home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Гефестион с основными силами армии Александра направился на юг, чтобы построить переправу через Инд, а Александр с оставшимися войсками вступил в непрерывные стычки с враждебными племенами, засевшими на холмах. Пересеченная местность изобиловала крепостями, а греки не могли позволить здешним племенам перерезать основной путь, связывавший их с Персией. Александр понимал, что обязан разбить и рассеять все войска туземцев. Для регулярной армии это был наихудший вариант ведения боевых действий: быстротечные схватки, засады, ночные нападения. Воины пребывали в постоянном напряжении.

Когда Оксиарт присоединился к армии Александра, он выразил недовольство предложением Роксаны назначить Кайана командиром отряда «летучих демонов».

— Зачем тебе это? — спросил Оксиарт у дочери. — Я рассчитывал, что Кайан будет присматривать за тобой.

— Я находилась в большей опасности, когда он был рядом. Александр крайне подозрителен. Если ему покажется, что ребенок, которого я ношу, не его… Нет необходимости говорить тебе, что мой супруг может быть необычайно жестоким. Неужели ты хочешь увидеть, как покатится голова Кайана? — Она нахмурилась. — Перестань сверлить меня взглядом. Я не совершила ничего такого, что опорочило бы твою или мою честь.

Оксиарт обнял ее.

— Я никогда не сомневался в тебе.

— Быть женой Александра — это почти то же самое, что ехать на тяжело груженом верблюде по тонкому льду. На пути полно ям, и так и жди, что окажешься в ледяной воде. — Они направились к ее шатру. — Прости меня. Из-за беременности я бываю слишком эмоциональной.

Оксиарт улыбнулся.

— Твоя мать была такой же.

— Я бы никогда не подумала, что стану сожалеть об отсутствии Гефестиона, но это именно так. Александр сейчас стал больше пить и проявляет непозволительную беспечность. Ему ничего не стоит вступить в рукопашную схватку с вражескими патрулями. За последний месяц он был уже дважды ранен.

— Когда я приехал, Александр меня встретил лично. Судя по его настроению, нельзя было предположить, что между вами произошла размолвка.

— У нас все в порядке. Гефестион забрал Европу с собой. Правда, Александр больше прислушивается к мнению персов, чем к моему. Помяни мои слова, отец! Сколько бы стран он не завоевал, ему все равно будет мало.

— Придержи язык. С твоей стороны не очень умно высказывать подобные мысли.

— Но кому же мне открывать свое сердце, как не тебе?

— Действительно, Александр с каждым днем становится все в большей степени азиатом. Но разве это плохо? Он ценит каждого по его способностям, а не по национальности. Уверяю тебя, не так уж легко быть царем.

Он устроился на скамье с подушками.

— Я рад, что ты сейчас превосходно выглядишь, прямо сияешь. — Он похлопал ее по руке. — У беременных женщин часто возникают странные капризы.

— Он уверен, что будущий ребенок — мальчик, — сообщила она.

— Тогда он, должно быть, удивится, узнав, сколько радости приносят дочери. — Оксиарт взял кубок с вином и усмехнулся. — Я так и не решил, являешься ли ты для меня благословением Мудрого Бога или проклятием.

Откинув полог шатра, появился Александр.

— Готов спорить, что Роксана забивает тебе голову россказнями о том, как я плохо с ней обращаюсь, — сказал он, садясь рядом и обнимая ее с видом хозяина.

— Я говорила отцу то же, что говорю и тебе в лицо, — возразила она. — Ты слишком беспечен и не дорожишь своей жизнью. Я не хочу, чтобы наш ребенок родился сиротой.

— Я не могу потребовать от своих солдат того, на что не способен сам. Я прибыл сюда не затем, чтобы читать нотации. Мне нужно сменить повязку. — Он вытянул левую руку, раненую несколькими днями раньше.

Роксана отправилась за своим ящиком со снадобьями.

— У тебя шрамов не меньше, чем у старой боевой клячи.

— Мои самые страшные раны внутри. — Александр драматическим жестом прижал руку к груди. — Мое сердце разбито пренебрежительным отношением моей госпожи.

Оксиарт рассмеялся.

— Это хорошо, что ты снова с нами. — Настроение Александра быстро изменилось. — Ты знаешь царя Амби? Будет ли он сражаться с моей армией или сдастся?

