home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19

Хью даже не осознавал, как сильно встревожило его отсутствие Дженни, пока не увидел, как она выбирается их толпы, собравшейся впереди. Но гнев тут же закипел вновь, и он ускорил шаг; оба его спутника старались не отставать.

Хью не обращал внимания ни на толпу на поле, ни на Пег с Фионой. Его взор был устремлен лишь на непокорную жену. То, что она осмелилась сбежать и…

Дженни улыбнулась, приподняла юбки и побежала ему навстречу, не замечая раскисшей грязи под ногами.

— Как я рада тебя видеть! — крикнула она, приближаясь к нему. — Кто-то увел наших сопровождающих.

— Довольно, малышка, — остановил он ее, снова начиная замечать столпотворение на поле и не зная, куда могут завести ее слова. — Поговорим обо всем в замке.

Обхватив Дженни за плечи, Хью, не сдержавшись, слегка прижал ее к себе и тихо, чтобы не расслышали остальные, прошептал ей на ухо:

— Сомневаюсь, что ты захочешь услышать то, что я собираюсь тебе сказать.

— Уверена, что не захочу, — согласилась она, поднимая на него глаза. — Но, поверь мне, ты не скажешь мне ничего такого, чего я бы сама уже не сказала себе.

— Боже мой, Хью, я-то думал, что ты не просто поговоришь с ней, — вмешался Рид. — Если бы она была моей женой, а это, кстати, еще возможно…

— Нет-нет, прекратите говорить ерунду, — тихо сказал Лукас. — Это ни к чему не приведет, кудахчете только как курица.

— Лукас! — угрожающим тоном проговорил Хью, который с радостью сказал бы брату то же самое.

— Этот глупец утверждает, что вы должны поколотить ее милость! — тихо пробормотал Лукас. — Но он…

— Довольно! — остановил слугу Хью.

Подхватив Дженни под руку, он вместе с ней направился к узкому деревянному мосту. Оглянувшись назад, он увидел, что Лукас жестом предложил Фионе и Пег идти перед ним и Ридом.

И тут Дженни, повысив голос, сказала:

— Рид, я видела твоего друга.

— Какого друга? — переспросил он.

Расслышав в голосе брата настороженность, Хью тут же замолчал и стал ждать продолжения разговора.

— Человека, с которым ты ехал сюда, — пояснила Дженни. — Вы вместе переходили брод, ведущий к полуострову, где стоит замок.

— А тебе-то что за дело, кто это такой? — огрызнулся Рид.

— Мне показалось, что я где-то его видела, вот я и решила спросить, где ты с ним познакомился, — ответила Дженни.

— Я понимаю, о ком она говорит, — сказал Хью Риду. — Кто этот человек, приятель?

Рид ответил небрежным тоном:

— Так, один мой знакомый.

— В таком случае тебе известно его имя, — заметил Хью, теряя терпения.

— Это сэр Алард Бауэр, — ответил Рид. — Он рыцарь из Роксбурга, кажется. Я познакомился с ним на нашем празднике, из чего сделал вывод, что он друг Данвити.

— Никогда не слышала о человеке по имени Бауэр, — сказала Фиона. — А ведь я знаю многих отцовских друзей. Кстати, я тоже видела, как он едет верхом рядом с вами, дядя Рид.

— Да как же ты могла увидеть нас? — сердито отозвался тот. — Ты же приехала в Трив по реке.

Они уже приближались к воротам, и Хью заметил, как Дженни оглянулась назад и приложила к губам палец. Понимающий кивок Фионы подтвердил: она будет хранить молчание.

Проходя мимо ворот, Хью заметил капитана Тэма Инглиса. Подозвав его к себе, он сказал:

— По словам моей жены, ты отозвал сопровождающих, которых отправил с ней в лес, Тэм. Но толпа едва не растоптала ее и этих двух девочек, когда они возвращались в замок.

Тэм побледнел.

— Клянусь вам, сэр Хью, я и не думал возвращать воинов! Я видел, как они идут назад, но не подошел, к ним, потому что решил, что дамы благополучно вернулись в замок.

