home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

Роксана оплакивала потерю сына, окруженная роскошью индийского дворца. Ее израненное тело восстановилось достаточно быстро, но душа была почти мертва. Александр был занят созданием оккупационного правительства во главе с военачальником Кратером. Он обещал царю Пору, что тот сохранит свой трон, но не мог передать в руки индийца реальную власть, предварительно не убедившись в его лояльности. Все дни он проводил с Пором и членами правящего совета, так что для Роксаны времени у него оставалось мало.

Жены, наложницы Пора и родственницы женского пола отличались своим поведением от женщин юного царя Амби. Они считали Роксану непонятной и странной, а поскольку она обосновалась в самых лучших комнатах дворца, то являла собой угрозу для них. По этой причине Роксана не встретила здесь взаимопонимания, с ней обращались вежливо, но холодно.

Александр в очередной раз запретил Роксане покидать стены ее обширных покоев. Комнаты были большими и располагались анфиладой вокруг огромного сада, но, тем не менее, она не могла избавиться от ощущения, что находится в темнице. До выздоровления Кайана и формирования нового отряда согдианской охраны из людей отца ответственность за ее безопасность была возложена на Птолемея.

Сад с бассейнами, фонтанами и цветущими деревьями был прекрасен. Среди листвы порхали птицы с ярким оперением; вокруг водоема важно расхаживали павлины. Трава между булыжниками дорожек была густой и гладкой, как бархат, а фонтаны журчали так умиротворяюще, что день, проведенный возле них, мог легко показаться часом. Откуда-то из-за стены, окружавшей сад, лилась музыка, медленная и чарующая.

Роксана проводила утренние часы, углубившись в чтение книг, занимаясь совершенствованием своих навыков в языках. Благочестивый Каланус часто навещал ее, и они проводили долгие часы в ученых дискуссиях.

— Твоя душа связана с душою Александра, — говорил Каланус.

Похоже, он не придавал значения тому, что Роксана была женщиной, и это очень ей нравилось. Он отвечал на ее вопросы и спорил с ней на философские темы так же увлеченно, как и с великим царем.

— Души не делятся на мужские и женские, — говорил он. — В масштабах мироздания это не имеет значения.

— Я должна жить в этом женском теле со всеми вытекающими из этого последствиями.

Каланус почти не носил одежды, если не считать набедренной повязки и волос до плеч, однако выглядел он безукоризненно опрятным, что располагало Роксану к нему.

Он растопырил свои тонкие пальцы и улыбнулся.

— Давай оставим прошлое. Пойми, что важен только текущий момент, к тому же слезами горю не поможешь.


Птолемей навещал ее лишь изредка, в основном, чтобы разделить второй завтрак.

— Александр вынашивает планы дальнейшего вторжения в Индию, — сообщил он однажды, приехав без предупреждения. — Люди выражают недовольство. Лежащая впереди территория покрыта густыми лесами, где живут необычные создания. Нам рассказывали о тиграх размером с лошадь и крокодилах, которые лазают по деревьям. Пор говорит, что цари внутренних государств обладают неисчислимыми армиями слонов и солдат, а их воины поклялись драться до смерти.

— И что на это ответил мой господин?

— Что он не успокоится, пока весь мир не падет к его ногам. — Птолемей доел кусочек дыни. — Уже проложены улицы городов Буцефал и Никея. Александра ничто не волнует, кроме его грандиозных планов. — Он засмеялся. — По крайней мере, он не назвал ни один из городов Александрией. А тебе известно, сколько Александрии мы основали за последние шесть лет?

— Я могу об этом только догадываться. — Роксана усмехнулась, чтобы скрыть боль, разрывавшую ее сердце.

Она не видела мужа уже шесть дней, а ее письма к нему оставались без ответа. Она долго и пристально смотрела на блестящего полководца и политика, сидевшего перед ней.

Под индийским солнцем его кожа стала более темной, а каштановые волосы посветлели. Его лицо избороздили преждевременные морщины. За его приятной внешностью скрывались мудрость и большие амбиции. Птолемей был более сложным человеком, чем казался многим. Был ли он врагом? Некто пошел на очень многое, чтобы убить ее на берегу Джелума. Это вполне мог быть и Птолемей.

— Я нахожусь под арестом?

— Нет! Но почему ты об этом спрашиваешь?

— У меня нет свободы передвижения. — Она дала знак служанке унести остатки трапезы. — Перед дверью стоит македонский охранник. Ко мне никого не допускают без разрешения царя.

— Это делается ради твоей безопасности.

— Если Александр намерен избавиться от меня, то есть более простые способы довести меня до безумия. Но я ему не ручная певчая птичка, способная всю жизнь провести в клетке из слоновой кости. — Она нервно поправила выбившийся локон. — Я была терпеливой, Птолемей, но уже устала ждать.

— Может, у тебя есть какие-либо пожелания?

Птолемей не был равнодушен к женскому очарованию Роксаны. Если бы она не являлась собственностью Александра, вряд ли он смог бы устоять перед ее красотой, даже несмотря на ее своенравный характер.

— Мне нужна свобода! — Роксана поднялась с шелковой подушки и стала прохаживаться возле бассейна. — Я могу делать переводы для Александра, рисовать карты, учить мальчишек верховой езде и стрельбе из лука. Ты сам говорил мне, что царь перегружен делами. Я с радостью готова выполнить любую порученную им работу, но не в силах просто сидеть здесь и ничего не делать. Жены Пора как-то посвятили целый день выбору нового цвета для царской бороды, однако когда дошло до дела, все оказалось бессмысленным, поскольку они не посмели предложить ему покрасить бороду в этот цвет!

В больших глазах Роксаны застыла мольба. Она была одета в женский наряд, принятый при дворе Пора. Ткань ее одеяний была столь тонкой и плотно прилегающей, что в чреслах Птолемея стал разгораться огонь желания. Эти одежды были мягкого голубого цвета, напоминавшего о голубизне средиземноморского неба. Ее живот, ступни и щиколотки были обнажены, а ногти выкрашены на индийский манер. Драгоценностей на ней не было, если не считать сережек кованого золота и большого сапфирового кулона.

Птолемею пришлось переменить положение, чтобы снять охватившее его напряжение.

— Я не могу ничего обещать, поскольку он никогда не меняет своих решений. Тебе хорошо известно, что его практически невозможно уговорить. — Он встал. — Настроение Александра может измениться, но нам придется подождать, когда это случится.

— В одном я готова согласиться с вашими македонцами. Люди в этой стране слишком изнеженны и пресыщены. Я с удовольствием отправилась бы в Персию или даже в Аравию. — Она встала на колени перед бассейном и опустила руку в чистую воду. Серебристая рыбка метнулась прочь, чтобы скрыться среди водяных лилий. — А тебе известно, что случилось с вдовами индийцев, погибших у Джелума?

Птолемей пожал плечами.

— Они сгорели заживо, принеся себя в жертву на погребальных кострах своих мужей. Об этом мне рассказал Каланус. Этот страшный обычай называется у них сати. Так куда же привел нас наш повелитель, Птолемей? — Вода стекала по пальцам Роксаны, а она уставилась на свою пустую ладонь. — Наши победы похожи вот на это. Мы проливаем здесь кровь, но пройдет совсем немного времени, и даже ветер не вспомнит о том, что мы здесь были.


* * * | Мой нежный завоеватель | * * *