Мужчины углубились в дискуссию, а Роксана занялась рукой Александра. Он пострадал от камня, который метнули из пращи, так что поверхность раны была неровной, к тому же на руке был сильный кровоподтек. Рану тщательно промыли, это позволило избежать заражения, и постепенно опухоль от ушиба начала спадать.

Уже несколько недель армия Александра осаждала город Массагу, который упорно защищал многочисленный гарнизон. Профессиональные военные засели за высокими крепостными стенами, которые были сложены из камня и дерева. Прошедшие недавно ливни сделали невозможным их поджог. Тараны также оказались бесполезными из-за пересеченной местности, а главный мост был разрушен защитниками города.

Из-за стен на штурмующие войска обрушивался град стрел и камней. Как обычно, Александр находился в авангарде и попал под обстрел. Когда Роксана впервые увидела его рану, то испугалась, что сломана кость, а в такую жару перелом мог привести к фатальному исходу.

Массагой правил принц — скорее разбойник, чем монарх, но он был достаточно богат, чтобы содержать собственную армию. Город на холме был обеспечен провиантом и водой, что для греков означало длительную осаду с большими потерями. Однако Александр был решительно настроен на быструю победу.

Он неоднократно говорил о том, что его поразили плененные индийцы. Это были высокие стройные воины, смуглые, с темными глазами, имевшие обыкновение красить свои бороды в непривычные цвета.

— Они совершенно лишены чувства страха, — пояснял царь Роксане. — Это прирожденные бойцы. Я не могу позволить таким превосходным воинам остаться в тылу моей армии.

— Надеюсь, сокровища, которые ты захватишь в Массаге, будут стоить затраченных усилий. Похоже, сейчас мы настолько же далеки от победы, как и в начале осады.

— За нашими действиями внимательно наблюдают из соседних городов. Я возьму Массагу, и весьма скоро, — пообещал он. — Кроме того, это хорошая практика для солдат перед настоящими сражениями. — Он замолчал и наклонил голову, как часто делал, когда задумывался. — Ты будешь оставаться в пределах лагеря до тех пор, пока я не разрешу тебе выезжать. В этих ущельях орудуют банды разбойников. — Упрямое выражение его лица предостерегало от желания спорить. — Надеюсь, я понятно высказался.

Она кивнула, хотя и не считала его доводы достаточно убедительными.

После того, как Александр вместе с ее отцом покинул палатку, Роксана дала женщинам распоряжение установить мишени, чтобы попрактиковаться вместе с ними в стрельбе из лука. Бондур, новый начальник ее охраны, был рад оказать им в этом помощь.

— Есть новости от Кайана? — спросила у него Роксана.

— «Летучие демоны» внезапно атаковали лагерь бандитов примерно в пяти милях отсюда и предали их всех мечу. Наши потери убитыми — всего четыре человека. Ходят слухи, что великий царь весьма этим доволен.

— Надеюсь, так оно и есть. Мой брат — прирожденный военачальник, а бактрийцы — это храбрецы, которых нельзя тащить силой, их должен вести в бой тот, кто этого достоин.

Парвона послала стрелу в центр мишени, и Бондур улыбнулся, восхищаясь меткостью женщины.

— Госпожа владеет искусством стрельбы, но если бы она держала свой лук несколько иначе…

Роксана кивнула, и начальник охраны, положив ладони на руки женщины, помог ей взяться за роговой лук правильно.

— Пробивная сила тогда значительно увеличится. Вот так.

Следующая стрела Парвоны вошла в соломенную мишень до самого оперения.

— Отлично! — одобрил ее выстрел Бондур.

Стрелы Роксаны были сделаны специально для нее, и она практиковалась в стрельбе ежедневно, с самого детства. И теперь она не намеревалась прекращать это занятие, даже несмотря на то что ее беременность стала уже заметна всем. Стрельба по мишеням была хорошим средством от скуки. Роксана, Парвона и еще две женщины упражнялись в стрельбе около часа, прежде чем громкий шум не привлек их внимание.

— Принцесса! Принцесса! — Юный гонец-спартанец на мышастом мерине быстрой рысью приближался к ее шатру. — Мы перебросили мост через пропасть! Великий царь повел войска на штурм!

