home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Хью и на самом деле не спал, лишь дремал время от времени, и ему до боли хотелось обнять Дженни.

Он пытался убедить себя, что ему хотелось бы прикоснуться к любой привлекательной девушке, которая оказалась бы рядом, однако он понимал, что это самообман. Ни одна не вызывала у него таких чувств после смерти Эллы, как Дженни. И Хью уже решил, что ни одна женщина больше никогда не заденет его душу. Дженни задела.

И вот теперь он видел, как она мрачно смотрит на него, и едва сдерживал улыбку.

Дуглас и не ждал, что она безоговорочно примет его решение. Но после стольких дней, когда он чувствовал себя совершенно беспомощным и мог лишь посматривать на нее, Хыо неожиданно обрел законное право требовать ее повиновения. И он им воспользуется.

Продолжая хмуриться, Дженни спросила:

— Ты правда думаешь, что можешь заставить меня вернуться в Аннан-Хаус, если я этого не хочу?

— Да, думаю, — ответил он. — Я могу перебросить тебя через плечо и отнести к твоему коню, и ни один человек не попытается меня остановить.

— Они это сделают, если я их попрошу, — заявила Дженни.

— Детка, нравится тебе это или нет, но эти люди устроили целый заговор, чтобы сделать меня твоим мужем, ив этом качестве они меня принимают. Но у тебя есть выбор. Ты можешь либо подчиниться мне как мужу, либо рассказать им, кто ты такая и кто я, то есть признаться бродячим артистам, что ты обманывала их с самого начала. Как, по-твоему, они отреагируют, когда ты им скажешь, что солгала Весельчаку о том, что я за тобой ухлестываю?

Дженни вздохнула.

— Сам знаешь как, — ответила она. — Я вела себя плохо, глупо! Но солгала я только ему. Должно быть, он рассказал об этом кому-то еще, потому что все они считали, что ты за мной ухаживаешь. — Поморщившись, она осеклась. — Я сказала ужасную вещь. Вовсе я не имела в виду, что мне хотелось, чтобы они невзлюбили тебя. Просто я подумала тогда о том, как бы сделать так, чтобы тебе стало труднее увезти меня отсюда силой.

— В любом случае я не смог бы сделать этого, — отозвался Хью. — Данвити попросил меня привезти тебя, но он не дал мне письменного документа, подтверждающего мои полномочия. Ни ему, ни мне это в голову не лришло, потому что он не хотел скандала.

— А я рада, что у тебя не было этих полномочий, — сказала Дженни, прижимая руки к внезапно запылавшим щекам. — Только подумай о том, что могло произойти, если бы ты показал Весельчаку какой-то документ. Ты бы сразу увез меня! Какой кошмар, какой стыд! Конечно, если бы ты так поступил, мне не пришлось бы придумывать целую историю и лгать, и…

— Сомневаюсь, чтобы какой-то документ убедил Весельчака, что я могу увезти тебя против воли, — перебив Дженни, резонно заметил Хью. — Бродячие артисты ведут кочевую жизнь, поэтому не обращают особого внимания на законы, зато соблюдают собственные правила. Ты стала одной из них, тебя приняли. И я с самого начала понимал, что они встанут на твою сторону, особенно Весельчак. У него нет собственной семьи, его близкие — это артисты, и я сомневаюсь, что он мог бы спеться с твоим дядей…

— У него был сын, — напомнила ему Дженни. — Вспомни, что старинная виола принадлежала именно ему, но он умер несколько лет назад. Кэт говорила, что близится годовщина его смерти, и именно поэтому Весельчак так много времени проводит в одиночестве и устанавливает свою палатку в стороне.

— А что случилось с его женой? — поинтересовался Хью.

— Не думаю, что он когда-либо был женат. Но к нам это не имеет никакого отношения, сэр. Я по-прежнему считаю, что мы должны поехать в Трив, чтобы предупредить Арчи и сообщить ему, что близится какая-то неприятность!

Хью покачал головой.

— Я позабочусь о том, чтобы он узнал о твоих подозрениях, — сказал он.

— Боже мой, ты до сих пор не веришь, что против него готовится заговор! — резко произнесла Дженни. Она ещени разу не говорила с ним таким тоном.

