

— Маркиз всегда зовет меня Джед, миледи. Я пришел, потому что вы приказали. Вы сказали, чтобы я пришел в конце недели.

— Да, конечно. — На самом деле она совершенно забыла о том, что он должен прийти, и помнила одно: мужчина, вторгшийся в ее спальню, предсказал, что Джед придет. — Какие новости вы принесли мне, Джед?

— Очень немного, миледи. Я ничего не узнал про того человека…

— Неужели ничего?

— Только то, что его не видели со дня потасовки.

— Потасовки… — Человека, может быть, убили, а он называет это "потасовкой". — Хорошо, Джед. И что же мы будем делать дальше?

— Ничего, миледи. Надо просто спокойно выжидать.

— Что слышно о шахтерах?

— Все как раньше. Не хуже, не лучше.

— Это значит, что мы в любой момент можем ожидать неприятностей, — сделала вывод Джулианна и встала. — Я не буду сидеть и дожидаться, пока кто-то другой устраивает заговор. Кто заявляет себя их лидером?

— Есть такой человек по имени Уиил. Он штейгер, работающий под землей, но он не из тех людей, с которыми ваша светлость захочет встречаться. Послушайтесь моего совета, миледи, вам не следует иметь дела с Робом Уиилом. — Он посмотрел ей прямо в глаза и добавил: — Я дал бы такой же совет маркизу, если бы он спросил меня.

Джулианна выдержала его взгляд.

— И он принял бы ваш совет?

Джед ухмыльнулся, показав недавно сломанный зуб:

— Нет, миледи. Я не сомневаюсь, что он лег бы на другой курс.

Джулианна улыбнулась этому морскому термину в речи Джеда, поскольку она знала, что, перед тем как стать шахтером, он был моряком.

— Дедушка говорит, что о враге можно узнать больше за столом переговоров, чем в сражении. Если дело дойдет до войны, я хочу знать врагов Блад Холла в лицо. — Она заметила, что Джед в недоумении уставился на нее. — В чем дело?

Джед покачал головой. Ее голос и вся ее повадка выдавали в ней Кингсбладов.

— Вы вздергиваете голову точно как маркиз, когда он бывает чем-то недоволен. Вы и глаза прищуриваете точно так же, словно видите дальше, чем все люди.

Такое сравнение понравилось Джулианне.

— Не обманывайте себя, Джед. Я не маркиз и не претендую на его место. Но я хотела бы глянуть на этого Роба Уиила. Вы можете найти повод, чтобы я могла посетить шахту?

Брови Джеда насупились.

— Я не хочу диктовать вам, миледи, но я не могу пустить вас в шахту. Там темно и грязно… — Неожиданно его лицо просветлело. — Однако такая возможность есть. На следующей неделе во вторник будет последний день масленицы.

— Бег с блинчиками, — воскликнула Джулианна. — Я и забыла. В этом году будет праздник?

— Не сомневаюсь. Хотя времена тяжелые, однако все равно многие побегут, подбрасывая блинчики на сковородке.

— Я знаю, что сделаю, Джед. Блад Холл обеспечит шахтеров продуктами для празднования последнего воскресенья перед великим постом.

— Миледи, — засомневался Джед. — Это не маленькие деньги.

— Я не хочу, чтобы был хоть какой-нибудь предлог для беспорядков.

Джед ухмыльнулся, его обветренное лицо покрылось глубокими морщинами.

— Я уже однажды сказал и буду повторять, что восхищаюсь вашим умом, миледи.

Она покраснела, довольная своей идеей:

— Спасибо. Прежде чем вы уйдете, скажите миссис Мид, какие продукты и сколько потребуется. В понедельник вы можете привести сюда людей, чтобы они забрали их. Во вторник я буду присутствовать на деревенском празднике. Я настаиваю на этом, — добавила она, увидев, как он нахмурился.

— Не нравится мне это, миледи, но, раз вы настаиваете, я буду сопровождать вас.

— Нет, вы должны быть с людьми, чтобы убедиться, что продукты распределяются справедливо. Пришлите кого-нибудь сопровождать меня.

— Хорошо, миледи…

Весь день Джулианна ждала подходящего момента, чтобы задать вопрос. Сейчас, когда миссис Мид накрывала ей стол для ужина, похоже, такой момент настал.

— Я думаю написать историю северного Девоншира и Кингсбладов, — начала она издалека. — У нас тут живет множество легенд. К примеру, что вы знаете о привидениях, которые, как говорят, населяют этот дом?