— Дай мне свою лошадь, — приказала Роксана.

Не обращая внимания на протесты Бондура, она вскочила на коня и помчалась через лагерь к городским стенам, заставив Волка и охрану последовать за ней с максимально возможной скоростью. Во имя священной бороды Зороастра! Неужели Александр действительно верит, что он бессмертен?

Над стенами крепости, возвышающейся на холме, повисла дымовая завеса. Сотни кричащих и размахивающих оружием воинов усеивали крепостные бастионы. Со стороны города доносился ужасающий рев труб и грохот барабанов. Лучники осыпали нападающих дождем стрел, а боевые машины метали в них камни и горящие бревна. Там, где был разрушен мост, через расщелину было переброшено огромное дерево, и воины Александра толпой двигались по нему, расширяя этот импровизированный мост с помощью досок и веревок.

Далеко от них отряд отважных фракийцев разложил костер у огромных деревянных ворот. По живой цепочке сюда передавали охапки соломы и ведра с маслом, добавлявшие сил этому адскому пламени. Пехотинцы сомкнули над ними щиты, чтобы защитить солдат от атаки сверху. Со стороны македонцев катапульты швыряли в крепость камни. Лучники со стен вели ответную стрельбу.

Роксана напрягла зрение, чтобы разглядеть людей на мосту.

— Леоннат! — окликнула она появившегося товарища Александра. — Он там?

Ее лошадь нервно плясала на месте и пятилась, испуганная шумом и дымом, но Роксана не обращала на это внимания, крепко держась в седле. Волк, Бондур и четверо ее охранников неслись к ней галопом.

— Принцесса! — Леоннат оставил свой отряд и остановил лошадь рядом с ней. — Здесь тебе не место. — Он потянулся к уздечке ее лошади, но затем отвел руку, встретив предостерегающий взгляд Волка. — Да. Там. Смотри! — Он указал рукой. — Там, под стеной.

Роксана выругалась. Индийские мечники сбросили со стен веревочные лестницы и теперь спускались вниз, зажав клинки в зубах, чтобы напасть на македонцев. Окованные железом ворота загорелись, черный дым окутал сражавшихся там солдат. Над мостом разносился звон оружия и стоны умирающих. На стене раздались воинственные крики — это явилось подкрепление.

Справа Роксана увидела отряд согдианских конных лучников, выпускавших на скаку тучи стрел. Согдианцы одновременно наклонились в одну сторону, так что лучники на стене могли целиться им только в одну ногу. Затем, подобно стае птиц, отряд развернулся как единое целое и понесся в противоположную сторону. Одна из лошадей упала, получив смертельное ранение, и следующие две перепрыгнули через нее. Кто-то на скаку протянул упавшему всаднику руку и помог усесться на коня позади себя.

На главной башне крепости появилась одетая в сверкающую мантию фигура. Одна из согдианских стрел попала в человека в сверкающем одеянии, и он, описав дугу, упал к подножию стены. Тут же по рядам атакующих пронесся торжествующий рев.

Несколько минут спустя стрельба со стен прекратилась; оттуда замахали флагом, требуя перемирия, и крикнули, чтобы привели переводчика. Два человека перешли через мост и направились к македонским войскам. К своему облегчению, Роксана узнала в одном из них Александра. Поднимаясь на возвышенность, чтобы присоединиться к своим военачальникам, он держался рукой за ногу. Среди солдат возникло волнение.

Роксана увидела отца и подъехала к нему.

— Намеренны ли они сдаться? — спросила она.

Он отвернулся от раненого согдианца и мрачно посмотрел на нее.

— Зачем индийцам сдаваться?

Она сосчитала потери конных лучников. Некоторым из погибших не исполнилось и двадцати лет.

— Как ужасно, — сказала она, — умереть на чужой войне.

— Сердце женщины не способно понять азарта битвы, — произнес Оксиарт.

— Но они едва ли достигли возраста, когда их можно было называть мужчинами.

— Они сражались, как настоящие воины, не так ли? Стрела нашего Спитимеса убила их принца. Разве ты не видела, как он упал?

Он распорядился доставить раненых в полевой госпиталь и снова повернулся к дочери.