— Не важно, верю я в это или не верю, но я побеспокоюсь о том, чтобы Арчи стало известно о твоих тревогах, — повторил Хью. Он старался говорить ровным голосом, чтобы Дженни не заподозрила, что и его уже стали терзать сомнения. — Он мой родственник, и я долгие годы служил ему. И уж поверь, я не стану скрывать от него это.

— Но ты до сих пор не сделал ничего, чтобы предупредить его, — вымолвила Дженни. — В противном случае ты давно бы уехал к нему, оставив меня с компанией артистов. Со мной все будет хорошо.

— Я должен также выполнить свой долг перед Данви-ти, — напомнил ей Хью.

Дженни открыла было рот, чтобы продолжить спор, однако он быстро добавил:

— Подумай только, девочка, вот я уеду в Трив и оставлю тебя одну. И что с тобой будет, если ты права и заговор действительно существует?

Дженни нахмурилась.

— Тебе не обязательно говорить, что ты едешь в Трив, — сказала она, подумав.

— Господи, да я же еще в самом начале сказал, что еду туда, — произнес Хью. — Именно поэтому они позволили мне путешествовать с ними.

— Но даже в таком случае…

— Разве ты не понимаешь, что если кто-то готовит заговор и у него есть причины думать, что ты что-то заподозрила, ты можешь оказаться в серьезной опасности?! В любом случае ты должна поехать в Аннан-Хаус, чтобы его милость мог начать процесс по аннулированию брака и все устроить. Помолвка — вещь непростая. Церковь не относится к помолвкам легкомысленно, не говоря уж о том, что она будет весьма недовольна тем, что девушка, помолвленная с одним мужчиной, вступила в брак с другим.

— Я этого не делала! — воскликнула Дженни.

— Ты это знаешь, я это знаю. Но у нашего священника есть копия брачного свидетельства, которое он непременно перепишет в регистрационную книгу аббатства Суит-харт. Ты слышала, как он говорил, что должен исполнять свой долг, а мы должны подчиняться законам церкви.

— Но ты же сам говорил, что менестрели живут по своим собственным законам. Так почему же ты так уверен, что они не поддержат меня, если я скажу, что хочу остаться с ними?

Хью уже начинал терять терпение, однако, взяв себя в руки, спокойно промолвил в ответ:

— Эту тему мы уже исчерпали. Истина проста и понятна каждому: у мужа есть полное право командовать своей женой, и все бродячие артисты — мужчины и женщины — знают это.

Выдержав его долгий взгляд, Дженни вздохнула и, отбросив одеяло в сторону, сказала:

— Куда я дела свои туфли?

— Они вон там, — ответил Хью, указывая на темный угол за ее тюфяком.

Кивнув, Дженни потянулась за туфлями и надела их.

— Позволь мне выйти из палатки, я должна…

Недоговорив, Дженни прикусила губу.

Дуглас понимающе кивнул, и тогда она встала, отдернула полог и вышла наружу.

А Хью разыскал свои сапоги и натянул их, сожалея о том, что мысли в его голове путаются. Его тело все еще изнывало по ней, словно ругая его за то, что он так глупо поступил, сдержав обещание, которое дал ей.

У него едва достало сил сдерживаться и делать вид, что ее близость никак не тревожит его. Искушение было очень велико. Больше всего ему хотелось схватить ее в свои объятия, запечатать ее губы поцелуями, когда она вздумает спорить с ним, и ласкать ее целую вечность. Хью и в голову не приходило раньше, что Дженни будет так манить его.

Надеясь, что Хью не станет сразу разыскивать ее, Дженни пошла искать Пег.

Ее служанка болтала с Гоком около одного из костров для приготовления пищи. Едва завидев Дженни, она прервала разговор и поспешила ей навстречу.

— Вот уж не думала я, что вы придете так рано, — сказала Пег.

— Сэр Хью хочет увезти меня в Аннан-Хаус, — сообщила Дженни. — Однако я не хочу ехать. Он, видишь ли, считает, что наш брак незаконен, ведь я помолвлена с его братом. Поэтому он задумал передать меня на руки моему дяде, чтобы тот во всем разобрался.