— Ну, это знает здесь каждый, — ответила миссис Мид. — Все знают, что по дому разгуливают убитый кромвелевский солдат и его любовница из семейства Кингсбладов.

Джулианна принялась вилкой катать горох по тарелке.

— А здесь, в этом уголке Девона, нет других привидений?

Экономка подозрительно глянула на нее:

— Что вы имеете в виду?

— Я и сама толком не знаю, — лицемерно отозвалась Джулианна. — Наверняка существуют сказки о других привидениях, например о молодом человеке. Красивом, который приятно говорит. Отвергнутый влюбленный, который покончил с собой или умер от разбитого сердца?

— Я ничего такого не знаю, — сказала миссис Мид.

— Понятно.

Чувствуя, что она дошла до такого момента, когда расспрашивать дальше означает раскрыть кое-что о своем ночном приключении, Джулианна замолчала.

— Вы знаете, миледи, я сейчас подумала и припомнила кое-что. — Миссис Мид прервалась, чтобы наполнить вином бокал Джулианны. — Только это немного непристойная история. Не из тех, которые должны слушать дамы.

— Вот как? — Джулианна гоняла горошину по тарелке, и та наконец упала ей на колени.

— Вы когда-нибудь слышали о Зазывале любви?

— Нет, — ответила Джулианна, ощутив, как сильнее забилось ее сердце. — Какое странное прозвище. Кто этот Зазывала любви?

— Как вам сказать? Когда девушка оказывается в положении и нет мужчины, который был бы готов выйти вперед и сказать, что это его вина, девушка тогда утверждает, что ее соблазнил Зазывала любви.

— Соблазнил? — Вилка Джулианны замерла посередине тарелки. — Разве может живую девушку соблазнить привидение?

Миссис Мид фыркнула:

— Они могут сказать все что угодно, миледи. Особенно, если у девушки нет ухажеров или про нее известно, что она взбалмошная.

— Вы хотите сказать придурковатая?

— И это тоже. Но говорят, что Зазывала любви приходит главным образом к одиноким девушкам. Он соблазняет их лестью и завоевывает их сердца.

— А что случается с девушками, которые его слушают?

— Если девушка только слушает, ничего не случается, — хихикнула миссис Мид. — А вот если они кое-что делают, тогда и возникают неприятности.

Джулианна подняла голову:

— Какие неприятности?

Миссис Мид многозначительно посмотрела на свою хозяйку и продолжила:

— Проходит девять месяцев, и появляется новый рот, который нужно кормить. Это достаточная неприятность для девушки, не так ли, миледи?

— Да, я понимаю, — Джулианна отложила вилку и взяла бокал с вином.

— Конечно, это только легенды, — сказала экономка. — Из тех кельтских старинных глупостей, когда люди верили в злых духов и эльфов.

— Спасибо, миссис Мид. Вы рассказали мне много интересного.

Когда ужин кончился, Джулианна осталась в Большом зале с книжкой, которую принесла с собой. После того как супруги Мид пожелали ей спокойной ночи, она сидела и читала при свете огня в камине, потягивая вишневку.

Часы пробили двенадцать, потом час ночи. И только в два часа она захлопнула книжку и взяла свечу.

В комнату она вошла медленно, но без особого страха. Ее ночной посетитель заявляется не раньше трех часов. У нее достаточно времени, чтобы подготовиться.

Она зажгла свечи и откинула покрывало, но не легла. Потом взяла две подушки, уложила их на матрац и накрыла. Отступив, она посмотрела на результаты своего труда и улыбнулась.

Подойдя к туалетному столику, она увидела себя в зеркале и остановилась. К своему удивлению, изучая свое отражение, она нашла себя молодой и красивой. Ее зеленовато-коричневое платье подчеркивало зеленый цвет ее глаз и персиковый оттенок кожи.

— Ты не должна льстить себе, — предупредила она свое отражение.

Она ясно видела свои недостатки — длинноватый нос, широкий рот, волосы такой черноты, словно их подкрашивали ваксой. Нет. Она должна отказаться от надежды привлечь мужчину, который ей нравится. Что же касается остальных, мужчин с куцым умом и стремлением к деспотизму, они ей не нужны!

Такое суждение смыло расстройство ее последних часов. Почувствовав себя гораздо лучше, она взяла стул и перенесла в угол, где китайская лакированная ширма укрывала умывальник. Когда она убедилась, что может отсюда видеть кровать и камин, то прошлась по комнате, потушив свечи, кроме двух — одной у постели, другой на каминной доске. Потом вернулась к выбранному ею месту и уселась спиной к стене, твердо водрузив очки на переносице.