— А где же они сейчас? — полюбопытствовал Хью.

— Там, — кивнул Тэм, указывая в ту сторону, куда ушли солдаты.

Потом он подозвал кого-то из стражников, и тот привел тех двоих, которых Инглис отправил вместе с Дженни и Фионой в качестве сопровождающих.

— Почему вы вернулись в замок без ее милости?

— Как почему? Ее брат сказал нам, что мы больше не нужны, сэр, — удивленно ответил один из воинов, поворачиваясь ко второму за поддержкой.

— Да, сэр, это правда, — сказал второй.

Услышав, как Рид тихо выругался, Хью произнес:

— У ее милости нет брата. Как выглядел этот тип?

Первый воин задумчиво нахмурился, оглядел Хью с головы до ног и ответил:

— Это был, без сомнения, человек знатный, он на дюйм-другой пониже вас, милорд. В плечах он чуть уже, но очень мускулист. Уверен, он собирается принять участие в турнирах — как и его люди.

— Стало быть, он пришел не один, а с людьми?

— Да, мы видели, что, пока он с нами разговаривал, его поджидали человека четыре, а может, и больше.

— А ты уверен, что это был знатный господин?

— И я так думаю, — кивнул второй солдат. — На нем был короткий синий плащ из бархата, шляпа с отличным пером и кожаные сапоги. Хоть они и перепачкались в грязи, сразу было видно, что очень дорогие.

Поблагодарив стражников, Хью задумался о том, кем мог быть тот человек. Впрочем, говорить об этом здесь он не желал, а потому направил свою группу в сторону замка.

Убедившись, что они отошли достаточно далеко и стражники не могут их слышать, Дженни сказала:

— Думаю, мы обсудим этот случай с Ридом и Пег, но только после того, как проводим Фиону в ее комнату.

Дженни посмотрела ему прямо в глаза, и взгляд ее был столь выразителен, что Хью невольно взглянула на Рида.

Его брат казался потрясенным, лицо было белым как полотно.

— Ты пойдешь с нами, приятель, — сказал ему Хью. — И ты, Пег, тоже.

К удивлению Хью, Рид ответил:

— Да, пожалуй, я должен.

Пег промолчала. Лукас тоже ничего не сказал, однако намеревался пойти с ними — с приглашением или без него.

Как только они прошли по большому залу к лестнице, Дженни взглянула на Пег, но та, нахмурив брови, смотрела в пол, полностью погрузившись в свои мысли.

Хью крепко держал Дженни за локоть, пока они не приблизились к винтовой лестнице. Там он отпустил ее и предложил им с Фионой пройти вперед. Поднимаясь вверх, Дженни так и чувствовала его близость, но, пожалуй, впервые это не доставило ей удовольствия.

Дженни не могла сердиться на то, что Хью разгневан. И она знала, что так будет, ведь она оставила его спящим, а сама отправилась в лагерь к бродячим артистам, даже не думая о возможной опасности.

Как только Фиона вошла к себе, Хью и Дженни стали подниматься выше, а Пег, Рид и Лукас последовали за ними.

Когда они оказались на своем уровне, Хью прошел вперед, открыл дверь, пропустил всех в комнату, а затем резко захлопнул ее.

Дженни ждала, чтобы Хью заговорил. Заставив себя дышать медленно и глубоко, чтобы хоть немного успокоиться, она задумалась над тем, не делает ли Хью того же, молча переводя взгляд с одного из них на другого.

Когда их глаза встретились, Хью спросил:

— Итак, детка, что ты можешь нам сказать?

Посмотрев на Рида, она начала:

— Я заговорила о твоем друге, потому что решила, что стражники описали его как…

Она замолчала, ожидая, что Рид почувствует необходимость договорить, но он лишь упрямо смотрел на нее, пока Дженни не добавила:

— Я считаю, что стражников отослал в замок человек, которого ты называешь сэром Алардом Бауэром.