— Боже мой, миледи, а я-то была уверена, что вы обрадуетесь, что вас выдали замуж за сэра Хью, — промолвила Пег в ответ. — Мне казалось, что вы друг другу нравитесь, и не только… Господи, да когда вы поете ему…

— Это была игра, Пег, как и все остальное!

Все ее нутро восставало против этих слов, но Дженни заставила себя не замечать этого.

Я не хочу возвращаться! — в отчаянии проговорила она.

Пег нахмурилась.

— Не могу обвинять вас в этом, миледи, особенно из-за того, что вас по-прежнему могут выдать замуж за этого Рида Дугласа. Боже мой, моя собственная кузина вынуждена была остаться в доме с мужчиной, своим кузеном, потому что его мать умерла. На следующее же утро она вернулась домой. Однако человек, с которым она была обручена, потребовал, чтобы ее осмотрели. Он хотел убедиться, что кузен не лишил ее девственности.

— Осмотрели? — ошеломленно переспросила Дженни.

— Ну да, конечно! Вы понимаете, что я имею в виду?

Дженни отрицательно помотала головой, а Пег продолжила:

— Кузина рассказала мне, что половина деревенских женщин пришли смотреть на то, как местная повитуха проверяет, не лишилась ли она невинности. Она никогда не простит этому человеку того, что он потребовал сделать с ней такое!

По спине Дженни пробежала дрожь. Неужели Рид тоже потребует провести подобный осмотр? Нарисованная Пег картина так потрясла Дженни, что ее кожа покрылась мурашками.

— Я не могу вернуться, — твердо произнесла она.

— Да, но вам придется, миледи, — проговорила Пег. — Женщина должна поступать, как хочет ее муж.

Увидев Дженни, шуты заулыбались. Однако она заметила, что оба покосились в сторону Хью.

— Доброе утро! — громко поздоровалась Дженни. Шуты снова посмотрели на нее. — Надеюсь, Гилли, у тебя будет время позаниматься со мной после завтрака? Хочу продемонстрировать тебе, как далеко продвинулась в метании и насколько увереннее я теперь попадаю в цель.

— Да, Дженни, конечно, — кивнул Гилли. — Конечно, я готов позаниматься с тобой, если твой муж позволит. А то, знаешь ли, мужья такие опасные люди.

— О, Хьюго не станет возражать, — заявила Дженни.

Ток нахмурился.

— Вот что, девочка, — начал он. — Этот человек смотрел на тебя, как волчица смотрит на своего детеныша, с того самого мгновения, как появился здесь. Да, конечно, Гилли невысок ростом, но он мужчина, а это что-нибудь да значит.

Чувствуя, что ее щеки заливаются краской, Дженни сказала:

— Ну и что! Хьюго же знает, что Гилли учил меня. И конечно, он не станет возражать против очередного урока метания.

— Да? — с сомнением спросил Гилли, едва заметно мотнув в сторону головой.

Дженни проследила за этим движением, ожидая увидеть направлявшегося к ним Хьюго, однако увидела Лукаса, который начал собирать их палатки.

— Он уже успел вытащить оттуда тюфяки, детка. Несмотря на то что Хьюго обещал поехать с нами в Трив, мне кажется, что его намерения изменились. Мы-то думали, что он будет рад вашему венчанию, но, похоже, дело обстоит совсем иначе.

— Боже мой, так вы думаете, что он хочет меня оставить?

— Да нет, — ответил Гок. — Твой муж на такое не способен. Разумеется, он хочет, чтобы ты поехала с ним.

Теперь Дженни наконец осознала, как Пег, Гилли и Гок относятся к ее замужеству. Похоже, рассчитывать на них ей не приходится, не говоря уж о том, что Весельчак ей тем более не поможет. Еще никогда Хью не вызывал у нее такого раздражения.

— Это несправедливо, — пробормотала Дженни. Гок обменялся взглядами с Гилли, а затем серьезно посмотрел на нее.

— Мы обидели тебя, да, Дженни? Но никто не хотел этого!

— Да нет, — печально улыбнулась она. — Вы меня совсем не обидели. Я… Просто я не привыкла подчиняться мужчине после смерти моего отца.