— Нам просто повезло. Большинство из защитников города — наемники. Они согласились сдать крепость, если Александр пощадит их жизни и возьмет в свою армию. — Хмурое выражение его лица сменилось на осуждающее. — Великий царь вряд ли будет рад видеть тебя здесь. Предлагаю тебе вернуться в свою палатку.

— Почти все, что я делаю, не нравится Александру. Из моей палатки я ничего не увижу. Но если я не буду знать, что происходит, то просто сойду с ума.

— Бондур! Волк! Сопроводите принцессу в ее шатер. — Взгляд отца стал суровым. — Твой муж не захочет, чтобы супруга выставляла его дураком на глазах у всей армии. Уезжай, сохрани достоинство, а иначе я буду вынужден принять другие меры.

Она кивнула.

— Но сообщи мне, серьезно ли ранен Александр.

Войска заняли город и разоружили его гарнизон. Благодаря вовремя отданным распоряжениям Александра почти удалось избежать убийств и насилия. Он приказал обыскать все дома подряд, описать ценности и схватить всех взрослых мужчин и подростков. Женщин и детей моложе девяти лет не трогали. Индийским наемникам великий царь предложил присоединиться к его армии, и более пяти тысяч новых солдат пополнили его войска.

Уже было далеко за полночь, когда Александр, наконец появился в палатке Роксаны, все еще в разорванной и окровавленной боевой тунике. Он почти окаменел от усталости и рухнул на край ложа.

— Мой господин! — воскликнула Роксана.

Едва увидев, в каком он состоянии, она приказала слугам принести горячую воду, снадобья и перевязочный материал. Налив ему вина, она затем сама омыла его тело.

— Мы перебрались через пропасть. Еще час, и мы бы сожгли ворота, — похвастался он.

На одном плече у него появился ожог, а на ноге виднелся порез от удара мечом. Вокруг правого глаза образовался пурпурно-черный кровоподтек, суставы правой руки были разбиты до кости.

— Ты будешь есть?

— Я не голоден. — Он осушил кубок. — Наемники сдали город в обмен на свои жизни. Основной недостаток солдат удачи состоит в том, что у них отсутствует чувство долга. — Он усмехнулся. — Мне предложили дочь принца, она не старше девяти лет. На мой вкус она слишком молода и костлява. — Он провел рукой по ноге Роксаны. — Я предпочитаю зрелых и в меру упитанных женщин.

Она улыбнулась в ответ.

— Что случилось с этой девочкой?

— Я оставил ее на попечение матери, предупредив ту о каре, которая постигнет ее, если она посмеет выдать дочь замуж до тринадцати лет. Я уважаю чужие обычаи, но насилия над детьми не выношу.

— Вот что бывает, когда женщину используют как вещь. Такого никогда не допустили бы согдианцы и бактрийцы.

— Я слышал, что ты появилась вблизи крепости уже в конце штурма, когда убили принца. — Он поднял на нее взгляд. — Тебе запрещается подвергать опасности себя и нашего сына. Если подобное случится еще раз, я повешу Бондура и его компанию в качестве наказания за неповиновение приказу.

— Это не было их ошибкой. Я несу ответственность за все, что случилось.

— А я приказываю, чтобы ты не подвергала себя никакой опасности!

Ее охватил гнев. Она ощущала, как начинают пламенеть щеки.

— Объясни мне, в чем мудрость мужчин, супруг. Женщин считают слишком слабыми для войны, слишком неясными, чтобы учить их защищать свои собственные хрупкие тела. Однако когда приходит война, женщин насилуют и убивают, как бескрылых птиц. Есть ли в этом хоть какой-то смысл? Если вооружить и обучить женщин, живущих в городе, это может удвоить его способность защищаться. Разве могут мужчины быть преданнее их, ведь никто не сравнится в ярости с львицей или медведицей, защищающей своих малышей?

— В твоих словах есть большая доля истины, маленькая амазонка. Легенды свидетельствуют о том, что в былые времена в Греции жили женщины-воительницы. Мне нравится эта мысль… если только ты не обратишь свой меч против меня.

— Для нас обоих достаточно и твоего меча, — ответила она.

Он рассмеялся и поцеловал ее.

Она нанесла на ожог успокоительную мазь, сняла с него грязную одежду и предложила переодеться.