— Я называю?! Господи, ты что же, считаешь, что это не его имя?! — вскричал Рид.

— Их описание подходит ему? — мрачно поинтересовался Хью.

— Да, подходит, — бросил Рид. — Также, впрочем, как и половине остальных гостей.

— Тогда объясни, почему ты сказал, что должен пойти сюда с нами, после того как Дженни попросила об этом?

— Потому что я боялся…

Он надолго замолчал. Дженни уже начала недоумевать, почему Хью просто смотрит на брата, не заставляя того договорить фразу. Наконец Рид сказал:

— Да, описание ему подходит. Во всяком случае, он действительно носит короткий синий плащ из бархата, шляпу с пером и испанские кожаные сапоги. Поэтому я и решил, что должен рассказать о нем больше.

— Да уж, должен, — согласился Хью.

— На празднике он сам представился мне и спросил, что я думаю о менестрелях. Он сказал, что хочет нанять некоторых из них для собственного торжества, но никогда раньше не делал этого. Я ответил, что, по-моему, это были самые лучшие менестрели, каких я когда-либо видел. Потом он поинтересовался, слышал ли я о серии краж, которые произошли в тех домах, где выступали менестрели.

— О серии краж? — переспросил Хью. — Это интересно.

— Да, но я не слышал ничего ни о кражах, ни о ворах, а он ни слова не сказал о том, что это может быть делом рук менестрелей. По сути, он сообщил мне, что ничего о них не знает. Мне о них тоже мало известно, но я сказал, что обычно эти люди отличаются честностью.

— На празднике ты вышел из-за стола и заметил, что тебе нужно поговорить с приятелем, — напомнила Дженни. — И что было, когда вы встретились с сэром Алардом Бауэром?

Рид поднял на нее глаза.

— Я сказал так потому, что мне надоело сидеть там, где на меня не обращает внимание девчонка, с которой я только что был помолвлен. Правда, вскоре я его действительно встретил.

— Он спрашивал о чем-нибудь еще? — поинтересовалась Дженни.

— Только о том, приняли ли мы меры предосторожности, — ответил младший Дуглас. — Я сказал ему, что Данвити, как человек осторожный, отдал приказ обыскать всех, кроме тех, кому даны особые привилегии, и тех, кого стражники знаютлично. Бауэр согласился, что такие меры предосторожности вполне оправданны и помогут избежать неприятностей. Больше я о нем ничего не знаю, а потом мы повстречались в замке Мейнс.

Хью казалось, что он достаточно наслушался про этого Бауэра, но тут Рид произнес:

— Мне показалось странным, что он появился в замке Мейнс.

— Почему? — удивился Хыо.

— Не знаю, — пожал плечами Рид.

Заметив скептическое выражение на лице брата, он добавил, поморщившись:

— Странным было то, с какой радостью он приветствовал меня, ведь мы с ним едва знаем друг друга, к тому же, когда мы познакомились, я был смертельно пьян. Но сейчас я заговорил о нем не поэтому, а из-за того, что пребывал в уверенности, что Дженни видела нас вместе.

— Она так и сказала, — напомнил ему Хью.

— Мне кажется, Рид говорит о нынешнем дне, сэр, когда я их видела вместе на поле, — пояснила Дженни.

— Это так? — обратился Хью к брату.

— Да. Я увидел его в тот самый момент, когда заметил Дженни, но не успел поехать за тобой, — ответил Рид. — Клянусь, я понятия не имел, почему он там находится, пока стражники не описали его одежду и внешность. И поверь мне, Хью, я совершенно не понимаю, почему он сказал, что он брат Дженни, и лишил ее защиты стражников.

Хью заметил, что Дженни прикусила нижнюю губу и пристально посмотрела в глаза Пег. И Пег, которая оставалась задумчиво-молчаливой с того самого мгновения, как они вошли в комнату, встретила ее взгляд.

— Я бы хотел знать, кто еще мог отослать эскорт прочь, — сказал Хью.