— Твой Хьюго все еще смотрит на нас, — сказал Гилли. — Думаю, тебе следует подойти к нему и посоветовать ему расслабиться, пока он не подошел к нам и не заставил расслабиться нас.

Дженни посмотрела на Хью и увидела, что он не сводит с нее глаз.

Опасаясь и дальше испытывать его терпение, она промолвила:

— Пойду-ка я лучше к нему.

Хью еще не решил, что скажет остальным артистам, но принять решение надо было в ближайшее время. Лукас уже собрал их корзины и почти сложил палатку. Действовал он тихо, но кто-нибудь обязательно потребует объяснения, ведь по крайней мере в ближайшие два дня менестрели лагерь не свернут.

Тут к Хью подбежала Кэт.

— Вижу, ваш слуга собирает вещи. Вы хотите уехать?

— Надеюсь, вы меня поймете, — сказал Хью. — Я так долго ехал следом за моей девочкой и был уже настолько близок к-мысли о том, что нам не суждено быть вместе, что теперь мне хочется, чтобы она хотя бы некоторое время принадлежала мне одному. Неужели из-за этого кто-то подумает обо мне плохо?

— Да нет, — поспешила заверить его Кэт. — Если кто и будет тосковать по вас, Хьюго, так это наша Герда. Долговязый Гок сможет сыграть вашу роль, а если Гилли по-прежнему будет играть священника, то так будет еще смешнее. К тому же, — добавила она, криво улыбаясь, — кажется, в Трив с нами поедет кузен Кадди Дрого, так что он сможет петь вместо вас.

Увидев, что Дженни остановилась рядом, Хью кивком подозвал ее и обнял за плечи.

— Я только что говорил Кэт, что мы собираемся уезжать. Правда, сейчас мне пришло в голову, что первым делом я должен был рассказать об этом Весельчаку.

Дженни протянула руку Кэт со словами:

— Спасибо вам, Кэт, и тебе, Герда, за то, что так тепло приняли меня. Я буду скучать по вас обеих. Хотя, признаюсь, буду скучать по всем здесь!

Они пошли искать Весельчака, и Дженни ждала, когда Хью заговорит.

— Похоже, пойдет снег, — сказал он, хмуро поглядев на небо.

— В последнюю неделю такое ощущение преследовало нас постоянно, — напомнила ему Дженни.

— Да нет, ты только посмотри, тучи на западе совсем черные, да еще и холоднее становится, — отозвался Хью.

Он был прав, однако в марте, начиная с середины месяца, с каждым днем становится теплее. Более того, вот уже несколько недель не было сильного снегопада.

Весельчака они нашли в его палатке. Он услышал чьи-то шаги и вышел встретить гостей. Переведя взор с Хью на Дженни, Весельчак сказал:

— Итак, вы уезжаете. Надеюсь, мы друг на друга не в обиде.

— Разумеется, нет, сэр, — заверил его Хью. — Однако я действительно хочу увезти отсюда мою девочку. Надеюсь, вы не станете возражать.

— Да нет, как я могу! Честно говоря, я считаю, что так и не узнал от вас всей правды, но надеюсь, что в один прекрасный день вы сочтете нужным поведать мне ее.

Дженни напряглась, не осмеливаясь поднять глаз ни на одного из мужчин, так как знала теперь, с какой легкостью люди могут прочесть по ее лицу все, что у нее на уме. Чтобы немного расслабиться, она не спеша набрала полную грудь воздуха и сосредоточилась на том, чтобы так же медленно выдохнуть.

Выдохнув, она услышала, как Хью говорит:

— Возможно, нам еще предстоит обсудить кое-что, сэр, но только в другое время. Как бы там ни было, я очень благодарен вам и вашим людям за то, что тепло приняли нас обоих. Вы были добры и щедры к нам. И мы желаем вам всего хорошего в Триве.

— Да, но ты тоже собирался в Трив! Или я ошибаюсь? — удивился Весельчак. — Хьюго, приятель, ты же… ты должен выступить перед лордом Галлоуэем!

Хью кивнул:

— Так и есть, и я приеду. Но сначала отвезу Дженни домой.

— Хорошая мысль, — заметил Весельчак. — Не сомневаюсь, что ты оставишь ее на попечении заботливых людей. Думаю, это будут твои родители.