— Позже, — сказал он, растянувшись обнаженным на покрывале и протягивая свою чашу за очередной порцией вина. — Ты видела меня у стены. Я был великолепен, согласись. — Она сняла с его сандалии и промыла рану на ноге. — Что ты скажешь? Ты согласна с тем, что я непобедим?

— Ты — воин, не знающий страха. — Она стала укладывать в ящичек снадобья, попутно запоминая, что именно следует пополнить. — Я была… — Она замолчала, осознав, что он заснул.

Осторожно забрав из его руки кубок, она легла рядом с ним, закрыв их обоих шелковым покрывалом.


Перед рассветом индийские наемники попытались напасть на своих македонских стражей. Разгорелась новая схватка. Примчался гонец, чтобы сообщить об этом великому царю. Голый Александр вскочил с постели с мечом в руке, чтобы присоединиться к сражающимся. К восходу солнца все пять тысяч индийцев лежали мертвыми на холме. Чтобы не заниматься погребением множества коварных врагов, Александр приказал свернуть лагерь, и его армия направилась на восток, к Инду.


Роксана уже потеряла счет бесчисленным стычкам с племенами и с крепостям, которые они захватили. Войска преодолели высокогорные перевалы, и земля становилась все более плодородной, а города — более крупными. Посланники некоторых царей предлагали договориться о мире и союзе и привозили целые караваны даров, чтобы умилостивить заграничного завоевателя. К большому своему удовлетворению, Александру удалось пополнить армию двадцатью пятью боевыми слонами. Скалистая тропа превратилась в широкую дорогу, ведущую к бесконечной равнине, которая раскинулась внизу. Когда Роксана добралась до последнего холма, и перед ней открылся вид на Инд, тянувшийся до самого горизонта, грандиозное зрелище потрясло ее.

Эта река не была похожа ни на что, виденное раньше. Даже огромное соленое море должно было трепетать перед великим Индом. Было очевидно, что Александр не мог всерьез намереваться пересечь со своей армией этот мощный поток. Тем не менее, она знала, что именно это он и собирается совершить и каким-то образом это у него получится. Она ударила каблуками своего быстрого коня и галопом поскакала по дороге к голове колонны войск. Охрана старалась не отставать от нее.

— Великолепное зрелище! — закричала она, увидев Александра. Он придержал лошадь, дожидаясь ее. Этим утром он надел свой любимый головной убор из шкуры льва и тунику с золотым шитьем. Каждый раз, когда она видела его в окружении сотоварищей, ее поражало, каким юным и энергичным он выглядел. Этот человек вначале казался невысоким рядом с другими, но стоило заглянуть в его глаза, и становилось ясно, что это великий царь, герой. Под этим пристальным взглядом каждый осознавал, что Александр — это гигант среди обычных людей.

— После того, как мы форсируем эту преграду, — Александр махнул рукой в сторону могучей реки, несущей свои воды перед ними, — мы увидим нечто удивительное.

— Сколько еще нам ехать до встречи с Гефестионом и его мастерами? — спросила она. — Я хотела бы увидеть мост, по которому можно будет пересечь такую реку.

— Еще несколько дней, — ответил Александр. — Этим утром я получил от него послание. На другой стороне находится город Таксила, и Гефестион не уверен в гостеприимстве его жителей. Если царь Амби окажет сопротивление, он будет очень опасным противником. — Царь улыбнулся. — Подождем, пусть Гефестион увидит моих новых слонов. За последние несколько недель, он уже устал от своих забот. Если ты мастер, то для тебя важно только одно — построить мост.

— Я уверена, что Европа сделала все, чтобы его ночи были незабываемыми.

Александр рассмеялся.

— Ты поправилась, жена, и я рад, что твой ум все так же остер. Возможно, со временем вы с Европой подружитесь. Она — замечательная женщина, не менее образованная, чем ты.

— Я очень сомневаюсь в этом, мой господин. — Роксана достала из седельной сумы какой-то фрукт. — Попробуй это — вкус просто замечательный. Я уверена, что сегодня утром ты слишком спешил, чтобы позавтракать.

— В этом виновато мое воспитание. Мой учитель, Леонид, верил, что голодный ученик воспринимает новое гораздо лучше. — Он попробовал сочный фрукт. — Спасибо. Я надеюсь, что материнство сделает тебя более снисходительной к людям.