— Кстати, я забыл вот еще что! — воскликнул Рид. — Когда мы с тобой разыскивали ее, а окружавшая их толпа внезапно поредела, и мы их увидели, я заметил его. Он быстро уходил прочь в окружении остальных своих людей.

— Ты видела его, Дженни? — спросил Хью.

— Нет, но… — Дженни по очереди посмотрела на Пег и на Рида.

При этом вид у нее был такой, будто она хочет потолковать с Хью с глазу на глаз.

— Рид, мы с тобой должны еще поговорить, но позднее, — заявил Хью. — Нам всем необходимо переодеться к ужину, а мне еще нужно кое-что сказать этой парочке. Но мы с тобой еще поломаем головы над этой историей. И, каков бы ни был ее исход, я благодарен тебе за то, что ты пришел ко мне сообщить, где находится Дженни.

Рид покосился на Дженни. Похоже, он мог сказать что-то еще, однако, помолчав, вышел из комнаты.

–. Вы хотите, чтобы я тоже ушел, миледи? — с деланным спокойствием поинтересовался Лукас, когда дверь за Ридом захлопнулась.

Дженни задумчиво посмотрела на Пег. Хью уже собирался сказать Лукасу, что они обойдутся и без него, но тут она возразила:

— Нет, Лукас. Не думаю, что хотела бы что-то держать в тайне от тебя.

— Так это тайна? — поинтересовался Хью.

— Я уже рассказывала тебе об этом инциденте и предпочла бы пока ничего не говорить Риду. — Она повернулась к Пег: — Что ты увидела, когда этот человек схватил тебя и попытался утащить?

— Схватил? — воскликнул Хью.

Не отрывая взгляда от Пег, Дженни махнула ему рукой.

— Что, Пег? — настойчиво повторила она.

— Я не так уж много увидела, миледи, — отозвалась Пег. — Сначала я услышала его голос, а потом увидела лицо.

— Ну да, — кивнула Дженни. — Я тоже сначала услышала знакомый голос, но не могла поверить своим ушам.

— Да нет… Что бы один из них стал тут делать!

— Кто это был?! — вскричал Хью.

Пег посмотрела на Дженни:

— Вы рассказывали сэру Хью об этом, миледи?

— Да, — кивнула Дженни. — Поэтому скажи нам, кого ты сегодня увидела?

— Это был один из… англичан… из Лохмабена, милорд. Из тех…

Она вновь вопросительно посмотрела на Дженни.

— Из тех двоих, которые приставали к вам в уборной? — договорил за нее Хью.

— Да, — с облегчением подтвердила Пег. — Тот тип, который схватил меня сегодня, был одним из них, я уверена.

— Нуда, а человек, называющий себя Бауэром, — второй из них, — промолвила Дженни. — Его лицо показалось мне знакомым, но я никак не могла вспомнить, где именно могла встречать этого типа. Но в Лохмабене он был всего лишь одним из солдат, которые не очень много разговаривали. И хотя ты можешь сказать, что я все еще сплю, теперь мне кажется, что именно его голос я слышала в том сне.

— А после того сна ты хоть раз слышала этот голос — чтобы сравнить? — спросил Хью.

— Не знаю. Но за мгновение до того, как здоровяк схватил Пег, я услышала похожий голос, который закричал: «Парни, смотрите туда! Осторожнее! Отпусти ее!» Рид говорит, что он видел, как Бауэр быстро ушел оттуда, так что, возможно, именно он и кричал. И ты же сам предположил, что голоса в моем сне могли принадлежать англичанам вроде Кадди. Более того, Кэт сказала, что кузен Кадди Дрого тоже находится где-то здесь, а он тоже англичанин.

— Но зачем этому Бауэру предупреждать кого-то о приближении сэра Хью? — поинтересовалась Пег. — Этот англичанин не может знать, что ты вышла за него замуж.

— Пег, Лохмабен — это первое место, в котором мы с Хью пели вместе, — напомнила ей Дженни. — И мы так исполнили песню о любви, что и ты, и все остальные пришли к выводу, что из нас может получиться хорошая пара. К тому же у Хью был такой разъяренный вид, что достаточно было одного его появления, чтобы они поспешили исчезнуть, особенно если у них были дурные намерения.