Она услышала, как часы пробили три, потом четыре. Усталая, замерзшая, она заставила себя не спать, пока часы не пробили половину пятого. Усталость победила ее волю, и голова ее упала на грудь.

Как только он убедился, что она крепко заснула, он прошел в комнату. Когда он взял ее на руки, чтобы отнести в постель, она, как ребенок, прижалась щекой к его плечу и пробормотала:

— Кто вы?

— Друг, — тихо сказал он ей на ухо.

Она крепче прижалась к его груди, бормоча:

— Друг.

"Бедная леди Джулианна", — подумал он, слегка удивленный. Она надеялась подловить его с помощью своей незамысловатой уловки, но сон оказался сильнее ее. Она не могла знать, что он наблюдал за ее приготовлениями, или что он был рядом с ней в Большом зале, наслаждаясь ее молчаливым обществом. Она не знала, что он хотел показаться ей там, но преодолел это искушение. Не знала она и того, что начинает занимать все его мысли, что нежность, которую он испытывает к ней, оказывается самым тревожным и опасным чувством, какое он когда-либо испытывал.

Он бесшумно пересек комнату и осторожно уложил ее на постель. Она что-то пробормотала во сне, протестуя, когда он отпустил ее. Он склонился над ней, снял очки и положил их на ночной столик. Потом пальцами загасил свечу, оперся на колено и начал расстегивать ее платье.

Она зашевелилась, и он почувствовал, как напряглось ее тело.

— Кто там? — спросила она.

— Время спать, дорогая, — тихо ответил он и погладил ее щеку. — Позвольте мне раздеть вас.

Она взяла его руку своими ладонями и прижала к своей щеке.

— Тепло, — пробормотала она.

Он замер, ожидая, что она сейчас откроет глаза. Но она не проснулась. Уже через несколько секунд стало ясно, что она погрузилась в еще более глубокий сон.

Действуя быстро, но с величайшей осторожностью, он кончил расстегивать платье и стянул его с ее плеч. Как все мужчины, он всегда поражался обилию одежды у женщин. Самая последняя проститутка обязательно носила корсет и по крайней мере четыре юбки. Леди Джулианна была поскромнее. Но когда он стянул с ее бедер четвертую юбку, у него возникло искушение взять ножницы и просто разрезать все остальные. Но в конце концов она оказалась только в нижнем белье, корсете и штанишках.

В мерцающем свете свечи, стоявшей на камине, он обратил внимание, что ее белье вполне соответствует ее девичьей скромности. И эта скромность разожгла его воображение. Он ласкал ее и целовал, но до сих пор не видел того, что скрывается под этим строгим белым нижним бельем. Теперь он может позволить себе такое удовольствие.

Он осторожно развязал шнурок нижней рубашки и снял ее. Еще один момент — и он снял корсет. Открывшийся ему вид заставил кровь хлынуть горячей волной к его члену. Ее освобожденные груди лежали налитые и гордые. Свет свечи окутывал их янтарным цветом, соски выглядели затененными розами. Не в силах остановиться, он коснулся ее кончиками пальцев. При этом прикосновении она вздохнула и поджала ноги, зажав его руку между своей грудью и простыней.

Долгое время он не отнимал своей руки. Джулианна была такой теплой, мягкой и полной жизни!

Он ощущал, как бьется ее сердце. Большим пальцем он поглаживал ее сосок. Наслаждение становилось непереносимым, и он убрал руку. Однажды он позволил себе большее, не зная, что она девственница. Теперь он не мог, даже в своем раздвоенном сознании, воспользоваться своим преимуществом.

Он прикрыл ее простыней и растворился в темноте, из которой появился и из которой решил не возникать более никогда.


— Что мучает этого парня? Почему он не остался с нею?

— Вы удивляете меня, мадам, разве не вы считали их встречи скандальными?

— А они и являются скандальными. И все же, как вы думаете, что тревожит его все это время?

— Вероятно, он играет с ней. Говорю вам, я не был уверен в правильности того, что между ними происходит, с самого начала. Мы не должны были вмешиваться в это дело.

— Каким вы становитесь скучным. Можно подумать, что вы после всех этих лет стали трусом.

— Храбрый человек тот, кто умеет смотреть, что у него за спиной.

— Похоже, что вы почти напуганы, капитан.

— Я осторожен, милая, просто осторожен. Где девушка?

— Спит и видит сны.


предыдущая глава | Тень луны | cледующая глава