— Я никогда не пойму греков. Они обучают жеребят с помощью сладостей и ласки, а маленьких принцев — достаточно жестокими методами. Должно быть, твое детство было довольно суровым.

— Сегодня утром мы с Птолемеем обсуждали, как назовем моего сына, — сообщил он, меняя тему беседы. — Мне больше нравится имя Геракл, но Птолемей полагает, что Филипп — более удачный выбор. А что ты по этому поводу думаешь? — Он кивнул слуге, и юноша достал маленький мешочек из синего бархата. — Это мой ответный подарок. Я всегда плачу по счетам.

Она развязала шнурок и извлекла из мешочка пару золотых сережек филигранной работы с жемчужинами и большую жемчужину, прикрепленную к булавке.

— Но что это такое? — Она взяла в руку одиночную жемчужину.

— Это украшение для носа. — В глазах Александра мелькнуло озорство. — Лучше подошло бы золотое кольцо с цепочкой, но я не смог его найти.

— Серьги я буду носить с удовольствием, а затычку для носа можешь подарить Европе. Это больше подходит для ее характера.

— Ты видишь, Буцефал! Я же говорил тебе, что она ревнует. — Александр усмехнулся и наклонился, чтобы почесать своего коня между ушами.

В черной гриве жеребца проблескивали седые волоски. Роксана знала, что старый конь уже давно миновал возраст зрелости, но все еще горделиво мотал своей аристократической головой, а красавец хозяин казался миниатюрным по сравнению с ним.

— Так каково твое мнение, Роксана? Какое имя будет наиболее подходящим для будущего великого правителя Македонии, Греции и Аравии?

— Аравии? Я никогда не слышала об этой стране. — Она улыбнулась. — Но, мой господин, боюсь, предложенный набор имен довольно ограничен. Я бы не хотела назвать дочь ни Гераклом, ни Филиппом.

Лицо Александра под шлемом из львиной шкуры помрачнело.

— Это не тема для шуток. Запомни, ты носишь сына. Мне нужен наследник мужского пола, и как можно скорее. Пока ты не подаришь мне целый колчан сыновей, о дочери не может быть и речи.


На третий день, когда они приблизились к лагерю Рефестиона, навстречу выехали солдаты, громко приветствуя царя. Они выкрикивали его имя снова и снова:

— Александр! Александр!

Роксане казалось, что он купается в потоке лести. Он приказал ей облачиться в самые богатые одежды и ехать рядом с ним.

— Пусть они увидят тебя и нашего сына, — сказал Александр.

Тем не менее, он не удержался и выехал вперед, чтобы поздороваться с Гефестионом. Они обнялись без слов, поскольку были слишком рады видеть друг друга.

Роксана подъехала к ним, и Гефестион отсалютовал ей.

— Принцесса, ты выглядишь превосходно.

Она пробормотала несколько вежливых слов. Как и Александр, Гефестион не изменял своим привычкам. Прямолинейный и жесткий, он не претендовал на звание ее друга, а лишь терпел ее ради Александра. Она сомневалась, что он будет предан ребенку, которого она носила. Что окажется сильнее — его любовь к другу или ненависть к ней самой? Если Александр умрет без наследника, Гефестион наденет его корону. Правда, он никогда не выказывал желания править… пока не выказывал. В общем, Гефестион по-прежнему оставался загадкой для Роксаны.

— Скоро увидишь мой мост, — хвастался он. — Река оказалась слишком широкой, а дно — слишком неровным, чтобы ставить сваи, поэтому мы построили плавающий мост. Он опирается на цепочку из лодок.

Разумеется, Александр пожелал немедленно увидеть чудо, сотворенное мастерами. Роксана тоже была ошеломлена грандиозностью этого проекта. Строители выстроили в ряд деревянные лодки и настелили поверх них помост из дерева, сухой травы и ила. Настил оказался достаточно широким, чтобы по нему могла пройти шеренга из семи человек. Этот необычный мост достигал противоположного берега Инда.

— Даже твои слоны смогут перейти через реку, не замочив ног, — уверял Александра Гефестион. — На той стороне нас ждут сокровища Индии. Нужно только пойти и взять их.


Глава 11 | Мой нежный завоеватель | Глава 13