Пег приподняла брови, услышав эти слова.

— У сэра Хью действительно был свирепый вид, миледи, — заметила она.

— Бауэр знает также Рида, а ведь он был со мной, — напомнил им Хью. — Если они явились сюда, чтобы совершить какие-то дурные поступки, то наверняка узнали в вас тех женщин, к которым приставали в Лохмабене, вот и пытались напасть на вас, чтобы вы не признали в них англичан.

Дженни рассказала Пег о своих подозрениях и о том, что кто-то, по ее мнению, готовил заговор, или, хуже того, задумал недоброе против Арчи Мрачного.

— Я не говорила тебе об этом раньше, потому что не понимала, какого именно рода сомнения меня тревожат, а распускать досужие сплетни я не хотела.

— А еще вы могли помалкивать, миледи, опасаясь, что я обо всем поведаю Брайану, — сказала Пег. — Если этот Дрого действительно вовлечен в какую-то нехорошую историю, Кэт это не удивит. Но Кадди?

— Существует еще одна странность, — обратилась Дженни к мужу. — Двое сопровождающих, которых отправил с нами капитан Инглис, сказали нам, что человек, который пришел за ними, назвался моим братом. А Кадди на наш вопрос об их исчезновении ответил нам, что за ними прлшел стражник, который попросшГих вернуться на поле, потому что там много вооруженных мужчин, которые собираются на ужин, и необходимо поддерживать порядок. Так кто солгал?

— Кадди, — не раздумывая, ответил Хью. — У стражников не был причин лгать. Полагаю, Кадди слышал, что сказал Бауэр — если, конечно, это был именно Бауэр, — но сомневался, что у тебя здесь есть брат, вот и придумал другое объяснение, которому ты, по его мнению, должна была поверить.

— Ну а теперь, если вы хотите поужинать, сэр, нам следует отложить эти разговоры на более позднее время, — прищурившись, произнес Лукас, направляясь к одной из корзин с вещами сэра Хью. — Да и тебе придется пошевелиться, Пег, иначе твоя госпожа за столом покажется всем неряхой. Возле окна стоит ширма, за которой ты можешь привести ее в порядок.

Дженни посмотрела на Хью. К ее удивлению, его лицо выражало нехарактерную для него задумчивость. Она знала, что ему очень хочется отругать ее как следует, но едва ли он сделает это в присутствии Лукаса и Пег.

Тут ей пришло в голову, что, возможно, Хью хотел бы сказать пару ласковых и Лукасу тоже, ведь он ушел из коридора, хотя Хью приказал ему оставаться возле двери.

Тем не менее Дженни не удивилась, когда Хью пробормотал, что он согласен с Лукасом, и велел тому тоже пошевеливаться.

После этого все заторопились.

Пока Пег устанавливала ширму, Дженни сняла с себя платье, пояс и ножны и завернула их в свежую сорочку. Она усмехнулась, когда Пег, увидев ее оружие, широко раскрыла глаза от изумления.

Пег лишь покачала головой и помогла Дженни одеться. Но когда Дженни сказала, что наденет только кружевную вуаль, а косу заколет в пучок на затылке, Хью твердо сказал:

— Надень чепец, как и полагается, детка. Я не требую, чтобы ты выщипывала брови или брила лоб, потому что твой естественный облик нравится мне больше, но вспомни, что вечером будут выступать менестрели. И я бы не хотел, чтобы тебя узнали.

Дженни снова вспомнила об англичанах.

— Я надену вуаль, Пег, — спокойно промолвила она. — Менестрелей она не обманет, но, быть может, Бауэр и его люди не узнают меня, если, конечно, они будут в зале.

— Да, это возможно, — подтвердил Лукас, взглянув на Хью. — Люди обычно видят то, что хотят увидеть, не так ли, милорд?

