home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 28

Как это часто бывало и дома в Оклахоме, через неделю после Рождества потеплело. Я сидела в кресле-качалке на веранде, рядом со мной стояла корзинка с вышиванием, душа была наполнена неясным нетерпением от наступившего нового года. Может ли быть что-то хуже и страшнее того, через что мы прошли за последние месяцы? Все вели войну с врагом, будь то кайзер или испанский грипп.

Я откинула голову, закрыла глаза, впитывая солнце и звуки играющих детей. Олли прыгала через резинку, напевая песенку, принесенную из школы:

У меня была маленькая птичка,

Ее звали Энза.

Я открыла окошко, и она улетела…

Вдруг голос девочки прервался и она перестала прыгать.

– Кто это? – прошептал Джеймс мне на ухо.

Я посмотрела на дорогу: только тень какой-то фигуры вдалеке. Я снова закрыла глаза.

– Папочка! – От возгласа Олли я аж подпрыгнула.

Она оставила свою резинку и побежала вперед. Я сжала поручень крыльца, увидев, как мужчина, бросив сумку на землю, помчался навстречу Олли и подхватил ее на руки.

Джеймс сбежал по ступенькам, потом остановился, обернулся и посмотрел на меня.

– Давай беги! – подбодрила я его, будто ничего особенного не произошло.

На самом деле мой желудок сжался. За братом мелко семенил Дэн. А мне уже не было чем дышать. Как я оставлю этих детей? Френк отошлет меня сию же минуту? Мне уже пора собирать свои вещи и прощаться?

Потом я подумала обо всех утратах Френка и о том, как не похоже то, к чему он вернулся, на его семью, которую он оставил. По крайней мере, у нас есть нечто общее: наши потери.

К воротам подходили мальчики: сначала Джеймс, потом Дэн, оба достаточно смущенные встречей с незнакомцем – отцом.

Я взяла Дженни на руки, она явно тоже хотела участвовать. По моим щекам текли слезы, хотя я говорила себе, что причин плакать у меня нет. Френк позаботится о своих детях, а я буду свободна и уеду в большой город, как и хотела.

Мужчина опустился на колени, прижав к себе мальчиков. Затем он поднял голову. Я не могла рассмотреть черты его лица, но почувствовала тоску в пристальном мужском взгляде. Я задержала дыхание, боясь нарушить момент и боясь, что момент разрушит меня.

Расправив плечи, я понесла Дженни к воротам. Мы остановились на полпути – к нам направлялась маленькая семья. Дэн вцепился в одну отцовскую руку, Олли держалась за другую, а впереди вытанцовывал Джеймс.

– Это папочка, Бекка! Папочка! – распевал он снова и снова, пока я слушала, как Дженни с причмокиванием сосет палец. Я перенесла вес Дженни на другую руку.

По лицу Френка пробежали неясные эмоции, его губы подергивались, заходили желваки.

– Вы, должно быть, мисс Хэндрикс?

Меня лишили голоса его глаза – глубокие, как грозовое небо, и такие же яркие, насыщенные.

– Ребекка, – исправил Джеймс. – Она сказала нам называть ее именно так!

Я не разгадала выражения лица Френка. Что это, недовольство? Недоверие? Благодарность? Может быть, это просто усталость и скорбь? Его взгляд скользнул по Дженни, он раскрыл объятия, но она отшатнулась и, крепко обняв меня за шею, начала поскуливать.

– Извините. – Я пыталась улыбнуться.

Он опустил руки. Олли и мальчики вцепились в них. Дженни обернулась еще раз посмотреть на незнакомца, засунув палец в рот. Глаза, как блюдечки.

– Не бойся папочки, Дженни! – Я пыталась развеселить ее, сморщив нос. Она перестала сосать палец и засмеялась, как я и предполагала. Глубоко вздохнув, я шагнула к Френку. Он опять потянулся к дочери, малышка вцепилась в меня, но я отстранила ее и передала в мозолистые отцовские руки.

Она уставилась на него, потом Олли прижалась к папе и улыбнулась, глядя на сестру.

– Это папочка, Дженни, папочка.

Малышка протянула свои маленькие пальчики и потрогала лицо Френка, нежно, робко. И тут так хорошо знакомая всем нам улыбка расцвела на ее личике, как луч света. Я увидела, как у Френка увлажнились глаза, и отвернулась.

– Я думаю, вы голодны, – сказала я, уставившись на закат.

Он откашлялся.

– Да, Ребекка, я проголодался.


* * * | На крыльях мечты | * * *