— Обещаю вам, что она будет в безопасности, — заверил его Хью. — Пойдем, Дженни. Я хочу как можно быстрее отправиться в путь.

— Для путешествия сегодня уж больно мрачный день, — промолвил Весельчак.

— Да, но с нами все будет хорошо, — сказал Хью уверенно.

— Вы и свою Пег с собой возьмете?

–. Это уж как она сама решит, — ответил Хью.

Дженни охватил ужас. Она поняла, что была настолько погружена в мысли о том, чтобы найти людей, готовых помочь ей не уезжать, что совершенно забыла сказать Пег о необходимости собрать вещи.

Дождавшись, пока они отойдут подальше и Весельчак не сможет их услышать, Хью произнес:

— У тебя был просто ошеломленный вид, когда он заговорил про Пег. Ты не сказала ей, что мы уезжаем?

Дженни отрицательно помотала головой.

— Так о чем же вы с ней разговаривали? — удивился Хью.

Дженни резко повернулась к нему. Она подбоченилась и вздернула подбородок.

— Неужели тебе доставляет такое удовольствие знать, что мои друзья не могут прийти мне на помощь?

— Да нет, какое уж тут удовольствие, — ответил Хью. — Но я рад, что ты узнала правду и сразу приняла ее. Точнее, если ты приняла ее. Хотя я в этом вовсе не уверен. Мы пойдем к Пег вместе, чтобы сказать ей, или я пошлю к ней Лукаса?

— Наверное, ей будет приятнее услышать это от Лукаса, — сказала Дженни. — Он ей нравится, так что в его руках Пег будет плавиться как воск.

Однако Пег раньше Лукаса встретилась им на пути, и ее реакция оказалась неожиданной.

— Так вы возвращаетесь в Аннан-Хаус? А я-то была уверена, что вы отправитесь прямиком в Торнхилл… с ним, — добавила она, посмотрев на Хью.

Потом Пег огляделась по сторонам, словно не зная, как называть сэра Хью, как будто они стояли в окружении менестрелей. Наконец, вздохнув, горничная Дженни проговорила шепотом:

— Миледи, я не осмелюсь вернуться туда.

— Не глупи, Пег, — сказала Дженни. — Я сумею защитить тебя.

— Да как вы это сделаете? Я работаю на его милость, да, но и на ее милость тоже. И если вы считаете, что она не выгонит меня после случившегося, то вы ее просто не знаете. Вы говорили, сэр, что я могла бы работать на вас в Торнхилле, хоть он и далеко от Аннана. Но, пожалуй, я останусь здесь. Кэт говорит, что я хорошо шью, да и мой Брайан будет рядом.

— Так ты предпочитаешь общество брата, а не Лукаса? — удивился Хью.

Пег его вопрос застал врасплох.

— Лукаса? — оторопело переспросила она. — Нет, не его! Я помогу вам собрать вещи, мистрис, но если только сэр Хью не станет возражать, я предпочту остаться.

Хью нахмурился.

— Но рядом с моей девочкой должна быть женщина, Пег, — заметил он.

— У нее, между прочим, есть муж, — парировала горничная. — Не сомневаюсь, что рядом с ним она будет в безопасности.

— Я не могу заставить тебя поехать с нами, — признался Хью.

— Вот и слава Богу, сэр. Думаю, вам и самому не хочется ехать, — вымолвила Пег. — Вы только посмотрите на небо.

Послушно подняв глаза, Хью увидел, что в облаках пот явились голубые просветы, но тучи стали еще чернее и опустились ниже, чем раньше. Ветер рвал листву с деревьев, хотя в лесу он мог быть не столь сильным.

Дженни с надеждой посмотрела на него.

— Может, нам стоит задержаться наденек-другой, чтобы переждать ненастье? — спросила она. — Ты же нужен им в пьесе.

— Нет, не нужен, — отрезал Хью… — И ты им не нужна. Непогода пройдет, как проходят все бури. Вот увидишь.

Дженни вздохнула.

— Я уверена, что вы правы, сэр, — сказала она. — У вас есть неприятная привычка вечно оказываться правым.


Глава 11 | Легкомысленная невеста | Глава 13