— Совершенно верно, — кивнул Хью. — Ты собираешься весь вечер стоять передо мной с моим камзолом в руках, или я все-таки могу надеть его?

— Нет, конечно! Я спешу как могу, так что не торопите меня, — огрызнулся Лукас. — Как вы думаете, сколько тут может быть англичан? И смогут ли они захватить замок изнутри?

— Да уж, нам бы лучше узнать, сколько их тут, — проворчал Хью. — Но я сомневаюсь, что они могут захватить замок. Большинство знамен, выставленных у палаток на поле, мне знакомы, равно как и люди, которые привезли их с собой. И почти все они — сильные союзники Арчи Дугласа.

— Но ведь ясно, что не все они шотландцы, — сказала Дженни из-за ширмы. — И если король приедет…

. — Нет-нет, не приедет, — перебил ее Лукас, надевая на Хью камзол. — Видите ли, я узнавал, и мне сказали, что его величество выразил благодарность за почетное приглашение посетить Трив, но извинился, что не сможет приехать из-за каких-то дел.

— Это хорошо, — кивнул Хью. — Сомневаюсь, что Арчи ждал его прибытия, потому что он даже не упомянул об этом. Арчи должен был пригласить его на празднование трехлетней годовщины коронации, но церковь будет проводить по этому же поводу мессы по всей Шотландии.

Выйдя из-за ширмы, Дженни задумчиво промолвила:

— Но если его величество не собирается приезжать, а англичане не имеют намерения захватить замок, то зачем они здесь?

— Думаю, командир из Лохмабена попросту послал некоторых из них, чтобы они получше изучили систему защиты Трива, — ответил Хью.

— Но кто-то говорил мне, когда мы были в Лохмабене, что мужчины из Аннандейла удерживают англичан в замке, — заметила Дженни.

— Да, разумеется, — кивнул Хью. — Они не позволяют им выходить из замка группами, чтобы творить бесчинства на окружающей территории. Но я думаю, что нескольким вооруженным, решительно настроенным воинам не так уж трудно время от времени выбираться из замка и возвращаться туда. Да, дело это опасное, но кто будет считаться с опасностью, если командиру требуется информация!

Дженни понимала, что Хью зря болтать не станет: у него в подобных делах большой опыт, однако не могла взять в толк, как это могло быть связано с эпизодом нападения на забойщика скота или фактом пропажи драгоценностей.

Подумав об этом, она вспомнила, что Бауэр был в Аннан-Хаусе, а еще там был кузен Кадди, о чем говорила ей Кэт. Но, увы, у них больше не было времени на разговоры. — Хью уже открывал дверь и отдавал последние распоряжения Лукасу.

Решив приглядывать за Кадди и не сводить глаз с Бауэра и его сопровождающих, Хью попросил Лукаса вести себя также. Полагая, что англичане едва ли представятся как близкие друзья Арчи, Хью предположил, что есть они станут где-нибудь у ворот замка. Он сказал об этом, когда Дженни, выходя из комнаты, спросила у него, сообщит ли он Арчи о том, что в крепости полно англичан.

— Я скажу ему об этом, — ответил Хью. — Но, думаю, это не произведет на него впечатления. Арчи наверняка заявит, что их присутствие лишь доказывает: турнир служит своей цели, а эта цель — продемонстрировать мощь Трива. И довольно пока говорить об этом. Позднее, когда мы будем одни, вернемся к этому разговору.

Заметив, что жена закусила губу, Хью понял, что она восприняла его слова как предупреждение, а не как обещание. Что ж, решил он, пусть так и будет.

На Дженни было платье из мягкого розового бархата с изысканной вышивкой золотом на лифе. Поверх платья она надела длинную накидку из шелка цвета лаванды. Накидка прикреплялась к плечам двумя брошами.

От шума голосов в большом зале у Хью опять заболела голова. Гомон был столь громким, что он почти не слышал музыкантов, играющих в галерее. Едва они с Дженни вошли, как звук горнов объявил о том, что в зал заходят резчики баранины и оленины. Быстро проводив Дженни к ее месту в конце женской половины стола, Хью занял свое место в конце мужской.

Хью знал, что он не должен садиться рядом с Арчи, несмотря на их родство, потому что среди гостей в Триве было много знатных вельмож, в том числе седовласый епископ Глазго. Бросив на него взгляд, Хью посмотрел на Данвити, потом оглядел всю семью и, наконец, увидел Рида. Интересно, спросил он себя, они с Фелиной уже обратились с просьбой об аннулировании брака?

Хью оставалось лишь надеяться, что расстояние между ним и Дженни было настолько большим, что никому и в голову не придет, что они чем-то связаны, однако из-за этого он не мог присматривать за ней. Впрочем, он еще раз настойчиво попросил Лукаса держать глаза открытыми и велел, чтобы Пег сделала то же самое.

Правда, Хью понимал, что из-за головной боли не способен мыслить так же ясно и быстро, как обычно. Более того, он осознават, что не смог внятно ответить на вопрос Дженни о том, что, собственно, англичане делают в Триве. Но теперь он пытался понять, почему ответ на этот вопрос так важен для него.

Дженни сидела между двумя пожилыми леди, которые явно были знакомы друг с другом. Поэтому она предложила той, которая занимала место с самого края стола, поменяться с ней местами, как только епископ произнесет благословение перед едой. Вежливо ответив на благодарность этой дамы, Дженни стала наблюдать за менестрелями и помпезной церемонией, сопровождавшей подачу еды лорду Галлоуэю и его гостям.

Слуги двигались очень быстро. Как только резчики разложили мясо по тарелкам, их тут же раздали гостям, а тем временем к столам, стоявшим перпендикулярно к помосту, подвезли тележки с другими яствами, и пиршество продолжалось. В это время в пространство между помостом и столами выбежали жонглеры.

Угощаясь, Дженни лениво посматривала на представление, но вдруг поняла, что среди музыкантов в галерее не было Кадди. Вместо того чтобы играть, он прогуливался с Кэт, Гердой и Гибом, гитаристом, по проходам между столами. Они улыбались и болтали между собой, пока рядом выступали жонглеры.

Как только жонглеры убежали со сцены, вышли Гок и Гилли. С улыбкой поглядывая на их чудачества, Дженни внезапно заметила, как Кадди ловко вытащил брошку из женской прически. Его жертва, веселившаяся над ужимками шутов, вздрогнула, когда он коснулся ее плеча. Когда она повернулась, Кадди сделал вид, что вытащил ее брошку из уха сидевшего рядом джентльмена.

Окружающие заулыбались, а затем вновь обратили внимание на шутов.

Когда Кэт продемонстрировала шарф, который возник перед ней буквально из воздуха, и передала его другому джентльмену, Дженни стала наблюдать за ними более пристально. Ни в замке Мосс, ни в Лохмабене, ни на базарной площади в Дамфрисе менестрели ловкость рук не демонстрировали. Не об этом ли искусстве говорил Гиб, когда, приняв ее за Кэт, громко спросил Кадди, стоит ли им продемонстрировать его тем вечером в толпе или дождаться аудитории побольше. Ах как ей хотелось обсудить это с Хью!

Тут мимо Дженни прошел слуга, порядком напугав ее. Едва она повернулась, чтобы посмотреть на него, как он исчез в арке, ведущей на лестницу для прислуги, которая находилась в конце помоста. Дженни неожиданно встретилась глазами с Пег, которая оказалась у лестницы и смотрела на нее.

Оглядевшись по сторонам и убедившись, что сидящие справа от нее леди заняты разговором, Дженни встала и ускользнула из зала через арку.

— Что ты здесь делаешь, Пег? — спросила она. — Что-нибудь случилось?

— Боже мой, да этот Лукас мне голову оторвет! — запричитала Пег. — Он сказал, чтобы я стояла так, чтобы вы меня не заметили. Но как я могу наблюдать за вами, не попадаясь вам на глаза? Это невозможно! А Брайан уже выступал?

— Нет, пока выступают Гилли и Гок. Но Кэт, Кадди, Гиб и Герда демонстрируют Ловкость рук, прогуливаясь между столами.

.— Можно мне взглянуть на это?

— Думаю, будет разумнее найти другую арку, чтобы посмотреть оттуда, — сказала Дженни. — Я почти уверена, что Кадди что-то задумал, да и остальные, возможно, тоже.

— Не думаю, что они задумали что-то нехорошее, — промолвила Пег.

Дженни согласилась с ней, но ее тревога за них лишь усилила ее любопытство.

— Ты знаешь, как отсюда попасть на главную лестницу?

— Да, конечно, — кивнула Пег. — Но должны ли мы…

— Если кто-нибудь спросит, скажем, что идем в уборную, — заявила Дженни. — Я просто хочу увидеть, что они делают.

Пег повела Дженни наверх, там они прошли по залу и галерее, которая вела к главной лестнице. Спешно спустившись вниз, они оказались у входа в большой зал. Возле арочного входа в зал стояли зрители, наблюдавшие за выступлением шутов, и Дженни с Пег удалось проскользнуть мимо них, не привлекая к себе внимания.

Пег всего несколько мгновений смотрела на происходящее, а потом схватила Дженни за руку и потащила к выходу.

— За один раз они берут сразу по две вещи, а возвращают всего по одной, — сказала она. — Как вы думаете, что они сделают с остальными?

— Понятия не имею, — отозвалась Дженни. — Но мы должны рассказать об этом сэру Хью. Если мы вернемся на помост, я попрошу одного из слуг передать ему сообщение.

Еще она надеялась вернуться на свое место, прежде чем Хью заметит, что она куда-то делась.

Назад они пошли тем же путем — поднялись назад и пошли по галерее и залу. Но едва они оказались там, Дженни услышала за спиной сдавленный крик своей горничной.

Оглянувшись, она увидела у себя за спиной Бауэра.

— Итак, мы были правы, — сказал он. — Что же такая прекрасная и знатная дама, как вы, делала в Лохмабене в компании простых менестрелей?

Тот тип, который пытался схватить Пег на поле и который был вместе с Бауэром в Лохмабене, стоял рядом с Бауэром. Одной рукой он зажимал Пег рот, а другой обхватил ее за талию.

— Наверх или вниз? — тихо спросил он.

— Наверх, — ответил Бауэр, хватая Дженни. — На ведущей вверх лестнице будет меньше слуг. Затолкаем их в одну из маленьких комнатенок, которые мы обнаружили под бастионами.

Пег вырывалась что было сил и умудрилась позвать на помощь, прежде чем здоровяк снова зажал ей рот рукой. Но она сопротивлялась с такой яростью, что дело закончилось тем, что нападавший ткнул ей в лицо коленом. Потом он ударил ее, снова зажал ей рот и подхватил на руки, чтобы нести наверх.

Бауэр по-прежнему крепко держал Дженни за руку, но когда она попыталась высвободиться, он показал ей кинжал.

— Я не хотел бы уродовать эту мордашку или кончать с тобой, милашка, но, если придется это сделать, я раздумывать не стану. Мы просто хотим отвести вас в укромный уголок, где вы не сможете помешать нашим планам. Может быть, вы даже поможете их осуществлению. Иди послушно наверх, и я буду обращаться с тобой по-дружески.

Дженни повиновалась, надеясь, что у нее еще будет возможность убежать. Пег затихла, и Дженни слышала лишь звук мужских шагов. Но вдруг услышала знакомый голос:

— И куда же вы ведете этих двух женщин, двое мерзавцев?

Приспешник Бауэра резко повернулся и, удобнее подхватив Пег, ногой столкнул Лукаса с лестницы. Больше им на пути никто не встретился, и негодяи затолкали Дженни и Пег в темную комнатенку под бастионами. Они засунули им кляпы, усадили на деревянный пол и привязали к деревянным балкам.


Глава 18 | Легкомысленная невеста | Глава 20